Снова удар в ладонь, блестящее лезвие протыкает плоть, и на этот раз рука отзывается болью. Есть, кажется, получилось! И точно - из сквозной раны в ладони текла густая, дымящаяся и местами вспыхивающая пламенем кровь. Заботливо, словно мать, Артемида приподняла голову умирающей и нежно прижала рану к её губам. Амброзия, которую на празднествах вкушают боги, ни в какое сравнение не шла с божественной кровью: в горло наёмнице словно бы полилась расплавленная звезда.
© Artemis


сюжет | список персонажей | внешности | поиск по фандому | акции | гостевая |

правила | F.A.Q |

Эта история далеких веков, забытых цивилизаций и древних народов. Мир, полный приключений и опасностей. Жестокие войны и восстания, великие правители и завоеватели, легенды и мифы, любовь и ненависть, дружба и предательство... Здесь обыкновенный смертный, со всеми своими слабостями и недостатками, способен на захватывающий дух героизм, на благородство и самопожертвование, которые неведомы ни богам, ни другим живым существам. Это история беспримерного мужества, почти самоубийственной отваги, это история, где нет пределов достижимого...

Древний мир героев и богов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Древний мир героев и богов » Взгляд в прошлое » ...мы без спроса пришли, мы однажды уйдем...


...мы без спроса пришли, мы однажды уйдем...

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://user32265.clients-cdnnow.ru/originalStorage/post/35/e3/e3/b4/35e3e3b4.gif
мы без спроса пришли, мы однажды уйдем,
чтоб вернуться опять через пару веков

Действующие лица: Тэрра, Анэйтис
Время и погода: канун Самайна (31 октября по новому стилю); туманно, сыро, холодно
Место действия: северо-запад Европы (ближе к Британии)
События:

Самайн, в танце кружи,
Ведьма осенняя, пой, ворожи.
Приготовления. Время крылато: от яблок до вещих снов -
Всё собрала ты, и свечи горят давно;
Отсвет огня виден теперь везде.
В бубен звеня, громко зови гостей.
Тёплою кровью напоены досыта,
Духи откроют всё то, о чём спросят их.
Дарит луна снов ледяную синь.
Чаша полна: мята, имбирь, полынь.
Чашу повыше поднимешь к небес стеклу.
Призраки слижут те капли, что с губ стекут.

Нынче Самайн моросью радует,
Криками стай, плеском наядовым.
Скоро уж панцирь дворцы их покроет льда.
Пусть порезвятся, покуда жива вода.
Плачет бан-ши где-то над озером.
Ветер с вершин кажется розовым.
В звёздных тенётах повисли обрывки слов.
Дикой Охоты всё явственней гам и рёв.
Полной луны око глаза слепит.
Долгие дни тем, кто в ночи не спит.
Лес непролазный откроет немало тайн.
Осени праздник последний в году - Самайн... (с)

+2

2

+

внешний вид: http://s5.uploads.ru/t/ogRZw.jpg
С собой: вязаная сумка через плечо со всякими всякостями

Когда зачем и почему, а главное куда может занести судьба от любопытства и наивности. Оставить тёплые родные края из интереса.
Терра покачивалась в такт умиротворяющей походке лошади. Она смотрела на удаляющуюся извилистую грязную дорогу из под крытой арбы. Здесь холодно и серо. Пару дней назад пришлось вспомнить, что такое кожаные ботинки и вязаные вещи.
Глаза путницы то и дело слипались, будто расстилающийся всюду туман был тяжёлым и умел оседать на веках.
Только один праздник- твердила она себе. Дитя солнца не могло долго томиться без животворящих лучей родителя.
Леса, высокие и стройные, менялись серенькими деревеньками, туман сменяли дожди, ночью от губ отлетали рыхлые облачка пара, снова начинался день, а солнце всё не появлялось.
Терра поехала в незнакомые края на праздник конца осени, и только это держало её от скорейшего возвращения в красочную Грецию, которую за несколько коротких дней она стала любить ещё больше.
Лошадка пошла медленнее, въезжая за деревянные балки, точнее условные ворота.
- Приехали, вылезай, - раздался сухой мужской голос сзади, - Опять спишь?
Терра нехотя спрыгнула с телеги, тут же услышав звонкий хлюп под ногами. Обычно говорливая девушка молча попрощалась со своим провожатым и больше никогда его не видела. Лица прохожих даже если и были приветливыми, всё равно казались чужими. Люди по большей части торопились по своим делам и её не замечали.
Всё же даже в этом городишке было где перекусить. Циркачка тут же заказала куриный суп, и только когда ей принесли горячее жирное варево, мысли проснулись и завертелись, как обычно бывало. Мир приукрасился, стало теплее и приятней. Незанятые уши Терры выуживали из окрестных разговоров местные новости и сплетни. Кажется, праздник здесь называли - Самайн, вполне красивое и загадочное слово. Дни умирающего солнца...
- Ваше солнце уже умерло. - Тихонечко пробурчала танцовщица ложке с супом, и дабы не оставлять свидетелей - съела её.
- Не бывали раньше в этих краях?-  распевно зазвучал голосок над ухом.

+3

3

Одета: так, поверх - плащ
С собой: жреческий амулет, ручная арфа, колчан со стрелами (по совместительству походная торба), фляга с водой, нож

Анэйтис, выросшую в теплых краях, всегда манил к себе снег и лед - как нечто далекое и невероятное, чему и названия-то подходящего нет. Да и возможно ли подобрать слово к тому, о чем знаешь лишь по скупым рассказам пилигримов? Холодное, белое, колючее - опишет север знающий, на что незнающий пожмет плечами: шерсть? Необработанная пряжа тоже белая и колючая, а если забудешь во дворе - станет прохладной. Стало быть, земли на краю материка устланы шерстью? "Медвежьей", - посмеивалась жрица, вспоминая сказки про обитавших там существ. Прежде ей не выпадало случая забраться так далеко к западу, и приглашение на праздник осени она приняла с энтузиазмом. После обучения в храме Геры девушки разбрелись по миру, одна из товарок осела в Британии - боги ведают, как ее туда занесло! - и теперь приглашала в гости. С Анэйтис они не были очень близки, оттого некогда тугой, а сейчас разглаженный от многочисленных прочтений свиток вызвал больше недоумения, чем радости. Следы Оникс терялись среди безымянных городков, возникавших тут и там, словно грибы после дождя, а темы для песен исчерпались, поэтому служительница Геры решила развеяться в коротком путешествии: пара недель туда, столько же обратно, плюс день-другой на праздник. За месяц управится.
Загадочная Британия встретила путешественницу густым туманом, от которого не спасал добротный плащ, выменянный аж на четыре песни. Ехали на лошадях - Анэйтис подобрала группа купцов - и девушка нервничала всю дорогу: ну как конь ее сбросит. Животных она не любила, но перспектива идти пешком через болота удручала. Лучше уж верхом. Кобыла попалась на редкость смирная, поездка прошла без несчастных случаев. Однако, ступив на твердую землю, жрица дала себе слово добираться назад на телеге. Или на корабле, если в этой глуши посчастливится найти порт.
За половину драхмы Анэйтис купила карту. Кое-как нацарапанный на деревянной табличке маршрут, старательно огибая леса (на овале неправильной формы так и было написано: "лес") и кладбища (где-то располагалось массовое захоронение, от которого девушка тоже предпочла держаться подальше), указывал на кратчайший, по мнению художника, путь, в чем Анэйтис засомневалась, прикинув пройденное и еще оставшееся - согласно словам попутчиков - расстояние. Им она доверяла больше; сунув деревяшку в торбу, спросила дорогу у местных. Те, как водится, направили ее в противоположную сторону. Зато там была таверна. Устав и продрогнув, Анэйтис уселась поближе к очагу и с беспокойством оглядела инструмент: сырость, как и жара, плохо действовали на арфу.
Одна струна сползла. Достав ключ, сказительница споро поправила строй и извлекла на пробу ноту. На ум пришел услышанный накануне мотив; дергая струны, она мурлыкала себе под нос песенку, когда на соседнюю лавку села девушка. Свободная юбка, ленты в волосах и многочисленные браслеты на запястьях выдавали в ней танцовщицу - во всяком случае, именно к этой категории отнесла бы ее жрица - пришлую, как и сама Анэйтис.
- Не бывали раньше в этих краях? - понаблюдав за ней, подопечная Геры решила познакомиться: вдруг незнакомка сориентирует ее. - Я ищу... Лланвайр-Пуллгуингилл, - прочла она по слогам. - Жуткий язык. Но по-своему певучий, кабы знала его лучше - попробовала бы сочинить балладу. Меня зовут Анэйтис, а вас? Вы из Греции? - возможно, собеседница окажется разговорчивее купцов и объяснит, наконец, что за праздник этот Самайн.

Отредактировано Aneytis (2018-01-15 15:23:22)

+1

4

Всегда приятно увидеть среди незнакомцев знакомое лицо, или знакомую речь среди чужой или даже знакомый акцент, звонким бубенцом пронзающий жужжащую публику. И Терре посчастливилось услышать сей бубенец. Мягкий распевный голос принадлежал стройной девушке с безумно светлыми глазами. Сочетание мурчащего голоса и пристально следящих голубых глаз создавали эффект гипнотический, если не парализующий. В руках незнакомки поблескивало блестящее плечико арфы, что окончательно подкупило уличную танцовщицу.
-Я ищу... Лланвайр-Пуллгуингилл, - добавила девушка, а Терра прыснула со смеху. Но впрочем тут же взяла себя в руки, и смогла запихнуть всю гамму чувств в одну милую улыбку. Всё же не хотелось бы с самого начала прослыть невежей среди местного населения, тем более находясь рядом с приятной дамой, что пыталась выговорить незнакомое слово, как самая старательная отличница в мире.
Девушка с арфой смутилась.
- Меня зовут Анэйтис, а вас? Вы из Греции?
- По мне так видно? - оглядела себя циркачка. - Терра, - тут же по мужски протянула руку она.
- Вы не оставили мне выбора, теперь я жажду услышать балладу на любом языке!- танцовщица согрелась, размякла и окончательно повеселела. - Увы, не могу просвятить насчёт этого вашего.... Ну вот его.. Лавара этого. Хотя, - циркачка запустила пальцы в буйную шевелюру и замерла на минуту, - хотя, не далее как часа два назад мы проезжали заросли орешника, там было что-то похожее... на это слово. Но это не точно! - рассмеялась Терра.
- Вас там кто-то ждёт?
Девушка устроилась поудобнее, предлагая новой знакомой с очень интересным именем сесть напротив. По неизвестным законам мирозданья люди искусства находили друг друга в толпе и заговаривали друг с другом. Терра считала, что по запаху. Запаху свободы.
Объединившись, девушки наполнили таверну ветром странствий, что впору бы местным выпивохам поглубже спрятаться под капюшоны, не то обдаст свежим бодрящим потоком. Терре очень хотелось услышать арфу, что она даже забыла зачем приехала.

Отредактировано Terra (2018-02-17 15:30:12)

+2

5

Название деревни вызвало у незнакомки смешок, и Анэйтис слегка смутилась: неужели она до неузнаваемости переврала и его, и звуки чужой речи? Но, кажется, девушка была не в обиде; она представилась, и имя ее оказалось столь же говорящим, как и у сказительницы. "Тэрра", "земля" - что лучше подойдет для странника, который, открывая новые горизонты, не забывает о крае, подарившем жизнь? Пожав руку, жрица улыбнулась:
- По вам - нет, разве что загар выдает. Я услышала, как вы отзываетесь о солнце... Ощущение, что здесь о нем вообще не знают, - за все то время, что Анэйтис провела в Британии, оно выглянуло один раз, чтобы спрятаться через десять минут и больше не показываться. - Мой родной язык. Правда, сама я родилась восточнее Греции... - и не была дома уже много лет. - Похоже, это вы не оставляете мне выбора, - по тонким губам скользнула самодовольная улыбка: любому музыканту приятно, когда его просят сыграть. - Так и быть, есть у меня одна песенка... - усевшись поудобнее, девушка перехватила арфу и взяла на память два или три аккорда. Мелодия вспорхнула быстрокрылой синичкой, чтобы тут же угаснуть, а мгновение спустя, послушная ловким пальцам, заструилась по таверне вновь. 
- Ветер Севера, спой мне о доме моём,   
Что посмела забыть.       
В небо серое  мы на рассвете уйдём     
До Чертогов Судьбы...
- слова как нельзя кстати подходили этому унылому месту, где люди разучились улыбаться и верить в чудо. Здешние боги ничуть не напоминали греческих: были суровы, не поощряли леность и праздность, порой даже требовали кровавых жертв. Обо всем этом Анэйтис поведали попутчики, и она, познакомившись поближе с местными, стала проникаться их тревогой. Создавалось впечатление, что само небо давит на плечи, заставляя сгибаться под пристальным оком карающих божеств - куда там греческим пиршествам, на которых под предлогом воздаяния почестей божествам обсуждались политические вопросы и заключались разного рода сделки! Олимпийцы, будучи легкомысленны по натуре, пропускали это мимо себя, но боги Британии такого пренебрежения не прощали. Жрица видела святилище из обтесанных валунов, поросших мхом, - от него веяло страхом и смертью. Не жизнью.         
- Звонким вереском спрячутся наши следы,
И не вспомнят о них.
Кто поверит нам, рыцарям падшей звезды из отвергнутых книг?
Пусть в узоре времён - ни стихов, ни имён,
Но напомнит забывшим их полуночный крик
, - Анэйтис не видела вереск, но слышала о нем. Общаясь с разными людьми, девушка собирала крупицы знаний о дальних морях и песчаных равнинах, чтобы потом, положив на музыку, рассказать о путешествиях наилучшим образом: стихотворным. Вплетая в песни диалектные выражения и любимые человеческими сердцами сюжеты, она могла передать колорит той или иной страны - понятное дело, приблизительно, так как для полной картины нужно видеть объект своими глазами. 
- Сон безвременный в липкой глухой тишине переписанных фраз,
Ядом медленным ложь в почерневшим вине -
Дар последним из нас.
В окна бьётся рассвет, больше времени нет.
Больше времени нет...
- стихла мелодия, и в зале повисла тишина: пододвинувшись поближе к менестрелю, посетители отдались на волю мыслям, пока кто-то не опомнился и не разразился аплодисментами, заражая остальных.
- Пива музыкантам! - рыкнул упитанный бородач разбойного вида. Трактирщик, выбежав из-за стойки, засеменил к их столу, неся на подносе две большие кружки - видимо, Тэрру тоже посчитали. Анэйтис пиво не пила, но, не моргнув и глазом, отсалютовала кружкой кричавшему и поднесла ее ко рту. Тот, одобрительно крякнув, опорожнил свою и вернулся к прерванной беседе. Жрица поставила нетронутое пиво обратно.
- Везде, где играю, мне предлагают выпить. И ладно бы только пива... - таверна постепенно возвращалась к прерванным занятиям, и Анэйтис положила арфу на лавку, не убирая далеко, впрочем, - вдруг найдутся еще желающие послушать музыку. - Мм, судя по карте, сей населенный пункт побольше орешника, может, стоит поискать в других кустах? - глаза ее озорно блеснули. - Да. Моя старая знакомая пригласила меня на праздник осени... Самхэйн, да, точно, так его называют, - она выговорила это слово на британский манер. - Лланвайр - это ориентир, от него нужно взять левее, и через четыре мили будет нужная деревня. Видите? - Анэйтис достала дощечку и ткнула пальцем в слабо прорисованную точку. - Правда, составляли карту местные, я ни языка не знаю, ни каракули их разобрать не могу. Похоже это слово на Пуллгуингилл? - с таким же успехом там мог быть любой набор букв, чего служительница Геры опасалась: это значило бы, что она заблудилась.

Отредактировано Aneytis (2018-02-22 12:40:39)

+3

6

И арфа не заставила себя ждать, тонко и звонко пискнув в руках хозяйки. Барда не нужно было упрашивать петь, что Терра, надо сказать крепко уважала. Она и сама рада была пуститься в пляс в любое время, кроме, разве что, того времени, когда спала. На то дело и называется "любимым", чтоб его любили, и любили им заниматься всегда и везде.
Песня показалась танцовщице печальной, задумчивой и монотонной. Интуитивно Терра быстро подхватила незатейливую мелодию и подпевала мотиву, не зная только слов,плечи покачивались из стороны в сторону, а мысли её отрешились и гуляли далеко от этого позабытого богами места.
Девушка много где бродила, по большей части вокруг Греции. Особенным оказалась долгое путешествие на восток, в край спокойствия и уединения. А теперь хотелось на север. Раз уж можно было обходиться без солнца и шерстяные вещи имелись, то может быть время севера тоже когда-то настанет. Край суровых людей и холодных морей. Интересно узнать, как выглядит загадочное и красивое слово "фьорды". И не только поэтому.
Тем временем песня закончилась. Новая знакомая изящно парировала внимание поклонников, выраженных кружкой пива. Вероятно, она делала это столь же привычно, как и Терра умела незаметно проскользнуть, не зацепившись юбкой ни за одну расставленную руку. Уважительно кивая, девушка попробовала пиво, ей хотелось узнать какие вкусы у местных. После пары проб она убедилась, что никогда не влюбится в здешний напиток.
- Возле орешника была только табличка, - успокоила путницу Терра, - как раз с этой стороны мы и ехали, - она провела пальцем по линии дороги.
Анэйтис, казалось, переживает так, будто уже месяц не может найти верного пути.
- О, Самайн! Да, и я за ним же пришла. Заезжие в Грецию гости так расписывали его живописность, что я решила взглянуть своими глазами. Каюсь, теперь сомневаюсь в том, что хоть что-то в печальной серой стране может быть красочным. - пожала плечами девушка.
Темноволосая странница обеспокоенно пыталась рассмотреть написанное на карте, но Терра мотала головой, решительно не понимая ни буковки.
-Как хорошо, что мне не нужно в определённое место, - сочувственно всплеснула руками она, - Если празднику суждено быть, то он сам найдёт меня.
Немного подумав, циркачка добавила, - и раз уж мне никуда не нужно, а Вы на праздник, могу предложить свою компанию!

Отредактировано Terra (2018-02-23 01:10:47)

+3

7

- Похоже, это самый популярный здешний праздник, раз о нем знают даже в Греции, - хмыкнула жрица. - Только лица у местных невеселые, не скажешь, что готовятся к торжеству, - немудрено, ведь она приехала за несколько дней до Самайна. Последние две ночи октября луна набирала в весе, распластавшись пшеничным блином по небосклону: такая же полупрозрачная, круглая и в дырочку. Анэйтис слышала разные легенды о происхождении пятен на луне, больше всего ей нравилась о змее, которая ежедневно отгрызает по кусочку, пока не оставит тонкий серп взамен целого небесного пирога. Преданий было много, но все сходились в одном: однажды (реже - дважды) в месяц наступает полнолуние, во время которого сам бог велит проводить ритуалы во славу себя и своих ипостасей.
- Погодите сомневаться, может, всё впереди, - Анэйтис подмигнула землячке. - Так нас удивят, что хватит на сборник песен! - две или три у нее уже вертелись в голове, клочок пергамента бы, чтобы записать и не потерять... - Мне нравится ваш настрой. И давай на "ты"? - обе девушки были почти ровесницами, поэтому могли себе позволить неформальное общение. - Буду рада компании, Тэрра. Ты тоже музыкант? Я видела, как ты покачивалась в такт мелодии - хорошо чувствуешь музыку.
- Что-нибудь еще желаете? - перед ними вырос трактирщик. Жрица Геры перевела взгляд на новую знакомую.
- А что есть?
- Суп куриный, лепешки, сыр, овощи, вчерашняя каша... - принялся перечислять тот. Недолго думая, Анэйтис попросила лепешку, сыра и воды. В ожидании заказа, она положила подбородок на руки и более детально осмотрела посетителей: исследовать окружение на предмет угрозы Гере вошло в привычку. По каким бы дорогам не шла сказительница, служение богине было неотделимо от ее помыслов.
- Куда направимся? - лепешка оказалась теплой и вкусной; откусив большой кусок, Анэйтис довольно зажмурилась: пожалуй любовь к выпечке объединяет народы вернее, чем самые жаркие споры и пройденные бок о бок битвы.

+1


Вы здесь » Древний мир героев и богов » Взгляд в прошлое » ...мы без спроса пришли, мы однажды уйдем...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC