Голос маленькой арфы зазвучал необычайно колко и нагло. Терра прикрыла глаза, пытаясь ощутить своё тело. На ней целая куча непривычной одежды, под которой погребена природная плавность и лёгкость. Ещё эти ботинки! Старый стиль танца не мог быть исполнен и не подходил ситуации. На счастье где-то вдалеке за разговорами и гоготом, шарканьем лавок и визжащей арфой притаился маленький но упорный звук. Кто-то притоптывал звонким каблуком в такт музыке. Терра кивнула раз, другой, и понеслась. [читать дальше]
Эта история далеких веков, забытых цивилизаций и древних народов. Мир, полный приключений и опасностей. Жестокие войны и восстания, великие правители и завоеватели, легенды и мифы, любовь и ненависть, дружба и предательство... Здесь обыкновенный смертный, со всеми своими слабостями и недостатками, способен на захватывающий дух героизм, на благородство и самопожертвование, которые неведомы ни богам, ни другим живым существам. Это история беспримерного мужества, почти самоубийственной отваги, это история, где нет пределов достижимого...
annukxenarumina

Древний мир героев и богов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Древний мир героев и богов » Альтернативная реальность » There are things, that should not be found


There are things, that should not be found

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Действующие лица: Сет, Зена
Время и место действия: 21 век, Египет и мир
События:

Египет, 21 век. Небольшая группа чёрных археологов исследует руины древнего храма, предположительно принадлежавшего культу бога Сета. В процессе работы им удаётся обнаружить скрытый вход в тайную комнату под землей. Одержимы своим любопытством и жаждой наживы, искатели немедленно спускаются в чудом уцелевшее помещение, где находят тысячелетний саркофаг и множество записей на египетском языке. Все попытки открыть саркофаг заканчиваются неудачей. Только в процессе перевода записей кладоискателям удаётся отыскать некую "инструкцию", в которой подробно описан странный ритуал, после осуществления которого гробница должна открыться и освободить бога Сета, якобы заключенного в ней. Не особо веря во все эти религиозные бредни, археологи, впрочем, оказываются не способны противостоять соблазну. Слишком уж богато выглядит саркофаг, дабы не попытаться вскрыть его любыми способами. Но действительно ли это стоит того? Или в этом мире есть вещи, которые лучше никогда не находить?

+1

2

Власть манит. Желание творить свою волю, управлять своей жизнью и всем, что вокруг, присуще каждому, разница лишь только в масштабах. Кому-то достаточно власти над собственной судьбой, а для кого-то это кажется ничтожно малым. Таким персонам хочется повелевать не только собой, но и остальными людьми, навязывая им свою волю. Они считают, что весь мир должен быть у их ног, а все их желания обязаны осуществляться. И ради этого, ради удовлетворения своих амбиций и стремлений, они без наименьших угрызений совести готовы идти по чужим головам, сломать десятки, сотни, а то и тысячи жизней, лишь бы устроить свою задницу высоко на вершине, построить замок на чужих костях. Вопрос лишь в том, долго ли этот замок простоит.
Жажда власти – настоящая болезнь. И Сет ею болен. Неизлечимо болен. Она давно изменила его сущность, проникла в каждую его клетку и наполнила всё тело – от пальцев на ногах до кончиков волос. Его единственным желанием было править. Повелевать этими жалкими смертными существами, превратить их в безвольных рабов, чтобы они валялись у его ног и выполняли наименьшие его прихоти. Большего они – убогие и полуумные создания, сотворенные только лишь на потеху богов – были не достойны. Ну кроме единичных исключений. Ради осуществления этого своего желания бог пустыни был готов на всё. Превратить Нил в реку крови? Не проблема. Уничтожить весь свой Пантеон? Да легко, хоть сегодня. Вырезать других богов по всему миру? С огромным удовольствием. Для Сета не было ничего и никого святого. Но он был таким не всегда.
Когда-то давно, в очень и очень далёком прошлом, египтянин был порядочным сыном, который выполнял все указания отца. У него была слава, его считали покровителем власти, а имя ставили рядом с титулами правителей. Золотые времена. Затем его предали. Дорогой папочка Геб снял свою корону Владыки Мира и одел её на голову Осириса, оставив младшего сына ни с чем. Со временем его начали ставить на второй план, а затем и вовсе забывать. Сет не смог с этим смириться. Злоба, зависть и ненависть пожирали его изнутри. Он знал, что намного умнее и сильнее своего брата, но его просто выкинули, как ненужную вещь. Накопившиеся эмоции вырвались наружу и сын Гора убил своего брата, занявшего трон. К сожалению, полностью убить египетского бога практически невозможно, но и временно – уже успех. Впрочем, замок на костях простоял не долго. Война с Гором, Суд богов... Эту историю знает каждый в Египте. И кончилась она тем, что Сета вновь выкинули в пустыню, ещё и заставив служить личным охранником Ра. Это был позор. Худший провал за всю жизнь. Но даже будучи разбитым и униженным, он не сдался. Никогда. Костёр его ненависти лишь вспыхнул ярче прежнего. Он ещё нанесёт свой ответный удар и отомстит, сколько бы времени для этого не понадобилось. Египтянин терпелив, он умеет ждать.

------ Египет, несколько тысяч лет назад.

Долгие годы, день за днём, Сет выполнял свои обязанности, возложенные на него Ра и Судом, при этом не привлекая к себе слишком много внимания. Но на самом деле всё это время он лишь бросал песок в глаза. Осторожно и неспешно бог пустыни копил энергию, искал любую мелочь, что поможет ему стать сильнее. По крупицам строил свою мощь и готовился к тому самому ответному удару. И только тогда, когда во всём Египте больше не осталось ничего, способного помочь, бог войны был готов. Его час настал.

Бехдет был большим и очень богатым городом на западном берегу Нила. Казалось, ничего особо примечательного для Египта. Тем не менее, один важный факт заметно выделял этот град среди всех других – он был основан лично Гором, сразу же после победы на Суде. По воле сына Осириса здесь был построен самый большой его храм во всём Египте, превосходящий по размерам главную обитель Сета. Более того – стены здания украшали рельефы с изображением сцен схватки бога неба с богом пустыни, в которых первый одерживает победу. Один только вид этого "архитектурного чуда" вызывал у покровителя воинов рвотные позывы и несоизмеримую злобу, но местные жители считали храм украшением своего города и толпами бежали туда, дабы побыстрее преподнести дары великому богу Гору, их хозяину и покровителю. Этот день не стал исключением. Пусть многие сейчас работали, но желающих поклониться богу всё равно хватало. И только одна особо отличалась от остальных гостей, привлекая к себе внимание каждого, кто проходил мимо. Немного сгорбленная фигура в тёмно-коричневом плаще с капюшоном, совсем не привычным нарядом для местных жителей, остановилась прямо напротив центрального входа в здание, пилоны по бокам от которого достигали высоты в 36 метров. В правой руке гостя был большой скипетр с анхом на конце. Немного постояв, разглядывая рельефы на стенах, Сет, а это был именно он, криво улыбнулся и шагнул ко входу, ведущему во внутренний двор. Огромные размеры, 32 колонны по бокам, множественные статуи Гора... Всё это впечатляло любого посетителя, но только не бога пустыни. Сцепив зубы от злости и игнорируя пристальные взгляды египтян, он пересёк двор и направился к гипостильному залу, украшенному не менее богато. Впрочем, его он миновал так же быстро. Сын Геба двигался к сердцу храма – святилищу. Вот только на входе к залу, где размещался алтарь, его остановили.
– Вам сюда нельзя, это только для служителей храма, – один из жрецов перекрыл дорогу богу пустыни. Затем, заметив странный скипетр, он слегка удивился и, похоже, собирался спросить о его происхождении, но не успел.
– Мне можно. Я пришел лично поклониться своему племяннику, – одним движением руки Сет сбросил капюшон плаща и выпрямился, показав себя слуге Гора во всей красе. – Или ты против?
– Нет, нет... Я... – мужчина испуганно замер на месте, потеряв дар речи.
– Вот и отлично. Сгинь.
"Лёгким" движением левой руки Сет оттолкнул преграду на своём пути в сторону, познакомив лицо бедолаги со стеной. Да так, что тот безвольно повалился на землю, истекая кровью.
– Ой... Извини, я не хотел, – произнёс египтянин, напялив на лицо ухмылку и окинув тело издевательским взглядом.
Потеряв интерес к прислужнику, бог вошел в зал, откуда ему навстречу уже неслись трое других жрецов. Увидев того, кто побеспокоил их покой, они мгновенно замерли, обменявшись взглядами, полными страха.
– О, вот и жертвы. А я-то переживал, что никаких даров с собой не захватил, – невозмутимо молвил сын Геба, слегка наклонив голову на бок.
Слуги Гора не успели ничего ответить. Все трое одновременно ухватились за горло, начав задыхаться и захлёбываться собственной кровью. Бог увлечённо наблюдал за этим зрелищем, не забывая при этом улыбаться.
– Что же вы себя так не бережёте? Молитесь, поклоняетесь, дары преподносите, а о здоровье своём совсем забываете. Айайай, – бедолаги попадали на пол, кашляя собственной кровью, им оставались считанные секунды. Брюнет же продолжил издеваться: – Похоже, вы что-то подхватили. Чуму какую-то. Или может простудились. Вам бы к Имхотепу, он вас вылечит, – бог выдержал небольшую паузу, ожидая пока все жрецы испустят дух. – Или нет, – владыка войны поднял взгляд на алтарь Гора, усеянный огромным количеством даров. – И это жертвы? Ох, какая мелочность. Даже смотреть противно. Но ничего, сейчас папочка Сет научит вас, как это делается.
Лёгким взмахом руки египтянин, пользуясь своими силами, скинул с алтаря весь этот хлам. Затем он неспешно отложил скипетр к стене и подошел ближе к телам убитых жрецов. Наклонившись к одному из них, бог войны схватил его рукой за шею и закинул на алтарь. Двух следующих служителей ожидала такая же судьба. Закончив с этим нехитрым дельцем, Сет тяжело выдохнул, при этом наигранно вытирая краем плаща пот со лба.
– Ну вы и отожрались на храмовых харчах. Бесстыдники, – он сделал небольшую паузу, рассматривая своё "творение" из кучки трупов на алтаре. – Вот это я называю жертвоприношением. Красота. Прям глаз радуется, – продолжая этот монолог наедине с собой, покровитель чужестранцев обратно взял свой скипетр и раскинул руки в стороны, направив свой взгляд вверх, к небесам. – О великий Гор! – торжественным тоном начал бог. – Прошу тебя принять эти дары в знак моей вечной и бесконечной любви к твоей жене. Её ягодицы – как две идеальные песчаные дюны в моей пустыне. Её грудь...
– Заткни пасть, – прозвучал позади озлобленный и до боли знакомый голос.
– Наконец, – про себя произносит Сет, пока на его лице расплывается убийственно коварная, злобная и смертельная улыбка, не предвещающая ничего хорошего. – Ну здравствуй, сладенький, – он медленно опускает руки, разворачиваясь к богу неба. – Я уж боялся, что ты совсем оглох и не услышал меня. Ты же знаешь, там наверху очень ветрено. Ещё и в этом убогом храме какие-то проблемы со звуком. Волновался, что придётся кричать, дабы достучаться до тебя.
И вот они стоят лицом к лицу. Двое вечных и непримиримых врагов, наполненных взаимной ненавистью с ног до головы. Напряжение между богами было настолько мощным, что достаточно было одной малейшей искры, дабы весь этот храм просто разнесло на мелкие куски. Они впились друг в друга взглядами, полными слепой злобы, презрения и отвращения. Бог пустыни с нечеловеческой силой сжал левую ладонь в кулак, правой же крепче обхватив скипетр. Уже только от одной глупой мордашки Гора у него всё внутри закипало, пробуждая желание убивать. Шанс превратить это личико в сплошное кровавое месиво был для Сета дороже всех богатств этого мира. За этим он сюда и пришел, собственно.
– Я этого не потерплю, – сквозь зубы произнёс сын Осириса, окинув взглядом помещение. – Ты забыл своё место? Я с удовольствием тебе его напомню, – он протянул руку в сторону и в ней тут же появился посох-копье.
– Какой грозный мальчик, я уже весь дрожу от страха... – издевательски ответил Сет, усмехнувшись. – Как раз наоборот – я вспомнил своё место. И пришел сказать тебе, чтобы к завтрашнему дню ты отполировал мой трон правителя Египта до блеска. Не люблю сидеть на грязном, особенно после тебя.
Гор в ответ лишь рассмеялся, но только на пару секунд. В следующее мгновение он резко замахнулся своим божественным посохом, намереваясь нанести хозяину пустыни сокрушительный удар. Каково же было его удивление, когда Сет протянул левую руку и без малейшего труда перехватил оружие своего противника.
– Сюрприз, – крикнул сын Геба, после чего резко ударил злейшего врага ногой в живот, не давая опомниться.
Пинок оказался настолько сильным, что Гор пробил стену и влетел в церемониальный зал, по пути ещё и снеся одну из колонн. Покровитель воинов довольно улыбнулся. Посох своего противника он попросту выбросил в сторону, затем неспешно шагнул через огромную дырку в стене, взглядом пытаясь отыскать своего соперника сквозь кучу поднявшейся пыли.
– Знаешь, я так давно ждал этого момента, – молвил он, приближаясь к Гору. – Столько раз представлял, как убиваю тебя. Прокручивал в голове сотни вариантов. Но всё оказалось куда проще, чем я предполагал,
На шум начали сбегаться служители и даже посетители храма. Некоторые, поняв что происходит, тут же уносили ноги куда подальше. Иные же, наделённые небольшой долей смелости, глупости и любопытства, наблюдали за происходящим из-за углов. Сын Осириса тем временем поднялся на ноги, сбросив с себя обломок колонны и отряхнув пыль. Он раскрыл ладонь, в которой мгновенно образовался сгусток света, похожий на солнце. В следующую секунду шар уже летел в сторону Сета. Но богу войны, похоже, было на это совсем наплевать. Одним лёгким взмахом скипетра он отбил шар куда-то в сторону. Судя по грохоту и крику, что-то разрушилось и кто-то пострадал.
– Слабовато. Старайся лучше.
– Тебе конец, – просычал Гор, бросившись вперёд.
Прежде чем бог неба достиг своего оппонента, в его руках вновь появился посох с лезвием на конце. Неистово атакуя, правитель Египта пытался пробить защиту владыки пустыни, но всё было тщетно. Сет играючи блокировал все удары, но сам переходить в наступление не спешил. Он наслаждался, получал неимоверное моральное удовольствие от беспомощности своего злейшего врага. Но затягивать противостояние ему было таки не выгодно.
– Хватит, – брюнет резко ударил Гора скипетром в грудь, отправив в небольшой полёт к противоположной стене зала. – Какой же ты жалкий. Просто ничтожество.
В мгновение ока он переместился к выродку Осириса. Отбросив собственный скипетр в сторону, Сет схватил свою жертву за горло, подняв вверх на вытянутой руке. Он заметил, как тот напрягся и на секунду прикрыл глаза, видимо собираясь перенестись отсюда. Но неудачно.
– Что, не получается? Ну ты не огорчайся, у мужчин такое иногда случается, – хозяин пустыни издевательски улыбнулся, с силой впечатав побеждённого врага в стену. – Как такой слабак вообще может править Египтом? Это же просто позор. Что о нас подумают другие Пантеоны? – ещё раз. – Ты такой же никчёмный, как и твой отец. Знаешь, почему Суд выбрал вас, а не меня? – он подался вперёд, прошептав: – Из-за страха. Они боятся меня. Они знают, что на этой земле мне нет равных. Был бы ты умён, ты бы тоже это знал, – с невероятной силой Сет бросил обессиленного Гора в сторону внутреннего двора храма, заставив по пути снести несколько колонн. – Ты построил это чудо в честь своей победы надо мной, но сегодня это место станет твоей гробницей. Какая ирония, – на повышенных тонах произнёс бог войны.
Через секунду Сет уже стоял рядом с владыкой неба, лежащим на центральном дворе храма, где собрались люди, пришедшие на поклонение сыну Осирису. Сейчас же они разбежались или в страхе забились по углам, смутно понимая, что здесь происходит.
– Вот он – ваш бог. Тот, в кого вы так верите и на чью защиту уповаете, – громко произнёс сын Геба, переведя взгляд на свою жертву. – Такой ничтожный и беспомощный лежит у моих ног.
– Гор наш царь! Он уже побеждал тебя и победит ещё раз! – прокричал из какого-то угла очень наивный и абсолютно безмозглый жрец.
В ответ Сет лишь усмехнулся, даже не бросив взгляд в сторону наглеца. Он опустился на одно колено рядом с "хозяином" Египта, который уже начал пытаться подниматься, и с силой ударил того кулаком в лицо. Затем ещё раз. Ещё. И ещё. Брюнет нанёс с десяток ударов, прежде чем остановиться.
– Я ведь могу делать так целый день. На потеху себе и твоим поклонникам. Они, наверное, никогда раньше не видели, как бог истекает кровью. Может они и вовсе считали, что у нас нет крови? Интересный вопрос, по правде. Нужно будет поинтересоваться, – брюнет всё не переставал издеваться, склонившись над побеждённым. – Кстати, я тут недавно виделся со своим товарищем из далёких земель. Уит.. Нет, Уициклопи... Стоп. Секунду, – защитник Ра на мгновение задумался. – Ах, Уицилопочтли. Зараза. Язык можно сломать. Так вот, он мне рассказывал, что у его народа – ацтеков – есть очень хороший обычай – вырывать сердце из груди людей, которых они приносят в жертву богам. Мне идея сразу понравилась, сказу честно. Это же так интригует – держать в руке чьё-то сердце. Я всё хотел попробовать, но как-то руки не доходили. До сегодня, – Сет злобно улыбнулся. Он не знал, хорошо ли Гор его понимает, ибо слишком уж он плохо выглядел, но повелителю пустыни было попросту наплевать. – Сердце смертного это интересно, но сердце бога – куда лучше. Ацтеки, правда, используют кинжал, но, полагаю, я справлюсь и без него.
– Я вернусь... И убью тебя... – через силу произнёс Гор.
– О, голосочек прорезался, – Сет поднял ладонь вверх и она загорелась ярким пламенем. – Тогда спой для меня.
Бог с силой вонзил руку в грудь противника. Громкий крик разнёсся по храму, вынудив людей в здании и вокруг прикрыть уши, Сет же с довольной улыбкой закрыл глаза, наслаждаясь каждой секундой и смакуя собственную победу. Но момент продлился не долго. Предсмертный вопль сменился яркой вспышкой, а затем наступила мёртвая тишина. В руках сына пустыни погасло сердце Гора, сделав свой последний удар.
– Такие вот дела, – бог обратился ко всем смертным, что стали свидетелями этого зрелища. – Поклонитесь своему хозяину в последний раз, прежде чем вы отправитесь за ним.
Сет поднялся на ноги, а в его руке из ниоткуда возник скипетр, сердце же бесследно исчезло. У египтянина были идеи, что с ним делать дальше. Прокрутив своё божественное оружие, брюнет с силой ударил им о землю. Один момент и почва вокруг храма задрожала. Стены моментально покрылись трещинами, а люди бросились во все стороны. Но было уже слишком поздно. Огромное здание рушилось прямо на глазах, похоронив под своими обломками тело Гора и десятки людей. Сет же бесследно исчез, его ждало ещё одно дельце.

Подземный мир встретил бога войны не слишком живописными пейзажами. Сплошная чёрная и мёртвая земля. Впрочем, от пустыни и боевых пепелищ это место мало чем отличается, поэтому он чувствовал себя здесь почти как дома. Единственная разница – цепочка из мёртвых душ, которая тянулась к огромным вратам, ведущим в обитель Осириса и место посмертного суда. Именно здесь человек отвечал за все свои жизненные поступки, а Тот с Анубисом взвешивали его сердце, сравнивая с волшебным пером богини правды Маат, и таким образом принимали решение, достоин ли смертный оказаться в чертогах вечной жизни. Раньше Сет ни за что не явился бы здесь, ибо это было самоубийством в чистом виде. Но сейчас всё изменилось.
Приблизившись к огромным двустворчатым вратам, владыка пустыни остановился рядом с каким-то смертным, что должен был войти в обитель Осириса следующим. Окинув его взглядом, брюнет слегка удивился. Это был тот жрец, которого он познакомил со стеной в храме Гора. Подойдя ближе, Сет остановился прямо напротив него, но на бога не обратили никакого внимания. Мертвец просто смотрел на врата.
– Ты же не держишь на меня зла, правда? – повелитель нечисти слегка улыбнулся, но ответа так и не дождался. – Ладно, сочту твоё молчание за согласие. Надеюсь, ты также не будешь против, если я войду перед тобой? Я не долго, мне только спросить. Договорились? – секунда молчания. – Вот, прекрасно. С тобой приятно иметь дело.
Сет отвлёкся от своей безмолвной игрушки и подошел к вратам. Взяв божественный скипетр двумя руками, он сделал глубокий вдох, сконцентрировал энергию и нанёс удар. Громоподобный звук разорвал тишину и покой земли мёртвых, заставив толпу мёртвых смертных содрогнуться. И не только их. Вход в обитель Осириса также не выдержал. С неистовым грохотом колоссальные врата обвалились, рухнув внутрь главного и единственного здания в Аменти, и засыпав всё обломками. Когда шум стих, а огромная стена пыли слегка улеглась, один громкий голос вновь разрушил тишину:
– Тук-тук. Есть кто дома? – бог войны вошел внутрь, опираясь на скипетр и осторожно перешагивая да обходя то, что осталось от врат. – Кажется, я слишком сильно постучал. Надеюсь, никто не пострадал, – на его лице промелькнула едва заметная ухмылка. – Простите, что без очереди. Знаю, у вас тут все по записи, но тот жрец любезно согласился меня пропустить, – Сет указал пальцем назад. – Как вы так быстро работаете, кстати? Я же только недавно его убил.
Сын Геба остановился ближе к центру зала, с интересом окинув взглядом помещение. Типичный египетский стиль, много колонн (не все уже остались целыми) и море различной атрибутики Осириса и его компании. Скука. В центре располагались огромные весы, рядом с которыми стояли Тот, Анубис и ещё какой-то смертный, впившись взглядами в Сета. По бокам зала располагались места для 42 мелких божков, что принимали участие в суде. Они бога войны не интересовали. А вот прямо напротив врат, в конце обители, было возвышение, на котором стоял огромный трон повелителя мёртвых. Осирис как раз поднялся с него, весь такой важный, с короной и жезлом... И глазами, полными неистовой злобы. Сет прям чувствовал, как бедолагу разрывало на части. Справа от него сидел не кто иной, как сам Геб, также принимавший участие в суде.
– Как же я по вам соскучился, – с издевкой молвил брюнет. – Любимый братик, лучший папа в мире, внебрачный сыночек моей жены и брата, – взгляд остановился на боге мудрости – ну и Тот. Не хватает только Нефтиды и дорогой мамочки.
– Ты доигрался, – к Осирису, похоже, вернулся дар речи. – Явиться в моё Царство, вломиться в мою обитель... Похоже, ты совсем рассудок потерял. В этот раз Ра тебе не поможет. Ты отсюда не уйдёшь, – хозяин мёртвых криво улыбнулся.
– Знаешь, вы с Гором как две капли воды. Он мне говорил что-то подобное. Перед тем, как я его убил.
Сет вытащил из-под плаща сердце, бросив на весы рядом с Анубисом. Оно моментально перевесило перо правды.
– Надо же, твой сыночек совсем не праведником был, не заслуживает вечной жизни, – Сет перевёл взгляд на смертного, добавив: – Надеюсь, у тебя дела обстоят получше.
Осирис на мгновение замер на месте, смотря на весы. Геб привстал со своего трона, также направив свой взор в ту сторону, а Тот молча отошел назад, подозревая неладное. Только Анубиса происходящее, кажется, совсем не волновало. Он с абсолютным безразличием посмотрел на сердце мёртвого брата, затем на бога пустыни, который наслаждался каждой секундой этого действия. Пусть за мертвецкой маской на лице царя загробного Мира и было сложно увидеть эмоции, помимо злости, но они там были. Сет это точно знал. Он с нетерпением ждал взрыва, но этого не случилось. К огромному удивлению.
Осирис прикрыл глаза, сделав очень глубокий вдох, затем испепеляющим взглядом окинул зал, крикнув:
– Вон отсюда!
Мелкие боги, наблюдающие за действием со сторон, мгновенно исчезли, освободив помещение. Вместе с ними куда-то пропал и смертный, чей суд повелитель пустыни прервал.
– Гора я верну, – продолжил Осирис, – а вот твоя история окончена.
Лёгким движением судья взмахнул левой рукой, смотря в сторону прохода в зал, где ранее была огромная дверь. Сет мгновенно сделал полуоборот на месте. Как раз вовремя, дабы увидеть, как обломки с шумом поднялись в воздух, сливаясь друг с другом. Уже через несколько секунд перед глазами вновь была грандиозная дверь, без единого следа случившегося.
– Впечатляет. Решил запереть меня здесь? – с улыбкой спросил бог войны, взглянув обратно на брата. – Зря волнуешься, я так рано уходить не собирался. Только через твой труп.
Скипетр Сета мгновенно вспыхнул огнём. Взмахнув им, бог направил поток пламени прямо в Осириса. Но безуспешно. Владыка мёртвых лёгким движением корпуса увернулся от атаки. А вот его трону повезло куда меньше – он разлетелся на куски. Ответ не заставил себя долго ждать. Анубис, вооружившись своим посохом с головой шакала на конце, бросился на Сета. Он успел нанести тройку ударов, прежде чем бог пустыни поразил его скипетром в грудь, откинув в сторону на десяток метров и при этом повредив колоннаду зала.
– Так и будешь прятаться за спинами своих слуг и сыновей? – издевательски спросил Сет, обращаясь к брату.
– Мне не нужна помощь, чтобы покончить с тобой, – повелитель мёртвых спустился с возвышенности, направившись к покровителю воинов.
– Дети мои… – начал было Геб, стоявший до этого в безмолвии.
– Заткнись. Тебе слова не давали, – брюнет пригрозил отцу скипетром, шагнув навстречу Осирису.
Но подойти к богу возрождения Сет не смог. Преодолев ещё пару метров, он наткнулся на какую-то невидимую стену, окружившую его со всех сторон. Египтянин не сразу сообразил, что происходит. Только опустив взгляд вниз и заметив знакомые символы, он повернул голову к Тоту.
– Зачем ты лезешь? Я же тебя не трогал.
Пожалуй, бог мудрости был здесь самым опасным противником. Могущественный в речах, повелитель времени… Он был способен творить по слову своему и являлся едва ли не сильнейшим среди всех египтян, уступая разве Сету, собравшему в себе невиданную мощь. Но несмотря на всю свою силу, Тот повиновался верховному богу.
Луч яркого света опустился откуда-то сверху, на мгновение осветив мрачный зал.
– Я приказал, – рядом с Осирисом появился не кто иной, как сам Ра.
Впрочем, он был не единственный. После него показались Бастет, Нефтида, Исида, Нут, Маат, Шу, Тефнут. Увидев такую «приятную» компанию, Сет рассмеялся. Он всё понял.
– А вот и те, кого не хватало. Великая Эннеада в сборе. Привет, мам, – бог пустыни помахал рукой Нут.
– Я же говорил, что ты отсюда не уйдёшь, – Осирис самодовольно улыбнулся.
– Знаете, я впечатлён. Правда. Вы позволили мне убить Гора, дабы заманить сюда… Это неожиданно, честно. Думал, вы намного тупее, – покровитель воинов натянул на лицо ухмылку. – Хотя, так оно и есть. Это ведь не ваша идея, – он обвёл взглядом всех присутствующих, включая Анубиса, что стоял рядом с Нефтидой. – Не вижу главную зачинщицу всего этого праздника смерти, – брюнет перешел на крик, продолжив: – Ты покажешься или тебе нужно особое приглашение?
– Я давно здесь, – молвила Хатхор, выходя из-за спины Осириса.
– Обожаю твою грудь. Лучшая в Египте, – Сет остановил взгляд на весьма откровенном декольте богини. – Но это не повод нарушать правило невмешательства.
– Ты убил моего мужа…
– Вот только не делай вид, будто вы счастливая семейная пара. Да и что в этом такого? Завтра воскресишь, делов-то, – невозмутимо ответил бог.
– И я видела будущее. Знаю, чем всё закончиться. Поэтому я не могла этого допустить, – добавила Хатхор.
– Вот! В этом и вся проблема. Это же не честная игра, – он чуть подался вперёд, понизив тон: – Я их всех убил, да?
– Кроме Тота, –  мгновенно ответила богиня судьбы, любви и красоты.
– Да! Я знал! – Сет довольно улыбнулся, слегка ударив скипетром по полу и переведя взгляд на компанию богов. – Никчёмная мелюзга. И что же вы будете делать дальше? Это меня долго не удержит, – он постучал концом скипетра по невидимой стене. – Вам меня не убить, я выберусь отсюда и всех вас похороню.
– А нам и не нужно долго, – ответил Тот.
– Любишь иронию, да? – ухмыльнулся Осирис. – Тебе понравится.
Ра щёлкнул пальцами и между ним с Сетом появился саркофаг. Очень богато украшенный и очень знакомый саркофаг, ибо бог пустыни сам его создал, дабы навеки заключить в нём своего брата. Покровитель иностранцев считал, что этот гроб был уничтожен. Видимо, ошибался.
– Помнишь? – спросил владыка мёртвых.
– Конечно. Это же мой тебе подарок. Негоже свой саркофаг другим передаривать, – молвил Сет, но его юмор не был оценён.
– Ты нарушил верховный закон Пантеона. Опять. Убил Гора, попытался убить Осириса и разрушить Царство мёртвых. На этот раз милости не будет, – произнёс Ра. – Как верховный бог, я приговариваю тебя к вечному заключению без права на помилование.
Это было худшее наказание и единственное, что могло остановить Сета. По закону, великая девятка богов (Ра, Шу, Тефнут, Геб, Нут, Осирис, Исида, Сет и Нефтида) обладала силой заключить любого бессмертного, независимо от его силы, в вечном мраке. При наличии девяти голосов «за». Но если дело касалось одного из них, достаточно было восьми.
– Согласен, – холодно произнёс Шу.
– Согласна, – добавила Тефнут.
– Согласен, – вынес свой приговор Геб, отец Сета.
– Мама? – спросил брюнет, глядя на Нут.
– Согласна.
– Никогда тебя не любил.
– Поддерживаю решение, – с особым наслаждением произнёс Осирис.
– Согласна, – молвила Исида.
– Согласна, – Нефтида смотрела прямо на своего мужа.
– И я тебя люблю, дорогая, – с издевкой произнёс Сет. – Позаботься о сыне. Анубисе.
– Поддерживаю, – закончил голосование Ра.
– А я против. Я же почётный член Эннеады, – вмешался бог пустыни.
– Твой голос не имеет значения. Приговор вынесен.
Сет с силой сжал скипетр. Глаза бога почернели от злости, а уголки губ приподнялись в ухмылке, за которой он пытался спрятать безмерную злость и ненависть ко всем и каждому. Его переиграли. Предали. И ладно бы только жена и родители, на них как-то плевать. Предала та, которой он верил больше, чем всему миру. Но теперь он такой ошибки не допустит. Ни за что. И в следующий раз, который несомненно наступит, он начнёт с неё. И девятки.
– Я никогда тебе этого не прощу, – сквозь зубы молвил повелитель зла, взглянув на Хатхор.
– Знаю, – коротко ответила богиня.
– Мне жаль, – произнёс бог солнца.
– Я всё равно вернусь. Рано или поздно, – с фирменной улыбкой ответил Сет. – И никого не пожалею.
Ра неспешно приподнял свой скипетр верховной власти и ударил им о пол. Что произошло дальше, бог пустыни уже почти не помнил. Он почувствовал, что теряет контроль над собственным телом, его разум начал медленно проваливаться во тьму. Краем глаза египтянин лишь уловил яркий свет от саркофага и взгляд Хатхор, голос которой успел проникнуть в сознание бога за мгновение до того, как он утонул в неведении.
– Это к лучшему, поверь мне.

Отредактировано Seth (2018-03-25 23:23:46)

+1

3

[NIC]Rebecca Dallas[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2FUpD.jpeg[/AVA]

2017 год, Каир
- Бекс, двигайся, - со вздохом закрыв книгу - мистический детектив про очередное растревоженное Зло - Ребекка освободила место долговязому парню, чьи волосы, окрашенные по диагонали синим, вызывали неодобрительные взгляды пассажиров. В автобусе было душно, несмотря на потуги кондиционера разогнать застарелые запахи бензина, пота и уличной еды, к которым примешивались нотки тяжелых восточных духов, и у женщины кружилась голова, что отнюдь не способствовало хорошему настроению. Своего брата она любила, но сейчас готова была придушить: надо же было прервать ее на самом интересном месте!
- Что читаешь? - изучив обложку, Рэндал ухмыльнулся. - Ты же историк, знаешь в разы больше этих дилетантов! В их "бестселлерах" сплошь несоответствия и ляпы. Вот например, - выхватив порядком потрепанный том, он пролистал с десяток страниц. - "Во время правления Птолемея Четвертого - как сейчас помню: 456 год до нашей эры, - с ностальгией прошептал Ахтон, складывая пальцы в магический знак...". Первый из этой династии царей родился на сто лет позже, а тут речь идет о его потомке!
- Смотрю, хоть что-то у тебя в голове осталось после колледжа и трех курсов университета, - младший отпрыск семьи Даллас пошел по стопам сестры: решил стать археологом. Интересовался он больше шумерами, нежели Египтом, и то с точки зрения материальной выгоды. Безбашенный и безрассудный, Рэндал охотно ввязывался в любые авантюры, что обещали прибыль; собственно, с его подачи Ребекка променяла библиотеку Гарварда на семнадцать часов в самолетном кресле с последующим трипом по пустыне, который вот-вот должен был начаться - водитель на смеси арабского и английского объявил о закрытии дверей. По крайней мере, не понявшей ни слова женщине хотелось думать, что в сообщении говорилось именно об этом. Переполненный салон пришел в движение - кто-кто потеснился, кто-то полез в сумку за салфеткой, кто-то, как Рэндал, отгородился от мира наушниками - и автобус медленно тронулся. Улицы Каира кишели людьми, обещая пробку на выезде; устроившись поудобнее, Даллас протерла рукавом окно: ей всегда были интересны все закоулки этого удивительного города.
Впрочем, Гелиополь - ныне Миср аль-Джидида, "Новый Египет" - обладал не менее богатой историей, одно посещение его Александром Великим чего стоит! Многие населенные пункты, через которые пролегал маршрут завоевателей древности, возводили этот факт в ранг грандиозного события: приятно осознавать, что твои предки привечали самого царя Македонии или Трои, но Гелиополь славился в первую очередь, как центр поклонения богу солнца - отсюда и название. Звучное греческое слово выигрывало на фоне всевозможных "эль" и "аль", без которых редко обходились на севере Африки, а вместе с руинами старых построек город приобретал ореол непостижимой тайны, манившей и туристов, и "черных копателей", и попросту любителей пощекотать себе нервы прогулкой по заброшенным местам. Ребекка, дипломированный специалист по истории Древнего Египта, выступала в этот раз в качестве неофициального лица, и ее это нервировало. С месяц назад брат познакомился с группой археологов, слово за слово - и обоюдный интерес к поиску сокровищ лег в основу нехитрого плана: наведаться на развалины храма Ра, полазать по катакомбам, а после, если дело выгорит, укатить на острова Карибского бассейна пить ром и сжигать корабли, представляя себя пиратами. Про корабли, конечно, Рэндал загнул, но перспектива провести отпуск на белом песке в обществе какого-нибудь горячего серфингиста была заманчивой. От Ребекки требовалось всего ничего: подтвердить подлинность находки и установить, к периоду какого царя она принадлежит - "час твоего времени, Бекс", - уверял Рэндал, заталкивая сумки в багажник такси. Обычно женщина не велась на такие предложения, но то ли засиделась за книгами, то ли брат был чересчур убедителен - через два часа они уже ехали в аэропорт. "Хорошо все-таки, что сейчас можно без проблем забронировать билеты. Не нужно ехать в повозке до порта, там нанимать корабль, идти месяцами на веслах, экономя воду и пищу...", - мысли ее непроизвольно вернулись к роману, где разбуженный Сет, бог пустыни, преследовал разорителей могил по воздуху, воде и суше. Хотела бы она оказаться на месте героев? Пожалуй, нет. Своей размеренной, спокойной и слегка тоскливой жизнью Ребекка была полностью удовлетворена.

+3

4

Наши мысли - наш дом. Там мы всегда остаёмся собой, там у нас нет секретов, там не нужно носить маски, нет надобности в фальши и лжи. Лишь правда. Никакого приукрашивания. Будто тихая гавань, укромное местечко, где мы можем спрятаться от этого убогого и невыносимого мира, порой вызывающего одно лишь отвращение да тошноту, от надоедливых людей, везде сующих свой нос, от ужасной правды и гнилой атмосферы, которой пропитано всё вокруг. Наша крепость и убежище. Порой так и хочется запереться там, спрятаться где-то в стороне от остального мира и уйти с головой в себя, в свои мысли. Подумать обо всём на свете, предаться фантазиям, мечтам, надеждам и желаниям. Построить свой собственный мир, пусть и воображаемый да ненадолго. Это словно глоток свежего воздуха, помогающий разрядиться и наполниться силами, дабы вновь погрузиться в окружающую суету. Но что случится, если вдруг кто-то запрёт дверь этого нашего дома снаружи, оставив нас внутри? Что будет, когда наше уютное убежище станет местом нашего вечного заключения? Останется ли оно таким же уютным и приятным? Ответы на эти вопросы Сету и предстояло узнать, хоть он об этом ещё не догадывался.
Заточение в вечном мраке. Египтянин раньше как-то не задумывался, что это значит и как выглядит. Первым вариантом, который приходил в голову, был бесконечный сон. Прилёг. Уснул. Открыл глаза через несколько сотен или тысяч лет. Если вообще открыл. Всё предельно просто и понятно, ничего прям очень пугающего. Для бессмертного бога не шибко страшно пропустить несколько годиков. Разумеется, за то время он не сможет ничего сделать, но это вполне терпимо. Не смерть же. Вообще, владыка пустыни пытался не думать о своей кончине. Ему было сложно вообразить, что в какой-то момент его история, тянущаяся уже не одно тысячелетие, неожиданно окончится. Это попросту не вкладывалось в его голове. Особенно на фоне ярких примеров других богов, убитых и воскрешенных не один раз. Но всё изменилось.
Сет открыл глаза. По крайней мере, ему казалось, что он это сделал. Но ничего не случилось. Вокруг была одна лишь глубокая тьма. Сплошная кромешная тьма. Чернее любой ночи, когда-либо виденной смертными. Она буквально давила со всех сторон. Египтянин попытался сделать вдох, но не получилось. То ли воздуха не было, то ли его тело совершенно его не слушалось. Попытка повернуть голову.... И опять неудача. Бог чувствовал своё тело. Ощущал каждую его часть, но оно не слушалось его. Совершенно. Он не мог пошевелить пальцами, не мог открыть рот, не мог втянуть воздух, не мог моргнуть, не мог ничего. Брюнет рефлекторно улыбнулся, но и этого не случилось. У него осталось лишь сознание. Собственные мысли посреди вечного мрака. Признаться, это было чересчур даже для него. В голову уже начала закрадываться паника.
- Ладно, попробуем иначе, - промелькнула идея.
Бог войны умел создавать образы, почти неотличимые от настоящих. Он представлял картину, продумывал каждую деталь, и она будто материализовалась, становясь видимой для него. Первым делом извращённая фантазия египтянина попыталась вообразить красивую девушку, не слишком обременённую одеждой. Прекрасную фигуру, хорошую грудь, соблазнительные бёдра... И.... Опять ничего. Тьма даже не содрогнулась, в ней не мелькнула и капля света.
- Прекрасно, лучше не куда. Выродки.
Нет, это был явно не сон. Хуже. Намного хуже. Подобное существование действительно можно было назвать ужаснейшим наказанием из всех существующих. Голый разум в плену той самой "вечной тьмы"... Даже смерть уже не казалась Сету таким уж плохим вариантом. Оставалось лишь надеяться, что продлится это заключение не долго. Что он не успеет потерять рассудок, окруженный пустотой и миром собственных больных мыслей. Но и эта последняя ниточка оборвалась почти сразу.
Секунда.
Две.
Три.
Четыре.
Пять.
Ощущение времени сохранялось и подсказывало, что с момента заточения прошло не больше пары минут. Кажется, где-то на невидимом горизонте разума показалась волна отчаяния... Впервые за многие годы жизни. Всего пара минут, а нахождение в этом месте, под постоянным давлением глубокого мрака, уже казалось невыносимым. А впереди таких минут ещё очень много. Тысячи, миллионы, миллиарды... Рассчитывать на быстрое освобождение не приходилось, ибо для этого нужно было иметь друзей среди остальных богов египетского Пантеона, а Сет таким богатством не мог похвастаться. Так уж сложилось, что его характер не способствовал развитию дружеских отношений с коллегами. Пожалуй, можно было отметить лишь тех, с кем бог пустыни меньше всего конфликтовал. Например, те же Бастет или Маат. Кстати, они обе присутствовали при его импровизированном суде, но ни одна из них не обронила и слова против него. Это уже можно считать успехом. Но была ещё одна барышня. О, с ней прям отдельная история... Она не только "обронила слово", но и поспособствовала его заключению. Хатхор. Хоть она и была женой Гора, который худший врага Сета и которого тот только что убил, но всегда благосклонно относилась к повелителю пустыни. Они достаточно много времени проводили вместе, часто общались, пошло и грязно шутили, вместе ввязывались в интриги... Конечно, покровитель чужестранцев понимал, что это всё не просто так, не по доброте душевной. Хатхор является богиней судьбы, а он - самым активным её вершителем. Пока другие боги занимаются бесполезными делами, Сет творит историю, заставляет мир двигаться вперёд. Поэтому эта очаровательная барышня и крутилась рядом с ним, постоянно была рядом и контролировала ситуацию, дабы хозяин пустыни случайно не перешел границы допустимого. Но египтянин успел к ней привязаться, привыкнуть к её компании, их беседам и совместному времяпровождению. Из всех окружающих богов, не считая иностранных коллег, только её он мог бы назвать другом. До сегодня.
Хатхор предала его. Она вмешалась, разрушила все планы, доложила Ра о замыслах Сета и из-за неё он сейчас здесь. Из-за этой мрази он гниёт в этом проклятом месте, давится глубоким мраком и захлёбывается собственными мыслями. Ему засунула нож в спину та особа, от которой подобное меньше всего ожидалось. Вот правда, бог войны просчитал возможные ходы каждого, кто мог бы стать у него на пути. Где они будут находиться и чем заниматься в определённое время. Всех, кроме Хатхор. Конечно, здравый смысл подсказывал, что мотив для такого поступка у неё определённо был. Сет же убил её мужа, хоть и не безвозвратно, а также пытался захватить мир мёртвых и, очевидно, перешел те самые границы, но бесконечная злоба не позволяла египтянину признать это. Он не простит. Шакалу под хвост все её оправдания, эти её "лучшие намерения" и остальное. Когда он вернётся, даже если на это уйдёт миллион лет, то первым делом убьёт её. А затем Ра, Осириса и остальных богов из Девятки. И тех, кто им служит. Вместе с семьями. И родственниками. Вплоть до десятого колена. Или двенадцатого. Это уже по настроению. Он зальёт египетскую землю такими реками крови, которые там ещё никогда не видели. Но это потом, позже. А сейчас основная задача простая - продержаться. Не загубить разум во тьме.
- Спокойно, спокойно. Расслабься, побереги силы. Здравый смысл - всё, что у тебя осталось. Не потеряй его, - сын Геба уже начал разговаривать сам с собой.
Но продержаться доколе? Этот вопрос оставался открытым. Ра отчётливо изрёк, что заключение вечное, без права на помилование. Что же может заставить его изменить мнение? Постоянные нападки Апофиса? Навряд. Скооперировавшись, другие боги смогут дать ему отпор. Какие ещё варианты? Сейчас всё крутилось именно вокруг этого. Никто из представителей Пантеона не пойдёт против верховного бога и не станет освобождать Сета. Не только из страха, отнюдь. В Египте были отдельные смельчаки, способные ослушаться прямого приказа Ра, но для успеха нужна ещё одна составляющая - хорошее отношение к богу пустыни. А с этим, как он уже уяснил, имеются определённые проблемы. Большие проблемы. Самым ходовым вариантом было появление какой-то новой угрозы, способной переплюнуть опасность со стороны сына Геба. Также весьма маловероятный исход. Хотя, впереди ведь многие годы, всё ещё может измениться.
И тут Сета осенило. В Египте была одна особа, верная и преданная ему. Беглый полководец из Мессопотамии по имени Велдон. Он был невероятно талантливым воином и находился в неоплатном долгу перед египтянином - тот спас его, порешив многочисленных преследователей. За оказанную услугу мужчина стал верой и правдой служить богу войны, отдав свою жизнь на его жертвенный алтарь. Со временем Сет по достоинству оценил подобное отношение, которое было для него в диковину, и не просто засыпал своего слугу золотом, а наградил его бессмертием, чтобы тот смог вечно служить ему и вести его войска в бой. Стоит ли говорить, что такая щедрость от покровителя иностранцев была крайне редким явлением? Удивительно, но это мимолётное проявление некого подобия доброты, возможно, ему поможет. Впрочем, надежда была очень и очень слабой, но это уже хоть что-то. Вне сомнений, Велдон прознает о случившемся и попытается выручить своего хозяина, но успех его попыток вызывает сомнения. На месте Ра, Сет бы спрятал саркофаг где-то там, где его не сможет отыскать ни один смертный. Например, где-то в других землях, глубоко в горах. Или, как минимум, обеспечил его достаточной охраной, одолеть которую будет по силам лишь высшим богам. Но, с другой стороны, умственные способности главы Пантеона вызывали у бога войны определённые сомнения, поэтому окончательно списывать со счетов талантливого Велдона не стоило.
Ладно, плевать. Незачем рассуждать о том, что тебе не подвластно, это лишь вызовет кучу ненужных эмоций, усугубляющих и без этого незавидное положение. В этой ситуации Сету оставалось лишь "плыть по течению" во тьме, надеясь на лучший исход. И умело найти применение тому огромному количеству времени, что теперь оказалось в его распоряжении, дабы оно его не погубило его рассудок. Например, поразмыслить о чём-то действительно стоящем.
- Как драконы могут извергать огонь? Ну серьёзно, как? Это исключительно магическая способность, или у неё имеются другие корни?
Странно, что египтянин раньше не задумывался о таких простых вещах...

Отредактировано Seth (2018-07-02 11:21:46)

+1


Вы здесь » Древний мир героев и богов » Альтернативная реальность » There are things, that should not be found


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC