При большом желании Эмилия легко могла стать аристократкой, но, оказавшись на земле, поняла, что в этом нет абсолютно никакого смысла. Может реверанс и озадачит разбойника с большой дороги, но грубая брань, кулак и меч быстрее объяснят, что на воспитанных девушек нападать себе дороже.
© Emilia


сюжет | список персонажей | внешности | поиск по фандому | акции | гостевая |

правила | F.A.Q |

Эта история далеких веков, забытых цивилизаций и древних народов. Мир, полный приключений и опасностей. Жестокие войны и восстания, великие правители и завоеватели, легенды и мифы, любовь и ненависть, дружба и предательство... Здесь обыкновенный смертный, со всеми своими слабостями и недостатками, способен на захватывающий дух героизм, на благородство и самопожертвование, которые неведомы ни богам, ни другим живым существам. Это история беспримерного мужества, почти самоубийственной отваги, это история, где нет пределов достижимого...

Древний мир героев и богов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Древний мир героев и богов » Мгновения грядущего » Пятьдесят оттенков божественного гнева


Пятьдесят оттенков божественного гнева

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://static.diary.ru/userdir/8/3/1/8/83189/85396662.jpg
Действующие лица: Виктория, Артемида
Время и погода: Поздний август: жаркие дни - холодные ночи.
Место действия: Окраина поселения амазонок, владения Артемиды.
События:

Не всем дано быть сильными. Не всем удаётся побеждать. Боги ценят лишь стремление, желание доказать, что человек не праздно топчет многострадальную землю. Особенно ревностно судит своих последователей богиня Охоты, властная, жестокая, но справедливая Артемида. Она прощает многое - но не трусость. Виктория сразилась с противником, проиграла и позорно бежала с поля боя, спасая свою жизнь. Есть участь пострашнее смерти, и молодой амазонке в скором времени предстоит в этом убедиться...

0

2

...Со дня, когда они с Каллисто разошлись каждая в свою сторону, прошло три месяца.  Три долгих одиноких месяца.  Но Виктория не винила светловолосую красавицу и не укоряла её в том, что та бросила её, так как разойтись на время было их обоюдным желанием.  Ни Виктория, ни Каллисто не были привычны к тому, чтобы иметь постоянного попутчика, потому время от времени им нужно было побыть наедине с самой собой.  Виктория, как и планировала полгода назад, отправилась в Афины:  на людей посмотреть, себя показать, работу поискать.  Две недели Виктория бесцельно бродила по городу, готовая выполнять любые заказы у любого контингента, так как деньги неумолимо заканчивались.  Но в свете продолжавшейся войны между богами и людьми наёмников развелось такое множество, что приходилось выполнять заказы друг на друга, чтобы проредить густую толпу конкурентов.  Иногда случалось так, что встретившие друг друга наёмные убийцы выясняют после долгого кровопролитного боя, что, оказывается, одному было поручено убить другого.  Чаще всего, оба тут же мирились, угощая друг друга вином и элем в ближайшей таверне.
    А на Викторию не нападали и не поручали напасть на кого-либо.  Толи единственный уважаемый ею бог Арес за что-то прогневался на неё, толи была ещё какая-то причина, но воительницу будто бы не замечали.  Где бы она не оказывалась, она везде оставалась не у дел.  Чтобы раздобыть себе деньги, она устроилась помощницей лекаря в Афинах.  Работа была не сложной, но до нельзя монотонной:  стирать бинты, делать несложные процедуры, быть улыбчивой милой и доброй с пациентами, часть из которых норовили познакомиться с ней поближе за дополнительную плату.  Рутина!  Она затягивала словно болото, превращая девушку из воительницу и воительницы в обыкновенную измученную работой и бытом горожанку.  От такой жизни она, в своё время, сбежала из родной деревни и теперь вновь вернулась к ней.  У Вики не было возможности уйти, чтобы отправиться дальше, потому что странствуя по дорогом Греции (впрочем, как и по другим дорогам) без гроша в кармане, заработать можно было только древнейшей профессией, а на гетеру Виктория явно не походила.  Не в силах изменить что-либо в данную конкретную минуту, бывшая амазонка забросила тренировки и, нет-нет, да прикладывалась к спиртному в ближайшей таверне. 

                                                                                                          ***

    Так прошло ещё два месяца, пока Виктория, получив свои первые заработанные деньги, не решила уйти.
- Очень жаль, что ты уходишь, -  проговорил седой лекарь, передавая Виктории кошель со ста динарами, -  с тобой работать было куда легче.
- Я давно не видела маму.  Иду домой.
Девушка солгала, но подумала о том, что нужно написать письмо матери и отправить часть заработанных денег, да и самой приехать на день солнцестояния, ведь они не виделись больше года.
- Что ж, удачи тебе, -  улыбнулся лекарь, -  да хранят тебя боги.
- И вас, -  с улыбкой ответила наёмница и попрощавшись, ушла.
Может быть, дельфийская жрица подскажет мне что-нибудь? -  подумала девушка, направляясь к границе города.  Афины, несмотря на то, что они являлись сердцем Греции, оказались для Виктории абсолютно бесполезны.  По крайней мере в этот раз.
    Путь в Дельфы лежал через густые леса, граничащие с территориями амазонок.  Но наёмница обходила их стороной, чуть ли не на милю, потому как, хоть и прошло больше года со дня её бегства из племени, но память о ней может быть ещё свежа.  Вечерело и нужно было располагаться на ночлег.  У девушки с собой были сыр и вино, так что, разведя небольшой костёр, она принялась за еду.  Наверное, не нужно было брать с собой такое крепкое вино, -  подумала наёмница, делая глоток из бурдюка, -  наутро опять буду маяться головной болью.  Вдруг в кустах послышался какой-то шум, будто кто-то хотел незаметно подкрасться.  Спрятав еду и вино в сумку, воительница выхватила меч и крикнула:
- Кто здесь?  Покажись!
- Мы пока-а-ажемся! -  противно растягивая слова, проговорил толстый мужчина в оборванной одежде и с повязкой на одном, явно выбитом глазу.
За ним из кустов вышли ещё двое таких же "красавцев".  Девушка поняла -  обыкновенные лесные бандиты.  Прокрутив меч, она медленно пошла навстречу разбойникам, радуясь, что представилась потрясающая возможность затеять хорошую драку.
- Очень жаль, мальчики, но у меня для вас ничего нет, кроме этого!
Виктория напала первой, скрестив свой меч с кривым и ржавым мечом нападавшего.  Даже жаль марать свой меч об это подобие оружия, -  подумала девушка, нанося удар.  К её удивлению, толстяк оказался довольно ловкий и ушёл в сторону, пытаясь атаковать снизу.  Но и эту атаку наёмница успешно парировала.  Справа, с бешеным криком на неё пошёл второй, но ударом ноги в живот воительница заставила его согнуться пополам и добив его локтем в лицо, отправила на землю.  Она уже собиралась вонзить меч ему в сердце, когда к ней подскочил третий противник:
- Ах, ты, дрянь!
Его меч сверкнул прямо над наёмницы, отражая пламя костра.  Вики змейкой вытянулась вперёд и подставила меч под атаку.  Послышался характерный звон, появилась искра.  Улучив момент, воительница сильно ударила противника в промежность.  Застонав, тот начал падать, держась за самое дорогое.  Девушка развернулась к двум другим разбойникам как раз в тот момент, когда её сбили с ног и выбили меч, ударив ребром ладони по запястью.  А дальше Викторию стали просто добивать ногами, не давая встать.  Её били куда придётся:  по рёбрам, по груди, по животу.  Даже по лицу и коленям.  Она знала, что в сапоге у неё спрятан кинжал, но дотянуться до него не было никакой возможности.  Она даже застонала от боли.  Кровь заливала глаза, на груди и, наверняка на рёбрах уже были синяки.  Да неужели я дам себя сломить?  Видели бы это Зена и Каллисто, хохотали бы в голос над таким позором.  И правильно бы делали!  Изловчившись, девушка больно ущипнула одного из них за неприкрытую голень.  Разбойник заорал.  И пока остальные отвлеклись на его крик, Вики схватила сумку и отбиваясь мечом с бешеной скоростью, побежала вглубь леса. 
    Что Виктория сейчас делала первоклассно, так это бежала.  Позорно бежала с поля боя.  Боя с противником, которого раньше уложила бы несколькими ударами.  Всех троих.  Неужели, я так сильно потеряла форму? -  корила себя воительница, продолжая бежать не разбирая дороги, хотя за ней уже никто не гнался.  А вот впереди появился чей-то силуэт.  Не разбирая, мужчина это или женщина, Вики толкнула силуэт в грудь и, хотела было побежать дальше, но запнулась за выступающий корень дерева и упала.

+1

3

Когда становится тяжело, люди просят помощи у богов. Боги всеведущи, они сильны, справедливы и могущественны. Они укажут путь. Люди совершают поступки - боги же просто существуют. Одним своим естеством они меняют и преобразуют материю, выковывая мир, в котором найдётся место для любого героического поступка. Это непросто, потому как цена ошибки богов столь велика, что порой сделанного не воротишь. Приходится прислушиваться к интуиции, к логике, следовать здравому смыслу и чтить накопленные за долгую жизнь знания. Наверное, сравнимо с сексом - решился начать, а дальше само пойдёт.
Даже обидно становилось, когда люди считают, что богам всё даром даётся. Почему у соседа больше урожай, чем у меня? Почему у старосты внучка - красавица, а на моего сына не смотрит? Почему с войны вернулись сыновья этого угрюмого кузнеца, а мой так и остался лежать на чужой земле? Вопросы, вопросы... Нельзя каждому объяснить баланс, который даже богам с места не сдвинуть, те законы мироздания, благодаря которым Тартар ещё не поглотил, не впитал в себя мир живых. И сложнее всего смириться, когда даже ту малую толику своих обязанностей, что вменены людям - не героям, - мирянам, они выполнять отказываются. Или не находят в себе сил, чтобы решиться.
Диана наблюдала за схваткой с неба, глазами хищного ястреба, и чётко видела, как Виктория побежала. Это было уже не в первый раз: она часто сдавалась на милость случая, нередко уступала там , где стоило надавить. Бросала начатое незавершённым. А самое скверное, когда подобным грешат люди, в которых вкладываешь душу, на которых возлагаешь надежды. И кто-то ещё смеет обвинять Артемиду в излишней жестокости! Да никакие жертвоприношения не искоренят из людей глупость и трусость, жадность и стремление возвыситься над другими. На остальных Охотница махнула бы рукой, но здесь был особый случай. У Ареса была Зена, которой братец так дорожил, пытаясь вылепить из неё кресало войны. Так вот, Диана стремилась, - ну, или, по крайней мере, надеялась, - сделать из Виктории кого-то вроде судьи. Человека, несущего воздаяние тем, кто этого заслуживает. Наделить силой, приблизить к себе, открыть глаза на истинные устои мира. А она побежала...
Закрыв лучистые глаза, богиня прервала контакт, вернувшись на грешную землю. Ноги её стояли на утоптанном тракте, тянущемся вдоль небольшого озерца, где только что произошла скоротечная схватка. Разбойники помогали друг другу подняться на ноги, отдыхивались, зализывали раны: те небольшие повреждения, что успела нанести им низложенная амазонка. Богиня стояла и смотрела в след убегающей, словно что-то внутри неё оборвалось. И ощутила, как где-то в самой глубине её существа начинает подниматься, закипая, истинная ярость. От обиды, от того, что надежды не оправдались, что ошиблась она в человеке, переоценила. Она, богиня! Глаза её вспыхнули гневом, кулаки сжались: мудрая и справедливая Диана, богиня хранительница матерей и домашнего очага, сейчас медленно превращалась в Артемиду, совершенную убийцу, готовую крушить всё на своём пути.
- Мы сделали всё, как вы велели, молодая госпожа, - тот, что глаза своего лишился, вытирал с морды грязь, стоя у богини за спиной. Диана поморщилась: плату ждёт, мразь. Всё у них, у людей, крутится вокруг желания обладать. Кем или чем - не играет роли. Главное, чтобы больше, чем у других было. - Отделали стерву. А вы... Такая красивая, не боитесь одна по лесам странствовать? Люди разные на дороге встречаются...
Намёк был понятен: Диана и так знала, какой эффект производит на мужчин своей внешностью. Да чего уж там, и на многих женщин - тоже. Но услышать такие слова от падальщика последнего... Богиня обернулась, заглянув мужчине прямо в глаза, и что-то в её взгляде было такое, что здоровяк втянул голову в плечи, опустив глаза и тихо прошептав: "Простите".
- Я всегда держу слово, - с отвращением процедила Охотница, демонстрируя на ладони огранённый сапфир размером со сливу. Все трое разбойников вперили в него взгляды, едва слюну не пустив: ещё бы, им такого богатства на всю жизнь хватит. Усмехнувшись уголком губ, мудрая богиня подбросила камень, и тот упал к ногам наёмников.
- Как блестит! - протянул самый низкорослый.
- Я хочу его хоть в руках подержать, - подхватил второй, нагнувшись и попытавшись поднять камень с земли. Здоровяк схватил его запястье сильными пальцами, удержал руку.
- Мы его продадим, деньги поделим. Не суй свои грабли!
- А по какому праву ты это решаешь? - взъярился  первый, выхватывая нож из-за голенища. Здоровяк оскалился, обнажая меч.
Диана не обернулась даже: Эрида с особой тщательностью выполняла свои обязанности. Из-за куска горной породы эти люди сами уничтожат себя. Вместо этого богиня обернулась хищной птицей: не ястребом или орлом, нет - настоящим соколом-сапсаном, что может лететь быстрее мысли. Поднялась в воздух на мощных крыльях, рванулась вперёд, туда, где стучали по утоптанной земле дорожные сапоги беглянки. Нагнала, пролетела мимо, камнем упала на изломанный тракт, вновь обрела человеческие формы. Спрятала под плащом великолепное, почти обнажённое тело, набросила на голову просторный капюшон. Ни у кого во всей Греции не было таких роскошных и блестящих чёрных волос. Не нужно, чтобы молодая женщина заподозрила что-то раньше времени.
Артемида стояла неподвижно, и лишь сделала шаг вперёд, когда Виктория, гонимая страхом, вынырнула из кустов на дорогу. Неуклюже запнулась, растянулась в пыли, упав к ногам Охотницы. По прекрасному лицу Деву проскользнула тень негодования, и огромных усилий стоило ей удержать себя в руках.
- Ты - ничтожество! - с отвращением произнесла Артемида, с болью глядя на жалкое и испуганное существо. - Поднимайся!
Руки охотницы оставались пусты. Ей не нужно оружие, чтобы справиться с человеком. К тому же, эту жалкую жизнь она ещё не готова была отнять: пока нет. Сначала она должна заплатить за то, что разочаровала Артемиду, и Диана была с этим согласна: возможно, впервые за долгий срок...

+2

4

- Ты - ничтожество!  Поднимайся! -  услышала Виктория над собой властный женский голос.
Но вставать она не спешила.  И не потому вовсе, что ей было не встать, хотя она и сильно ушибла колено и, если бы не "наколенники" на сапогах, то из него текла бы кровь, а потому, что не хотела доставлять какой-то красотке помыкать собой.  Девушка по голосу почему-то решила, что стоящая перед ней женщина обязательно должна быть красивой.  Сев на земле, наёмница подняла голову вверх, но толком ничего не увидел, потому что женщина была скрыта плащом, капюшон которого был глубоко надвинут на лицо.  Может, это Селеста? -  пронеслось в голове воительницы, -  Да нет.  Та, вроде бы, приходит в белом.  Да, какая к Церберу, Селеста!  Опершись на меч, девушка встала и выпрямилась.  Чёрные, спутавшиеся волос падали ей на лицо, ссадины на котором болезненно кровоточили.
- Ты амазонка? -  спросила Виктория, невольно посмотрев в ту сторону, где находились леса амазонского племени, попутно вспоминая хоть кого-то из "сестёр", у кого мог быть такой красивый, хорошо поставленный голос.  Так никого и не вспомнив, она добавила, -  Если ты амазонка, то прости -  я не знала, что на вашей земле теперь запрещено падать.
Резким движением воительница убрала меч в ножны и убрала с лица волосы.  Может, не стоило говорить слово "теперь"?  Может, это просто я её не помню?  А она может помнить отлично!  Но настроение у брюнетки было слишком мрачным, чтобы хитрить и подбирать слова.  Поражение от разбойников изрядно разозлило её.  При чём, на кого больше была эта злость, она не знала:  толи на них, толи на себя.  Да и вино и впрямь оказалось слишком крепким, так что голос наёмной убийцы стал чуть грубее, чем обычно.
- Ну, а если ты не амазонка, так какого Цербера так со мной разговариваешь?  Я тебе не рабыня с рынка!
В темноте было не видно, но глаза девушки полыхнули мрачным гневом.  Она никак не могла решиться -  оттолкнуть ли незнакомку и бежать дальше, либо остаться и сорваться на ней, ввязавшись в драку.

+1


Вы здесь » Древний мир героев и богов » Мгновения грядущего » Пятьдесят оттенков божественного гнева


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC