- Ко взглядам быстро привыкаешь. Редко кто идет дальше них, если ты сама смотришь с вызовом. Можешь поэкспериментировать. Не сутулься, расправь плечи. Выбери любого мужчину поблизости, который тебя разглядывает, и поймай его взгляд. Не отводя глаз, выгни бровь и чуть улыбнись, как бы говоря: "ты что-то хотел, дорогой? Я тебя слушаю". Гарантирую: глазеть он перестанет, - жрица рассмеялась, не узнав собственного смеха. - Мужчины по своей природе трусливы. Они будут обольщать сладкими речами, хвалиться подвигами, сыпать сальными шуточками, но едва встретят отпор - вся их удаль испарится за секунду. [читать дальше]
Эта история далеких веков, забытых цивилизаций и древних народов. Мир, полный приключений и опасностей. Жестокие войны и восстания, великие правители и завоеватели, легенды и мифы, любовь и ненависть, дружба и предательство... Здесь обыкновенный смертный, со всеми своими слабостями и недостатками, способен на захватывающий дух героизм, на благородство и самопожертвование, которые неведомы ни богам, ни другим живым существам. Это история беспримерного мужества, почти самоубийственной отваги, это история, где нет пределов достижимого...
annukxenarumina

Древний мир героев и богов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Древний мир героев и богов » Сюжетная линия » "Не верь, не бойся, не проси"


"Не верь, не бойся, не проси"

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Действующие лица: Эрона и Каллисто
Место действия: Пилос, Греция
События:

Эрона и Каллисто встретились у города Пилос, на который положила глаз Богиня ярости, которая слегка удивилась, ибо наслышана о сумасшедшей воительнице от Ареса. Поскольку, по человеку, наверное, сразу трудно заметить, кто он, сначала блондинка не подмечает божественности случайной знакомой, но её находчивый ум смекнул, что можно использовать новый случай. А тут как раз увидела, какими свойствами обладает таинственный меч. И решила раздобыть его, чтобы потом как-то так шантажировать Эрону, принудить при первой возможности помочь найти Зену.  Но выясняется, что Эрона - дочь Ареса! А пока они выясняли отношения, на город кто-то нападает, и нужно забыть о вражде и постараться справиться с этой проблемой, чтобы обе могли продолжать идти к своей цели.

Отредактировано Callisto (2018-04-24 23:53:10)

+1

2

- Глупость какая-то... - размышляла Каллисто вслух. – И что тут может быть хорошего? Она не переставала думать о том, кем стала. И что теперь? Что сейчас хотела? Да ничего нового, она будет идти, путешествовать, искать на любимое заднее место приключений. Может попадётся что-то интересное. Вид у неё был слегка растрепанный, волосы были распущены, при этом даже как-то взъерошены и складывалось впечатление, что девушка спала на сене и забыла об этом, встала и пошла дальше. В общем, не лучшая форма, но её это мало волновало. Для кого ей сейчас быть красивой? Но чуточку поправившись, оценила себя: - И так сойдет. Только люди по пути как-то странно уставлялись, будто никогда не видели таковых особ. Блондинка закатывала глаза и медленно проходила мимо: - Отлично… день прожит не зря! Молча уперла левую руку на поясе, а правой стала слегка чесать затылок. - Куда бы пойти? - оглядывая суету, что творилась в этом мире, задавала себе вопрос Каллисто на выбранной ею дороге, что не спешила приводить её в мир захватывающих событий, влипать во всякие заварушки, конфликты, переживать. Вот так она и шла сейчас, витая в облаках и не обращая внимания ни на что вокруг. Погода была солнечной и теплой, но не жаркой. Впереди где-то виднелся лес. Она любила его природу, его сущность, поэтому в предвкушении ожидала его прохладных объятий и его бурлящей жизни, которую могли заметить только местные жители, которые и обитали поблизости, научившись существовать в таком опасном и одновременно прекрасном месте. Тут девушка остановилась перед развилкой, положив руки на пояс, она задумчиво посмотрела на одну, а затем на другую дорогу. В этом месте, где она стояла дорога расходилась. Одна вела в какое-то поселение, издалека очень похожее на город. Возле дороги видимо, стоял указатель, потому что остался только обломанный столб с первыми двумя буквами надписи. А вторая вела прямо в лес. Не факт что город был хорошо населен и испытывал процветание, поэтому девушка приняла решение, которое показалась ей более заманчивым. Уже собираясь идти в выбранном направлении, она заметила чей-то силуэт. Кто-то появился на другой дороге со стороны поселения, разглядеть она не могла, так как солнце светило прямо в глаза, и они начинали болеть, при контакте с яркими лучами. Попытка рассмотреть путника, оказалась неудачной. По идее, нужно было, быть осторожной ведь не все люди могут оказаться дружелюбными, на этих дорогах наверняка водились разбойники. Хотя девушка внутренне была спокойна, вздохнув, она ступила на тропу, собираясь, направится дальше. Карие глаза загорелись легким азартом, мало ли, может впереди есть что-то интересное, нужно проверить, да и здоровая любознательность никогда никому не мешала. Это же и к лучшему, ничто не испортит настрой. Пнув маленький камешек, что лежал на дороге, она почувствовала, как солнце начинало печь спину, от чего становилось жарко. Каллисто слегка приподняла волосы с шеи, держа свою шевелюру правой рукой на самой макушке. Легкое дуновение ветра позволило ей немного остыть, после чего она ослабила хватку, и волосы вновь вернулись на свое прежнее место, будучи еще более растрепанными. - Потом что-нибудь придумаю. Взглянув вперед еще раз, она заметила, что фигурка впереди, наверное, уже долго смотрела именно на неё, ведь оглянувшись, блондинка больше никого на дороге не заприметила. Закатив глаза, она стала медленно идти навстречу незнакомке. Буквально в нескольких шагах от странницы, ухмыльнулась и, смотря на девушку в пол-оборота, произнесла: - А тебя мама не учила не пялиться на незнакомых людей? Мало ли, кем они могут быть, - при этом она немного замедлила шаг, но все же продолжала следовать рядом с незнакомкой.

+2

3

- А что ты думаешь о Пилосе? - Богиня ярости вальяжно растянулась на маленьком розовом диване с вычурной золотистой спинкой. Брюнетка лежала на правом боку, прижав к себе огромную плюшевую подушку в виде сердца. Голова Эроны покоилась на небольшой думке. Напротив нее сидела Афродита и пилочкой для ногтей в руках. Блондинка оторвалась от своего маникюра и пожала плечами, глядя на племянницу:
- Оттуда красивый вид на залив. Город расположен на холме. - Красавица поудобнее уселась на смешном пуфике. Разумеется, розового цвета, - Поделишься своими планами? - В глазах покровительницы любви отразилось искреннее любопытство.
Эрона улыбнулась краешком губ, глядя на свою энергичную и жизнерадостную тетушку. Афродита всегда была одной из любимых родственниц молодой Богини. Неиссякаемая оптимистка, тем не менее, в ее кудрявой головке иногда рождались планы, не свойственные для нежной Богини, которая отвечает за любовь. Вот и сейчас Диту просто разрывало от любопытства. Наверняка уже думает, как можно будет повеселиться в компании Роны.
- Тётя, ничего криминального. Я просто хочу иметь там свой храм. Местность красивая. - Лениво отозвалась девушка. В храме Афродиты было тепло и уютно, брюнетка полностью расслабилось и ее клонило в сон. Конечно, дело было не только в местности и желании иметь собственный храм в Пилосе. У Богини ярости были кое-какие планы на его счет. Но об этом потом. Сначала нужно все обдумать, как следует.
Рона села на диване, с удовольствием потянулась и выпрямила спину:
- Не могу - сейчас усну. - Она поднялась на ноги, грациозно приблизилась к Афродите, коснулась правой ладонью ее плеча, - Пойду немного проветрюсь. Твое вечернее предложение о посиделках в силе?
Конечно, милая. - Блондинка накрыла ладонь племянницы своей ладонью, - Мы отлично проведем время, поверь.
-Зная тебя, я в этом не сомневаюсь. - Эрона наклонилась к тете, поцеловала ее в щеку и улыбнулась, - Ну все, до вечера.
- Будь умничкой, не опаздывай. - Напутствовала её родственница, прежде чем Богиня ярости рассыпалась в черном сиянии.

И путь её лежал в Пилос. Прежде чем что-то планировать, нужно внимательно ознакомиться со структурой города. Каково его расположение, где находятся сильные и уязвимые места данного "проекта". Заодно и вид на залив увидеть. Может и не стоит этот Пилос возни? Всегда можно найти что-то лучшее, если не подойдет первоначально желаемое.
Брюнетка появилась неподалеку от города и принялась обозревать окрестности. Так, тропинка пыльная, указатель сбитый, подъем весьма крутой. Да и стена города оставляет желать лучшего, дунь и развалится. Внешний вид не то, чтобы разочаровал, но дал понять, что здесь есть над чем поработать. Все делается. Стену укрепить - не проблема. Но стоит ли оно того?
- Поглядим на твои внутренности... - Прищурилась молодая Богиня. Она не спешила проникать внутрь города, с удовольствием подставляя смуглое лицо солнечному свету. За спиной Эроны находился лес, и девушка развернулась к нему лицом, разглядывая гордые верхушки деревьев. Плотные по отношению друг к другу, густые, они казались черными в солнечных бликах. Звонко пели птицы, и их незамысловатая песенка долетала до Богини ярости. Красота, одним словом. Может повременить с "разведкой" и прогуляться по лесу? Отогнав от себя сиюминутный порыв, Эрона недовольно нахмурилась. Нет, погулять она всегда успеет. Действовать здесь и сейчас - вот основный на данный момент приоритет.
Стоя лицом к лесу, девушка заметила приближающуюся к городу фигуру. Фигура принадлежала женщине. И по мере приближения той, брюнетка сканировала путницу взглядом. Одета в костюм воина, хотя и достаточно откровенный. Неудобно не в плане посторонних взглядов, а в плане самозащиты. Нет дополнительной защиты от внепланового ранения мечом, все открыто. С другой стороны, это её выбор. Богине ярости какое дело до него?

Брюнетка уже собралась преспокойно проникнуть в Пилос, как услышала весьма грубую речь в свой адрес:
- А тебя мама не учила не пялиться на незнакомых людей? Мало ли, кем они могут быть
Надо бы проучить смертную. На тонких пальцах уже стала собираться огненная сфера, отчего кончики их приятно покалывало. Богиня ярости не любила выскочек. Тем более - смертных выскочек. Тем более, смертных выскочек - блондинок. А вот это уже интересно... Блондинка. Высокая и тонкая. Одетая в костюм воина. Уверенная в себе. Уверенность граничит со вседозволенностью. Думает, что на нее нет управы. В глазах нет страха, один лишь вызов. Отсутствует инстинкт самосохранения, как таковой. У всех воинов, которых знала Эрона, этот самый инстинкт присутствовал. Пусть он не был ярко выраженным, но все же. Воин не станет просто так "наезжать" на потенциального соперника, не выяснив - кто перед ним. А тут с места в карьер.
Мысли сложились воедино. Единственная женщина - воин, у которой напрочь отсутствовали какие-либо рамки, являлась Каллисто. Рона не встречалась с ней лично, но по рассказам Ареса... Возможно, эта дама и была той самой сумасшедшей блондинкой, о которой Богиня ярости слышала не один раз. Сейчас проверим:
- Нападать, не зная - кто перед тобой... Фу как некрасиво, Каллисто. - Девушка пристально смотрела на возможную воительницу с этим именем. Её распирало любопытство, неужели это и есть та самая Каллисто?

+2

4

Каллисто старалась не думать о том, куда идет, да она и сама не знала точно. Просто так, куда приведет её дорога, вот и все планы. Не успела воительница ступить на тропу, ведущую в город, как возле неё оказалась путница, что шла со стороны предполагаемого поселения. Настроение понемногу поднималось, погода была прекрасная и не смотря на полную череду тяжких дней, она улыбнулась. Веки её были полуопущены, поэтому она заметила, что замедлила шаг уже возле прохожей. Затем путешественница проговорила к воительнице, в весьма неприятном тоне. - Нападать, не зная - кто перед тобой... Фу как некрасиво, Каллисто. Светловолосая немного скривилась. «Ну вот, кто-то решил испортить мне только поднимающиеся настроение? Эх, а ведь денек у меня «славный», сегодня» - подумала она, а в слух произнесла, так и не опустив головы. Причем таким сладким голосом, наверное, которым обычно в сказках заманивают наивных девушек в ловушку какие - то злодейки, желающие обрести вечную молодость с помощью юных девиц или грабители желающие обобрать до последней нитки, убийцы и прочие люди с плохими намерениями. Конечно, девушка хотела показать, что она тоже не лыком шита, и что не нужно сгонять зло на других. Вообще удивительно как она так спокойно начала с ней разговаривать, с характером то блондинки. - Видишь ли, проблема в том, что ходят тут всякие, наблюдают за мирными путниками. А все только потому, что у них плохое настроение, так они еще решили испортить его другим - сделав небольшую паузу, она продолжила. - Таких людей, наверное, давно никто не проучивал, ни так ли? – теперь уже ухмыльнулась она. Наконец опустив голову, в правильное положение, блондинка, посмотрев поверх головы незнакомки, сказала: - Кстати настроение у меня то приподнялось? Так что пойди, испорть, его другим, если выйдет – ну, а кто она, тогда и замечать её не стоит, мало ли какие люди по Греции гуляют. Нет, учитывая взгляд незнакомки, Каллисто и вовсе сделала вывод, что с этой особой что-то не так, хотя, может, просто её вид так притянул к себе внимание. Слегка задев девушку, блондинка почувствовала себя не только уверенней, но и настрой как-то поднялся, словно она показала, кто тут главный и с кем действительно не стоит связываться. Светловолосую абсолютно не волновало, кто сейчас с ней столкнулся, какая-то молоденькая, да странненькая, что она может? Да ничего, по крайней мере, с первого взгляда никакой опасности не представляла, но пройдя буквально еще пару шагов, Каллисто чуть не споткнулась. Девушка резко обернулась и нахмурилась, смотря на незнакомку. «Чего это с ней, дар предвидения открылся?? Я-то думала, что ты простушка...» Её охватило легкое недоумение, и девушка от удивления и слов подобрать не стала, фантазии даже не хватало на это. Странница назвала её имя! Блондинка потерла лоб и усмехнувшись, решила разобраться с ней в привычной манере, да только поразмыслив секунду-другую, все же передумала. Лишь стала подходить ближе к девушке, смотря ей в глаза и ухмыляясь. Зайдя немного за спину незнакомки, Каллисто стала тихонько говорить ей на ушко, дотронувшись рукой до плеча девушки: - Ты меня знаешь? Да ты хоть понимаешь, с кем связываешься? Я бы на твоем месте не была такой смелой, - и вновь вернулась на прежнее место, стоя как раз в том направлении, куда и хотела держать путь до этого. - Не рискуй напрасно! - хотя этот гнев ей довольно-таки приглянулся. В голове же мелькнула маленькая мыслишка о том, что, может, нужна будет такая особа? Как-никак, а на язык девчушка остра, в деле может пригодиться, стоит попробовать. Блондинка остановилась, уперла руки в бока и стала медленно поворачиваться к недавней собеседнице: - Слушай, и откуда только взялась такая смелая и настырная девица, как ты? – она сделала шаг назад и незаметно прикоснулась к рукоятке меча.

+1

5

Богиня ярости не промахнулась в своей догадке. Впрочем, это было очевидно. А реакция Каллисто слегка позабавила Эрону. Брюнетка подавила улыбку, наползающую на лицо.
- Ты и представить себе не можешь, что я о тебе знаю... - Промелькнула самоуверенная мысль. Жительница Олимпа внимательно наблюдала за своей противницей. А в том, что блондинка захочет бросить вызов покровительнице ярости, сомнений не было. Слишком вызывающе вела себя вторая подружка Ареса. Было заметно, что эта красотка выживает наилучший момент для нападения. Ну почему большинство людей - такие? Надо из-за принципа напасть, чтобы было. И плевать на последствия для самих же себя. Ну изучи противника, побеседуй с ним, прощупай слабые стороны. Нет... Сразу начинают делать громкие заявления, порой воинственные, и размахивать над головой оружием. Никакой дипломатии у этих смертных, честное слово.
Каллисто то отходила, то приближалась к Эроне. Та спокойно отслеживала ее малейшие движения. Нападать первой совсем не хотелось, затевать бой было лениво. Да и не к чему это. Словесная перепалка с последующим эффектным признанием, откуда Богине ярости известно имя воинственной блондинки куда выгоднее. Это позволит "прощупать" Каллисто.
То, что наблюдала сейчас Эрона, свидетельствовало о дерзком характере белокурой воительницы. Хотя чего можно ожидать от женщины, с которой связался сам Арес когда-то? Он не положит глаз на примитивную барышню с куриным интеллектом и смирением жрицы Гестии.

Когда Каллисто коснулась плеча Богини ярости, а потом заговорила сладким голосом, последней стоило большого труда не засмеяться. Но когда блондинка, вдруг, решила сделать вид, что нечаянно дотронулась до рукоятки меча, принадлежащего Эроне... Девушка не любила, когда её вещи трогают без разрешения. Тем более, подарки Ареса. Тело среагировало молниеносно. Резкий выброс правой руки вперед, и крепкий кулак упирается в солнечное сплетение блондинки. Одновременно с этим следует любимая подсечка Богини ярости. И Каллисто, с перекошенным от злобы лицом и горящими ненавистью карими глазами, лежит на земле. Это продлится секунду, сейчас она встанет и попытается напасть. Эрона резко наклоняется к ней, одновременно с этим уходя от удара по ногам, и дергает за руку, поднимая на ноги. Тут же заламывает руки Каллисто за ее же спину, и удерживая в таком положении, произносит:
- Это ты не с той связалась, Каллисто. - В доли секунды отпускает ее руки, и снова уворачивается от удара, оказываясь лицом к лицу с разъяренной блондинкой, - Внешность обманчива, не правда ли?

Пора прекращать эту комедию. Фирменная улыбочка Эроны, надменная и самоуверенная, украсила её красивое личико. Нужно подбросить воительнице новую пищу к размышлению. Глядишь - сражаться передумает:
- Перестань буянить. А то мне придется поселить тебя в тело Зены. Помнишь эти ощущения? - Кто знал об этом? Лишь Зена, Габриель, Арес и сама Каллисто. Конечно, последняя может подумать, что Эрона как-то связана с Зеной. Ну ничего, так даже интереснее.

+1

6

На этом месте она все таки успела и напряглась, перед тем как получить кулаком но несмотря на то что удар смягчился, он был настолько силён, что заставил упасть. Сама виновата, всё-таки кода перед тобой необычный человек и мало ли что ей в голову взбредет, нужно быть осторожнее и предусмотрительней. Девушка была готова в этот момент почти ко всему, кроме происходящего дальше. После своих слов, в которые Каллисто особо не вслушивалась, путница продемонстрировала просто фантастические навыки, сбив светловолосую с ног и уклоняясь от встречных ударов, обездвижить её. Буквально зарычав от злости, блондинка попробовала освободиться, да не тут то было, захват оказался настолько прочным и крепким, словно она попала в железные оковы. Девушка даже опешила от такого поворота событий и наглости, и попала в ступор. - Кого ты из себя строишь?! «Я обычно отвечаю «взаимностью», но как освободиться из её милых объятий? Хм... И вижу ее я первый раз, откуда она взялась? Так и знала, день у меня будет слишком активным!» Она еще не знала, что судьба сделает, когда их пути пересекутся, и она сыграет свою роль в её жизни. Поэтому, Каллисто только хмыкнула в ответ на замечания незнакомой девушки. - Какой-то вид у тебя странный! Видно путешествуешь много и пытаешься поучать каждого встречного? «Ну что она еще придумала? Вот ненормальная, и зачем я в это ввязалась... вечно язык - мой враг», - подумала она про себя, стоя с несколько скривленным лицом. Хотя, может это и не так плохо, по крайней мере, можно было попробовать увлечь девчушку довольно заманчивым предложением. Нет, Каллисто как-то не хотела раскрывать карты и говорить: а давай-ка поможешь мне разобраться в этом новом мире? Найти Зену, например… Будет интересно - нет, блондинка прекрасно знала, что это не прокатит, потому что люди не так наивны, а бесплатный сыр бывает только в мышеловке. А судя по внешности девушки, вряд ли она глупа. Сделав паузу, она продолжила с ответной натянутой улыбкой. – Смотря чья внешность, но ты не переживай, - при этом на лице образовалась легкая хитринка, а в глазах заиграл легкий огонек от предстоящей работёнки.
- Перестань буянить. А то мне придется поселить тебя в тело Зены. Помнишь эти ощущения?
Ошеломленная Каллисто снова застыла на месте. «Богиня? Нет на богиню, дорогая ты не тянешь!» Нотки ехидства в голосе мастерицы боевых искусств как-то сложно было не заметить, но почему она знает об этом обмене телами? – Ты знаешь Зену и Габриель? – проговорила она. – Служишь Аресу? Вот Тартар, да кто же ты такая?

Отредактировано Callisto (2018-05-06 15:49:16)

+1

7

Отлично! Эрона этого и хотела: увидеть замешательство на породистом лице противницы. Блондинка была в недоумении от слов богини ярости.
Столько вопросов за несколько секунд. Брюнетка не спешила на них отвечать. Она наслаждалась каждой секундой. Видеть растерянность сильной воительницы - бесценно.
В какой-то момент Эроне подумалось о Зене. Та вряд ли показала бы свое удивление врагу. Но Каллисто моложе и опыта у нее меньше, поэтому простительно. Покровительница ярости негромко вздохнула и весело улыбнулась женщине - воину:
- И Зену знаю, и Габриель. Милые девушки, правда? - Брюнетка откровенно потешалась над Каллисто, - Наверное, ты гордишься тем, что побывала в теле Зены? - Да, это было грубо и грязно со стороны дочери Дисгармонии, но весело же.
На вопрос об Аресе девушка пока отмалчивалась, но только пока. Придет время и Каллисто получит ответ на него.

За спиной блондинки, со стороны леса, показалась группа вооруженных людей. Это явно не были простые разбойники, судя по форме. Эрона прищурилась, разглядывая путников.
- Какие мальчики... - Она скривила нос, хищно облизнула губы. Рука скользнула на рукоять меча. Сейчас будет совсем весело.
Воины, приметив девушек, резко остановились. Затем громко загоготали. Эрона сделала шаг вперед. Расстояние между мужчинами и девушками не было большим. Поэтому Богиня ярости прекрасно видела, что перед ней команда греков. Только кому они служат? Это не воины Ареса, однозначно. И форма иная, и оружие другое. В числе тех, кто входит в армию Афины - только женщины. Паллада не любит представителей мужского пола. Артемида, насколько было известно Эроне, армией не обладала. Афродита? Это совсем смешно.

- Кто вы? - Брюнетка пристально изучала потенциальных соперников. Все как на подбор. Ухоженные, что отличает их от разбойников. Обмундирование и оружие выдавало высокую принадлежность воинов, не из самых низких слоев общества они вышли.
- Мы еще не сошли с ума, чтобы отчитываться перед каждой уличной девкой! - Бросил самый молодой. Стройный, темноволосый и кареглазый. Даже убивать жалко будет. Ну что поделать, сам напросился.
- Иди сюда, пупсик. - Промурлыкала Рона, извлекая из ножен меч. Сталь заиграла на солнце. Воины переглянулись и расхохотались так, что птички, чирикавшие в лесу, замолчали как по команде. Глядя на них, Богиня ярости улыбалась. Что же это такое: то Каллисто нарывается, то теперь эти мальчики.
А дальше все как обычно. Несколько шагов вперед, и пошел народ на фарш. Кровь лилась потоками, меч играл и сиял золотым блеском. А темные глаза Эроны дико сверкали от нахлынувшего азарта. Что делала Каллисто, девушка не видела. Та себя в обиду не даст.

Наконец из десяти бойцов остался лишь один. Тот самый кареглазый выскочка. Эрона с милой улыбкой смотрела на него. Девушка оттеснила его к дереву, приставила меч к горлу. Таким образом, мужчине просто некуда было деваться.
- Так кто вы? - Чуть склонив голову вправо, переспросила брюнетка.
- Люди Грегора. - Просипел перепуганный воин. Эрона нахмурилась. Грегор был когда-то в подчинении у Ареса. Затем впал в немилость Бога войны и отправился куда подальше с должности командующего армией.
- Что ему надо? - Продолжила допрос брюнетка.
- Он хочет мести. Живет ей. Он жаждет отомстить Аресу за свое унижение. - На одном дыхании выпалил воин.
Эрона задумчиво покачала головой. Затем прищурилась и отчетливо произнесла:
- Возвращайся к Грегору и передай ему привет от Эроны. Понял?
Воин кивнул. Медленно отвела от его горла меч брюнетка. И пошел он назад, к своему начальнику. Сначала медленно, затем прибавляя шаг. И наконец, перешел на мелкую рысь. Богиня ярости слегка придала ему ускорения огненной сферой по мягкому месту.
Проводив воина взглядом, девушка развернулась к блондинке:
- На чем мы там остановились?

0

8

Каллисто даже мысленно не представляла себя на месте людей, которых вот-вот могли застать врасплох. Все они подвергались разному, выжидая своей участи. Однако женщине была известна их главная ошибка – пререкания с теми, кто мог помочь им, даже не помышляя об этом. И вот, находясь в подобном положении, блондинка не взялась доставлять встреченной девице такого удовольствия, как бесконечные споры с той, которой несомненно нравилось смотреть, как она металась внутри себя, пытаясь любыми методами вознаградить своё любопытство. Но потом она внезапно остановилась и уже примолчала, не выказывая никаких признаков ненависти. И это не могло не задеть незнакомку, благо не догадалась к чему всё шло. Пусть воспринимает поведение женщины, как слабость, её же вскоре и придётся ощутить на своей шкурке всю «беспомощность» блондинки. Вопрос оставался во времени. Но и тут оно стало помощником Каллисто, ибо давало возможность хорошенько обдумать свой дальнейший шаг, и набраться сил.
«Солнце не успеет зайти за горизонт, как я выбью из тебя эту надменность». – сжимая зубы, подумала светловолосая, когда девушка напротив, стала напоминать о прошлом, намекая чья правда сейчас более весома. На эти слова женщина поначалу отреагировала только вялой улыбкой, больше походившей на оскал. Странница в который раз умеючи раздражала её поведение, давшееся Каллисто очень тяжело. Но она пересилила в себе новый порыв эмоций, закинув руки за голову. Однако стоило ладонями прикоснуться к, и без того ноющему, затылку, как голова закружилась. В какой-то степени Каллисто даже была рада, что находилась здесь. Её тело ещё хранило на себе жар того огня, что пылал в душе, которая казалось ещё не скоро очистится от того душащего дыма. Она посмотрела на девушку, и это как ни странно на удивление продуктивно успокаивало нервы. Но женщина знала, что это временно. Но смывая всю земную грязь, человек не может очиститься душевно. Каллисто смотрела на себя со стороны, и видела совершенно другого человека. Что с ней стало?.. Где прежняя уверенность? Куда делся блеск в глазах? Кто этот близнец, так похожий на неё саму, и в то же время совсем от неё отличавшийся?.. Она не переносила жалость к своей персоне ни с чужой стороны, ни тем более с собственной. Отведя пустой взгляд в сторону, женщина ударила ногой по камню, с каждым движением всё острее ощущала внутреннюю опустошённость. Руки сама опустились вниз. Женщина подняла влажное лицо к небу. Прохладный ветер заиграл в волосах, оставляя на коже лёгкую прохладу. Каллисто не переставала смотреть на солнце, хотя у неё перед глазами уже начинали мелькать белые огоньки. Она словно желала навеки ослепнуть, дабы не видеть всего того разочарования, которое оставила ей безжалостная судьба. Светловолосая не ждала более ничего. Она ничего и не просила. «Этого ли заслуживают все люди, возжелавшие рискнуть собственною жизнью?..» - задавалась вопросом блондинка. Как же она жалела, что не сгорела вместе со всей своей семьей! Зачем она боролась за свою жизнь?.. Для чего?.. Убытков было больше, чем заработанных утешений. Что-то не склеивалось. А если эта девица откуда-то знает её, тогда зачем вмешалась?.. Неужели она решила войти в её жизнь, дабы изменить её в другую сторону?.. Внезапно женщиной снова овладело беспокойство. Гнетущие мысли, начали плести свою разрушающую паутину. «Ну и пусть она издевается! – оскалилась Каллисто. «Я найду, чем ей отплатить». Страх присущ любому не глупому человеку, но она не умела показывать своего страха даже самой себе. Всё только начиналось. Каллисто возьмёт своё, и постарается добиться этого, она бросит вызов девушке, и у той не будет иного выхода кроме, как принять поединок. Единственным их судьёй станет небо, которое и совершить справедливый суд. Разумеется загадывать всегда проще, нежели исполнять. Однако женщина более не видела своей иной цели, кроме как заставить почувствовать насмешницу уязвимой, и жалкой. Издав протяжный стон внутри себя, она положила руки на бёдра, и сквозь заметный оскал проговорила: - О да, они такие милашки, что при их виде аж тошно становится! И да будет тебе известно, ещё никогда прежде я не пылала такой злобой, пока не побывала в теле Зены! Будь я сейчас в нём, ты уже сейчас бы проглотила свой собственный остренький язычок и не подавилась! – она вспомнила как разозлилась увидев у себя на руках и ногах мускулы, но это были только эмоции женщины с новоприобретенной силой пяти здоровенных мужчин, и такой беззащитной против обстоятельств. Память вдруг чётко высветила яркую картинку прошлого. Дожидаясь воинов, которых тогда в облике Зены отправила в Амфиполис, она просто сходила с ума и вообще измучилась до последней возможности. Разувшись, босиком прилегла вздремнуть, но сон не шёл. Приняв упор лежа, то есть уперев выпрямленные руки на пол пещеры и отставив плотно сомкнутые прямые ноги назад, она резко сделала высокий взмах левой ногой вперед оттянув носок и, удерживая вес тела на одних только руках, направила в ту же сторону движение прямой правой ноги, словно рисуя в воздухе широкие круги ногами. Разделённая полосками короткая чёрная кожаная юбка замелькала над землей, но не обращая на это внимание и напрягая все мышцы, она без остановки крутила эти широкие круги, пытаясь забыться, её одолевали странные чувства, хотелось придушить себя за такое тело, из-за которого весь мир принимает её за Зену, а она даже не пытается отговориться, но с другой стороны она была благодарна этому новому образу с мускулами, благодаря которому на автомате к ней пришли новые движения. Так увлеклась ни на миг не останавливаясь и словно разрывая противившиеся мышцы, и даже не заметила как воины возвращаются. Что такое, помнится, спросила молодая женщина, перестав выполнять круговые вращения, и увидев как люди с глупым видом разглядывают её ноги и грудные латы, более тяжёлые и увеличивающие грудь, а потом быстро вскочила, как следует наорала на них и приказала разойтись. «Да, будь я Зеной, ты уже отдыхала бы где-нибудь в кустах!» - опять подумала Каллисто. «Объятия Аида и то слаще, чем подобное унижение!..»
За спиной блондинки, со стороны леса, показалось несколько человек. - Какие мальчики... – скривилась девушка и облизнула губы. Мужчины принялись насмехаться над ними. - Кто вы? – спросила брюнетка. - Мы еще не сошли с ума, чтобы отчитываться перед каждой уличной девкой! – отозвался самый молодой. - Иди сюда, пупсик. – девица извлекла из ножен меч и под новый всплеск воинского смеха приблизилась к ним. «Нужно схватить змею за горло прежде, чем она совершит смертельный укус» - сказала себе Каллисто, встречаясь взглядом с одним из мужчин, и проследила с какой неуверенностью воин вытащил своё оружие, а сама подметила, что когда на него смотрел командир, этот человек был на много смелее. И не удивительно, если учесть, что после разговора с встреченной девушкой глаза Каллисто вновь стали блестеть в солнечном свете. И мало кто видел хорошее в этих глазах. Блондинка исказилась, при виде мечей и недовольно бросила: - Подобает ли так встречать гостей? - Это была уловка, которой женщина хотела зацепить воинов, дабы они расслабились. Мужчины остановились, выслушав эти слова, затем снова засмеялись. Они ничего не сказали, но Каллисто знала: у неё есть всего пара секунд минут до того, как начнётся сражение. Она высвободила оружие и приготовилась к приходу врагов. Дождавшись, когда первый противник подойдёт как можно ближе, светловолосая резко парировала его выпад меча и отбив его, полоснула воина. - Поверь, на твоём лице останутся памятные шрамы прежде, чем ты успеешь опомниться, если не убежишь прочь отсюда… – прошептала женщина, коснувшись лезвием горла мужчины. Каллисто была слегка расслаблена, однако в ней оставались силы на отличную схватку. И она понимала, что лишь явив настоящий страх людям, можно заставить их передумать о своём решении. А для этого стоило вначале отбиться. Блондинка сама себе удивилась, сдерживая так долго воина, она и не думала убивать его, но ей было необходимо, чтобы её словам внемли, вот и пришёл на ум самый отчаянный способ. Мужчина мог бы освободиться, но его сдерживал острый край меча у горла, что угрожающе нависал над ним. Стоило ему сделать шаг назад, и стражник не растерялся, воспользовавшись своею свободой и принялся атаковать своим оружием, а приблизившись встретил женщину ударом ногой в живот. Каллисто так и задохнулась от жгучей боли и, согнувшись, упала на колени, но смогла подняться, чтобы предотвратить следующее нападение. Стражник ничего не успел понять, как его меч, вроде бы уже приближавшийся к цели, внезапно резко вылетел у него из рук. Она вырубила солдата, ударив его так, чтобы он больше не поднялся, и оттолкнула стражника на землю, где валялся его клинок, да бросилась вперёд. Одним богам было ведомо подоспеют ли вскоре другие противники. Но у Каллисто уже не было времени об этом подумать Больше всего ударов приходилось наносить в область туловища и рёбер. Но безостановочному шуму мечей не суждено было продлиться, когда Каллисто пустила в ход всю силу своих ног, оставив след сапога на торжествующей ухмылке того стражника, что стоял ближе всех, мигом сшибив его головой о придорожный камень. И пока он очухивался, двое его дружков решили продолжить дело, но она ловко увернулась, наклонив голову в бок, из-за чего удар достался третьему воину, что забежал сзади. Он тут же издал протяжный вой, хватаясь за сломанный нос и отпрянул в сторону, упав на землю. Двое оставшихся уже менее смело приближались к женщине, один даже успел вытащить второй кинжал. Холодное лезвие быстрой стрелой устремилось в её сердце. Каллисто успела повернуться левым плечом, и нож прошёлся вскользь по её наплечнику, не оставив следов на руке. Так всегда и бывает, когда битва в разгаре, ты ничего не замечаешь, хотя даже потерявшие ноги борются на ровне с теми, кто твёрдо стоит на своих двух, и только потом выясняется, что стоять было не на чем… Стражник заметно расслабился, потому и мало сопротивлялся, когда его рука, державшая нож, была перехвачена. Каллисто вонзила колено ему в живот, наклонилась всем корпусом назад, тем самым переворачивая стражника через себя. И уже в мгновение она сидела на нём, касаясь остриём ножа его шеи. Казалось, всего секунда и женщина не побрезгует отнять чужую жизнь. Это было страшное чувство, когда ты понимаешь, что способна убить, а всё тело содрогается под натиском искушения, так и нашёптывающего пустить кровь. Каллисто языком прошлась по губам, и тяжело сглотнув, посмотрела в глаза воину, что побитой собакой скулил под натиском её тела и ждал, когда его жизнь прекратиться. Она сама уже не ощущала в себе жизнь, что-то давно умерло в душе, уступая место иному… совсем иному человеку… «Ты ничтожна, Зена, – вспоминала женщина свои слова, сказанные когда-то брюнетке. - А вместе с тобой теперь ничтожна и я, убийца, моё сердце холодно, как сталь… Ты пришла меня обвинять. А сама делала тоже, в чем меня обвиняешь. Где же были твои моральные принципы…» - слышала в себе блондинка растерянный голос. «О, боги, что со мной?..» Каллисто ударила парня тяжелой рукояткой оружия между глаз, отбросила в сторону бесполезный боевой нож и встала со стражника, окинув пустым взглядом дорогу. Затем её глаза опустились. Причина её бед всё то время находилась рядом – это нападение произошло из-за незнакомой странницы… Она словно породила в этих людях ненависть, а заодно превратила и её в себе подобную. «То, что отнято, не дано вернуть… - женщина облокотилась к дереву. «Я и так бросила вызов самой судьбе». Посмотрев вперёд, она увидела, что из десяти бойцов остался лишь один. Девушка оттеснила его и приставила меч к горлу: - Так кто вы?
- Люди Грегора. – ответил перепуганный воин. - Что ему надо? – продолжала брюнетка. - Он хочет мести. Живет ей. Он жаждет отомстить Аресу за свое унижение. – быстро проговорил воин. - Возвращайся к Грегору и передай ему привет от Эроны. Понял? - Воин кивнул, брюнетка отвела от него меч и солдат побежал обратно. Вдруг девица, откуда не возьмись, бросила в него пламенеющую огненную сферу! И развернулась к Каллисто: - На чем мы там остановились?
Светловолосая пристально вгляделась в неё:
- Ты спрашивала, хорошо ли мне было в теле Зены. Что ж, думаю, ты получила ответ на свой вопрос, ведь если ты богиня и умеешь читать мысли, то видела, что конкретно я вспоминала и представляла себе, чувствуя кожей, как подчёркивается игра сильных мускулов, когда ты двигаешься... Хочешь поговорить об этом? И вообще, ты соизволила явиться, чтобы добить меня или перетянуть к себе?.. – голос Каллисто мало-помалу обретал прежние саркастичные нотки. – Позволь узнать, о великая Эрона, как далеко ты готова следовать, и куда собираешься зайти в своих намерениях?.. Кстати, подскажешь, почему это я о тебе раньше не слышала? И как правило каждый из богов отвечает за нечто очень важное, например Арес бог войны, Афродита богиня любви... А какова твоя область деятельности? Это наверняка что-то очень плохое... Чистое зло, правда? - она лукаво улыбнулась.

+1

9

Что такое зло? Если не углубляться в философию, то противоположность добра. Отрицательные деяния человеческие. Ключевое слово здесь "человеческие". Ибо люди сами себе поставили преграды, разделив морально - нравственные стороны на положительные и отрицательные. Следуя человеческой логике, к добродетелям относится сострадание, умение помогать другим, преданность и многие другие качества.

А теперь давайте разберем каждое из них. К примеру, сострадание. Это есть разделение чьей-либо боли, принятие ее, как своей собственной. Многие ли среди людей готовы к такой участи. Навряд. Поэтому слово "сострадание" часто заменяют понятием "жалость". "Мне так жалко", - говорит человек, - "надо ему помочь". Но, позвольте. Что есть жалость? Снисходительное сострадание. Это когда объект жалости рассматривается как униженный своим положением человек.  А жалеющий, соответственно, на порядок выше данного объекта. То есть жалость - ни что иное, как попытка самоутвердиться через мнимое "благодеяние" по отношению к другому человеку. Жалеют от переизбытка, а сострадают - от малого. К примеру, богатый дядя дал нищему сто динаров. Для него эта сотня ничего не значит. У богача динаров - куры не клюют. Он не поставил себя на один уровень с нищим, наоборот - дядя ясно понимает, что намного выше по социальному и материальному положениям.
Другой пример. У бедняка в кармане десять динаров. Он видит нищего и отдает ему половину. Зная, что плошка похлебки в ближайшей таверне стоит пять динаров. Этот бедняк завтра останется голодным. Но он отдает свою еду, в материальном эквиваленте тому, кто еще более в ней нуждается. Это сострадание. Человек ставит себя на один уровень с нищим. Он делится последним не от достатка, а от понимания этой самой бедноты.

Умение помогать другим. Люди корыстны по своей природе. И когда помогают кому-то, ждут ответной помощи. Не сразу, разумеется. Но в тот момент, когда она понадобится, помощник рассчитывает на того, кому помогает. Помощь од души - редкая. Кому же захочется помогать просто так?

Преданность. Самая отвратительная черта, которая есть среди людей. Да и у Богов тоже. Почему? Что плохого в преданности? Преданность основывается на любви. Этот род любви особенный. Человек дышит своим объектом влюбленности. Для него - это свет в окне, его жизнь, его дыхание. Это состояние затягивает, как болото. И чем глубже пучина, чем сложнее из нее вырваться. А зачем вырываться из столь чудного состояния? Потому что оно болезненное. Любовь не должна мешать собственной жизни. Нельзя растворяться в объекте воздыхания.
Но пока любовь растет, затмевая разум и остальные чувства. С каждым днем человек все больше и больше привязывается к тому, кого любит. Он думает, что это состояние навсегда. Но думает ли так тот, второй? А вот это большой вопрос. Зачастую люди позволяют себя любить, видят отношение к ним со стороны любящего. И это импонирует, это создает значимость в собственных глазах. Немного подогреть, подлить масла в огонь, где-то применить тонкую манипуляцию... Готово. Собака с человеческим лицом и телом обеспечена: такая же преданная, готовая разорвать в клочья за хозяина, последовавшая за ним хоть на край света.
В один прекрасный момент это заканчивается. Или объекту любви надоедает "верный пес", или любящий прозревает. И когда открываются глаза, человеку бывает очень больно. От этой боли сложно избавиться, она долго живет внутри. Непросто снова научиться доверять людям после подобного болезненного разрыва. Но люди сами виноваты. Ибо нечего играть роль собаки, если создан человеком.

Похоже, что положительные черты не такие уж и хорошие. Внутри них скрывается удовлетворение собственного эго, надежно маскирующееся под маской добра.
Чем плохо зло? Кто-то скажет, что убивать - это очень плохо. Для кого-то нет хуже ничего, чем воровство. А кто-то презирает ложь.
Кто сказал, что плохо убивать? Люди так решили. Убийство - отнятие жизни. А люди считают, что жизнь дают Боги, значит и отнять ее могут только они. И в голову им не приходит, что через руки убийцы совершается воля Богов. Как так? А вот как: верховные Боги контролируют численность населения Греции. Если дождаться, пока все состарятся и умрут естественной смертью, то это означает - не посылать новые души на земли греческие. Остановить процесс рождаемости. Умрут старики, тогда допустить новые жизни. Этакий конвейер. Но человеческий организм изнашивается, и к тому времени, как умрут самые старые жители, их потомки тоже не помолодеют.  Физиологию еще никто не отменял, поэтому процессы численности контролируют путем болезней и войн. Война - это же убийство. Однако старик Зевс это допускает, совершая, тем самым, свою волю.

Или воровство. Украл один дяденька у другого корову. Кому он плохо сделал? Только пострадавшему. Корове все равно, кто ее будет доить и кормить. Или, кому на обед она пойдет. Греческому обществу урона не нанесли, в целом. А если Король воров украл у царя несколько мешков с золотом? Царь не обеднеет, а для вора - отличная тренировка навыков.

Ложь - она чем плоха? Люди ненавидят это качество, а сами придумали фразу "ложь во спасение". То есть, противоречат сами себе.

В общем, не так плохо выглядит зло, как о нем любят рассказывать люди. Богам проще, особенно тем, которые принадлежат к отрицательной категории. Для них те качества, которые смертным кажутся чудовищными, самые настоящие добродетели.
Глядя сейчас на Каллисто, Эрона лишь улыбалась. Неужели блондинка до сих пор не поняла, что перед ней Богиня? Вряд ли. Скорее, играет глупышки.

- Каллисто, если ты думаешь, что мне было интересно читать твои мысли, то глубоко ошибаешься. - Мелодичным голосом произнесла брюнетка, любовно оглаживая рукоять меча, - Интересно получается: я знаю о тебе многое, а ты про меня - ничего... Откуда же я могу знать, если мы не знакомы? - Богиня ярости сложила руки на груди, подначивая собеседницу, - Думай, Каллисто, думай. Это не так сложно, как кажется.
Со стороны города раздался громкий хлопок. Эрона резко развернулась на шум. Небо над Пилосом было чистое. Девушка прищурилась, вновь повернувшись к блондинке:
- Ты уже поняла, что я - не простая странница, правда?

0

10

«Мне казалось, что я сильнее… Я оступилась лишь раз, но эта ошибка навсегда изменила мою жизнь… Во мне нет силы богов… их кровь не течёт в моих венах… Но я способна подчинить свою судьбу. Способна избежать её… если захочу. А я не хочу этого…» Продолжая пребывать лицом к лицу с новоявленной богиней, Каллисто не впадала в отчаяние. Она набиралась сил, своей природной энергии, чтобы она смогла устоять… Женщина думала о переменах. Что было бы, не случись всего этого?.. Не встреть она на своём пути Зену, что ждало бы её впереди?.. Злой рок это, али какое-то предзнаменование с небес?.. Возможно однажды ей удалось бы заниматься любимым делом. Возможно когда-нибудь она наконец обрела бы семью… Или она вправду не рождена для этого теплого чувства?.. Может небу было угодно вырастить из неё воина, чьё сердце вылито из камня, а душа пуста и безжизненна?.. Почему кому-то суждено счастье, а кто-то встречает гибель, так и не познав её блаженства?.. Неужели ей уготовано второе?.. «Значит, так тому и быть…» - решила про себя Каллисто. Когда появилась Зена, она знала за что борется. А теперь… Теперь она стояла меж двух огней, и не могла перейти ни на чью сторону, ибо не было правды ни в одной из них. «Тогда придётся выбирать третью дорогу…» - подумала блондинка, ощущая себя чужой на этой земле. Нет здесь больше света, и теплу во веке не бывать. Не будет земля ей щедра, пропитанная смертью почва уже не явит никаких сладких плодов, во все времена оставляя память об этой страшной ночи. Той ночи, когда родная земля отныне не признавала в ней потомка. И пусть… Сердцем Каллисто навсегда останется в Сирре. Сама того не заметив, она улыбнулась. Женщина не боялась, смерть – не конец, а только начало, рано или поздно, но и её время наступит. Страшится надо не погибели, а того, что после неё. На то воля богов, а в её власти постараться не потерять себя в этом злосчастном лабиринте. Не видать покоя, покуда она будет здесь. Женщина невольно дрогнула, когда услышала голос Эроны рядом с собой. Она неохотно вслушалась в те же издевательские слова богини о том, что Каллисто оказалась дурой, мало того – полной идиоткой, которая словно не слышала, как брюнетка представилась нападающим воинам… Ну и пусть! Она сначала даже не отреагировала со злобой на сказанное Эроной, ибо хоть и была горда, да не настолько, чтобы позволить себе чинить обиды. Тем более девушка говорила правду… Глаза Каллисто стали ярче, когда богиня заговорила о себе. Подобный жесть холодом пронзил в самое сердце. Решив, что брюнетка попусту издевается над ней, она с презрением, выпрямившись в полный рост, угрожающе приблизилась к Эроне. Вот сейчас она была готова поставить точку. Довольно с неё этой насмешливой ухмылки, которая вечно проскальзывала на лице богини, которая так ничего и не сделала ей, или просто не хотела. Казалось, что всё произошедшее здесь несколько минут назад её абсолютно не трогало. Люди, погибшие от её рук, Эрону и вовсе не беспокоили. Она вновь была весела, но чем дальше Каллисто узнавала её, тем сильнее она её ненавидела. - Я поняла, кто ты, Эрона, богиня ярости, дочь Ареса! – с ненавистью прошептала Каллисто, подойдя вплотную так, что их лица чуть ли не соприкасались, и пристально всматриваясь в глаза девушки. – Да, пусть теперь ничтожна и я… - Она не хотела говорить этих слов, но сказала. – Я знаю, куда стремлюсь, а по какой причине тобой пролита кровь?.. – Каллисто была готова ударить девушку, очень сильно ударить. Но её что-то держало. Женщина могла давно уже избавить мир от неугодных богов, когда заполучила кинжал с кровью золотой хинды, она не сделала этого лишь потому, что поверила Надежде: прошлое способно измениться. «Я ошиблась!» – говорили Эроне глаза блондинки, полные неподдельного отвращения. Девушка так просто молвила о своей мести: – Я не убегаю, не прячусь от правды, и принимаю свою вину. Вину не в том, кому изувечила всю жизнь, и убивала слабых, за это была в ответе Зена. И уж тем более во веке я не поверну назад, так и не отомстив за погубленные жизни моей семьи и моей деревни. – Она исказилась при этом. – Что ты от меня хочешь?.. – спросила её Каллисто, уперев руки в бока, как она часто поступала, когда оказывалась на грани срыва. – Тебе нужен этот город?.. – женщина сделала паузу, смотря на Эрону, и надеясь увидеть в её лице хоть долю понимания к её словам. Затем продолжила так же серьёзно: - Я совершаю свой путь, но лишь после того, как разберусь с собой. Каждую из нас направляет своя жажда. А тебе, похоже, всегда было плевать на то, как низко падают народы, склонившие голову перед ничтожными правителями и лживыми героями? Хочешь сеять в этом городе бесчинства, позволить процветать обману? - «И зачем я только говорю с ней?..» - возмутилась себе Каллисто, уводя глаза в сторону. Она тяжело вздохнула, пытаясь унять привычную дрожь по всему телу, и вновь подняла тяжёлый взгляд на ту, которая будила в ней злость, и потребность убивать… Всё было уже позади, но перед глазами продолжали мелькать сцены их недавней резни, из которой блондинка минутами раннее не видела выхода. Женщина была поражена тем, какими продуманными были удары богини, она сражалась и выглядела очень внушительно. Каллисто ощутила какую-то внутреннюю пустоту. – А я хочу исправить то, что началось не с меня! Но думаю, на мне оно и завершится… - Каллисто не стала продолжать, в который раз оборвав себя. Меньше всего ей хотелось говорить лишнее. А всё, что касалось следующего шага – являлось ничем иным, как только её проблемой, всё было намного сложнее. И дело даже не в том, что женщина была уверенна в своей победе. Она просто знала, что не может всё бросить и уйти.

+1

11

Она взбешена. Действительно взбешена. Глядя на Каллисто, Эрона не могла не видеть этого. Богине ярости нравилось наблюдать за тем, как окружающие впадают в ту самую эмоцию, за которую отвечала брюнетка. Ну не прелесть ли? Видеть как меняется взгляд соперника. Как раздуваются его ноздри, и губы превращаются в тонкую нить. Но внешнее проявление эмоции ничто в сравнении с внутренним. Кровь бурлит в теле соперника, вот-вот и она закипит. Мозг постепенно отключается, позволив эмоции завладеть собой. Человек превращается в марионетку, которой управляют эмоции. Тут-то его и подстерегает опасность, ибо он теряет контроль над разумом. Глядя на блондинку, Эрона ожидала этой самой потери контроля. Тогда и начнется самое интересное.
Но поразительная вещь. Каллисто свирепела, однако ее разум не спешил отдаваться обьятиям ярости. Это удивляло мододую богиню, ибо с такой реакцией смертных на эмоцию ярости ей еще не приходилось встречаться.
Не менее удивительно было и то, что блондинка знала об Эроне. Обычно подобные ей не особо знают имена Олимпийцев. Ну с Зевсом, Аресом или Дитой понятно. Эти боги на слуху. Эрона не была богиней первой величины. Но тем не менее, ее губы тронула надменная улыбка:
Да, с генетикой мне повезло. - Улыбка тут же сошла с пухлых губ. И брюнетка заговорила совершенно иным тоном:
Я наслышана о тебе, Каллисто. И да, мне нужен город. Мне абсолютно не нравится все то, что там происходит. - Договорить богине не удалось, ибо в этот момент со стен города посыпались стрелы. Девушка усмехнулась, сейчас начнется самое интересное.

+1

12

Каллисто не успела ничего сделать. Её вытянутая правая рука так и осталась на весу, не дотянувшись до ручки меча. Вначале женщина решила, что ей послышалось. А когда обернулась, то тут уже её начали обманывать собственные глаза. Она увидела, как люди стали пускать стрелы со стен города. Что-то в груди больно сжалось, и она нырнула за дерево, не сразу обратив внимание на человека, грозно возвышавшегося на городской стене, и так же воинственно осматривавшего окрестности, распоряжаясь закрыть ворота и никого не пускать. Конечно. «Как будто впервые видит такую «необычную» особу!» Но блондинка не придала тому ни малейшего значения. Она не сводила ядовитого взгляда с Эроны. Вот так, впившись в неё глазами, стоя по среди леса, и не произнося ни слова, будто бы говорила ей в мыслях: «Узри всё то, что мне принёс мир!» – шептали её глаза, ставшие ещё ярче. – «Теперь во мне живёт одна лишь злоба. Яркие краски пропитались серостью… Ты хочешь меня уничтожить…» Каллисто знала – Эрона поняла её. Не могло быть иначе. Богине, как никому, были известны масштабы потери. Каллисто продолжала держать на девушке огненный взгляд. И на мгновение, совсем мельком, женщина почти потеряла контроль над собой, но это было лишь мгновение. Спешно взяла себя в руки, и её лицо вновь стало непробиваемым. Только глаза её выдавали. В них оставалась гореть свербящая боль. Она возвратилась в прежнюю позицию, руки в боки, и обратилась к Эроне: - Ты пришла, чтобы убить меня сама или руками своих слуг?.. – голос женщины оказался на редкость злым. – Как далеко ты собираешься зайти в своих похождениях?.. – Она отвлеклась, когда до её слуха дошёл шёпот. И это был не тот шёпот, что доносился от людей. Голос шёл изнутри. Из самой души женщины. Он был противоречивым, и путающим. В отличии от дымящегося разума. Это называется войной между разумом и сердцем. Пришла пора принять решение. Однако Каллисто была чётко уверенна, что справится сама без чьей либо помощи и была основана на неимоверном отвращении к самой себе. Но ненавидеть кого-то всегда проще, нежели признать, что ты озлоблен на самого себя, и сам себя ненавидишь. Так случилось и с ней. Она желала себе смерти не меньше, чем хотела сейчас наброситься на Эрону. Но женщина ни за что не переступит эту черту. Тем более, когда у девушки была подобная охрана. Не то, чтобы Каллисто была не верна своим силам, и боялась, что этакие мощные воины, без промедления способны нанести ей заметный урон. На это женщине было плевать - её гордость замаралась много ранее, и она не страшилась опозориться публично, коль её силы будут неравны. Она не сводила глаз со своей намеченной цели – Эроны. Но краем взора всё же наблюдала за городом. Каллисто прислонилась к дереву слегка облокотившись на него и сказала девушке: - Ты так уверенна в себе, Эрона. – краем губ улыбнулась женщина. – Но кто навёл тебе подобные мысли, что я буду даром помогать тебе в твоих делах?.. – Она надеялась задеть богиню. Зацепить её, дав понять, что не всё задуманное и желаемое можно получить. В жизни никому ничего не давалось просто так. Непроизвольно опустив глаза, женщина отметила ещё одну вещь, принадлежавшую Эроне, подошла к девушке, взяла её руку и развернула к себе, затем произнесла: - Ты хочешь позабавиться со мной, но я не позволю. - В спину как будто бы повеяло холодом, но она договорила: - Если тебе вправду нужна я и мои силы со способностями, чтобы подчинить город, давай договоримся. За мои услуги ты отдашь мне свой меч. Ну в чём проблема, сделаешь себе новый, наколдуешь, ты же богиня и всё умеешь. - Кажется, оптимистическое настроение Эрона не разделяла, только какой-то странный взгляд божества прошелся по телу блондинки. – Решай, а то мне как будто заняться больше нечем! - Резко и совсем недружелюбно сказала Каллисто, а глаза её горели недобрым огоньком. – Если не хочешь, отлично, и не надо. – она поджала губы, и сжала кулаки в злости, - И что ты потом будешь бурчать себе под нос, когда упустишь такой шанс? - Кривлялась она. - У тебя не случалось горе, ты не теряла своих близких, и у тебя не отнимали дом! Можешь меня исколошматить в ответ, но это правда! Поэтому не играй со мной! - и так разозленная этой ситуацией, сузила глаза и одарила соперницу лишь взглядом полной злобы и презрения. – Думай, или я привлеку весь этот город на твою сторону, или пойду найду какие-нибудь другие приключения на свою задницу!

Отредактировано Callisto (2018-07-25 20:09:45)

+1

13

Смертные любят действовать сообща. Не все, к счастью, но большая часть этой ничтожной серой массы людишек. Им кажется, что скученность сродни защищенности. Если ты в стае, тебя не тронут.  Животные законы, люди интерпретируют их на свой лад. На самом деле, все не так просто. Среди животных существует своя иерархия, своя "лестница", скажем так.  У каждого члена стаи собственная роль.  Звенья соединяются в цепь, и если одно вылетает, нарушается вся её целостность. Так же и здесь.  Стоит одному члену стаи забыть о своей роли, худо будет всем. И в первую очередь тому, кто забыл.
Считается, что при опасности звери сбиваются в стаи и защищают друг друга. Откровенная чушь. Травоядные, заметив опасность, бросаются со всех ног наутек. Хищники, действительно, встают плотным кольцом, а в его центре находятся совсем юные волки. Но это делается не из-за того, что матерым санитарам леса просто до безумия хочется защищать молодняк. Нет, дело в иерархическом порядке.  Оборону держат волки, чья роль в стае охранная. Этакие волки - "воины". Молодняк встает в кольцо, ибо их роль иная, чем у воинов. Они - будущее стаи. И это будущее сохраняют волчицы - матери, которые стоят рядом с юным поколением. Как только появится возможность, волчицы уведут молодежь подальше от опасности.
Больные и слабые волки стоят рядом с защитниками стаи. Даже чуть впереди, ибо при нападении врага именно они принимают удар на себя, давая основным защитникам выиграть немного времени перед началом схватки.
К чему такие параллели между смертными и животными? Да к тому, что у людей все не по правилам. В случае нападения на деревню, какие-нибудь особо одаренные крестьяне вооружатся вилами и пошли в атаку на воинов. Вот чем думают эти люди? Вместо того, чтобы провести отвлекающий маневр и увести своих жен и детей, отважные пахари грудью встают на защиту родины малой. И получают сквозное ранение мечом.
Выходит, что волки, живущие инстинктами, умнее людей? Это немыслимо, ибо люди сотворены Богами. Они наделены разумом и умением мыслить, в то время как животные не умеют размышлять. Тем не менее, волки делают так, как им выгодно. Вот оно - ключевое слово. Выгода.
Более разумные смертные всегда и во всем ищут её. Они не станут опрометчиво бросаться на острый меч, не пойдут служить в армии, не станут заниматься земледелием. Это сильные и независимые люди, они умело манипулируют окружающими, извлекая из этого выгоду для себя. Такие люди введут за собой армии последователей, зачастую пытаясь бросить вызов самим Богам.  Это их и губит, кстати.

Боги тоже умеют и любят извлекать выгоду для себя. Особенно те, которых относят к разряду темных. Эрона относится к их числу. И сейчас, стоя напротив Каллисто, девушке откровенно смешно было слушать блондинку. Та всерьез думает, что Богине ярости больше заняться нечем, кроме как охотиться за какой-то смертной дамой? Пусть даже и довольно известной воительницей. Ну-ну. Посмотрим, что дальше скажет злейший враг Зены.
А та, тем временем решила, что брюнетка просто не может обойтись без помощи "великой воительницы" Каллисто.  Богиня ярости плотно сжала губы, чтобы не расхохотаться в голос от такого высказывания. Большей глупости её еще не доводилось слышать. Смех вырывался наружу, и молодая Богиня сдерживалась только ради того,чтобы выяснить к чему придет Каллисто в своем монологе. Речи блондинки о даром ненужной сделке, за которую Эрона должна отдать ей свой меч, заставили Богиню удивленно приподнять брови. Что-то? Она не ослышалась? Отдать меч, подаренный Аресом за какие-то там услуги, которые ей даром не нужны? Понятно, цирк уехал - клоуны остались. На этом, пожалуй, стоит прекратить милейшую беседу. Эрона отправится в Пилос, со стен которого градом сыпались стрелы, и выяснит, кто посмел попытаться бросить вызов Богине ярости.
Но Каллисто, похоже, не собиралась так просто умолкать. Не все способности ораторские еще показала, видимо. дело дошло до прикосновения. Жительница Олимпа внимательно взглянула на блондинку. Интересно, она поймет по взгляду Богини ярости, что пора бы свернуть беседу и разойтись? Ага, как же.Блондинка принялась исповедоваться Эроне в случившемся у нее горе: дома лишили, родителей лишили. В дополнение к разговорам по душам не хватало только вина и щедрой закуси. Разбить прямо у ворот нехитрый стол, сесть на пенечки, и начать плакаться друг другу. Вот оно счастье, в соплях девичьих.
- Довольно. - Отрывисто бросила брюнетка, вырвав свою руку из ладони Каллисто, - Я предпочитаю забавы с мужчинами, не переживай по этому поводу. - Такие комментарии были чужды Эроне, не сейчас она просто не могла не позволить себе съязвить, - Тебе нужна исповедь? Сходи к жрицам Гестии. Они любят вытирать сопли тем, кто плачется в их хитоны. Всего доброго, была не рада познакомиться. - Эрона взмахнула рукой и рассыпалась в темных лучах.

Путь ее лежал в Пилос. Оказавшись в городе, Богиня ярости осмотрелась. По всему периметру стен были выставлены лучники. Совсем рядом с брюнеткой был разбит палаточный городок. Эрона недобро прищурилась, разглядывая его обитателей, снующих туда-сюда. Странные доспехи, поверх их - светлые безрукавки из шкур животных. Это не греческие воины, но и не римские. Кто они, откуда и что делают в Пилосе?
Город был захвачен. А значит, Богине ярости придется повременить с собственными планами на него. Ой как не любила брюнетка откладывать свои планы. Поэтому, сейчас она разберется с наглецами, так беспардонно нарушившими её задумки.
Не долго думая, кареглазая девушка образовала в руке фаербол. Меткий бросок и вот уже несколько лучников с криками падают со стены. Напоминают они сейчас не людей, факелы. Все происходит моментально. Еще один фаербол, и снова лучники сыпятся на землю, как горох. Это не нравится солдатам в лагере. Слышатся крики, шум, и воины бросаются на девушку.
Сверкнул на солнце ее любимый меч. Замах, резкий удар, снова замах. Мышцы приятно покалывало, по коже побежали мурашки. Любила Эрона схватки, что поделать. У каждого свои маленькие увлечения. Раз - и чья-то голова плавно отделилась от плеч и приземлилась на землю. Твердь земная стала темно - бардовой от крови. Все так быстро происходило, буквально, за какие-то доли секунд. Два - и еще один воин пронзен мечом насквозь. О, этот взгляд потухших глаз. Через пару секунд они начнут стекленеть, а кровь еще немного будет сочиться из раны. Но Эроне не придется насладиться зрелищем. Тут еще несколько десятков вояк ждут билета в царство Аида.
Резко нанеся удар ногой в живот очередному воину, одновременно с этим Богиня ярости занесла руку с мечом, готовясь вонзить его в тело еще одного противника. И тут же получила мощный удар по руке, в которой была зажата рукоять меча. Оружие с тихим звоном упало на пыльную дорогу. Озверевшая девушка развернулась к наглецу, посмевшему атаковать ее. И завязался рукопашный бой.

+2

14

Каллисто вновь начала наблюдать за выражением лица Эроны. Сколько эмоций проскальзывало в этих глазах, даже губы многое говорили о душевном состоянии девушки. Богиня явно недослушивала слова сказанные блондинкой, это было заметно по её расслабленной позе. Когда пальцами потирают плечи - это говорит о гордости, возвеличивании себя. Секрет жестов. Но когда Эрона сверкнула глазами, Каллисто уже поняла, что договариваться будет бесполезно. Возведя свой взор к небесам, она показательно тяжело вздохнула и тут богиня высказалась по её поводу. Она эгоистично считала, что не нуждается ни в чьей помощи и сама сможет вернуть свой город. «Если ты такая храбрая, что же Арес не забрал тебя с собой?» Каллисто посмотрела на неё, как на маленького ребенка. Если она хочет считаться самой великой в мире - то флаг ей в руке. Каллисто все равно будет считать, что достойно встретила её и разговаривала на равных, а не струсила. В другие причины она отказывалась верить. - А может проблемы в городе начались тоже из-за тебя? - с легкой иронией спросила блондинка и приподняла бровки вверх. Но Эрона решила пропустить колкость мимо ушей, а может она и не услышала эти слова, потому что решила исчезнуть. Светловолосая прислонилась к дубу и начала смотреть вдаль. Она понимала, что не надо было снова окунаться в свои тяжкие воспоминания, и казалась бездвижной статуей, но ветер развивал эти сомнения, иногда играясь с волосами женщины. Она не совсем понимала эту богиню. Все защиты, которые предоставляла Эрона в свой адрес, Каллисто могла оспорить с легкостью. И она собиралась это сделать, Видимо судьба ей тоже идти в Пилос. Что ж, все сходится. Может Эрона и не врёт, что её волшебство здесь ни при чём. И сама чуть не рассмеялась. «Ах так, ты ненавидишь людей, которые одаривают тебя жертвами, помогают тебе, делают такой какая ты есть сейчас, и я не сомневаюсь, что они любят тебя, как родную! А ты их ненавидишь! Зато ты любишь своих божественных родителей, который бросили тебя еще, когда ты была ребенком! Ты никогда не должна говорить про окружающих такое, ты должна быть благодарна за то, что они тебе дали… В отличие от тех, кто с тобой поступил по-свински, что тут сказать». Не в её воинственных правилах было жалеть род людской, она ведь та, которая была отличной занозой в заднице всех обычных жителей, но сейчас надо было забыть об этом и посмотреть, что происходит в Пилосе. Каллисто сделала жест рукой, который говорил, что все в порядке, и перебежками приблизилась к одной из стен. Похоже, здесь тоже сражались, потому что на земле оставались тела погибших, и она заметила боевую верёвку, обёрнутую вокруг одного из павших воинов, брезгливо вытащила её и вздёрнув одну брови придирчиво осмотрела стену, а потом удачным броском закрепила лассо за камни, хорошенько закрепила его, проверила на прочность и полезла вверх, из всех сил сжимая верёвку руками и подтягивая ноги к плечам, как паук на невидимой паутине, чуть ни растирая до боли кожу на ладонях. В голосе Эроны слышалась откровенная неприязнь, богиня словно вообще её за человека не считала, чем еще больше разозлила Каллисто. Какое она имеет право так обращаться с другими? Но вот уже край стены показался совсем близко, осталось только забраться на него. Заглянув за него, Каллисто повисла с округленными глазами. Это самоубийство! Идти в одиночку против множества воинов и заставить Эрону отказаться от власти над Пилосом. Разве это разумно? Да и как скажите на милость, отыскать богиню? Женщина сверлила площадь взглядом и отрицательно качала головой. Куда катится этот мир? В принципе, понять Эрону она могла и даже отгадала её замыслы. Может быть, Каллисто всегда была эгоистичной тварью, но такой же если не хуже была и богиня, которая просто дышала ненавистью по отношению к людям! Резкий голос, раздавшийся на площади, и огненные всплески нарушили покой. «Ага, вот тебе тишь и гладь!» - призрительный взгляд блондинки заметил как откуда ни возьмись явилась Эрона и стала сражаться с местными воинами! Когда всё внимание обратилось на богиню ярости, Каллисто забралась на стену, быстро сбежала вниз по лесенке и увидела за углом толпу прячущихся горожан: - Скорее беги отсюда, они хотят нас убить! – тихо предупредил её мужчина похожий на зажиточного купца или ремесленника. – Да-да, хотят и убивают! – весело откликнулась блондинка. – Видела, и не раз! Её отвлек воинственный клич со стены, это какая-то здоровенная девица в коротком кожаном костюме (кажется, боевые одежды не отличалось особым разнообразием) прыгнула вниз, обняв колени руками и прокрутив несколько сальто подряд в воздухе, а потом приземлилась и поспешила в битву. Рослая, крепкая девушка Эрона выглядела замухрышкой по сравнению с одним из предводителей этих варваров, которым, несомненно была эта «красавица»! «А теперь попробуй-ка справиться с ней!» Каллисто украдкой поспешила подобраться поближе к площади и увидела, что в суматохе битвы Эрона уронила своё оружие далеко в сторону! Нужно было только броситься вперёд, по пути награждая встреченных солдат ударами, схватить меч за рукоятку и спрятаться вновь, что и было проделано с ловкостью, достойной лучшей акробатки. Блондинка прижалась к дому, чтобы отдышаться, когда вдруг меч в руке окрасился светом и она почувствовала себя странно, а потом начался необычайный прилив сил. Каждая клеточка тела как будто менялась, становясь крепче и эластичнее. Такого с ней не было никогда! «Да, это на самом деле необычная, магическая вещь, и она будет служить мне!» Чтобы не терять зря времени, Каллисто кинулась бежать прочь из города. По пути её хотели остановить варвары, но хватило одного лишь взмаха таинственного меча, чтобы отбросить врагов далеко на противоположный угол улицы! Даже напрягаться не пришлось. Казалось, теперь она готова просто перепрыгнуть через высокую стену, а не проходить через ворота как все нормальные граждане, и тем более не спускаться по верёвке, как дура. Она искренне улыбалась, еле сдерживаясь от смеха. Может быть, ей наплевать на всех и вся, кроме самой себя, ну и пусть! «Надеюсь, дикарка поставит эту глупышку Эрону на место». Каллисто знала, что крайне рискует, вызывая на себя гнев богини, но, сейчас у неё уже просто не было выбора.

0

15

Люди не ищут легких путей. В который раз Эрона убеждалась в этом. Какие же тупые эти смертные. Глядя на их поведение, создается ощущение того, что в запасе у них жизней пять-шесть. А то и бессмертны эти людишки. Почему? Да потому, что лезут на рожон абсолютно бездумно. Не дорожат величайшим даром, которые получили от Богов. Норовят быстрее проститься с собственной жизнью. А ради чего? Нет, чтобы красиво погибнуть, за Родину, например. Или, за Богов. Ага, прямо сейчас. Видят, что перед ними Богиня, и прут в атаку. Против той, которая уничтожит их одним щелчком пальцев. Узрели более сильного противника? Да сядьте вы на попу ровно и сидите, радуйтесь жизни. Нет, лезут в самое пекло. Отчаянные храбрецы? Скорее законченные идиоты.

Богиня ярости глубоко вздохнула, превращая в шашлык того самого наглеца, что выбил у нее меч. За действиями Каллисто она пронаблюдала абсолютно спокойно. Еще одна сумасшедшая. Стащить меч из под носа Богини, думая, что та не заметит? На что рассчитывает блондинка? На милосердие со стороны Эроны? на то, что эти горе - вояки сумеют остановить брюнетку? На собственные силы?
"Одни идиоты вокруг..." - С тоской подумала девушка. За ее спиной раздалось некое подобие боевого клича. Так орала Баядерка, когда желание выйти замуж достигло пика. Богиня ярости нарочито медленно обернулась. И тут ее брови плавно поехали вверх. С таким воином ей еще не доводилось встречаться. Точнее, с воительницей.  Дочка Ареса едва доставала до плеча даме, стоящей перед ней. Темно - русые волосы собраны в хвост, крупное тело затянуто в слишком узкий темно - коричневый топ. Определенные части тела предательски рвались из топа наружу. Некое подобие кожаной юбки прикрывало довольно объемные бедра. На ногах небесного явления красовались грубые сапоги со шнуровкой. Весь костюм был темно - коричневого цвета. Будь он на пару размеров побольше, смотрелось бы еще ничего. Но сейчас создавалось впечатление, что одеяния вот-вот лопнут на внушительных формах.

- Я убью тебя!!! - Оповестила всю округу барышня, бросаясь на Эрону. Та сделала шаг в сторону, и девица, издавая угрожающие вопли, пронеслась мимо. Богиня ярости могла в любой момент отправить даму к дедушке Аиду. На ПМЖ, стало быть. Но она не спешила этого делать. Скучно убивать тех, кто не может дать достойный отпор. С ними можно поиграть, как кошка с мышкой. Опустить морально, а потом уничтожить физически. Богиня ярости захотела слегка съязвить, уж больно смешил ее костюмчик воительницы:
- Пышный бюст иметь хотите? - Нараспев произнесла брюнетка, разводя руки в стороны. Дама, явно не привыкшая к таким вопросам, уставилась на дочку Ареса.  Ее взгляд был неописуем. Смесь недоумения и напряженной работы мозга:
- Че-че? - Решила переспросить смертная противница. Губы Эроны дрогнули, но она продолжила декламировать неприличный стишок. При этом, руки она прижала к груди, ладонями внутрь. И держа их вертикально, что придавало ей смиренный вид.
- Чтобы грудь была краса? Груди в улей опустите и держите три часа. - На поле импровизированного боя воцарилась тишина. Дамочка пару минут переваривала полученную информацию, не мигая глядя на Эрону. Зависла тетечка, не привыкла она к стихам. Вот по морде схлопотать - иное дело. Это по нашему, по воински. А стихи... Не приучена, видать, эта девушка к поэзии.
- Тебе стихов не читали? - Участливо спросила Эрона, наслаждаясь выражением лица дамочки. Та неопределенно моргнула, а потом снова издала рев голодной медведицы, и понеслась на девушку. Богиня ярости засмеялась, чуть отступила в сторону, и изящно вытянула левую ногу. Получилась отличная подножка для крупногабаритной соперницы. Та растянулась на земле. А дочка Ареса лишь пожала плечами:
- Эх ты... Никакого чувства прекрасного. - Темные глаза наполнились гневом. Богиня ярости, одним прыжком очутилась на спине соперницы, вдавливая ее в придорожную пыль. Воины бросились на помощь своей предводительнице, но один взмах руки, и мечутся по площадке горящие факелы.
- Ты можешь стать одной из них. - Ласково пропела дочка Ареса, с силой прижимая тело соперницы к земле, - Я могу убить тебя. Но не хочу, у меня хорошее настроение. - Эрона переместилась на землю, - Если успеешь добежать до выхода за минуту, я тебя пожалею. Время пошло.
Противница вскочила на ноги, и бросилась к воротам. Несмотря на свои объемы, бежала она достаточно ловко. И успела таки, добежала до ворот. Опрометью выбежала из них и помчалась к лесу. Богиня ярости усмехнулась. Как же она презирала этих трусов. Хоть бы один достойный противник попался. Который сражался бы за свою жизнь после унижения. Нет, все бегут как шавки трусливые.

Девушка прикрыла глаза. Пора отправляться за своим мечом. Каждая клеточка ее тела была пронизана яростью. Как эта блондинка посмела тронуть то, что принадлежит Эроне? Это подарок папы. Им богиня ярости дорожила больше всего на свете.
Яркая вспышка сообщила об исчезновении дочки Ареса из города. Каллисто не успела далеко уйти. В ее ладони была зажата рукоять драгоценного меча. Эрона преградила блондинке дорогу:
- Это мой меч. А ты взяла его без разрешения. ай-ай, какая плохая девочка. - Голос девушки звучал ласково. Но глазами она была готова испепелить блондинку. Сейчас Эрона продумывала способы ее убийства. Поджарить? Не интересно. Пронзить украденным мечом? Более лучший вариант. Заодно и проверить умения этой дамочки. Как она ведет бой, какие приемы знает. Поиграть с ней вволю, а потом прикончить.
И тут Эрону осенило... Зачем же убивать глупышку, посягнувшую на вещь Богини ярости? Можно устроить ей сладкую жизнь. Преследовать и мстить за попытку кражи. Это куда интереснее - отравлять жизнь блондинке. И мучительнее для последней.
Девушка приблизилась к Каллисто на достаточное расстояние, чтобы выбить у той меч. Что и не преминула сделать. Удар правой ноги по запястью Каллисто, меч сверкает на солнце, и тут же Эрона его подхватывает на лету. Удовлетворенно улыбнувшись, она смотрит на блондинку:
- А я могла бы перерезать тебе горло, как паршивой овце. За то, что ты посмела прикоснуться своими ручонками к моему мечу. Но так неинтересно. Я буду убивать тебя медленно, поэтапно. Отравлять твою жизнь хуже, чем это сделала бы Зена. - Глядя в темные глаза соперницы, Эрона смаковала каждое слово, - Да, кстати: тебе до нее далеко. Зена умна, с ней приятно соревноваться. Ты проигрываешь ей. - Губы тронула улыбка, - До скорых встреч, Каллисто. - Воздух разрезала темная вспышка. Это Эрона отправилась по своим делам, оставив блондинку в одиночестве.
Им еще придется встретиться. Богиня ярости твердо знала об этом.

+1


Вы здесь » Древний мир героев и богов » Сюжетная линия » "Не верь, не бойся, не проси"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC