При большом желании Эмилия легко могла стать аристократкой, но, оказавшись на земле, поняла, что в этом нет абсолютно никакого смысла. Может реверанс и озадачит разбойника с большой дороги, но грубая брань, кулак и меч быстрее объяснят, что на воспитанных девушек нападать себе дороже.
© Emilia


сюжет | список персонажей | внешности | поиск по фандому | акции | гостевая |

правила | F.A.Q |

Эта история далеких веков, забытых цивилизаций и древних народов. Мир, полный приключений и опасностей. Жестокие войны и восстания, великие правители и завоеватели, легенды и мифы, любовь и ненависть, дружба и предательство... Здесь обыкновенный смертный, со всеми своими слабостями и недостатками, способен на захватывающий дух героизм, на благородство и самопожертвование, которые неведомы ни богам, ни другим живым существам. Это история беспримерного мужества, почти самоубийственной отваги, это история, где нет пределов достижимого...

Древний мир героев и богов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Древний мир героев и богов » Мгновения грядущего » День Поражения Титанов


День Поражения Титанов

Сообщений 21 страница 40 из 44

21

На взгляды Виктории Каллисто отвечала добродушной улыбкой и игривым взглядом. Тёмноволосая определенно пыталась что-то рассмотреть в глазах блондинки, в очередной раз, хотя это было и бесполезно. Глаза светленькой никогда не отражали её истинных намерений, её взгляд был настолько же обманчив насколько и она сама. Хотя Виктория и обладала невероятной способностью видеть людей насквозь, здесь этот талант был бесполезен. А вот её глаза могли сказать о многом, хотя и не всегда Каллисто удавалось это разглядеть. Сейчас эти прекрасные глаза проникали вглубь её души пытаясь отыскать там темные замыслы, они искали подвоха, но она не давала им шанса что-либо отыскать. - К сожалению некоторые просто не знают своих истинных желаний. И тут же почувствовала какое-то изменение в ней. Было странно видеть и ощущать то, как меняется окружающая обстановка. Есть на земле, что-то вечное и неоспоримое, даже выше самих богов и это то, что только люди не меняются. Возможно они меняют свой образ жизни, место жительства или друзей, но их потаенные желания остаются неизменны. Виктория всегда хотела бороться, она жила битвой и упивалась ею. Она не могла измениться, она лишь сменила сторону дабы оправдать себя и все это произошло лишь из-за одной роковой встречи. Каллисто глубоко вздохнула.
- И что нам здесь нужно? – спросила Виктория рядом с храмом Зевса.
- Послушай, мы должны найти еще одну особу, она чуть выше в росте! Мы разыщем ее и заберем карту! Через несколько минут они уже входили в храм, а на лице Каллисто был хищный взгляд. Пройдя уверенными шагами по залу, она оказалась возле боковой двери во внутренний дворик. Каллисто медленно осмотрелась и подхватив Викторию за руку, буквально потащила её за собой. Они осторожно ступали перед собой и внимательно оглядывались, как бы ожидая ловушки, а не то и вообще появление самого бога. Шаги были размеренными и просчитанными, становясь все увереннее к середине дворика. Каллисто резко повернула голову в сторону деревьев, где находилась знакомая ей женщина. – Каллисто? Что ты здесь делаешь?... В глазах у той отразилась растерянность. Вокруг разрушения, великие воины уничтожают деревни...а тут Каллисто... Ну допустим не дошли до неё слухи, да и вообще кто знает что там на самом деле. Именно на это и полагалась блондинка. Слегка прищурившись, она, развернулась и прошла в центр портика. - Ну скажем, я здесь по вполне объяснимым причинам, которые не обязана перечислять, а вот ты и в храме Зевса? Странно, свадьба не удалась? - ехидничала она. Всегда хочется сделать кому-то больно. В данный момент, нельзя было отступать. – А может, люди все наврали и нет никакой свадьбы? - После того как Каллисто так мило устроилась посередине, присев рядом с Никсой, на лице скользнула улыбка и несколько мыслей по поводу того, что она неплохо смотрится. - Я не смогла поверить пока сама не увижу. Но то что ты здесь говорит о многом, хотя я хочу верить, что это не так. Виктория же вела себя на удивительность скромно, хотя это можно было оправдать присутствием Никсы ну или хотя бы женским характером. Она как-то сухо ухмыльнулась, отведя взгляд в сторону. - Конечно, это ведь храма Зевса! А он у нас…Ну ладно! - улыбнулась Каллисто, и сняв с пояса кинжал стала покручивать им в руках, словно отвлекая себя от чего-то, или кого-то. То, что Никса здесь появилась не спроста тоже мало вероятно. Брови воительницы слегка поползли вверх. Что ж на вопрос та так и не ответила, не ловко видать, но и тянуть щипцами слова признания блондинка не собиралась. На нет и суда нет. - Люди много, что щебечут, а ты не верь слухам! – криво улыбнулась она – Они слишком мало знают. Я вернулась за картой … – тихо добавила она слегка, облокотившись руками о подлокотники скамьи и наклонившись вперед. – Видишь ли, слава угасает, удовольствия нет – она пожала плечами и вновь облокотилась о спинку скамьи, закинув ногу на ногу. Всеми своими словами Каллисто старалась сделать так, чтобы Никса почувствовала и её боль, ей хотелось ранить её. Воительница слишком долго ожидала ответа, после чего решительным жестом облокотилась на подлокотники скамьи, и встала с неё. Пройдя вперед, она остановилась возле Никсы, смотря прямо в глаза, словно пытаясь прочесть ответ в её глазах. Лишь грубая и ехидная усмешка скользнула по её лицу. Поймав пару солнечных лучей на своем оружие, Каллисто улыбнулась, после чего резким и уверенным жестом швырнула кинжал в дерево рядом с Никсой. – Я жду…

***

Что ж время пожимало, Виктория видимо устала ожидать от нее действий, нацепив равнодушное лицо в очередной раз. Надоели ей видимо эти проверки и глупости, которыми они здесь занимались. Осталось надеяться лишь на то, что брюнетка оправдает надежды. Прошло несколько минут, как они покинули храм Зевса. Медленно изучив содержимое свитка, Каллисто поняла, куда следует направляться. Довольная улыбка говорила о том, что она сейчас полностью вовлечена в предвкушении. Сейчас от той Каллисто, что была еще несколько часов назад ничего не осталось. В глазах то и дело танцевали огоньки, а кривая и злобная улыбка так и не сходила с лица женщины. Воспоминания уже не всплывали в ее голове. Жажда мести, или уже простая забава ради утоления собственного недовольства, который так выросло за последние годы. Сейчас она была полна сил и решительности. Найдя тихое местечко, поодаль от храма, в городском парке, воительница усадила Викторию рядом с собой, достала меч и принялась его точить, велев брюнетке делать тоже самое. С каждым движением ее руки, острее меча становилось все острее и опаснее. Когда меч был наточен она убрала его за спину.

0

22

Вики внимательно наблюдала за Каллисто, которая довольно долго разговаривала со старой знакомой.  На знакомую, впрочем, она не особо смотрела, а от светловолосая спутница занимала всё её внимание.  Красивая, изящная, но жестокая и, видно сразу, любящая поиграть не только с телами, но и с душами людей.  Виктория и сама любила психологические эксперименты, потому уже который раз похвалила саму себя за то, что не отказалась там, в таверне и пошла вместе с Каллисто.
    Идеальный воин, -  не без восхищения думала девушка, натачивая свой меч по велению Каллисто.  По велению!  С каких пор она позволяет распоряжаться собой как вещью?  Отложив меч в сторону, воительница потянулась через Каллисто к карте, которую блондинка держала слева от себя.  Развернув свиток, Виктория покрутила его, не поняв, где верх, где низ, потом спросила:
- Что за место на карте?  Не могу понять.
Но светловолосая воительница не ответила, занятая своим делом.  Её глаза горели, на губах была ехидная улыбка.  Неизвестно почему, но от этой улыбки сердце девушки забилось чаще.  И не важно было, женщина или мужчина рядом:  Виктории просто нравилась эта улыбка.  Но, несмотря на это, она жёстко воткнула меч в землю и присела на корточки перед Каллисто так, что та, даже если захочет -  не отвернётся.
- Ты -  главная, я этого не отрицаю, но это не даёт тебе права таскать меня за собой как куклу!  Ты ничего мне не рассказываешь, почему?  Кто та женщина, с которой ты говорила?  Куда мы пойдём дальше?
Поодаль протекала небольшая речушка, около которой был небольшой лесок.
- Пойду наберу воды и соберу трав и ягод в дорогу, -  сказала воительница, -  это я точно в состоянии сделать сама!
Виктория не злилась на Каллисто, она просто хотела показать своё место.  Поставить себя так, чтобы не быть пустым местом.  Виктория не даст помыкать собой даже такой красавице, на которую, как казалось девушке, можно смотреть не отрываясь, если не вечно, то несколько часов точно.

0

23

По дороге обратно, Виктория как-то безразлично вздохнула, и это скорее был жест отчаяния, но поскольку он не получился, она грустно продолжала путь вслед за Каллисто, которая снова усмехнулась про себя. «Хотелось бы и мне в это верить!» – подумала она. И тут на слова о карте девушка заметила, как лицо собеседницы заметно изменилось, словно ей не понравилось, что блондинка так бесцеремонно влезла в её жизнь. Об этом и свидетельствовала следующие мысли наемницы и ее фраза про карту. - Тебя не учили, что нельзя трогать чужие вещи без согласия? Виктория хотела было ответить, на столь громкий выпад, но Каллисто тут же забрала свиток и продолжила говорить, развернув его как следует, с удовольствием рассматривая содержимое. – Это очень тихое и незаметное местечко
Виктория перестала готовить оружие к бою, воткнула меч в землю и присела на корточки перед Каллисто: - Ты -  главная, я этого не отрицаю, но это не даёт тебе права таскать меня за собой как куклу!  Ты ничего мне не рассказываешь, почему?  Кто та женщина, с которой ты говорила?  Куда мы пойдём дальше? Блондинка слегка прищурила глаза, как–то хмуро поморщила носик, а после посмотрела на наемницу. - Возможно я смогу помочь тебе с ответами на эти вопросы, но только чуть позже, а то вдруг раздумаешь и захочешь предать меня! - она посмотрела наверх, а после, когда они вскочили со своих мест и оказались лицом к лицу, примирительно дотронулась до плеча Виктории, учитывая, что наёмница была на пару сантиметров выше, и ободряюще положила свою руку, той на плечо. – Смертные стали очень жадными, и Зевс решил запрятать свой Колодец подальше от них, пока люди не будут готовы умерить свои желания. Пойдем со мной, рано или поздно ты все увидишь и поймешь! - мило улыбнулась светленькая. Слава богам, спорить по поводу дальнейших мыслей и поступков они не стали. Каллисто позволила Виктории самой исправить ситуацию, ухмыляясь про себя. Зена ведь тоже частенько давала людям покопаться самим в себе, не встревая в спор раньше времени. - Пойду наберу воды и соберу трав и ягод в дорогу, -  сказала наёмница, -  это я точно в состоянии сделать сама! «Кого ты обманываешь? Ты с собой ужиться не можешь...» Однако Виктория похоже полностью убедила себя в своей правоте. В её речи, не смотря на все усилия сдерживаться, послышались досадные нотки. Каллисто повернулась и внимательно посмотрела на брюнетку. - Чем скорее мы отправимся в путь, тем даже лучше – не то успокаивающе, не то, пытаясь убедить саму себя, едва слышно произнесла она.  - К ночи перейдём через горы, сможем переночевать там, а дальше будет уже близко! Нужно успеть до ночи, а то погода явно портится. Каллисто посмотрела на серое небо и скрипя кожанными сапогами решительно приблизилась к Виктории, хотя что-то внутри подсказывало, когда они придут к пещере, многое встанет по своим местам, а пока нужно преодолеть тяжелый путь вниз до очередного ночлега. Впрочем, это было не удивительно. Она прекрасно знала, что никому нельзя показывать не только свои слабости, но и преимущества. Даже если в данном случае это шло в ущерб себе самой.
***
Виктория была по своему права, но пока, девушки шли молча, у каждой были собственные мысли, но и про опасность перехода забывать не стоило. И как только подобная мысль пронеслась в голове у Каллисто, тут же послышался легкий треск, где-то впереди, как раз там, где виднелись горные расщелины. Зрачки Виктории заметно расширились, и с чего она так испугалась? Ведь еще несколько дней назад, она хотела убить блондинку собственноручно. Каллисто опять дотронулась до плеча наёмницы. – Мы пройдём здесь! - после этого она переместила Викторию на дорожку, что была немного ниже и правее той, на которую вот вот обрушаться камни, подхватив ту под руку. Времени оставалось совсем мало, да и выбора не было. Спустя несколько «семимильных» шагов, Каллисто в очередной раз дернула Викторию за руку, протащив ее вперед себя, и в этот же момент сделала так, чтобы они обе оказались на более безопасной тропинке.
Звук скрипящих шагов отвлекал от действительности, но треск над головой слышался сильнее. Каменная лавина своими большими волнами грозилась накрыть их под свою пелену, а едва различимые сначала звуки летящих обломков становились все громче и громче, расходясь громыхающими раскатами по всей местности вокруг. Казалось, что все усилия в конечном итоге оказываются тщетными, а волна приближалась с пугающей скорости к земле, и вот-вот поглотит под собой девушек. Но почти в самый последний момент Каллисто увлекла наемницу за собой на тропинке к обрыву, и они успели перескочить через него, выполнив длинный прыжок, после чего оказались не погребенными заживо, а вполне себе живыми и в безопасности. Виктория пыталась скрыть удивление, но невероятное спасение давало о себе знать и во взгляде брюнетки, то и дело проскальзывало непонимание. - Как это мы....Аид побери - едва смогла вымолвить наёмница и, с нервной улыбкой, присвистнула. - Тише.. Или хочешь чтобы он так и сделал? - хмыкнула Каллисто, - Просто похоже нам крупно повезло, что часть обвала каким-то образом отделилась и нам удалось прыгнуть через проём, чтобы приземлиться прямо сюда. Судьбы нам благоволят, хотя лично у меня вся жизнь перед глазами промелькнула, - для пущей убедительности добавила она, приблизившись к Виктории и устроившись рядом с ней на пятой точке, а та была настолько ошарашена такими событиями, а точнее тем каким образом им удалось спастись, что даже не нашла что сказать. Словив немного растерянный взгляд, Каллисто тут же облокотилась на одну руку, поднялась на ноги, отряхивая свой доспех. Главным было то, что им удалось спастись, поэтому девушка лишь шмыгнула носом, втягивая воздух полной грудью, и помогла Виктории закрепить сумку на плече, что от перемещения едва не свалилась вовсе. - Ладно, главное, что мы целы и невредимы, пойдем, осталось немного – произнесла она смотря немного вперед и вниз, где уже виднелся дымок и несколько жилых пригорных домиков.

Отредактировано Callisto (2017-06-09 14:29:29)

0

24

Толи слова Виктории так подействовали, толи что-то изменилось в самой Каллисто, но она заговорила, рассказав ей о цели их путешествия.  В благодарность за это, Вики даже не иронизировала и не подтрунивала над ней всю дальнейшую дорогу.  И вот они достигли скал!  Первое, что увидела Виктория была не красота горного пейзажа, а "красота" ближайшей смерти, выраженная в начинающимся обвале.  Девушка заметалась из стороны в сторону, поддавшись панике, но рука Каллисто легла ей на плечо.  Блондинка не только сказала ей, куда идти, но и подтолкнула в нужном направлении.
- А ты можешь быть милой, когда захочешь, -  проговорила Виктория и тут же зажала себе рот рукой.  И когда я научусь говорить как все нормальные люди?  Без бритвы на языке.
Может быть, блондинка и хотела бы что-то ответить, но на это не было времени, потому что обвал усиливался.  Она тянула девушку за собой и та вспомнила все свои тренировки в племени амазонок и не только, а уж прыжок через обрыв вообще был чем-то головокружительным, так что Виктория даже повеселела.  Когда они оказались на насыпи, Каллисто сказала, что перед ней промелькнула вся её жизнь.  Вики же чуть улыбнулась:
- А передо мной не успела -  мы бежали быстрее, чем она мелькала.
Вскоре девушки поднялись и направились вниз на дорогу.  Цель их путешествия была совсем близко.
    В небольшом, похожим на большую деревню городке было всё также, как и во многих других:  суета, пёстрость одежд, спешащие куда-то люди, дома богатые и не очень.  Воительницы прошли по главной улице, потом свернули в переулок, потом снова вышли на главную дорогу.  И тут глазам Виктории открылась площадь, посреди которой стояла величественное каменное сооружение.  Храм Зевса в Афинах выглядел примерно также, да и в других городах тоже.  Не сомневаясь, что это здание имеет те же функции, брюнетка хотела было пойти вперёд, но увидела, что по периметру стоят мрачные, судя по позам, воины в железных масках, похожих на забрала.  У каждого из них в руках алебарда с длинной рукоятью, а на поясе тяжёлый меч.
- Зачем у храма столько охраны? -  шёпотом спросила Виктория, -  Ведь люди к нему и близко не подходят.  Кстати, почему?

+1

25

Каллисто неспешно шла рядом, когда услышала жизнерадостные слова Виктории о быстроте их передвижения и сама чуть заметно улыбнулась в ответ: - Если бы мы остановились хоть на секунду, нас бы уже не было на этом свете, дорогая! А как иначе? Брюнетке явно не приносило удовольствие то, что они тратят много времени, однако обладательница светлых волос по прежнему считала, что хотя они путешествуют вместе, только её интересы должны уважаться, а если другая воительница не согласна, то никто не обязывает оставаться. Тем временем, показался городок, и Каллисто молчаливо ждала, что будет дальше. Внезапно перед глазами показалось нечто, что заинтересовало девушку. Пройдя чередой маленьких тесных улочек, которые мало чем отличались от подобных «достопримечательностей» в соседних поселениях, они вышли на большую мощеную камнем площадь, на самой середине которой возвышался величественный храм Геры! Да, супруга царя всех богов явно не привыкла мелочиться, но такого великолепия даже Каллисто с трудом ожидала увидеть. Как назло, рядом со зданием несли службу стражники.
- Зачем у храма столько охраны? – раздался над ухом шепот Виктории, -  Ведь люди к нему и близко не подходят.  Кстати, почему?
- Это святилище, - так же тихо ответила блондинка. – А город населен обычными почитателями богов, которые бывают внутри храма только когда позволено. Нам нужен начальник стражи! – и смело подойдя к одному из охранников, она сказала, что хочет видеть старшего. Глаза воина злобно сощурились: - Да кто вы такие, что осмелились прийти сюда и требовать нашего главу? Не давая ему продолжить, Каллисто быстро добавила: - Мы здесь, чтобы пройти испытание Геры. Воин замолчал, а потом не смог удержаться от смеха: - Серьезно? А знаете, что никому ещё не удавалось остаться в живых после этого? Мой вам совет, забудьте и идите своей дорогой. Но блондинка настаивала, и вскоре, привлеченный шумом, явился командир стражи. Это оказался человек примерно одного возраста с Викторией, на удивление хорошо одетый, в отличие от своих подчиненных и очень сильно отличающийся от простого наёмника как внешне, так и поведением и словами. Он сначала представился: - Я Полидор, охранитель святилища. Правда ли, что вы решили пройти испытание?
- Да! – лаконично ответила светловолосая, продолжая сверлить взглядом ухоженное лицо собеседника настолько сильно, что он перестал выдерживать и притупил глаза. - У меня нет права помешать вам, но хочу предупредить, это очень опасно!
- О, как ты любезен! – казалось, каждое слово пропиталось сарказмом. – Будь мил, просто пропусти нас без лишней болтовни!
- Постарайтесь понять… - начал было Полидор, но тут Каллисто приблизилась к нему вплотную и потребовала: - Ты заставляешь меня повторять дважды, а я это ненавижу! Прикажи своим людям расступиться!
- Жаль, но дело ваше, - глава стражи наконец-то кивнул и разрешил обеим девушкам подойти к воротам и зайти за ограду. - Следуйте за мной, - добавил он, кивком головы показывая на мраморную лестницу в стороне от главного входа. Вскоре они оказались в небольшой комнате с низким потолком. В углу за пустым столом сидели ещё двое воинов. «Наверное, тоже караулят». Раздался стук в смежную дверь, пять ударов с коротким интервалом между ними, и три с удлиненным. Скрипнул засов, обе воительницы сделали несколько шагов, и дверь скрипнула опять на этот раз за спиной. Сильный голос жреца прозвучал в тишине: - Вы привели тех, кто хочет пройти путь к колодцу?
- Правильно,- ответил Полидор и все пошли за служителем культа. Путь, навязанный жрецом, оказался извилистым, поворот сменялся поворотом. Каллисто начала считать повороты, стараясь на всякий случай запомнить дорогу, но их было так много, как будто её вели по какому-то лабиринту, не уступающему лабиринту легендарного царя Миноса. А может, их просто водили по кругу? Как бы то ни было, пришлось оставить затею со счетом. Меж тем, показался храмовый зал посреди святилища. В центре на мраморном пьедестале возвышалась фигура Геры, выполненная во много раз больше человека. Богиня была одета в красивое платье, окрашенное скульптором в темно-синий цвет. Слегка наклонившись над жертвенником, она протягивала к нему руки с напряженными пальцами. Так неизвестный создатель хотел показать суть: чтобы существовать, требуется жизнь. И ещё в святилище было прохладно: светильники, висевшие под самым потолком, не могли обогреть просторное помещение, иных же источников тепла не было видно. Внушительный жрец с золотым обручем на голове, одетый в черную мантию сказал: - Сейчас вы отправитесь к месту колодца Зевса. Бойтесь прогневать его и божественную супругу, ибо они повелевают самым страшным, что суждено человеку - смертью, и если оскорбите их, они принесут смерть куда более ужасную, чем смерть от пыток! Голос жреца гулко разносился под сводами, гулко и весомо. Хотя Каллисто всегда насмехалась над уловками жрецов, которыми они старались вызвать у легковеров религиозный трепет, речь прозвучала впечатляюще. Она посмотрела на свою спутницу, стоявшую сбоку. Кажется слова жреца произвели и на неё впечатление, она показалась если не напуганной, то по меньшей мере встревоженной и насторожившейся. А может, только делала вид, что слова жреца затронули её, чтобы заразить своей взволнованностью? Воздев торжественно руки, жрец нараспев стал произносить ритуал. Огонёк, вырывавшийся прямо из жертвенника, вдруг ярко вспыхнул пламенем и осветил всю комнату. В подполье просто заработали мехами младшие жрецы, подумала Каллисто. Вот по настоящему её изумило, что массивные каменные стены расступились как будто сами собой, оставляя святилище позади и открывая путь наружу. Она зажмурилась и вновь открыла глаза, но потом взяла за руку Викторию и они осторожно пошли по тропинке в грот пещеры, куда свет проникал только откуда-то сверху, до тех пор пока не уперлись в тупик. Правда, подняв глаза к потолку, блондинка увидела, как ввысь и в сторону тянется что-то белое, похожее на бельевую веревку толщиной в два карандаша. - Ты выше меня, поможешь дотянуться? – она подпрыгнула, забралась на камень скалы и затем оттуда на плечи к Виктории, перескочила на уступ грота, выпрямилась в полный рост и попробовала на прочность «веревку», которая хорошо растягивалась туда-сюда, но крепко держалась на своем месте, от прикосновений протяжно покачиваясь как струна. – А теперь хватайся за руку и поднимайся ко мне! – дожидаясь наёмницу, блондинка внимательно проследила за ней, и когда та оказалась рядом на маленькой каменной площадке, взялась руками за «веревку»: - Лазить умеешь? Тогда поспешим! - и, набрав  в  легкие  побольше  воздуха,  полезла вверх. Карабкаясь, она подбирала колени повыше, выгибая тело дугой, сдавливая зыбкую опору ступнями, обхватив её руками и цепляясь за неё пальцами.

Отредактировано Callisto (2017-08-03 16:55:03)

0

26

В храм девушек впустили без проблем -  договаривалась как всегда Каллисто.  Вики была даже рада этому -  меньше проблем ей придётся решать на пути к заветной цели.  Когда их вели по лабиринту, Виктория, чтобы в случае чего модно было вернуться назад, украдкой достала короткий кинжал и сделала несколько зарубок на каменной стене.  Ставила она их через определённое количество шагов.  Прости, Гера.  Надеюсь, ты не сильно обидишься, -  как всегда иронично подумала девушка.  Вики не была агрессивна к богам, просто не очень-то их уважала.  Ну, кроме, разве что, Ареса, ведь он покровитель воинов и она надеялась, что когда-нибудь, он укажет ей правильное в том, чтобы стать хоть в половину такой, как легендарная королева воинов Зена.  Хотя, сегодня я могу попросить это и у Зевса.
    Зал, потом ещё один.  Потом пафосная речь жреца в тёмных одеждах.  Хотя Виктория и не боялась, но "спецэффекты" в виде появившегося из ниоткуда огня и раздвигающейся стены удивили её.
-Это делает Гера, или жрец шарлатан? -  спросила Вики неизвестно кого, перед тем, как они покинули храм и вышли к скалам.
Впервые за время их путешествия, Каллисто попросила помощи!  Неизвестно почему, но Виктория обрадовалась этому будто исполнилась её давняя мечта.
- Конечно помогу!  Залезай!
Девушка тут же ощутила тяжесть Каллисто на своих плечах.  Пришлось напрячь все мышцы, по она устояла.  Когда блондинка закрепила верёвку, они обе полезли наверх.  По правде говоря, лазать брюнетка умела только по деревьям -  как учили в племени амазонок, теперь же ей предстояло делать то же самое, только в горной местности.  Каллисто делала это быстрее.  Когда она была уже на вершине, то перехватила руку Виктории и потянула вверх.  Девушка по инерции врезалась в неё и, вытянув вперёд руку, практически обняла Каллисто за шею.  Их тела соприкоснулись на мгновенье, а лица были непозволительно близко друг к другу.  Уф!  Может, окунусь в колодец Зевса и пройдёт?  Такого жара воительница не испытывала даже с женским воплощением Вишну, о котором она сейчас даже не вспоминала.
    - Смотри, в скале есть проход, -  проговорила девушка, указывая на небольшую расщелину впереди.
Вопреки договорённости, она пошла первой.  Мелкие камешки, попадающие под сапоги, так и норовили лишить Вики равновесия.  Ругаясь сквозь зубы, она продолжала путь.  Когда воительницы вступили в тёмный коридор, им навстречу вылетела стая летучих мышей.  Обе они пригнулись, но ночные жители пролетели мимо, даже не заметив их.  Девушки прошли ещё немного.  Коридор вывел их в просторный каменный зал, в котором не было ничего, кроме большого круглого углубления посередине, заполненного кристально чистой, чуть голубоватой водой.
- Это что и есть колодец Зевса? -  спросила бывшая амазонка, не решаясь подходить ближе.  Эхо усилило её голос так, что он многократно отдавался от стен грота.

0

27

От пристального взгляда Каллисто вряд ли укрылось, что Виктория, на пути в святилище, достала короткий кинжал и предпочла ради возвращения обратно делать зарубки на каменной стене через определённое количество шагов, но она не стала ничего говорить новообретённой «подруге» и лишь запомнила, где та проставила свои заметики, чтобы в случае чего выбраться наружу как можно быстрее.
- Это делает Гера, или жрец шарлатан? -  спросила бывшая амазонка перед тем как они обе покинули алтарь богини, на что Каллисто ехидно усмехнулась и ответила:
- А сейчас она попробует сделать из нас отбивную, и даже сам Зевс не сможет нам помочь, потому что он обещал ей не вмешиваться, пока смертные ищут путь к его колодцу и проходят препятствия установленные для них по воле царицы богов, так что будь мила, и смирись, иначе нам трудно будет добраться до места.
С глухим стуком  ноги коснулись каменной плиты, когда пришлось буквально втягивать Викторию вместе с собой на вершину, и вдруг они прижались друг к другу, лицом к лицу, странно, однако блондинка пристально смотрела на представительницу своего пола, ни на секунду не избавляя ту от своего липкого взгляда, который словно опутал Викторию с головы до ног, заставляя слушаться каждого слова воинственной антигероини.
- Смотри, в скале есть проход, -  проговорила наёмница, указывая на небольшую расщелину впереди, и они быстро последовали навстречу таинственной расщелине, без остановок бросившись бежать  через  огромное  пространство, поджимая от усилий  губы, когда Каллисто опять погрузилась  в   бесплодные воспоминания. Ведь память - такая пустая вещь. Все,  что  ей  принадлежит, уже не принадлежит человеку. В  памяти  живут  тени  поступков  и  чувств, которые  можно  вернуть  лишь  в  мыслях.  Поэтому  воспоминания  не  дают облегчения, а только ранят...
Впереди появился просторный каменный зал, с бассейном, заполненным водой.
- Это что и есть колодец Зевса? -  спросила Виктория, а Каллисто стояла на самом краю дорожки и думала о том, как бы ей спуститься. Она стояла в нерешительности, переминаясь  с  ноги на ногу и осторожно сгибая пальцы рук, освободившиеся от лазания. У неё опять начали мерзнуть ступни, хотя прежде она забыла  о  холоде  и  боли,  потому  что  тело  от постоянного движения разминалось и разогревалось. Она подошла к стене, за ручку которой  ухватилась, забираясь на плиту из камня, навалилась на нее спиной и попробовала сдвинуть с  места. Рычаг не поддался. Развернувшись, она уперлась покрепче ногами  в  пол  и уже руками толкнула ее изо всех сил. Тщетно. Тяжело дыша от перенапряжения, Каллисто зашла с другой стороны и с огромным усилием, но все-таки удалось выгнуть ручку так, что она теперь перегибалась в обратную сторону. Переведя дыхание, она уцепилась руками за конец ручки и надавила на него весом своего тела. Затем,  поймав равновесие, отпустила второй рукой ручку, ноги соскользнули с края,  но  она  успела  судорожно  выкинуть вперед руки и ухватиться за рычаг.
Яркий отблеск света пронизал пещеру,  вдруг над колодцем появились синие огоньки, которые вскоре сгустились и приобрели очертание человеческих глаз. Каллисто тут же прыгнула обратно к Виктории, вставая между свечением и подругой. Спираль света вспыхнула и осветила весь грот, а потом пригасла и в звенящей тишине раздался голос Геры:
- Так это снова ты, дикая кошка? Разве я не велела тебе убить моего пасынка, Геракла? И что ты сделала, позволила запереть себя в лабиринте, и дала ему уйти? А теперь ты хочешь исполнить свое самое сокровенное желание? Что же, я не буду против воли мужа, но сначала попробуй добраться до колодца.
Каллисто хрипло захихикала. Вдруг умолкла. И в полной тишине  изумленно  стала разглядывать отражение глаз Геры. Она увидела ревнивицу и брошенку, играющую в добродетельную супругу, и её стал разбирать  глухой смех. Горло заходило  ходуном  от  сдерживаемого  смеха, который  больше напоминал рыдания. Светловолосая не могла подавить в себе этот рыдающий смех, который  душил  её  и прерывисто вырывался наружу сквозь дрожавшие губы. Она уже  тряслась  всем телом. Слезы брызнули из глаз и потекли ручьями по щекам. Она опять посмотрела на павлиний цвет глаз верховной богини, а затем, пританцовывая, сделала  шаг, взвизгивая  в  сумасшедшем экстазе и согнувшись от колик в животе, она,  как  безумная,  прокричала: - Только попробуй, если ты боишься показаться! Смех вырывался  из  её  горла  коротким,  прерывистым, придушенным хрипом. Каллисто едва держалась на ногах. Ну и умора! Она еще раз взмахнула руками, смеясь и колотя по полу ногами. Камень отзывался на удары ног глухим  стуком, который привел её в еще большее исступление. Она извивалась всем  телом, разметав руки, ноги в разные стороны, дико мотая головой, и с губ её  все срывался приглушенный смех, с мокрым от слез  лицом.
- Тебе не запугать меня!
И пошла вперед осторожно, размеренным шагом, тревожно оглядываясь по сторонам.  Казалось, холодный камень лежит в желудке. Резко выдохнув, попыталась прогнать неприятное  ощущение  в  животе.  Поначалу   вздрогнув, прибавила шагу. Тело было нервно напряжено. Потемнело. Она уходила все дальше и дальше от  света, и судорожного, как  бы  испуганного  дыхания  грудь  вздрагивала. Поперёк пещеры, от пола до потолка, протянулись белые нити, похожие на ту самую верёвку, по которой они с Викторией забрались сюда, только теперь они расходились в разные стороны, а другие обвивали основу круглыми спиралями, как сеть. В  горле  застрял  комок  -  хотелось  сглотнуть,  но  горло   казалось деревянным. Что же делать? Внезапно пробудившийся инстинкт потребовал исчезнуть так же незаметно,  как  и  появилась.  Поддавшись увещеваниям  этого голоса, она отступила, присела  и,  безумно  глядя  на Викторию, бессознательно поглаживала руками песок. Руки  инстинктивно  отдернулись  от  чего-то  твердого.  Вскрикнув,  она дернулась, чуть не завалившись на спину. Глаза нервно перебежали к тому, на  что  наткнулась  рука. Это был камень.  Каллисто подняла его и оценивающе подбросила на руке. Желудок  превратился  в  узел  нервов,  грудь  тяжело поднималась и опускалась. Стиснув зубы, она встала и, найдя камень побольше,  положила  обе  свои находки перед собой на песок.  Потом подняла камень и, секунду поколебавшись, напрягая мышцы, бросила его вперёд, он застрял в  огромной паутине  и,  увлекая  ее  своим  весом  вниз, потянул за собой. Черная тень размером с большую собаку медленно сползла по невидимой  нити; ноги существа дернулись и опять замерли. Пролетев по дуге, второй ударился о блестящую спину паука и отскочил. Паучиха подпрыгнула. Казалось, что она повисла в воздухе, но  в  тот  же миг дрянь была снова  на  паутине  и  рванулась  вниз,  раскачиваясь,  как громадное падающее яйцо.
- Надо спустить её вниз, заманить в расщелину между камней, через которую мы прошли, и зарезать!
Паучиха, скользя вниз по нитке, дрожала всем телом и  цеплялась  за  паутину ногами. Еще  один  крик  замер  в  горле светловолосой,  и,  втянув  воздух,  она развернулась и бросилась через пески.  Через десять метров она суетливо оглянулась: паук уже летел по песку чернильным пятном. Внезапный ужас  охватил  её, ноги  казались ватными. «Я падаю». Но это было не так. Раскрыв рот, она все еще тяжело бежала, беспокойно ища взглядом паучиху, но её не было. Может,  дальше?  Она оглянулась, в боку  закололо, а ноги глухо стучали по песку, глаза напряженно искали западню. Тварь была еще  ближе, дрожа  всем телом на толстых ногах, она бежала по песку почти  боком,  ее  взгляд  был прикован к жертве. Каллисто летела сквозь тени и свет, безумно раскрыв глаза. Где же западня? Она, наверное, пробежала мимо  неё,  так тщательно все  рассчитать и вдруг опростоволоситься! Мельком глянула назад, еще ближе: утопая в песке, трясясь и подпрыгивая, перебирая  ногами,  ужасная  черная  паучиха, неслась за ней, нужно вернуться назад. И она по широкой дуге рванулась назад, моля  о том, чтобы паук не срезал по прямой. Песок  мешал  все  больше  и  больше, сапоги вязли и, выдираясь из песка, издавали какой-то странный звук. Паучиха  не  срезала  угол,  но  стала  еще  ближе. Слышалось  дикое  скрябанье  по  песку. Хищница приближалась, на бегу Каллисто подпрыгнула, пытаясь разглядеть западню. Но не увидела её и только тяжело рухнула на  песок.  Отчаянный  визг раздался по пещере. «Неужели все закончится вот так? А, вот она! Вперед, направо!» Изменив  направление,  она  бросилась  к  насыпи  на   краю   ловушки. Яма росла на глазах. Каллисто прибавила из последних сил,  стиснув  зубы  и руками отталкиваясь от воздуха. Резко затормозила на  краю  и  развернулась. Это был роковой момент: надо было стоять так,  пока  паук  не  приблизится почти вплотную, чёрная тень надвигается, становясь все выше и  мощнее.  Она  увидела  её  черные глаза, острые клещи челюстей, волосики на ногах и  громадное  тело,  -  все ближе и ближе. Тварь почти нависла над ней, заслонив собой весь мир, и встала на дыбы, готовясь обрушиться на жертву. С огромным усилием блондинка отпрыгнула в сторону, сделав высокое боковое сальто, за которое могла бы удостоиться похвалы на чемпионате по спортивной гимнастике, а паук рухнул в западню. Страшный, пронзительный визг,  похожий  на  рыканье  распоровшей  брюхо лошади, почти парализовал чувства. И только инстинкт заставил вскочить, схватить обломок камня скалы и бросить его в яму. Визг продолжался, и вдруг Каллисто поймала себя на том, что  тоже кричит.  Бросая камни в яму,  она увидела  огромное  черное  тело,  бьющееся  в  судорогах,   толстые   ноги, цепляющиеся за стенки западни и взметающие столбы пыли, почувствовала тяжелые удары и толчки рвущейся  наружу  гадины.  Кровь  стыла  в  жилах, а ужас  холодными  тисками  сжал  сердце. Обломок  скалы   поднимался, заставляя тело скользить. Когда черная нога, как ожившая ветка дерева, высунулась  наружу, Каллисто закричала,  инстинкт подбросил её на ноги, и, когда камень от  яростного удара  подлетел  вверх,  она  добавила  к  силе  этого  удара   свою и, оттолкнувшись, пролетела высоко над громадной ногой насекомого, упала и закрутилась  на  четвереньках,  с  ужасом глядя на западню, из  которой  уже  выбиралась  гадина,  волоча  за  собой вонзившуюся в неё ветку дерева. Сотрясая тело, пробегали волны ужаса. Тварь уже совсем вылезла из западни и неуклюже двигалась, ветка еще торчала из её тела. Вдруг паучиха  подпрыгнула,  упала  и  завертелась  на песке, пытаясь выдернуть остриё. «Делай же что-нибудь!» - велел рассудок, ошеломленно смотря на вздрагивающего паука.

Отредактировано Callisto (2017-08-13 23:08:41)

0

28

Когда посреди небольшого резервуара им явился яркий, ослепительный свет, сарказма у Вики заметно поубавилось.  Их решила "навестить" сама Гера.  Пока брюнетка раздумывала, стоит ли поклониться явившимся из ниоткуда глазам, Каллисто уже вовсю шла вперёд.
- Осторожней! -  предупредила девушка, забыв об их уговоре, что она не будет никуда вмешиваться, -  Не будь мотыльком.
Это, конечно, был сарказм, но с примесью тревоги:  в каких бы отношениях они не были с Каллисто, но, во-первых, порознь им не справиться, а, во-вторых, Вики так и не могла понять, почему же она так сильно беспокоится за светловолосую красавицу?  Может, потому как раз, что она красавица? -  рассуждала девушка, пока Каллисто нагло припиралась с Герой, -  Хотя, таких красавиц в любой таверне пруд пруди...  Почему же?  Ведь это мне совсем несвойственно.  Совсем...  Виктория не слышала, о чём говорили воительница и богиня, но когда смех Каллисто стал длиться больше одной минуты, забеспокоилась.  Подбежав к напарнице и увидев, что та бьётся словно в припадке, тут же обратилась к богине:
- Что с ней?  Что ты с ней сделала?!
- Пока ещё ничего, -  насмешливо сказала Гера и её глаза исчезли.
    - Что с тобой было? -  спросила бывшая амазонка, когда они покинули грот, выйдя с другой стороны, -  Никогда не видела, чтобы кто-то так сме....  Эй, ты куда?  Подожди меня!
Но Каллисто уже ушла вперёд и Виктории ничего не оставалось, как только идти за ней, повторяя все её отходы вперёд-назад.  Вскоре глазам бывшей амазонке предстала ужасающая картина:  в гигантской паутине, как в гамаке, раскачивалась таких же необъятных размеров паучиха.  Вики выхватила из ножен меч, но было поздно - битва уже началась.  Каждый раз, когда Каллисто была на волосок от смерти, у воительницы замирало сердце.  Самое ужасное, что Виктория даже не могла отвлечь монстра на себя, потому что то же делала белокурая спутница.  Может, она делает это, чтобы не пострадала я?  Беспокоится обо мне?  Шанс спасти девушку появился у брюнетки тогда, когда паучиха была изрядно ранена, застрявшем в ней деревом, а сама Каллисто стояла на краю скалы.  Раненный монстр взревел и встал "на дыбы", готовясь нанести решающий удар.
- Делай сальто в право!!! -  что есть сил заорала Виктория, -  Быстро:::
У неёё был лишь один шанс спасти Каллисто.  Если она промедлит хоть на секунду...  Вики даже зажмурилась от мысли о том, что тогда будет.  Резко выдохнув, она отступила на несколько шагов и, разбежавшись, перелетела через чудовище длинным сальто.  Резко развернувшись, Вики вонзила меч в глаз монстру.  Дикий, не человеческий и даже н звериный рёв разорвал тишину и монстр с высоты своего веса упал на спину.  Земля сотряслась.  Вниз посыпались мелкие камни.  Сапог Виктории наступил на один из них и она поняла, что теряет равновесие.  Интересно, а моя жизнь успеет пронестись передо мной? -  подумала брюнетка крепче сжав меч в руке.  "Воин даже в смерти не может потерять своего оружия", -  говорили ей амазонки.  И. может быть, именно это смогло спасти жизнь девушке.  Когда она падала, то успела воткнуть меч между камней, которые плашмя прижали лезвие и девушка успела поставить ногу на ближайший камень.  Но и Каллисто тоже не устояла после импровизированного землетрясения, потому что Вики едва успела схватить блондинку за волосы, когда та пролетала мимо.
- Я держу тебя! -  прокричала Вики, -  Быстрее ищи уступ, иначе у тебя незапланированно сменится причёска!

0

29

Вдруг Каллисто поняла, что сейчас хочет сделать Виктория,  и  в  ту  же  секунду бросилась бежать. А насекомое  все  еще  металась из стороны в сторону, оставляя на песке грязные пятна крови. Острие меча бывшей амазонки вошло в яйцеобразное тело, как иголка в дыню. И, снова завизжав, дрянь отпрянула, и рухнула вниз с обрыва, чуть не схватив блондинку, прежде чем меч отбросил ее назад, черная тень пролетела рядом с плечом, пытаясь утащить за собой. Пришлось броситься в обратную сторону, чтобы освободиться, теряя равновесие. Виктория едва успела схватить блондинку за волосы.
- Я держу тебя! -  крикнула наемница, -  Быстрее ищи уступ, иначе у тебя незапланированно сменится причёска!
Каллисто схватилась за выступ скалы и сумела выбраться. Ноги дрожали, волосы закрывали глаза, а лицо было бледнее снега. Противный визг вонзался ножом в разум, она не могла выносить этого, даже стиснув  зубы и со злости швырнув куда-то поодаль несколько пригоршней песка. Можно бы  уйти  и  оставить  Викторию на уступе камней пребывать здесь  медленно  и  мучительно.  Но мрак неизведанного будущего, в котором, наверное, уготованы новые испытания на пути к колодцу и фантастически  возникшая  из какой-то туманной, давно забытой нравственности причина заставляла поступить иначе. Она решительно шагнула навстречу обрыву и помогла брюнетке достичь спасительного верха, а потом попятилась и, не  помня  себя,  повалилась  на  песок.  В  ушах  до сих пор раздавался медленный, cкрежещущий звук скребущихся ног паука.
***
Каллисто слабо пошевелилась, медленно вытянула руки, сжала в пальцах песок.
Застонав, перевернуась на спину, открыв глаза. «Что это - сон?» Полежав с минуту, она уселась рядом со своей знакомой. И мертвая тишина висела над ними. Устало дыша, поднялась на ноги.
- Ну вот, дело сделано. Ужас теперь позади, мы можем исполнить задуманное свободно и мирно, - сказала она Виктории, усталая  улыбка  тронула  её  застывшее лицо. - Да, игра стоила свеч. И, кажется, мы выиграли! Правда, еще длинный спуск  впереди. - Она  улыбнулась, осторожно положив руку на плечо амазонки, горло еще болело, но это было уже неважно.
Наконец она сделала пару шагов и тут же едва не упала от боли, взорвавшейся в голове. Приподняла руку и осторожно дотронулась пальцем до виска, успокаивая сознание. Спазмы волнами разливалась по голове  и успокаивались не скоро. Блондинка прижала ладони  к  голове,  пытаясь  погасить их отзвуки. Немного погодя они стихли и спустились к шее,  вонзившись в нее маленькими иголками.
- Интересно, настолько ли сильно я ушибла затылок? – вслух спросила она. -  Нет,  если  бы кости оказались повреждены, я бы уже не спрашивала об этом. - И посмотрела,  жмурясь  от  боли,  на  своды пещеры. Никаких перемен, все оставалось на своих местах. «А я собираюсь выбраться отсюда!»  -  мелькнула  мысль. В глубоком вдохе грудь задрожала, пришлось облизнуть пересохшие губы. Опять хочется пить и есть. Блондинка упиралась  рукой  в  каменную стенку,  а грот волнами поплыл перед её глазами, как будто был покрыт  толщей  воды. Через какое-то время предметы обрели наконец четкие очертания. Да, пока нa этом все кончилось. А что их ждет дальше, сколько еще они тут пробудут?
- Давай отдохнем! – предложила она Виктории и решила опять сесть нa один из камней, зловеще улыбaясь, несмотря ни нa что. Улыбкa нa лице погaслa, печaльный взгляд блуждaл по полу. Время перестaло быть похожим нa ощутимые вещи, которые можно потрогaть или сохрaнить, оно словно потеряло свою ценность. Светловолосая безрaзлично пожaла плечaми: «Это уже не вaжно». После всего пережитого чувство голодa, только появившись, сразу исчезло. Девушка вздохнула, облокотилась спиной о стену и сидела так. Было очень тихо, ничто не нaрушaло тишины, и слышно было её дыхaние, неровное, странное.
Она вновь погрузилась в болезненное сaмокопaние. Стрaнно, можно было уже дaвным-дaвно потерять надежду, но кaкaя-то силa, всякий рaз прогоняя слaбость, толкaлa её дальше, вперед. Каллисто снова сжaла зубы и посмотрела долгим взглядом нa полумрак углов, зaдыхaясь злобным урчaнием, не обрaщая никaкого внимaния нa остатки прежней боли в своей голове. Когда же это всё зaкончится?
Она сновa погрузилась в воспоминaния. Может быть, все, что с ним происходит, не случaйно, есть кaкой-то смысл в том, что она очутилась здесь? Нет, в это трудно поверить, но еще труднее зaкрыть нa это глaзa. Все совпaдения, блaгодaря которым она ещё в норме, просто невероятны. Это только случaйность? И, что еще вaжнее, счaстливое сочетaние нескольких случaйностей подряд - это что же, только слепое совпaдение? Невероятно! Однако, может быть, в этом следовaло увидеть что-то ещё? Но что?
Кaк бы тaм ни было, неизъяснимое чувство не покидaло Каллисто: напротив, оно с кaждой минутой больше и больше обретало силу. Дaже сейчас, когдa она оставалась почти без чувств, с гулко бьющимся сердцем, цaрaпaя в отчaянии пaльцaми поверхность песка. Почувствовала ли Виктория её неожиданный порыв, побудивший помочь наемнице выбраться из ущелья? И знакома ли сама Каллисто с таким открытым проявлениям приязни - прикасаться друг к дружке? Невероятное ощущение то отступало, то повторялось и нарастало, всякий раз вознося к новым вершинам.
- Сколько времени прошло с тех пор, как мы сюда попали? – спросила она. – Надо восстановить силы и перебраться на другую сторону пещеры!
Наверное, прошло около нескольких часов, прежде чем они проснулись, подкрепились припасами, заранее запасенными хозяйственной Викторией, и направились через огромный грот к колодцу, путь до которого преграждали тоненькие, со шнурок, туго натянутые через весь зал от пола до потолка веревочки, что лучами сходились к центру и переплетались поперек густой и частой круглой спиралью. Сеть! Как только они про неё забыли? Надо выиграть время, нужно взять себя в руки!
- Просто перелезем! - проговорила она наемнице. – Вперёд, нaдо выбираться!
Уже около сетки она остановилась, перевела дыхание, а потом полезла вверх по липким нитям, с силой отдирaя от них ладони. По дрожaщей и рaскaчивaющейся пaутине... Дaже ртом не удaвaлось схвaтить достaточно воздухa, а рaдостное возбуждение росло и росло. И неожидaнно все для девушки нaполнилось пониманием и смыслом, стaло зaкономерным. Может быть, она и выдaет желaемое зa действительное, но что из этого?
Блондинка отчаянно карабкалась, быстро перебирaя ногaми. Зaбрaвшись нa верхний крaй пaутины, она медленно, сдержaнно, с приличествующим моменту достоинством грациозно подтянулась на руках, протискиваясь в узкое пространство между ним и вершиной, а затем перемахнула через опорную нить. Теперь оставалось спускаться.

0

30

После того как Каллисто помогла Виктории выбраться наверх, они вместе пошли вглубь пещеры.  На пути Вики заметила, что блондинка совсем плохо выглядит.  Каллисто с трудом могла идти, а её лицо было совсем бледным, практически под цвет её волос.  Какой ужас!  Сможет ли она идти дальше?  Понятно, почему она помогла мне:  ей трудно будет дойти до колодца самой.  Так думала Виктория, наблюдая за тем как её спутница привалилась к каменистой стене пещеры.
- Интересно, настолько ли сильно я ушибла затылок? -  спросила девушка толи у Виктории, толи у самой себя.
- Сейчас посмотрю, -  бывшая амазонка подошла к Каллисто и осторожно отодвинув светлые волосы, посмотрела на ушибленное место, -  у тебя тут кровоподтёк и ссадина,-  вынесла вердикт брюнетка, -  сейчас я обработаю рану.
- Нет,  если  бы кости оказались повреждены, я бы уже не спрашивала об этом, -  продолжала рассуждать Каллисто.
Вики же достала из небольшого мешочка на поясе небольшую ёмкость, заполненную густой коричневой субстанцией с резким запахом.  Это была индийская мазь для заживления ран, которую девушка приобрела во время своего путешествия в Джагонатх. 
- Будет немного щипать, -  предупредила наёмница, лёгкими движениями нанося мазь на нежную кожу спутницы.
Когда Виктория закончила, она положила баночку обратно в мешочек и уже собралась было идти дальше, но Каллисто села на пол пещеры.
- Давай отдохнем!
Брюнетка обернулась и посмотрела на Каллисто.  Сердце у неё сжалось от боли и сострадания, незнакомого ещё двадцати трёхлетней воительнице.  Медленно подойдя к блондинке, она присела с ней рядом и чуть тронула за плечо:
- Ты очень устала, но нужно пройти немного подальше.  Мы слишком близко к выходу, если Гера послала ещё кого-то из своих слуг, они могут увидеть нас.
Бывшая амазонка заглянула в печальные карие глаза воительницы.  Вики было непривычно видеть в этой, несомненно сексуальной, бестии какие-либо чувства кроме ярости, ненависти и эгоистичного сумасбродства.  В конце концов, она тоже человек, -  заключила про себя девушка, бережно помогая Каллисто подняться.  Она не могла дать точный ответ, сколько времени они здесь находятся, но рискнула предположить:
- Судя по тому, что мы обе можем съесть по быку без соли -  около суток.

                                                                                                              **8

    Сколько они проспали Виктория не знала.  Сама она спала тревожно, часто просыпалась, а засыпая проваливалась в вязкую дремоту.  Ей снился Вишну в воплощении прекрасной Дурги, которая протягивала ей какую-то чашу и просила выпить её содержимое.  То Королева Воинов читала ей нотации о том, как плохо быть плохой, а потом вонзала меч в какое-то чудовище, так что с лезвия капала кровь.  В итоге, проснулась Вики раньше Каллисто.  Пока та собиралась, наёмница успела очистить и немного отполировать свой меч.  Когда они добрались до липких паучьих сетей, Каллисто полезла первая, да так, что с трудом отдирала ладони от клейкой паутины.  Грациозно потянувшись, Каллисто взобралась наверх.  Оттуда будет крутая лестница вниз и Вики видела это на карте, что несла воительница.  Залюбовавшись кошачьей грацией спутницы и, в какой-то степени, напарницы по приключению, бывшая амазонка совсем забыла, что ей тоже нужно перебираться на другую сторону.  Оказывается не только мужчин не доводят до добра красивые женщины,-  иронично подумала брюнетка и ступила на прочную нить паутины.  Она не использовала тот способ, каким пробиралась Каллисто.  Она решила пощекотать себе нервы и пошла по паутине как по канату, дважды чуть не свалившись в пропасть.  Перебравшись на другую сторону, Вики обрезала мечом все нити, чтобы у возможных противников появилось препятствие на пути к колодцу и только потом последовала путём Каллисто.
    Оказавшись рядом с блондинкой, Виктория действительно увидела вырубленную в скале лестницу.  Слишком ровно вырубленную для того, чтобы назвать её творением природы.
- Ты уже придумала, что попросишь у колодца? -  улыбнулась наёмница, подходя к спуску, -  Вот я...
Договорить она не усела, потому что лестница, вдруг, превратилась в гладкий скат и Вики, упав, с бешеной скоростью поехала вниз.  Как ни странно, девушка ничуть не испугалась, даже наоборот -  "поездка" сначала давала всплеск адреналина, а потом приятное расслабление.  Правда длилось оно ровно до тех пор, пока Виктория не ударилась лбом о твёрдую стену пещеры.  Чтоб тебе так жить! -  зло подумала воительница.  Мысль эта относилась к супруге Зевса.  Поднявшись, она стала ощупывать стену.  Вокруг было абсолютно темно.  Вики побоялась ступать куда-то в сторону, потому что там могла быть пропасть.
- Тут кромешная тьма и тупик, -  сообщила воительница стоящей наверху Каллисто, -  нам нужен хотя бы один факел.  Есть мысли, где его взять?

0

31

- Сейчас посмотрю, -  Виктория осторожно отвела в сторону волосы и принялась рассматривать ушиб, -  у тебя тут кровоподтёк и ссадина, сейчас я обработаю рану. Каллисто очень удивило, что тёмноволосая упрямо пытается помочь ей. Для чего? Чтобы потом она согласилась отпустить её с миром? Не дождется. Однако то, что эта наемница по настоящему умела лечить, оказалось просто удивительным: она достала из небольшого мешочка на поясе коробочку с целебной мазью и начала обрабатывать кожу. - Будет немного щипать, -  предупредила Виктория, легкими прикосновениями стараясь нанести лекарственное средство как можно осторожнее. Блондинка никогда не видела, чтобы посторонние люди так заботились друг о друге, обычно они никогда не стремились помогать просто так. Хотя может, просто эту девочку растила лишь мать? В таком случае, её вполне можно понять. Каллисто решила не заморачиваться на эту тему, тем более что ответить на слова бывшей амазонки ей было нечего. Медленно подойдя поближе, тёмненькая присела с ней рядом: - Ты очень устала, но нужно пройти немного подальше.  Мы слишком близко к выходу, если Гера послала ещё кого-то из своих слуг, они могут увидеть нас, - и стала помогать подняться с земли. Каллисто только сжала губы, пытаясь унять поднимающуюся бурю внутри нее. Она была не из тех, кто мудро промолчит в ответ на любые слова или осуждения, однако именно сейчас, пыталась сдержаться, так как отчасти все же была благодарна за всё, что для нее делали. Вот только напарница, словно, отказывалась успокаиваться: - Судя по тому, что мы обе можем съесть по быку без соли -  около суток. Ладно, хватит шуток, нужно было восстановить силы, и промолчав, обе вскоре погрузились в сон. Через некоторое время блондинка открыла глаза и обнаружила, что пора идти дальше. Честно говоря, смутила только густая поперечная и колесовидная сеть, натянутая через пещеру, но этим её было трудно остановить. При каждом прикосновении вынужденная слышать протяжный тугой звук очередной нити, она принялась карабкаться вверх, с трудом преодолевая отвращение, однажды ноги слетели с опоры и понадобилось срочно подтянуться, чтобы продолжить восхождение. Сколько продолжался этот способ подъёма на горку, трудно было сказать, но когда она оказалась на твёрдой почве, Виктория по прежнему беспечно прогуливалась на дне грота, вняв только весьма настойчивому зову. Заметив холмик, брюнетка быстренько достигла вершины и предпочла пройти по горизонтальной нити, словно циркачка или акробатка. Раскинув руки в стороны, она медленно шагнула вперед и принялась балансировать между землей и каменными сводами. – Осторожнее, место под тобой тоже затянуто паутиной, там такая же густая сетка, не вздумай упасть! – крикнула ей Каллисто, когда ту начало шатать вправо и влево. Наверное если упадёт, успеет перегруппироваться, чтобы избежать травм, но доставать её из липкого переплетения звенящих от натяжения веревочек вряд ли хотелось. Но вот Виктория счастливо достигнула нужной точки и обрезала мечом приклеенные к основе канатики, и только потом решила присоединиться. Оказавшись рядом с блондинкой, она с интересом посмотрела на лестницу: - Ты уже придумала, что попросишь у колодца? Вот я...
- Держись! – запоздалый ответ раздался лишь когда брюнетка упала на спуск и стала падать. Воздух расколол на части выразительный женский крик, а потом она вдруг столкнулась с каким-то препятствием и остановилась. Поднявшись, Виктория принялась ощупывать стену.  - Тут кромешная тьма и тупик, - проговорила она. -  нам нужен хотя бы один факел.  Есть мысли, где его взять? Услышав это, красавица фыркнула. Она едва сдерживалась от нового наплыва эмоций, ей уже надоело находиться в замкнутом помещении, надоело слушать бессмысленные разговоры. Однако блондинка всем своим видом пыталась показать, что она очень опытная особа и видит план дальнейших действий насквозь. Впрочем, переменчивое настроение Каллисто ни для кого давно не было сюрпризом. Злость постепенно начала отступать. - Гениальная идея! Смешай свои мази, настойки или что у тебя там есть подходящего, вот с этим содержимым, а я найду ветку. - Она умудрилась бросить круглую стекляшку настолько ловко, что Виктория сразу поймала её, а через минуту за ней последовал деревянный обрубок, сделанный мечом. – Сейчас я к тебе спущусь! - Каллисто просто шла и смотрела вперед, замечая, как свет факела разгоняет тьму. Шероховатые стены странного коридора пока не сужались, что радовало. Однако воительнице казалось, что они спускаются куда-то... Виктория продвигалась ровно, ни разу не споткнулась, что говорило о том, что пол здесь ровный и без камней. Как-то странно... Не похоже на место, где ни разу не бывала нога человека. Внезапно Каллисто услышала какой-то шорох и повернула голову назад, при этом слегка заходя за спину напарнице. К сожалению или к счастью, она ничего не увидела, но насторожилась, больше веря своему слуху. Чтобы хоть как-то избавиться от навязчивой идеи об опасности, блондинка внезапно произнесла: - Я хочу, чтобы исполнилось только одно моё желание и армия Зены прошла мимо нашей деревни! - На секунду она перевела взгляд на Викторию, чтобы взглянуть ей в глаза и увидеть в них реакцию. Но скоро они добрались до светлой расщелины в скале и перемахнули туда, где их должна была ждать заветная цель всего путешествия.

Отредактировано Callisto (2017-09-29 22:54:26)

+1

32

- Что это такое? -  спросила Виктория, когда ей в руки легла круглая стекляшка с чем-то вязким и полупрозрачным.  Следом к её ногам упал кусок ветки.
А, если это яд?  Вот коснусь сейчас и всё, -  подумала воительница, открывая небольшую крышечку, -  хотя вряд ли.  Я же нужна ей.  Полив ветку густой, отвратительно пахнущей жидкостью, Вики порылась у себя в мешочках, прикрепленных к поясу и, достав смолу, принялась обмазывать ею ветку.  Осталось только высечь искру.  На наёмницу, вдруг, накатило такое раздражение, что хотелось запустить в блондинку этой же веткой:  я тут искру высекай, а она стоит себе спокойненько и ждёт!  Мало того, что приказывает быть тише воды ниже травы,так ещё и...  Когда искры всё же превратились в мало-мальски нормальное пламя, брюнетка поднесла к ним ветку, которая тут же вспыхнула.  Часть ветви пришлось облить вином, чтобы огонь погас, когда догорит до определённого места и не повредил бы руку девушки.  Но вот и коридор!  Узкий, каменный, не особенно-то отличавшийся от тех, по которым им уже доводилось бродить.
- Холоднее становится, -  проговорила девушка, растирая покрывшееся мурашками правое плечо, -  надеюсь, мы идём к колодцу?  Что там у тебя на карте?
Виктория повернулась к спутнице.  Та почему-то насторожилась (видимо её сбили с толку мелкие камешки, осыпающиеся со стен).  Каллисто не стала смотреть в карту, а дойдя до конца коридора, где виднелась небольшая расщелина, сказала очень странную фразу:
- Я хочу, чтобы исполнилось только одно моё желание и армия Зены прошла мимо нашей деревни!
- Армия Зены? -  удивлённо переспросила Виктория, -  Но у Зены нет армии.  Когда она успела напасть на твою деревню?
Но Каллисто ничего не ответила и, перемахнув через небольшую расщелину, вышла на свет.  Вики не поняла, что имела ввиду блондинка.  Не знала, про прошлое ли она говорит или про настоящее.  Девушка понимала лишь, что у Каллисто болит душа, причём, болит давно, хоть она никогда не покажет этого.  Сейчас Виктория уже знала, что попросит у колодца Зевса...
    Что же представлял собой колодец Зевса?  Ничего сверхъестественного:  ни позолоты, ни вычурных украшений.  Простой мраморный круглый резервуар, углублённый в землю.  Вокруг него не было охраны, что насторожило воительницу.  Выставив вперёд меч, она стала медленно подходить к колодцу.  Вдруг перед девушками выросла светящаяся огненная сеть, которая, словно упругая пружина отбросила Викторию на несколько метров.
- Лишь безоружный сможет пройти к моему колодцу! - эхом прогремел властный голос.  Вики не нужно было даже спрашивать, чей он -  это и так было понятно -  голос принадлежал хозяину колодца.
- Я поняла! -  проговорила бывшая амазонка, поднимаясь.
Сняв раздельные нагрудные латы, наплечные кольца и наручи, брюнетка отстегнула ножны и убрала в сумку кинжал.  Сам меч воткнула в землю, недалеко от огненной сети.  На всякий случай.
- А вот тебе не повезло,-  хохотнула Вики, глядя на доспехи Каллисто, -  твои нагрудные латы не снимаются.  Я... пойду первой, ладно?
Каллисто ничего не ответила, потому Виктория медленно подошла к краю колодца.  Осмотревшись, наёмница замешкалась не зная, что нужно делать.
- Что нужно делать? -  спросила она, глядя вверх.
- Возьми это и испей из моего колодца! -  снова послышался голос Зевса, -  Затем, произнеси вслух своё желание!
Вслух, значит?  Не хотелось бы, чтоб она знала, ну да ладно.  Перед девушкой прямо из воздуха появился неглубокий серебряный черпак с замысловатым узором.  Взяв его, она немного неуверенно зачерпнула прозрачной и, как показалось Вики, голубоватой воды из колодца.  Интересно, а я не умру, если выпью этой воды? -  вскользь подумала бывшая амазонка, поднося черпак к губам.  Вода оказалась совсем обычной, только чуть сладковатой на вкус.  Проглотив её и не ощутив в себе никаких изменений, наёмница прикрыла глаза и проговорила, подняв лицо немного вверх:
- Зевс, отец всех богов!  Я, смиренная смертная, прошу тебя:  сделай так, чтобы из сердца Каллисто ушла боль и душа её наполнилась покоем!
Брюнетка не знала заранее, как правильно обращаться к богам, потому что никогда не молилась (в юношестве она ходила в храм только за компанию с матерью), но слова эти шли из самого её сердца.  Изначально, идя к колодцу, она хотела просить другого, но её решение изменилось как только она увидела глаза Каллисто в тот миг, когда закончился последний коридор и она высказала Виктории своё желание.  Желание просить за Каллисто родилось спонтанно, но наёмница понимала, что если не сделает этого, у неё просто разорвётся сердце от неведомого ей ранее и не знаемого после количества жалости и сострадания к этой жестокой красавице в раздельных доспехах.

+1

33

Виктория вовремя заметила, что становится холоднее, поеживаясь и растирая рукой плечо: - надеюсь, мы идём к колодцу?  Что там у тебя на карте? Красноречивый взгляд был ей ответом: - А я и так знаю! Сейчас нам надо пройти внутрь пещеры через две высокие бронзовые двойные двери! Через минуту они дошли до этого места, каждая из этих дверей была около метра в ширину и больше трех высотой. Огромный железный засов надежно закрывал вход от посторонних глаз. Медленно изучая его, Каллисто проговорила: - Вот то, что нужно! Когда я искала эту пещеру, один старик из деревни дал мне карту, чтобы я пощадила его жизнь. Он сказал, что путь приведет меня к исполнению мечты, но дорога к колодцу будет открыта только тому, кто чист в своих помыслах и устремлениях, - при этих словах, она снова посмотрела на наёмницу. – Я не верила, что это место существует, пока мы не пришли и не увидели всё сами. Может быть, путь закрыт для меня, но не для тебя! Ведь Зевс решил спрятать этот грот до тех пор, пока люди будут готовы умерить свои желания. Хочешь знать, пощадила ли я старика? Это был мой набег на деревню, в то время я притворялась Зеной, чтобы опорочить и погубить её доброе имя, и я должна была оставить в живых парочку свидетелей, которые могли бы это подтвердить. – она засмеялась и посмотрела на засов, простое устройство, ручка прикреплена к бронзовому стержню, который проходит через две двери, и держит их закрытыми. Хватаясь за него, она вытащила стержень поперек скобок, сдвинула защелку, которая открылась с громким скрежетом! Полная волнения, блондинка принялась толкать дверь. Виктория присоединилась к ней, и вместе они налегли на двойные двери, заставляя их открыться. Потом они медленно шагнули внутрь. – Или ты боишься дать мне доступ к такой власти? Они продолжали идти вперед и вскоре оказались в огромном помещении, освещенном факелами, которые магически зажглись, когда они вошли. На полу сверкали плитки полированного мрамора, а высокие мраморные колонны стремились к потолку в вышине. – Он существует! – радостно воскликнула Каллисто. Как же выглядела цель их путешествия?  Простой круглый бассейн с гладко очерченными краями, и вокруг никого, ни единой души.  Выставив вперёд меч, Виктория стала первой медленно подходить к колодцу.  Вдруг перед ними появилась светящаяся огненная сеть, крепкое плетение которой остановило, а потом упруго отбросило Викторию обратно. Сначала ничего не произошло, но они терпеливо ждали, и вот затем над сводом пещеры появились искры и свет: - Я Зевс. Двести лет мечты людей спокойно остаются сокрытыми здесь, пока не придёт время вернуть их всем смертным. К сожалению, это время еще не пришло. Тем не менее, я готов выслушать ваши желания, и если это возможно, они будут исполнены. Но сначала, лишь безоружный сможет пройти к моему колодцу! -  послышался голос самого царя богов.
- Я поняла! – прокричала в ответ брюнетка и принялась разоблачаться, убирая в сторону оружие. - А вот тебе не повезло, - иронично заметила она, обращаясь к Каллисто, - твои нагрудные латы не снимаются.  Я... пойду первой, ладно? Заблестев коварной улыбкой, та кивнула: - Да, всему своё время… - и бесшумно, на носочках отойдя за изгиб скалы, ни на миг не выпуская из вида тёмноволосую,  принялась менять доспехи на более мирный наряд, состоящий из тонкой облегающей ткани, который выгодно подчёркивал фигурку. Тем временем, Виктория уже плавно приблизилась к бассейну и стала пристально рассматривать воду. – Что нужно делать? – наконец спросила она. - Возьми это и испей из моего колодца! –раздались слова Зевса, -  Затем, произнеси вслух своё желание! Пока наёмница раздумывала, Каллисто успела переодеться и, захватив с собой вещи, подошла поближе и застыла за спиной у брюнетки, перед которой словно сам по себе, из ниоткуда возник красивый узорчатый ковш, и взяв его, бывшая амазонка помедлила, но вскоре решилась и неуверенно набрала в него воду, затем осторожно приблизила к губам, прикрыла глаза и сказала, обращаясь к невидимому для обычных людей собеседнику: - Зевс, отец всех богов!  Я, смиренная смертная, прошу тебя:  сделай так, чтобы из сердца Каллисто ушла боль и душа её наполнилась покоем! – но еще до того, как послышался искренний голос Виктории, Каллисто прикоснулась к бортику колодца и почти с любовью погладила рукой мрамор. Вода в колодце тут же потеряла оттенок и стала кристально чистой, застыв на расстоянии вытянутой руки. «А что могу пожелать я? Власть? Или голову Зены?» Эмоции отразились на её лице, но потом глаза заблестели. - Они никогда не просили мести... Я просто хочу вернуться и быть с мамой и сестрой, сохранить их живыми и жить вместе с ними, потому что я должна была ... до пожара…  - Но почему Виктория хочет избавить ее от этой трагедии? Казалось, что Зевс обдумывает просьбу. - Ты хочешь многого, но меня впечатлило твоё стремление принести пользу другому человеку, - сказал он Виктории. – Благодаря тебе моя вера в смертных снова подтвердилась. Однако это повлияет на ход времени и мне придется внести некоторые коррективы и сделать так, что будущее не будет затронуто. Все воспоминания Каллисто, её мир, и то, какой ты её знаешь, будет забыто. После того, как всё будет сделано, у тебя не останется никаких воспоминаний о ней, но, возможно, это и к лучшему, – а затем он обратился к блондинке: - Послушай, Каллисто, чтобы исполнить это желание, я должен буду вернуть тебя к твоей семье, чтобы избавить от несчастия, которое изменило твою жизнь. У тебя не будет никаких воспоминаний о той жизни, которой ты живешь, и твоё существование будет полностью стерто из памяти, чтобы оно не отразилось на ходе времени.
- Что? – переспросила Каллисто и  посмотрела вверх, откуда звучали слова бога. - Это означает, что я не буду ничего помнить?
- Да,  - печально ответил Зевс.- Люди, которые погибли по твоей вине, останутся живы, да и тебе самой лучше не помнить всего этого.
Что делать дальше, Каллисто не имела никакого представления, ровным счетом, как и не знала, что же её ждёт дальше, но одно светловолосая для себя уяснила, точно: она теперь будет искать счастья в какой-то другой жизни, и вероятней всего ей нужно будет остаться одной, наедине с собой. С людьми ладить у неё не получается, всё её действия, слова, или попытки к чему-то воспринимаются в штыки. Ну, ничего страшного, со всеми бывает. Она повела бровями и пожала правым плечом, теперь уже поглаживая, слегка покрасневшее от жесткой хватки пальцев место на плече, несколько непонятно и мимолётно глянула на Викторию: - Хочешь сказать, всё равно никто вместо меня ничего не решит? А потом улыбнулась краешком губ, и невозмутимо вернулась к разговору с Зевсом. - Да не надо решать мою судьбу, просто верни меня к ним и дай второй шанс защитить их, - предложила  она. - Я никому не буду указывать, ничьи судьбы не вершу. Слишком много на себя брать не собираюсь, - и решила больше ничего не предлагать, она достаточно мило замолчала, и перестала говорить, предлагать, предполагать, она для себя сделала вывод, что выбешивает людей, ну и в конечном итоге обижает других хороших людей. О да, видимо ей нужно будет пройти долгую дорогу, мир явно плохо повлиял на неё. А хотя, может она была слишком самокритична. «Да ну его все эти самокритичные копания, когда в лицо скажут, может, поверю» - сказала она сама себе, а, затем, перевела все свое внимание Зевса. «Мда, меня просто уникальная способность постоянно менять свое поведение», - пронеслось в голове. - То делает из себя вершителя чужих судеб, а теперь строит из себя всего-лишь постороннего!». Внешне оставаясь абсолютно спокойной, Каллисто буквально ухахатывалась в душе. Она умудрилась вызвать у Виктории, за то недолгое время, что они были знакомы, достаточно большое количество эмоций, от недоумения до откровенного гнева, а сейчас она наверно и вовсе забавляла бывшую амазонку. «Да уж, такая личность одна на миллион, скорее даже на миллиард, крайне редко увидишь такое чудо. Словно во мне живут одновременно несколько людей: отъявленная стерва, милая девочка, роковая красотка и бесшабашная авантюристка! В отличие от меня, Виктория более лояльна к окружающим людям но, не думаю, что даже самый спокойный человек на земле смог бы долго находиться в обществе такой вот неординарной особы!» Чуть заметно улыбаясь краешком губ, блондинка наблюдала за тем, как поведет себя её спутница. «А ты и, правда, себе на уме!» - пронеслось в мыслях у неё. - «Куда это ты, интересно, сама собралась? Уж не решила ли, наша брюнеточка немедля покинуть нас?» - чуть заметно, можно даже сказать с издевкой, усмехнулась про себя Каллисто. Девушка заметила, что жизнь тоже оставила черный осадок на душе наёмницы, та стала становиться более черствой и равнодушной к людям, чем скорее всего была раньше, но пока не собиралась пересиливать себя. Между тем, Виктория могла выразить свое желание отправиться вместе с ней, чтобы помочь отвести опасность со стороны Грозы Миров. «Оу, надо же, как мило! Наша девочка хочет сделать мне одолжение! С чего бы это? Просто потому, что скучно, или потому, что пока не нашла более достойных своего внимания людей?» Блондинка чувствовала, что ее язык буквально чешется сказать спутнице какую-нибудь колкость, возможно, она даже что-нибудь бы и ляпнула этакое...

Отредактировано Callisto (2017-09-29 22:09:03)

+1

34

Чисты ли были помыслы Виктории?  Ещё на пути к колодцу она бы хохотнула над словами Каллисто (собственно, она так и сделала), ведь её желание было уж никак не связано с чистотой и непорочностью.  Но когда он подошла к колодцу и произнесла своё желание, она поняла, о чём говорила Каллисто.  Зевс знал, что она поменяет своё желание, потому позволил им пройти. 
    Значит, её помыслы тоже были чисты, -  думала Виктория, глядя на уже переодевшуюся воительницу, -  не может ли быть так, что мы хотим одного и того же?  Слушая разговор светловолосой и бога, Виктория вздрагивала, присев на край колодца.  Значит она ничего не будет помнить!  Она не станет воином и они с Вики не познакомятся!  И, может быть, даже не встретятся.  Она будет самой красивой девушкой в своей деревне, -  проскользнула мысль в голове брюнетки.  Посмотрев на Каллисто сейчас, Вики почему-то увидела её совершенно по-иному:  высокая упругая грудь, гибкая фигура, красивые длинные ноги.  Светлые волосы и красивые, даже царственные черты лица.  Нужно было пожелать себе армию Рима и сделать её своей правой рукой.  Виктория медленно поднялась с мраморного бортика и сделала шаг к девушке.  В этот момент снова загремел голос Зевса:
- Если ты подтвердишь своё желание, я исполню его!  Если же нет, всё останется так, как есть сейчас, но твой шанс пожелать что-то для себя будет потерян!
Виктория молчала.  Зевс выждал минуту, потом снова задал вопрос:
- Подтверждаешь ли ты своё желание?!
- Дай нам пять минут,-  попросила девушка, -  молю!
- Пять минут -  не больше! -  согласился Зевс.
Наёмница подошла к Каллисто и встала ровно напротив неё, посмотрев в глаза.
- Ты действительно хочешь этого?  Хочешь себе второго шанса?  Если да, то я подтвержу, -  бывшая амазонка опустила глаза.  Она будто собиралась с мыслями, чтобы сказать или сделать что-то:  она больше не будет воином.  Не будет воплощением страсти и красоты.  Не будет агрессивной убийцей.  Она не вспомнит меня.  А это значит...
Виктория улыбнулась.  Загадочно так.  И непонятно было, что означает это странная улыбка.  Медленно взяв Каллисто за подбородок, девушка приблизила к себе её лицо и впилась в губы страстным, предельно глубоким поцелуем.  Им уже не хватало воздуха, а Вики всё продолжала целовать белокурую воительницу, ощущая как в теле разгорается жар страсти.  Но за поцелуем ничего не последовало.  Ничего!  Оторвавшись от спутницы, Виктория пояснила:
- Ты ведь не вспомнишь этого.  Никогда, а значит... значит можно.
А я-то не забуду, -  ехидно подумала брюнетка.  Поняла ли она сейчас, что влюбилась?  Виктория сама не понимала этого, но склонялась к ответу "да".  Её страсть была не такой как к Дурге, это было не просто желание удовлетворения.  Это было что-то большее.  Вики поймёт это до конца, но лишь тогда, когда Каллисто уже не будет рядом.  Дня через три, когда она будет возвращаться в Афины одна...

0

35

В тот миг, когда Виктория покинула своё место на мраморном бортике бассейна и сделала шаг вперёд навстречу Каллисто, снова послышался голос Зевса: - Если ты подтвердишь своё желание, я исполню его!  Если же нет, всё останется так, как есть сейчас, но твой шанс пожелать что-то для себя будет потерян! Подтверждаешь ли ты своё желание?!
- Дай нам пять минут, молю! – ответила тёмноволосая.
- Пять минут -  не больше! -  согласился Зевс.
Виктория подошла ближе: - Ты действительно хочешь этого?  Хочешь себе второго шанса?  Если да, то я подтвержу, -  и опустила глаза. Удивительно, но Каллисто это понравилось. Когда внутреннее сопротивление стихло, то сомнение, колотившее её саму, стала уступать место другим чувствам, подобных которым она никогда прежде не знала. Она почувствовала, как начинает «уплывать», как она перестает отрицать накатывающуюся неотвратимость. Взгляд рассматривал, продвигался сверху вниз, восхитительно исследовал каждую мелочь. Девушке словно передалось настроение, которое воцарилось в облике Виктории, на её лице, в остекленевших глазах. Где-то глубоко внутри еще звучал голос, требовавший, чтобы блондинка положила этому конец, пока дело не зашло слишком далеко. Она до сих пор еще ни разу не осознавала, к чему все может привести. Остановиться, безвольно предаться ходу событий для нее означало слабость, а значит, было недопустимо. Думала-то она так, но почему-то лишь слегка откинула голову назад, и внезапно прочувствовала, что с ней происходит. Этого с ней тоже никогда прежде не случалось. Она даже коснулась плеч Виктории и повела пальцы все ниже. Губы разомкнулись, а грудь почти болезненно напряглась. - А ты хороша... - Эти слова стукнули во внезапно повисшей тишине невпопад. Она потянулась вперед, чтобы притронуться к наёмнице, наклонилась и позволила поцеловать себя, растворяясь в этом упоительном мгновении. Видно было, что несмотря на огромное напряжение сил тело продолжало жить и трепетать. Она услышала собственный всхлип наслаждения. По телу расходилось приятное расслабляющее тепло. Настроение улучшилось само собой. «Уже давно меня не радовало и не интересовало ничего, а теперь…» Каллисто вдруг, почувствовала, как внутри неё и вокруг что-то меняется. Она как бы иначе посмотрела на всё. И дело тут было не в собственной просьбе, ударившей в голову. Возможно, что она только помогла вырваться наружу тому, что раньше дремало в ней или постоянно подавлялось так, что сама воительница не знала о существовании этого. А, возможно, что и Виктория явилась той движущей силой, сумевшей вытащить из глубин души Каллисто то, что должно было наполнять её жизнь смыслом. Это была радость. Радость открытия нового, радость общения, просто радость от того, что ты живой человек. Эта яркая вспышка эмоций завладела Каллисто лишь на миг (и в этот миг она испугалась, едва ли не сильнее, чем тогда, когда поняла, что у неё больше нет семьи), потом всё стихло. Видимо, Каллисто, всё-таки, немного привыкла к Виктории, и, даже подсознательно заинтересовалась ею. Иначе, как объяснить тот факт, что бывшая амазонка до сих пор жива? «Неужели мне и вправду начинает нравиться эта выскочка?» Каллисто даже застыла на месте. Со дня гибели семьи она поклялась себе, никогда ни к кому не привязываться, никогда не испытывать ни к кому никаких чувств, а сейчас, всё вдруг выходило как-то само собой, спонтанно.
- Ты ведь не вспомнишь этого.  Никогда, а значит... значит можно.
Светловолосая приблизила своё лицо к Виктории, чуть склонив голову набок и, проведя кончиком языка по приоткрытым губам. Она даже не сразу поняла, что играет с Викторией, как кошка с мышью. И игра эта немного походила на ту, в которую Каллисто играла со своими жертвами: сначала она поддавалась, давая им почувствовать победу, а потом загоняла в угол, давая понять, что их жизнь в её руках. Сейчас Каллисто ощущала примерно то же самое - тот же азарт, тот же адреналин. Но только кроме жизни Виктории (которая, по сути, также всегда находилась на кончике её меча), у неё в руках находились чувства брюнетки, её эмоции. Белокурая воительница чувствовала свою власть над девушкой и ей нравилось это ощущение.
- И какая же я, по-твоему? - Каллисто приблизилась ещё ближе как раз в тот момент, когда та подняла на неё глаза. Их взгляды встретились, а лица находились настолько близко, что они могли чувствовать дыхание друг друга. Рука женщины-воина властно легла на затылок Виктории. Блондинка притянула её к себе, словно собираясь ответить на проявление чувств, но вдруг отстранившись, она спросила, сопровождая вопрос острым взглядом:
- Ну? И зачем это было делать? Только не ври мне! Не люблю.
И, уже совсем играючи, провела тонким пальчиком по шее Виктории. Откинув назад голову и упираясь спиной о стену, прикрыла глаза, пытаясь разобраться в своих ощущениях. Это было интересно, необычно, понравилась нежность её губ. Понравилось на какое-то время, ощущать свою власть над этой сильной девушкой, при первой встрече вот так запросто вызвавшей её на бой (а ведь ещё не каждый мужчина смог бы такое!) В ожидании ответа Виктории, Каллисто вновь посмотрела в сторону Зевса, который, увидев столь откровенную сцену, предпочёл не вмешиваться:
- Зевс! Мы ведь помогли тебе укрепить твою веру в смертных, правда? Если так, просто переправь нас вместе туда, куда я прошу, и оставь нам память, чтобы мы смогли защитить мой город и весь мир от бедствий, которые причинила Зена, эта самозванная Гроза Миров!

Отредактировано Callisto (2017-10-15 14:52:21)

0

36

Даря Каллисто обжигающий поцелуй, Виктория не до конца осознавала тот факт, что делает это больше для себя, нежели для Каллисто.  Она была уверена в том, что светловолосая воительница по-прежнему останется холодна.  А вот мне придётся прыгнуть в озеро,-  машинально подумала бывшая амазонка, тело которой взрывалось тысячью маленьких вулканчиков.  Но каким же шоком было для девушки услышать, что Каллисто всхлипнула, не отстранившись и не оттолкнув её.  Неужели!  Этот всхлип, этот короткий звук прорезал сердце Виктории тонким золотым лучиком.  Лучиком надежды.  На что?  На то что...  Неужели же и правда влюбилась? -  спросила себя Вики, наблюдая, ка трепещют длинные ресницы блондинки, как оба проводит кончиком языка по губам.  От Каллисто веяло страстью.  Не той, какая бывает у воина во время боя (хотя, если разобраться, то не так эти страсти и далеки друг от друга), а та страсть, которую Вики хотела в ней увидеть, но уже не надеялась.  Она даже думала, что после того, как они расстанутся у колодца, она примет это всё за весёлые проделки Афродиты и не более того.
- Афродита, -  прошептала Вики, чуть приподняв голову.
Каллисто вполне могла подумать, что это относилось к неё.  то ж, такое вполне могло быть, так как Виктория, никогда не видевшая богиню любви лично, а также и её статуй, потому что никогда не была в её храмах, представляла её себе похожей на Каллисто (или Каллисто похожей на неё).  В этот момент, рука блондинки оказалась у наёмницы на затылке.  Та вздрогнула и, инстинктивно подалась назад.  Но спутница сближала расстояние между их лицами.  У Вики перехватило дыхание и она вспомнила слова, сказанные воительницей до поцелуя -  "а ты хороша".  Неужели это что-то значило?  Девушка уже прикрыла было глаза, готовясь к поцелую, но, вместо этого ощутила прикосновение тонкого пальчика к своей шее и услышала вопрос:
- И какая же я, по-твоему?
- Афродита! -  снова проговорила Виктория, на этот раз отвечая на вопрос, а не обращаясь к недосягаемой богине, -  Ты... ты прекрасна!  Ты...
- Ну? И зачем это было делать? Только не ври мне! Не люблю.
- А я люблю! -  вдруг, с неожиданным для самой себя вызовом выпалила бывшая амазонка, горящие глаза которой были устремлены прямо на Каллисто, -  И, если решишь убить, я не буду сопротивляться!  Но ты будешь жить и знать, что ты была нужна и тебя любили!
Некоторое время спустя, Вики пожурит себя за опрометчивые, сказанные в пылу эмоций слова о собственном непротивлении, ведь Каллисто вполне могла рассмотреть "предложение" Виктории и исполнить его.  Но она не сделала этого, а лишь повернулась в ту сторону, откуда до этого слышался голос Зевса:
- Зевс! Мы ведь помогли тебе укрепить твою веру в смертных, правда? Если так, просто переправь нас вместе туда, куда я прошу, и оставь нам память, чтобы мы смогли защитить мой город и весь мир от бедствий, которые причинила Зена, эта самозванная Гроза Миров!
Вики не верила своим ушам.  Неужто её поцелуй смог заставить непокорную Каллисто изменить её решение?  И, если да, то возникает вопрос:  кто в чьей власти?  Каллисто может поработить тело любого на земле (в это верила Виктория), а может ли кто-нибудь поработить её (Каллисто) сердце?  Её чувства!  Её ум...  С умом я явно переборщила, -  подумала Вики, глаза которой горели возбуждением и, не только и не столько физиологическим, а ещё и тем, что она -  простая деревенская девчонка, сбежавшая из дома в пятнадцать лет, смогла вызвать страсть в жестокой сильной воительнице, руки которой были по локоть в крови (хотя, у самой Виктории они уже пять с половиной лет как в крови).  Мысленный водоворот прервал властный голос Зевса:
- Ты не первая смертная, которая смеет ставить мне условия!  Но я принимаю их и выполню твоё желание, но помните -  если Зена убьёт вас, то уже ничего нельзя будет исправить.  Вы умрёте и бесполезно будет просить Аида вернуть вас!  Вы готовы пойти на это?
И вот тут для Виктории настал поворотный момент:  если Каллисто сейчас скажет "да", то наёмнице придётся ответить то же, чтобы не потерять любимую.  С другой стороны, если мы сможем победить Грозу Миров, то и её лавры достанутся нам.  Об этом стоит подумать.  Но, вопреки этим мыслям, что-то мешало Виктории первой сказать твёрдое непоколебимое "да".

+1

37

Иногда казалось, что её спутница, Виктория немного упрощенно мыслит, как для амазонки, все эти вопросы. Нет, может оно и не очень хорошо было, задавать человеку сразу столько проблем. Каллисто закатила глаза, и ей тут же вспомнилось, сколько на неё вопросов за их знакомство посыпала бывшая амазонка, целый град, и все ей сразу нужно знать. А как же постепенные отношения, когда узнаёшь друг друга, со временем. Так не интересно, взять все и рассказать, а тем более наглядно доказать, ну кто так делает? О, наверно блондинка ещё пожалеет о том, что вернулась, лучше бы ушла сама по себе, но и оставить наёмницу одну тоже не могла. Чертово благородство начинает сочиться на поверхность. Ах, эти благородные порывы, желание помочь, и откуда это взялось в Каллисто, она и сама не знает. Но человеком она прежде была как раз таким, до занудства и фанатизма, которая умеет отлично капать на мозги, а сейчас... Услышав ответ, светловолосая удивилась, и причем не скрывала этого. - Кхм, я не знала, что ты такая странная. Хотя, от твоих поступков на моём месте любой бы сбежал, а я... , - усмехнулась она и подмигнула. Все-таки компания уже своя, сколько они уже знакомы. - Да, кстати. Если ты хочешь… она обняла Викторию и ответила на её вызов своим поцелуем, сделав это довольно-таки дружелюбно, не с злостью, не с иронией, а просто искренне, по-настоящему, как только что произошло, и что при этом могло показаться амазонке, её не волновало. – Да, я такая, и хорошо что ты принимаешь меня какая уж есть, наглая, невыносимая, просто умеющая запросто выносить людям мозг, а почему бы и нет, не зря же ведь за эти качества я стала любимицей богов, если мягко сказать. Наверно мы обе слишком в себе самоуверенны. Но, ничего страшного! – вдруг захотелось как можно скорее добраться до куда-нибудь, все-таки здесь не её стихия. Она привыкла к некому комфорту, к суматохе, шуму, привыкла к местам, где полно народу и всем что-то нужно, все чем-то заняты. А здесь так тихо и спокойно, как на кладбище. Она закатила глаза, сложила руки на груди, и стала наблюдать за Викторией, пожав плечами и мило улыбнувшись. Надо же, Вики то же сейчас смотрела на неё. Легкий румянец выступил на лице Каллисто, хотя она сама об этом не знала. Просто этот взгляд, такой глубокий, прекрасный, благородный смотрел на неё как-то не по-обычному, словно они давно уже были знакомы. Только эти мысли к самой воительнице еще прийти не успели, она уже расплылась в ответном чувстве, слегка склонила голову на бок, на лице её засияла обворожительная улыбка. «Странная какая-то. Очень она странная» - пронеслось в мыслях. «А может она не просто так появилась?» И провела рукой по волосам, когда Зевс вознамерился поторопить их. «Мда... Такое впечатление, что сегодня с нами определенно коё-что произошло» - и снова спросила у Виктории: - Хотя, если ты желаешь остаться, я то же останусь…  - «Такая уверенная в себе… Определенно, везет мне на знакомства!»

+1

38

- Кхм, я не знала, что ты такая странная, -  ответила Каллисто и эти слова заставили Викторию прыснуть со смеху.  Неподходящее время и неподходящая ситуация, но Вики было смешно:
- Мне такого ещё никогда не говорили, но буду считать это комплиментом.
И девушка не лукавила:  её мировоззрение и мировосприятие существенно отличались от мировосприятия многих, с кем она была знакома.  У наёмницы и в детстве-то было мало друзей, а уж сейчас и подавно.  Сначала брюнетку это пугало, а потом она превратила это в достоинство -  в индивидуальность.  Потому сейчас, услышав это от Каллисто, девушка лишь улыбнулась:
- Ты ведь тоже не такая как другие.  Мы нашли друг друга.
- Хотя, от твоих поступков на моём месте любой бы сбежал, а я, продолжила девушка, а в конце сказала, -  Да, кстати. Если ты хочешь…
Виктория и опомниться не успела, как мягкие губы Каллисто накрыли её собственные.  Это было нечто!  Наёмнице казалось, что она вот-вот оторвётся от земли и взлетит вверх.  Она добилась поцелуя той, которая становилась до неё всё прекраснее.  Правая рука Вики легла за Грудь Каллисто, а левая -  на затылок светловолосой, чтобы не дать поцелую закончиться.  Наёмница отвечала на него с такой страстью, будто он был последним.  А, может, так оно и было?  Но всё когда-нибудь кончается.  Отстранившись от девушки, Каллисто заговорила:
Да, я такая, и хорошо что ты принимаешь меня какая уж есть, наглая, невыносимая, просто умеющая запросто выносить людям мозг, а почему бы и нет, не зря же ведь за эти качества я стала любимицей богов, если мягко сказать. Наверно мы обе слишком в себе самоуверенны. Но, ничего страшного!
Вики засмеялась и легко тронула руку воительницы:
- Не будь ты такой какая ты есть, вряд ли ты бы так привлекла меня.
Наёмница почему-то смутилась и отвернулась.  Нужно было давать ответ Зевсу!  Викторию передёрнуло.  Обняв себя руками за плечи, она сосредоточенно посмотрела перед собой:  смогу ли я сражаться против той "плохой" Зены?  Ведь именно та Зена была моим кумиром.  Смогу ли я преодолеть искушение навязаться ей в помощники?  Но тогда...
- Хотя, если ты желаешь остаться, я то же останусь…
Глубоко задумавшись, наёмница вздрогнула, услышав голос напарницы по приключению и, уже, наверное, подруги.  Резко обернувшись к ней, Вики замерла в изумлении:
- Почему? -  ошарашенно выдохнула она, -  Почему ты делаешь это?  Ты ведь шла сюда, чтобы восстановить справедливость и освободиться от боли.  Почему теперь ты меняешь своё решение?
Виктория смотрела в карие глаза Каллисто и ничего не понимала.  Да, она неуравновешен, она подвержена сменам настроения, но она целеустремлённа!  Она шла по головам, чтобы добиться цели, а теперь, после одного лишь поцелуя...  Поцелуй!  Может, в этом всё дело?
- Уж не влюбилась ли ты в меня? -  кокетливо спросила брюнетка, а потом вновь отошла к краю колодца и, сев на мраморный парапет, положила руки на колени и сказала предельно серьёзно, -  Но, вообще-то, я бы хотела остаться.  Пойми, Каллисто, я не смогу! -  Вики всплеснула руками и, открыла было рот, чтобы объяснить причину своего отказала, но так и не решилась, произнеся тихо, -  Не могу...

+1

39

Виктория всё таки сомневалась, пытаясь скрыть это широко улыбнувшись. Каллисто сопровождала её сдержанной ухмылкой, ничего нового она не увидела, что было даже как-то обидно, видно, что наёмница размышляла. Блондинка довольно кивнула себе. - Почему? – спросила бывшая амазонка, -  Почему ты делаешь это?  Ты ведь шла сюда, чтобы восстановить справедливость и освободиться от боли.  Почему теперь ты меняешь своё решение? Уж не влюбилась ли ты в меня? Но, вообще-то, я бы хотела остаться.  Пойми, Каллисто, я не смогу! Не могу... Никто из них, видимо, не ожидал этой фразы именно сейчас. Светловолосая поплотнее сжала зубы, но развернулась к собеседнице, которая похоже не очень-то довольна, но ничего против отказа тоже не имеет. - Не бойся, я всё поняла! – похоже, гордая девица опасается потерять своё "Я", но не её это было дело, поэтому Каллисто заскользила взглядом по ней и попыталась довести размер глаз до нормального, но у неё это пока плохо получалось, они так упорно оставались больше, что само по себе вызывало зависть. Хорошо, что Виктория пояснила в чём дело, она даже улыбнулась её формулировке и начала успокаиваться. Мысль о поведении девушки пронеслась в воображении даже больше, чем её присутствие здесь. Нет, она не испытала особого трепета, разве что удивление, пытаясь его скрыть, Каллисто сделала вид, что увлечена оригинальностью её слов, вздрогнула и недовольно сверкнула глазами, но сразу растерянно пожала плечом и всё таки улыбнулась. Виктория тоже не могла скрыть улыбку, может быть тёплые воспоминания тоже растопили её сердце. Обе дружелюбно переглянулись, и возникло ощущение, что они о чём-то договорились. - Надеюсь обратную дорогу найдём, - тихо сказала Каллисто, глянула по сторонам и снова её диковатая улыбочка вырвалась наружу. А всё потому, что особого энтузиазма на лице Зевса не увидела, она даже почувствовала своё в коей-то мере превосходство. Ведь ей было не просто без разницы на поиски, она ждала успеха, который строг, но весел и любим. Она подняла голову и задумчиво вгляделась в потолок. - Скорей бы - так же задумчиво произнесла она. – Мне уже надоело размеренно бултыхаться между парой паутин. – Решение становилось всё ощутимее, и только это утешало её. Всё было похоже на сказочное возвращение домой, но к сожалению это был не дом. Блондинка смотрела на Вики с грустью, наверное это всего лишь ностальгия. Девушка не торопилась уходить, не время. – Зевс, мы остаёмся! - после короткого промедления громко произнесла она.

0

40

- Не бойся, я всё поняла! -  прервала Каллисто и у Вики глаза полезли на лоб:  она меняя поняла?  Однако, это странно.
Ещё более странным было то, что блондинка не попыталась убить её за такое решение и не стала возмущаться.  Она только скользила по амазонке взглядом почему-то округлившихся глаз.  Подумав, что Каллисто любуется ею, Вики приняла соблазнительную позу.  Как бы невзначай, случайно, но так, что не обратить на это внимание было нельзя.  Наёмница удивлялась всё больше, потому что меду ними возникло, нет-нет, не влечение, а что-то похожее на дружелюбие.  Они были словно подруги-путешественницы, странствующие по миру.
- Как Зена и Габриэль, или как её там, -  пробормотала Вики, совершенно не заметив, что говорит это вслух.  Она даже вздрогнула, когда поняла это, и тут же спросила, чтобы сгладить ситуацию,-  ну так что мы решили?
Девушка уже поняла, как её светловолосая спутница относится к Королеве Воинов и старалась при ней не упоминать о легендарной воительнице.  Люди рассказывали, что подружка Зены блондинка и причёски у них похожи.  Это было символично:  у Вики с Каллисто тоже было много общего во внешности, но сравнить её со сказительницей было равно самоубийству.
- Надеюсь обратную дорогу найдём, -  неожиданно проговорила Каллисто, а потом обратилась к верховному богу, -  Скорей бы. Мне уже надоело размеренно бултыхаться между парой паутин.
- И мне, -  поддержал Виктория и вдруг сказала в один голос с Каллисто, -  Зевс, мы остаёмся!
Поняв, что получилось, Виктория вздрогнула и обернулась к своей спутнице, которая похоже тоже была удивлена не меньше.  Ни с кем и никогда у Вики не было фраз в унисон, а тут, вдруг, это случилось с девушкой, которая два дня назад чуть не убила её.  На миг вокруг повисла мёртвая тишина.  Наёмница поняла, что Зевс принимает решение.  Наконец, он сказал:
- Что ж, если ваше решение обоюдно, то желаю вам удачи!  Да и не рассказывайте другим смертным об этом месте.  Пока это только просьба.
- Конечно не расскажем, -  ответила за обеих Вики, но Зевса, наверное, уже не было.  Только лёгкий ветерок подул ей на лицо, развивая волосы.  Повернувшись к Каллисто, девушка улыбнулась, -  ну что?  Пойдём искать дорогу назад?  Только, давай обогнём колодец с другой стороны?  У меня от паутины все руки липкие.  Да и, как ты помнишь, мы её обрезали.
Спасибо, что я встретила её, -  обратилась девушка неизвестно к кому, подняв лицо к яркому красно-оранжевому закатному солнцу.

+1


Вы здесь » Древний мир героев и богов » Мгновения грядущего » День Поражения Титанов


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC