Он позволил крохотным капелькам проникнуть в его черную душу и посеять рассаду тепла и добра, превращая его извращенный разум в светлый и отчищенный от зла и ненависти. На это способна любовь? Или бог просто повстречал девушку, которая не испугалась его, девушку, которая поцеловала его, манила его и заставляла дрожать от собственного холода в страхе потерять свою маску, которую он годами старательно лепил подобно величайшему мастеру. И теперь, когда результат на лицо, в какие-то легкие мгновения эта маска даёт трещину обнажая человека, желающего любви. Или монстра, коим он родился.
© Loki


сюжет | список персонажей | внешности | поиск по фандому | акции | гостевая |

правила | F.A.Q |

Эта история далеких веков, забытых цивилизаций и древних народов. Мир, полный приключений и опасностей. Жестокие войны и восстания, великие правители и завоеватели, легенды и мифы, любовь и ненависть, дружба и предательство... Здесь обыкновенный смертный, со всеми своими слабостями и недостатками, способен на захватывающий дух героизм, на благородство и самопожертвование, которые неведомы ни богам, ни другим живым существам. Это история беспримерного мужества, почти самоубийственной отваги, это история, где нет пределов достижимого...

Древний мир героев и богов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Древний мир героев и богов » Взгляд в прошлое » «Костры в ночи»


«Костры в ночи»

Сообщений 21 страница 23 из 23

1

[AVA]http://funkyimg.com/i/FmWT.png[/AVA]
http://funkyimg.com/i/FnqA.gif
Действующие лица: Annuk и Loki
Время событий: полгода назад
Место действия: о. Тира, Греция
События:

Этой ночью всё неправильно и всё наперекосяк, и лишний нюанс уже никого не волнует. Как насчёт, свалившегося с неба Бога, неведомо за какие грехи опять, высланного из родного края? Или слепой девушки, стоящей на вершине холма, чтобы «увидеть» огнённый дождь, о котором судачит каждый уважающий себя пророк? Если и этого недостаточно вообразите последний день лета, мирно протекающий где-то на острове в синем-синем море и одну единственную, такую странную встречу. Этой ночью мир поразительно молод, а обещания войны ещё только витают в раскалённом солнцем воздухе. Но пока об этом никто ничего не знает.

+1

21

Elador – Journey Across the Sea

Где-то за стеной собственных амбиций и притязаний он ведь мог найти счастье и вероятней всего способен был любить. Локи пылающий страстью к загадкам, стал загадкой для самого себя. Иногда, казалось, перед ним стояла белая пелена, сквозь которую бог не мог ничего увидеть, подобно девушке, что сейчас находилась рядом с ним. Но это другого рода пелена, она отравляет душу и разум, заставляет отвратительно поступать без капли сожаления. И в моменты, когда наваждение уходит ты понимаешь, что никакая пелена в этом не виновата, что это всё был ты. Каждый поступок был совершен именно тобой, и ты этого хотел. Локи с самого детства боролся со своим я, старался перебороть себя, быть таким же, как все, чтобы влиться в общество и прекратить быть изгоем. Мать верила в него, хотелось, чтобы и отец гордился. Но где-то между попытками вписаться к людям, которые оказались ему чужими, Локи срывался.
Раскаленным огнём сердце полыхало. Сильней, чем когда-либо. Сильнее чем, когда он предавал, ненавидел и боялся. Сильней всего, что ему приходилось когда-либо испытывать. Локи вывернул себя и свою душу наизнанку, несмотря на то, что планировал вывернуть наизнанку этот мир. Её касания придавали существованию новые оттенки, а давно заглохшим ощущениям неизведанные пристрастия. В мозгу злобного бога возникали желания иного рода. Мировое господство, абсолютная власть, преклонение… то, чего он хотел и так старательно добивался подвигалось рядом с этим странным необузданным чувством. Разум накрывало волной чувств. Сердце побеждало в тяжелой битве и сокрушало мозг могущественного хитреца. Поцелуй, показавшийся трикстеру приятной вечностью, а когда окончился её рука по-прежнему оставалось на его шее. Зеленые глаза бога впивались в гречанку, словно он желал одним лишь взглядом даровать Аннук прозрение. А потом наваждение спало, девушка отстранилась. Еще маленький шаг и пятки прекрасной угодили бы в остывающий костёр. Локи ухватил её за запястье, не дав сделать этот неосмотрительный шаг.
Локи, чего ты хочешь? – произнесла она. «Тебя?» - спросил сам себя изгнанник. Нежность и странная теплота в груди, именуемая чувством наступала и пробивала ледяную бронь с каждой секундой и то, что трикстер так рьяно презирал напевало на ухо о том, что он наивный глупец.
- Чего я хочу? – переспросил трикстер, смакуя каждое слово, пытаясь избавиться от наваждения. Он знал, что девушка его не видит, но все равно избегал. Проще было думать, что она появилась на его пути, как маленькая преграда, что способна помешать ему идти к своей заветной цели. – Слишком многого для обычного человека.
Локи внимательно взглянул на гречанку, затем улыбнулся.
- К счастью, я не обычный человек.
Изгнанник подошел к краю пещеры. Отсюда открывался великолепный вид. Если бы Аннук только видела… Он мог смотреть вдаль, а за его спиной рушились миры. Способен ли он на любовь? Имеет ли на нее право? Локи сам не знал. Но одно понимал точно. Любви он не хотел.
Трикстер развернулся.
- А чего хочешь ты? – скандинавский бог прищурился, внимательно наблюдая за реакцией гречанки. Она оказалась заложницей обстоятельств, загнанная в угол с самым опасным созданием в мире и не может выйти, ибо он стоит у входа и выхода. Он почувствовал вкус её губ и желал коснуться души.
Костёр практически погас. Гости пещеры совсем о нём забыл. Локи зашел за спину Аннук, едва цепляясь сырых стен. Он коснулся руками её озябших плеч. Девушка вздрогнула. – Тебе холодно, но ведь ночь здесь тепла. Страх холодит тебе кровь. Ты боишься меня?
Лжец выдержал небольшую паузу, ладони его плавно сползли с плеч по рукам девушки.
- Я холоден. Я знаю, но тебе не стоит меня боятся. Не сейчас, - добавил он. Бог обмана по-прежнему стоял за её спиной, но больше не будоражил её ладони своими прикосновениями. – Позволь я тебе кое-что покажу?
Локи оставался позади, кончиками пальцев он коснулся висков девушки.
- Закрой глаза, - вслед за Аннук трикстер сделал тоже. Легкий импульс магии, что связал их разумы воедино позволил ментально переместить их в другие миры. Сейчас Аннук вместе с Локи путешествовала в закромах его памяти по тем местам во вселенной, которые он видел и счел самыми прекрасными. А в красоте трикстер еще с юности разбирался лучше других. Он научился понимать природу, видел красоту даже в замерзшем ручье или опавшем листе. Фригг говорила, что у него добрая душа и никто не способен видеть мир, так как видит его бог, которому даровали звание лжеца. И ожидали, что он с радостью примет это клеймо. – Теперь можешь открывать. Только не оборачивайся.
Ментальные игры, реализация воспоминаний и небольшое влияние на мозг самой Аннук. С помощью своей магии Локи дал возможность гречанке увидеть то, что некогда видел он. Их тела оставались в пещере. Его холодные пальцы прилипли к виску красавицы, а разум обоих находился далеко от пещеры, от Греции и даже от самой Земли.
- Взгляни. Это синие прерии одного из девяти миров.
Больше Локи не произнес ни слова. Здесь он не держал Аннук. Она могла даже пройтись и ощутить наощупь синие мягкие травы. Где-то в них купались пушистые создание, похожи на земных котов. Ветра здесь не было и воздух казался совершенно другим. Локи попытался предать иллюзии из своих воспоминаний максимальной реалистичности, чтобы Аннук ощутила всё. Чуть погодя, маленький котик уже резвился у ног юной дочери солнца, а вдали виднелись яркие вспышки красных огней, будто тысячи маленьких светил взрывались одна за другой. Жаль за синими прериями царила война и разруха. Жители сами прикладывают руки к уничтожению своих миров.
Локи показалось, что Аннук хотела обернуться. Он резко отнял ладони от её висков и вместе они вернулись в реальность. Для создания столь мощной и осязаемой иллюзии на двоих у Локи ушло много сил, ведь он почти буквально перенес девушку туда. Трикстер сам не заметил, как пошатнулся от легкого головокружения, отступил на шаг и резко приземлился на землю, придерживая голову. Ему хватило всего долю минуты, чтобы прийти в себя. Бог лжи провел ладонью над тлеющими углями, костёр запылал с новой силой. Локи медленно встал.
- Я могу вернуть тебе зрение.
Скандинавский бог смотрел на гречанку, сам не отдавая себе отчета в том, что творит.
- Если ты этого хочешь, - прошептал лжец, находясь совсем рядом. Если она захочет. Сам Локи этого не желал, иначе она увидит того монстра, которого в нём видят все. Локи боялся, что, открыв глаза Аннук узрит перед собой чудовище, коим он и являлся. Зеленые глаза смотрели на девушку пристально, тонкие губы сжались в ожидании ответа. Трикстер был серьезен, ибо возможно через мгновение он потеряет каплю тепла, что начинала сочиться по его холодным венам. Он не хотел, чтобы красавица увидела его, но его ядовитая душа желала, чтобы Аннук убежала прочь, разглядев в нём монстра. Тогда он вновь обретет свободу. Раньше его тяготила любовь к матери. Теперь его останавливает тепло, вонзившееся в кожу именно в этой пещере. Обволакивающее, отравляющее злобные мысли, жгучее и умиротворяющее. Это так не подходит ему.
Молчание затянулось слишком долго. Трикстер отвел взгляд, собирая в кулак свою ярость, но не удержал. Он нервничал, а нервничать Локи не любил.
- Отвечай!

+3

22

Сколько Аннук себя помнила, она всегда верила, что всё в жизни происходит со смыслом, а, следовательно, отчасти предрешено. Эта точка зрения не явилась бы столь удивительной в среде обычных, консервативных греков с их мойрами, богами и прочими вещами, относившимися к разряду мистически необъяснимых. Но ходила по узкой грани того, чтобы быть названной революционной, когда речь шла о среде уличных артистов. Последние не отрицали ничего из упомянутого. Однако будучи народом свободолюбивым и категоричным, не признавали  постороннего вмешательства в собственную судьбу. Мировоззрение этих людей выражалось тремя законами. Все пути не изведаны. Решения сиюминутны. А удача приходит лишь к тем, кто не забывает - только он сам отвечает за свою жизнь.
В то же время, именно уличные артисты особенно ревниво относились к всевозможным ритуалам. Было ли то угощение для лесных нимф, которое раскладывали под деревьями, на новом месте привала, или молитвы богам, воспринимаемые не иначе, как великое таинство.
Аннук редко делилась, с кем бы то ни было, своими соображениями, но, если подобное и случалось, реакция всегда была одинаковой.
Одним из людей, который сильнее остальных не выносил этой темы, был Тарик. Тысячу раз циркач втолковывал собственной протеже, моментами скатываясь в яростные тирады, что за себя отвечает только она сама. Что до судьбы? Если таковая и существовала, она весьма странно ведет её по жизни. Он припоминал смерть отца, буравя циркачку глазами из-под густых бровей. После доказывал, что коли встреча с Ру написана ей на роду, то значит и судьба у неё дура и Аннук ничуть не лучше. В такие моменты объяснять было бесполезно, и даже зная это, подобные разговоры частенько заканчивались ссорами, и ни одна из сторон не желала уступать. И сколько бы ни пыталась Аннук разъяснить, что говорила совсем об ином - никогда не получалось. Тем не менее, даже сейчас она по-прежнему оставалась при своем.
Аннук верила, чтобы с ней не происходило, хорошее-плохое, однажды и в этом обязательно найдётся смысл. Быть может, она отыщет его и во встрече с Локи. Однажды.
Трикстер повторил вопрос, и гречанка кивнула. Ей было важно чтобы он понимал, как бы далеко не увела её мысль, она по-прежнему рядом и прислушивается к его речам. И это было действительно так. Уже не впервые Аннук ловила себя на том, что старается не пропустить ни одного слова Локи. То обстоятельство, что мужчину нельзя было назвать особенно словоохотливым, а её чувства по отношению к нему менялись за вечер, по меньшей мере, миллион раз, превращали это занятие в подобие игры. Как будто он был владельцем некоего секрета, который нужно во, чтобы то ни стало разгадать до наступления утра. До того, как магия ночи отступит на задний план, и небо расцветёт яркими красками. Тогда все происходящее предстанет под новым углом и в лучшем случае покажется коротким помешательством.
- А чего хочешь ты?
Прежде, чем ответить она вновь обернулась к огню и несколько раз моргнула, нащупывая нить прервавшейся беседы. Какой нелепой она должна была бы ей показаться!
- Зато я обычный человек, - произнесла девушка, после длительного молчания. Жар от костра не добирался до места, где она стояла, и понадобилось сделать несколько маленьких шажков вперед, в поисках тепла. Но как бы близко она не подходила, ничего не менялось - и понятия не имею чего хочу.
Ощутив прикосновения бога, поверх рукавов платья, Аннук прикрыла глаза. Жест был настолько естественным, что ей и в голову не пришло отстраниться или как-то прервать короткое объятие. Вместо этого она наклонила голову, выгибая тёмную от загара шею, и улыбнулась уголками губ в ответ на следующий вопрос.
- Локи, ты даже не представляешь скольких вещей я боюсь. - С щек скатывались затухающие блики костра и лицо казалось разбитой маской с черными провалами глазниц и обведенным красной чертой подбородком, - Боюсь, что никогда не прозрею. Знаешь, как это жутко каждое утро просыпаться и видеть, что ничего не изменилось? Когда я была ребенком, то боялась темноты, как и все дети, но пугал не мрак, а то, что он прячет. Ведь если долго держать глаза закрытыми рано или поздно начинает казаться, что тебя окружают призраки. Они таятся по углам и ждут момента, чтобы напасть. Раньше, я точно знала - это только фантазии, но сейчас иногда бывает сложно внушить себе, что это выдумка. Прозреть я тоже боюсь. Что если за то время, пока я не видела мир, он изменился в худшую сторону? Не лучше ли оставить всё как есть и жить воспоминаниями о хорошем, вместо того, чтобы разочаровываться? Но больше всего я боюсь, что когда встречу человека, которого ищу, то не узнаю, а он узнает, но пройдёт мимо.
Ладони мужчины скользнули по предплечьям и Аннук дёрнулась. Впервые за очень долгое время, а может быть, в самом деле, впервые она рассказала о волнующих её вещах и теперь пугалась этой откровенности.
Но тебе не стоит меня боятся. Не сейчас, - неверно истолковав её поведение, Локи отстранился, но она по-прежнему ощущала на шее ветерок его дыхания.
- Ты все слышал. У меня есть сколько угодно страхов, мои карманы набиты ими, как яблоками, но для тебя нет ни одного. Локи, кем бы ты ни был, ты не внушаешь мне и тени страха. Здесь другое.
Она сказала это и поняла, что в действительности все так и было. Момент их встречи отдалился как будто на многие месяцы назад, и сегодняшняя ночь тянулась бесконечно. Первый испуг, остатки сиреневого порошка, забивающегося в мелкие ранки на коже, люди на холме, запах жженых тряпок и волос, долгий путь в гору, шум моря, знакомая пустота грота... - это было очень-очень давно.
Когда пальцы Локи запутались в кудри у висков Аннук пропала. Она  зажмурилась в ответ на просьбу и прижалась спиной к его груди, готовая ко всему чему угодно и свято уверенная, что ничего страшного произойти не может.
Духота пещеры и шум прибоя, бьющегося о скалы, отдалились. Сначала они зазвучали тише, а потом окончательно истёрлись, подменяясь чем-то новым и пока еще непонятным.
Еще до того, как услышать разрешение Аннук распахнула глаза.
Огромное поле с зеленовато-синей травой протянулась вперед до линии горизонта. Длинные и тонкие, похожие на перья стебли, плотно прилегали друг к другу и создавалось впечатление будто на земле сидят бесчисленные стаи молчаливых птиц и, задрав хвосты к небу цвета апатита - камня-покровителя лжецов, чего-то ждут. Голос бога не оставлял её ни на миг. Девять миров. Аннук разжала кулак и запустила пальцы в переплетение высоких белых цветков, ютившихся под ногами, и похожими на маленькие звёздочки. Цветы были холодными на ощупь, и как только тёплый воздух коснулся острых лепестков, рассыпались, оседая на траву прозрачной пыльцой.
Что-то ткнулось под коленку и Аннук увидела симпатичного маленького зверька с кошачьей мордочкой и острыми зубами. Зверь покрутился рядом, глядя сквозь чужаков, и бесшумно исчез в переплетениях трав. В небо взметнулась птица с яркими крыльями в красной окантовке. Плавно двигаясь по небу, она зависала на мгновение и опять, подхваченная невидимым вихрем отлетала назад.
Восторг, переполнявший Аннук сменился тоской. Как будто она заглянула в бездонный колодец, который хозяин вод наполнил красивыми картинами и образами, устав от векового одиночества и мечтая лишь о человеческом тепле. Циркачка оступилась в намерении прижаться еще ближе к богу, но Локи оказался проворней. Миражи потускнели, словно на рисунок пролили воду, и они опять оказались в пещере. Взор подёрнулся уютной чернотой.
Несмотря на то, что Аннук с первой секунды морока поняла, что это лишь ведение, в последний момент ей страшно захотелось поймать краски за воротник и вернуть на место. Не вышло. Локи за её спиной пошатнулся и отпрянул, пришлось отлепиться от него, и самой чуть не соскользнуть в костер.
Пламя вспыхнуло и пещера опять наполнилась запахами горящих бревен и сырости, но она заметил это каким-то шестым чувством, а когда заметила решила не обращать внимания. Сейчас было важно что-то понять, разобраться с чем-то, но мысль шариком каталась в пустом мозгу и отскакивала от стен ничего не тревожа.
- Красиво. Это было очень красиво, - она не стала добавлять, что к тому же это было и неуловимо страшно. Она вряд ли когда-нибудь захотела бы увидеть тот синий мир  с красной оболочкой опять. Тёплая Греция, пусть и невидимая, была роднее, - и ужасно одиноко.
- Я могу вернуть тебе зрение. Если ты этого хочешь, - Локи опять оказался поблизости. Кажется он получал удовольствие от постоянного движения. Или ему просто нравилось подкрадываться. Аннук обернулась и уставилась прямо перед собой.
- Отвечай! – в голосе бога слышалось нетерпение. Понимал ли Локки насколько жестокими были его слова? Если да – значит Аннук опять ошиблась в своих симпатиях, а если нет? От этого тоже не становилось лучше. Руки циркачки поднялись к поясу, и очертили воспоминания о лице трикстера. Тонкий нос и широко распахнутые дуги бровей, вот в сущности все, что ей было известно об этом странном человеке. Человеке ли? Ей больше не хотелось об этом думать.
Циркачке пришлось дважды дотронуться до пустоты прежде, чем пальцы наткнулись на кожаный рукав одеяния лжеца.
- Пойдём, - Аннук положила свою кисть поверх руки мужчины и переплела свои пальцы с его, - скоро рассвет. А до этого мы должны услышать огненный дождь.
Вода низко рокотала и словно гигантская змея по капле вползала обратно в море. Слепая осторожно шагала вперед, выбирая дорогу на ощупь среди камней и скользких мхов. Справа бурой тенью двигался огромный пёс. Иногда она оступалась или надолго замирала, давая памяти время для того чтобы восстановить картину пещеры, но вскоре опять начинала идти. Не сомневалась, выход рано или поздно найдётся, самым важным было  другое - ни за что не отпускать его руки.

+3

23

Он не тот, кто должен быть рядом, или будет рядом, но Локи тот, кто готов был свершить одно маленькое чудо для небольшого человека. Небольшого, но значимого. Локи решил переступить через себя, он мог подарить девушке зрение таким образом открыться полностью. Он знал, что глаза человека при желании могут видеть гораздо больше, чем о том думает объект созерцания. Трикстер боялся, а чего? Его никогда не пугала тюрьма, он не боялся гнева отца, не страшился врагов, ведь знал, что в хитрости и уме превосходит большинство из них. А с теми, кто, по его мнению, могут составить конкуренцию бог лжи старается либо не пересекаться, либо не играть против них. Но сейчас он боялся и ожидание ответа девушки казалось ему томительной вечностью, несмотря на то, что его желанием было отыскать заветное бессмертие. Аннук могла увидеть в нём монстра, того кем он является и кем себя сейчас не ощущает. Локи считал, что слепота девушки даёт чувствовать его себя в безопасности. Он позволил крохотным капелькам проникнуть в его черную душу и посеять рассаду тепла и добра, превращая его извращенный разум в светлый и отчищенный от зла и ненависти. На это способна любовь? Или бог просто повстречал девушку, которая не испугалась его, девушку, которая поцеловала его, манила его и заставляла дрожать от собственного холода в страхе потерять свою маску, которую он годами старательно лепил подобно величайшему мастеру. И теперь, когда результат на лицо, в какие-то легкие мгновения эта маска даёт трещину обнажая человека, желающего любви. Или монстра, коим он родился.
Трикстер был весь напряжен и вместо ответа последовало:
- Пойдём, - бог лжи не многое смыслил в чувствах, но этого достаточно, чтобы понять, что его предложение Аннук не приняла. Она протянула теплую ладонь в поисках его и когда их пальцы переплелись Локи внимательно взглянул на неё с теплотой во взгляде и улыбкой на лице. - скоро рассвет. А до этого мы должны услышать огненный дождь.
«Я уже его слышу», - подумал Локи, ведь в душе он ощущал именно это. Аннук посеяла в нём искру, и она никогда не пропадёт.
Циркачка вела его к выходу из пещеры. Он следовал рядом с ней и оставался безмолвным. Не хотелось ни о чем думать, или рассуждать. В кои то веки он забыл о том, что такое составление планов и как это проживать вечность продумывая каждый шаг, вплоть до расчетов любых вариантов с неудачами. Наверное, вот как живут люди. Их головы не забиты всем этим, они просто живут и наслаждаются жизнью благодаря любви и близким, путешествиям и песням. Это наблюдалось в каждом мире, но ни в одном Локи не удавалось этого ощутить до теперешнего момента. Небольшая капля, но она того стоила. Спокойствие и умиротворение. Аннук осторожно ступала и бог лжи, не отпуская её руки поддерживал, чтобы она не оступилась. В этот раз он не стал её ругать, просто был рядом до тех пор, пока они не добрались до выхода из пещеры. Свежий ветер заиграл в волосах девушки. Локи всмотрелся вдаль, откуда должно было взойти солнце и озарить мир ярким светом, внизу зашевелятся люди и вокруг станет чуточку шумней. Но это не отменяло того, как прекрасен сейчас был звездопад. Огненные светила исполосовали черное полотно одна за другой, словно художник создавал мимолетные мазки блестящей краской. А потом видения исчезали. Трикстер безмолвно стоял. Он посмотрел на Аннук и понимал, что она не видела этого, но знает. «Смог бы любить тебя, но я монстр», - подумал бог лжи. И только солнце первыми лучами коснулось горизонта, Локи произнес:
- Ты сожгла моё сердце, Лисёнок.
С этими словами принц Асгарда исчез, будто и не было его вовсе. Ускользнул благодаря своим магическим уловкам, оставляя Аннук лишь эти слова и память о прикосновении, которое он набрался смелости прервать.

+3


Вы здесь » Древний мир героев и богов » Взгляд в прошлое » «Костры в ночи»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC