Отец вырастил настоящего воина и по всей Руси шла молва, что нет мечника лучше Кощея. И боги светлые его опасались. Отца - за суровый и огненный характер, за его силу несметную. А сына Чернобога за холодный ум и умение искусно владеть мечом. В единоборства с темными редко кто вступал, даже боги светлые предпочитали воевать с ними массами, чем один на один. Но когда дело доходило до поединка между отцом и сыном ради разрядки и тренировки для отвода скуки, то гремели клинки и сталь горела. Отец многому обучил Кощея, но остальному он уже учился сам, таким образом оттачивал мастерство. [читать дальше]
Эта история далеких веков, забытых цивилизаций и древних народов. Мир, полный приключений и опасностей. Жестокие войны и восстания, великие правители и завоеватели, легенды и мифы, любовь и ненависть, дружба и предательство... Здесь обыкновенный смертный, со всеми своими слабостями и недостатками, способен на захватывающий дух героизм, на благородство и самопожертвование, которые неведомы ни богам, ни другим живым существам. Это история беспримерного мужества, почти самоубийственной отваги, это история, где нет пределов достижимого...
annukxenarumina

Древний мир героев и богов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Древний мир героев и богов » Сюжетная линия » Тяжелые времена


Тяжелые времена

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.pinimg.com/originals/7b/95/25/7b9525d22f12ea89ce8998422b6270d1.gif
Действующие лица: Чернобог и Лада
Место действия: Нафплион (столица нома Арголида), Греция
События:

Жителей Нафплиона сковал страх: появилась внезапно, словно из ниоткуда, болезнь тяжелая, неведомая врачам. Царь Нафплиона ничего поделать с происходящим не может. Кто-то спешно покидает город, кто-то остается, надеясь если не спасти людей, то хотя бы облегчить их страдания. А кто-то готов выступить против царя, обвинив его во всех смертных грехах.
Ситуация в столице Арголиды не самая лучшая. Однако именно здесь произойдет встреча двух славянских богов, за которой последует целая череда событий, больших и маленьких...

+1

2

Медные облака, багровые от заката, неторопливо плыли по небу, и на одной скорости с ними в ворота Нафплиона въезжал человек, закутанный, несмотря на жару, в черный плащ. Лицо до самых бровей скрывал капюшон, но телосложение и воинское облачение выдавало мужчину - если бы кто-то вдруг решил озадачиться полом путешественника. Но горожанам было откровенно наплевать на него и на всех остальных гостей, чему служили подтверждением распахнутые настежь створки ворот. Кажется, упади на землю небо, что резало глаз яркой лазурью, - и то бы не заметили. Это было на руку Чернобогу: пока солнце не зашло, он предпочитал не обнаруживать себя без повода. Уязвимость перед светом не делала его смертным, но притупляла способность к регенерации и просто отзывалась болью в висках - неприятные, надо сказать, ощущения. Но даже они меркли перед накрывшей столицу Арголиды бедой, чье имя опасались произносить вслух - еще приманишь в свой дом.
В Нафплионе было тихо. Чересчур тихо для многолюдного города - жители попрятались за закрытыми ставнями в надежде, что напасть обойдет их стороной. Чернобог усмехнулся: глупые. Холера, направленная его рукой, никогда не сбивалась с курса. Как и чума, оспа, малярия. В каждой стране их называли иначе, но симптомы передавались из уст в уста с востока на запад, помогая врачам ставить диагноз. Напрасный в большинстве случаев - боги сразу помечали тех, чья жизнь оборвется с закатом. Вопрос лишь в том, с каким по счету.
Нередко Чернобога провожали проклятья людей, потерявших близких, и душераздирающий крик "за что?" еще долго висел в воздухе, распугивая птиц в кронах деревьев. Божество лишь пожимало плечами: а почему посеянная рожь всходит, почему снег собирается на вершинах гор, отчего реки несут свои воды от истока к устью, а не наоборот? Смерть являлась частью привычного круговорота вещей, спорить с ней бесполезно, пытаться задобрить подношениями - тоже. Из перистилей храмов, мимо которых проезжал мужчина, тянулся дымок-мольба, но боги не вмешиваются в дела своих "коллег". Арголида обречена: за право испытать души греков Чернобог отдал Посейдону один из кораблей с русичами и викингами, везущий товары из Хатры. Собственно, славян в команде насчитывалось всего трое, но покровителю морей об этом знать не полагалось.
А испытать было что. Наслушавшись эпосов о древнегреческих героях, Чернобог не мог не воспользоваться шансом проверить, так ли правдивы аэды. Не долго думая, он отравил воду, и через несколько дней Нафплион накрыла  эпидемия. Люди оббивали пороги аптек с жалобами на боль в животе, судороги в ногах, головокружение, и лекари сбились с ног, отыскивая вакцину. Ее не существовало, поэтому арголидцы умирали один за другим. Смертность день ото дня росла, обрастая самыми невероятными предположениями ("досталось" и олимпийцам, хотя они - в кои-то веки! - руку к этой каре не прикладывали). Телеги с умершими беспрестанно курсировали по улицам, одна из них как раз попалась навстречу Чернобогу. Равнодушно скользнув взглядом по желтовато-бледной руке, выпавшей из-под рогожи, он спешился и свернул в переулок. Где-то здесь стоял нужный ему дом, под крышей которого доживало свой век одно из тех героических сердец, что заинтересовали темного владыку.

Отредактировано Chernobog (2018-06-24 20:58:33)

+2

3

Когда странница только-только прибыла в Нафплион, улицы города были полны народом, людьми от мала до велика. Каждый занимался своим делом, и никто тогда не обратил на неё внимания - что было на руку, если быть честной с самой собой, потому что после того инцидента, когда во Фракии столкнулась с аспидами, понимала, что нужно на данный момент оказаться как можно дальше от границ с родной землей, на которой до сих пор идет жестокая кровопролитная война, что уничтожает любого неспособного постоять за себя, будь то человек или даже бог.
Но сейчас... Сейчас улицы были пусты. Царила по-настоящему гробовая тишина - люди прячутся по домам в надежде спастись от того бедствия, что настигло их, хотя всё равно находились смельчаки, которые на свой страх и риск выходили из убежищ и продолжали заниматься своей работой.

Ладу нельзя было отнести ни к тем, ни к другим. Она не боялась подхватить болезнь, от которой погибали десятки и сотни людей. Но она, возможно, была ближе к людям, чем её братья, потому понятнее ей были печали и горести смертных, потому ей более хотелось помогать им - просто так, не прося ничего взамен, радуясь даже простым словам благодарности и улыбкам, появляющимся на лицах чужих. Боялась не за себя, но за других. Как следствие, ничего удивительного в том, что наряду с другими целителями и лекарями города помогала гражданам если не излечиться от болезни, то хотя бы замедлить развитие, не было.
Проблема была в другом. Во время остановок в других городах истории о злых колдунах и волшебниках, конечно, не являются самыми популярными историями, рассказываемыми для устрашения местного населения, но всё же остаются в человеческой памяти надолго, да и богов своих греки не особо жалуют из-за продолжительной войны, которой пока истинного конца не видать. По этой причине раскрывать свою сущность не спешила - не хотела навлечь на свою голову гнев народный. Ну, и просто не хотела, чтобы воспринимали её как высшее существо, хотела, чтобы считали скорее другом и верным помощником.

Однако нашелся человек, которому всё-таки можно было помочь при помощи магии. Гелиодор - так звали этого человека - был одним из сыновей известного героя Ликимния и желал, подобно отцу своему да Гераклу, которым искренне восхищался, помогать людям и защищать слабых. Он уже успел совершить несколько подвигов, однако затем, как говорится, оказался не в то время и не в том месте, в результате тоже "попав под раздачу". Богине было жаль этого молодого человека - он еще юн, красив, умен, безумно любит и жизнь, и людей. Когда стало понятно, что он оказался поражен той же болезнью, что и остальные, не плакал, не сетовал на то, что вскоре уйдет в мир иной, хотя его реакция была всё же весьма импульсивна - долго и упорно пытался уговорить свою новую знакомую, которой предоставил крышу над головой, пищу и воду, переехать в другой дом, чтобы не заразилась, или вообще поехать в другой город, чтобы не подвергала себя риску. И когда выяснилось, что не является человеком, не прогнал, не начал на повышенных тонах спрашивать, почему молчала столько времени и почему не может помочь всем жителям города - сам прекрасно понимал, что помочь всем невозможно, к тому же многие не захотят принимать помощь от божества. Лишь тяжело вздохнул и разрешил остаться в доме, сказав затем, чтобы, несмотря на магические способности, осторожно обращалась с водой, что заставило в ответ слабо улыбнуться.

Дочь Сварога при помощи магии очищала воду, которой затем поила Гелиодора, что жил в своем доме до болезни в гордом одиночестве, и других людей, готовила целебные отвары, хотя в голове крутилась мысль, подтвердившаяся затем практически, что исцелить от этой болезни невозможно, и люди просто-напросто медленно, но верно погибают, и с этим ничего не поделать. В то же время не желала врать людям, потому никогда не говорила, что всё будет хорошо, что вся эта история разрешится благополучно, что случится наконец-то чудо, которое все ожидают, лишь молчит и изредка то ласково взъерошит волосы ребятишкам и на прощание поцелует их в лоб, словно это её собственные дети, то внимательно выслушает рассказы стариков да поведает им о своей родине, то улыбнется тем, кто по логике вещей должен быть её ровесниками, и доброе слово им скажет.
Она делала всё, что могла сделать в данной ситуации. Она не целитель. Её предназначение - дарить людям тепло, свет и радость, дарить всему живому надежду. И, наверное, ей удавалось это сделать даже сейчас, во время эпидемии в Нафплионе, только не осознавала этого в полной мере.

Славянка сидела на кровати рядом с Гелиодором - бледный, серо-зеленые глаза потускнели настолько, что трудно определить их настоящий цвет, волосы спутаны, хотя каждый день пытается привести их в порядок, но на лице его слабая улыбка (что именно он думает, когда смотрит на неё, не ведает, и, может, это даже к лучшему) - и меняла так называемый компресс на голове, когда в дверь постучали. Обменялась взглядами с больным, как бы задавая немой вопрос, открывать дверь нежданным гостям или не стоит, но затем, получив одобрительный кивок, встала с кровати и направилась в сторону двери, которую поспешила открыть...
И мысленно несколько раз захлопнула. Лишь однажды ей приходилось видеть в лицо того, с кем сражались её братья многие тысячелетия назад, однако запомнила облик покровителя Нави на всю оставшуюся жизнь. Иметь с ним дело не хотелось, потому что Чернобога в глубине души боялась, но в то же время нашло место в её сердце желание понять того, кто сражается на другой стороне - у всего есть начало, у каждого поступка есть причина, кто бы что ни говорил.
- Доброго тебе дня, - говорит тихо, старается скрыть свой испуг, пусть и безуспешно, но не торопится как закрывать дверь перед носом мужчины, так и открывать дверь нараспашку, давая понять, что рада видеть его, ибо тогда бы соврала. Соблюдает все правила гостеприимства, так как настоящий хозяин дома встать с кровати из-за состояния своего не может. Женщина не скрывает своей личности - он и так всё знает, так что прятаться смысла нет. Есть только вопрос, который наверняка посетил сейчас и его голову. Вопрос, который поспешила озвучить, но не полностью, - Какими судьбами тебя сюда занесло?..

"Ты ведь должен быть на Руси. Или ты решил пойти другим путем?.."

Отредактировано Lada (2018-08-01 14:45:18)

+3

4

Уже занеся руку над дверью, Чернобог зорко оглядел переулок. В дальнем его конце лежала куча тряпья, по очертаниям в ней угадывался человек - мертвый или живой, бога мало заботило. Чуть поодаль сидела старуха, устремив взгляд в одну точку, вокруг нее вертелась тощая собачонка. Махнув хвостом при виде незнакомца, она яростно зачесалась. За исключением этих трех существ, никто не мог помешать мужчине, да и они - едва ли. Ухмыльнувшись, Чернобог поправил перевязь и откинул капюшон: сильные личности всегда встречают смерть лицом к лицу. Строго говоря, привилегия лишать жизни издавна закрепилась за Мореной, но для Владыки тьмы это была несущественная мелочь. Если он хотел убивать - убивал, и никто из коллег по пантеону не смел ему прекословить.
Легкие шаги сообщили Чернобогу, что стук услышан. Уже собираясь поприветствовать темноглазого грека с орлиным носом, типичного для этой местности, мужчина опешил, когда дверь распахнулась: на пороге чужого дома чужой страны стояла землячка. И не абы кто, а достаточно хорошо знакомая, пусть и виделись они мельком. Встречи такого рода в народе принято называть неслучайными, но именно Его Величество Случай обожал сталкивать противоположности лбами. Даже внешне славяне отличались, как день и ночь: хрупкая красавица Лада с косой пшеничного цвета, блестящими голубыми глазами и высокий, широкоплечий Чернобог, чьи волосы отливали в синеву, а взгляд темно-карих глаз соперничал остротой с кинжалом.
Похоже, девушка опешила не меньше него: мужчина явственно видел, как мечутся мысли в ее голове. Удивление, страх, скрытый напускной добротой вызов - божества Прави отнюдь не были так мягкотелы, как их рисовали в легендах. Русь нередко становилась объектом вожделения для захватчиков запада и востока, соответственно, покровители ее умели дать отпор не только красным словом, но и кое-чем посущественнее: топоры и ножи имелись в каждой избе, не говоря про мотыги и лопаты.
- Доброго дня? - переспросил Чернобог, и его грудной смех разнесся по перистилю. - Для меня-то он - добрее некуда, а вот тебе вряд ли по нраву положение дел в Нафплионе, - Лада боялась, но дверь перед носом не захлопнула (мужчины бы и не дал, однако смелость девушки отметил). - Но коль не шутишь - и тебе здравия желаю, Ясуня. Не думал увидеть тебя в Греции. Разочаровалась в русичах и решила податься к чужим богам? - едко поинтересовался он, пользуясь приглашением и переступая порог. - Хочешь, дам совет? - Чернобог сделал шаг к светловолосой. - Здесь много мародеров, не стоит впускать их в дом по первому требованию. Ты хоть и богиня, но на женскую красоту и боги падки, что говорить про смертных. Себя не защитишь и людям не поможешь. За этим же ты пришла в город? - Владыка тьмы склонился к уху Лады: - Я предусмотрел вариант с неожиданным героизмом. Магия не остановит эпидемию. Я заберу столько арголидцев, сколько сочту нужным, поэтому не трать время зря, - в голосе его прозвучала сталь. Резко выпрямившись, он развернулся на каблуках и направился к соседней комнате, где находился больной. Вопрос Лады нагнал его на полпути.
- О, это долгая история. Но если желаешь - расскажу, - на губах его заиграла легкая улыбка, не предвещавшая ничего хорошего. - После того, как познакомлюсь с Гелиодором. Представишь меня?

Отредактировано Chernobog (2018-08-01 20:53:55)

+3

5

Он еще и смеется... Хотя подобное приветствие было несколько неуместно. Как день может быть добрым там, где у людей в любой момент оборваться нить жизни, там, где не знаешь, сколько дней проживешь на белом свете, прежде чем отправишься в мир иной? То-то же. Потому реакция темного божества, если так посмотреть, была вполне естественной. И всё же это не могло не уколоть немного покровительницу весны, так как та в данный момент не могла веселиться и смеяться над подобными вещами - в голове её крутятся иные мысли, более серьезные и печальные.
Отвечать на колкое высказывание мужчины не было никакого желания, хотя в глубине души она всё равно радовалась тому, что встретилась с соотечественником, пусть и с таким и при таких обстоятельствах. Потому просто кивнула головой, мол, что поделать, раз пришел, заходи. Хотя...
- Я в русичах никогда не разочаровывалась, ты сам это прекрасно знаешь, - равно как и то, что слово отца для неё - закон. Может попытаться его оспорить, конечно, но одна из главных черт характера Сварога - решительность. Если решил что-то, то переубедить его будет если не невозможно, то очень сложно. И в данном случае переубедить его не удалось, за что теперь расплачивается годами странствий по чужбине. Нельзя, конечно, и сказать, что ей не нравилось изучать чужую культуру, традиции и обычаи, знакомиться с новыми людьми, однако ей всё равно хотелось увидеть родные края наяву, а не во сне.

Зато вот совет действительно был дельный. Сказан, правда, поздно, потому что одного такого индивидуума уже приходилось прогонять от греха подальше, но всё же стоило к этому совету прислушаться. Ибо на самом деле стоило быть более осторожной. Храбрость - это хорошо, но в союзе с мудростью и умением защитить себя и ближних в случае необходимости, а в последнем сомневалась порою, так как против одного опытного воина, может, и выстоит, но против трех-четырех без мелких заклинаний не справится, а привлекать к себе и к Гелиодору внимание не хотела от слова "совсем". Тогда ей будет гораздо тяжелее оказывать помощь простым людям - они не привыкли доверять тем, кто обладает магическим даром...
- Не совсем, - богиня, уже сделавшая несколько шагов назад, дабы незваный гость таки прошел в дом, и закрывшая за ним дверь осторожно, не спускала с него глаз. Её медленно, но верно начинали переполнять эмоции, и их было достаточно тяжело сдерживать... Однако сдерживать их удавалось, пусть во взгляде все эти эмоции и можно было прочитать. - Я прибыла сюда до эпидемии, а оставить людей и отправиться в другие земли не могла, - ответила ему совершенно честно. Наверное, это её самая большая проблема - честность с теми, с кем честным, пожалуй, быть не стоит... Однако она не может просто иначе. Она не хочет лгать, не хочет стоять напротив другого человека и говорить не то, что есть на самом деле, а то, что ему хочется услышать, потому что это неправильно. И какого-то особого сожаления по этому поводу не испытывала нисколько. Уж лучше поступать по совести, чем испытывать угрызения этой самой совести из-за того, что могла бы сделать или не сделать, всё тут зависит от ситуации.

И всё бы ничего, если бы потом не начали выясняться весьма интересные факты. От слов Чернобога глаза светловолосой стали медленно расширяться, а пальцы невольно сжались в кулаки. Можно было подумать, что еще чуть-чуть, и её эмоции накроют с головой, ибо никак не ожидала подобного поворота событий, никак не думала, что всё происходящее в Нафплионе - дело рук того, кто неоднократно досаждал её отцу, и братьям, и всем богам светлым... Но нет, не накроют. Женщина осторожно выпустила воздух из легких, прикрыла глаза, после чего снова всё своё внимание сконцентрировала на посетителе, сохраняя внешнее спокойствие - какими бы ужасными ни были его поступки, как ни страшна была беда, настигшая столицу Арголиды и её жителей, она просто не могла быть жестокой по отношению к ближнему. Даже к повелителю темных сил.
- Да, желаю, - голос звучал печально, однако он не был груб и резок, как это обычно бывает у простых смертных - Лада не позволяла себе никогда подобной роскоши. Кивнула головой, мелкими шагами направившись в ту же сторону, что и бог тьмы, и поравнявшись с ним, и добавила, - Конечно. Ему будет интересно встретиться с еще одним богом.
И ведь богиня ничуть не преувеличивает - Гелиодор просто не такой, как другие люди, и его представления о добре и зле, правде и лжи, скучном и интересном отличаются от представлений, которыми руководствуются те же его соотечественники. Об этом она знает не понаслышке.

Отредактировано Lada (2018-08-03 22:10:39)

+2

6

- Я в русичах никогда не разочаровывалась, ты сам это прекрасно знаешь, - дерзко ответила Лада, и Чернобог улыбнулся, на этот раз - по-доброму.
- Упрямая. Всегда была, - богиня напоминала ему бойкую синичку, нападающую на старую злобную ворону в попытке защитить птенцов от острого клюва и когтистых лап. - И смелая, раз пришла сюда в такое время, - Чернобог решал вопрос с людской неприязнью могуществом, а менее сильные боги, интересно, как справлялись? Уговорами, обещаниями али непрошенной помощью? "Как будто смертные полюбят за одно доброе дело, когда до этого видели исключительно злые", - циничная усмешка потерялась в бороде, вряд ли замеченная Ладой.
- Я прибыла до эпидемии, а оставить людей и отправиться в другие земли не могла, - честно ответила девушка, и бог кивнул:
- Похвальный поступок. Жаль - бессмысленный, - дразнить покровительницу весны было приятно. Под маской ее невозмутимости то и дело проскальзывали весьма любопытные эмоции, на которые в иное время Чернобог непременно бы обратил внимание. Хотя, что мешает ему так и поступить, когда Гелиодор отправится к праотцам? Надо же питать мозг чем-то интеллектуальным в перерыве между прямыми, так сказать, обязанностями.
Услышав про причастность Владыки к эпидемии, девушка сжала кулаки - Чернобог аж подобрался в предвкушении атаки. Но нет - выдохнула, прикрыла глаза и кротко сообщила, что готова выполнить просьбу, познакомить со знаменитым греком. Помедлив мгновение, за которое в голове начал зреть коварный план, мужчина шагнул вслед за Ясуней в основную часть дома, отделенную занавеской, чтобы входящие с улицы не видели больного. Там стояли кровать, табуретка, стол с кувшином, в углу находился очаг. На кровати лежал красивый юноша, и серость его кожи красноречивее слов говорила о недуге. Жизнь еще теплилась в ослабленном теле, но по подсчетам Чернобога оставалось ему недолго: день-два максимум. "И стоило ради этого тащиться в такую даль..." - скептически оглядев худые руки поверх расправленного (уж не стараниями ли Лады?) одеяла, бог заговорил.
- Значит, это ты у нас - новый Геркулес? Совершаешь подвиги, защищаешь угнетенных и несправедливо обиженных... - голос его звучал негромко, но резонировал отменно, ложась на грудь тяжелым Алатырь-камнем: ни вздохнуть, ни пошевелиться. - Молва о тебе далеко за пределы Арголиды разнеслась, Гелиодор, сын Ликимния.
- Приветствую тебя в своем скромном жилище, господин. Извини, подняться не могу - хворь намертво приковала к постели, кабы не помощница моя, - герой тепло взглянул на светловолосую, - говорить - и то не мог бы. Чем я могу помочь тебе? - несмотря на поведения Чернобога (а, может, именно поэтому), держался юноша вежливо и недовольства присутствием незваного гостя не показывал.
- То, что землячка моя тебе благоволит, я уже понял, - тот уселся на табурет, закинув ногу на ногу. - Думаю, ты догадываешься, кто я и зачем пришел, но на всякий случай представлюсь: Чернобог, владыка тьмы славянского мира. Знаешь такой народ?
- Слышал, - Гелиодор кивнул. - И польщен, что душой такого ничтожного существа, как я, заинтересовался столь могущественный бог. За ней ведь ты пришел, господин? - ни страха, ни дрожи - будто речь идет об обыденной вещи, вроде завтрака. - Что же, если такова моя судьба, я готов принять ее, отринуть земное и пойти за тобой к полям Елисейским..., - нетерпеливым жестом мужчина прервал эту хорошо отработанную эпитафию.
- Во-первых, в моем царстве полей нет - если только заброшенные ристалища с насаженными на пики головами. А во-вторых, неужели ты считаешь, что на Руси так мало жителей, что я нуждаюсь в душах чужестранцев? - подопечный Лады моргнул. - Нет, если ты настаиваешь, - идём. Но вообще пришел я к тебе по другому делу. Скажи мне, Гелиодор, ты же воевал? - утвердительный кивок. - Как получилось, что после всего увиденного тобой в этой войне, после предательств друзей и братьев по духу (не верю, что таковых не было), после жестокости Зевса и его отпрысков - мир ему в его владениях! - ты продолжаешь видеть вокруг доброту? Я слышал, что Греция богата героями - почти так же, как Русь, - но вследствие всего случившегося, вы первые должны ненавидеть и друг друга, и нас. Вместо этого ты помогаешь людям и восхваляешь богов, - Чернобог указал в сторону самодельного алтаря, над которым курился дымок благовоний. - Раскрой мне эту загадку сердца человеческого, и обещаю: мучения твои закончатся. Последняя стадия холеры - зрелище крайнее неприятное, никому бы не пожелал с ним столкнуться, - говорил владыка мира Нави, в то время как взгляд его неотрывно следил за Ясуней. Каков бы ни был ответ юноши, Чернобог уже включился в новую игру: испытать Ладу "на прочность" и доказать, что под личиной альтруизма может таиться бездна глубже, чем способны вообразить поэты, описывая Тартар, - а их воображению стоит позавидовать!

Отредактировано Chernobog (2018-08-29 21:17:01)

+1


Вы здесь » Древний мир героев и богов » Сюжетная линия » Тяжелые времена


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC