Отец вырастил настоящего воина и по всей Руси шла молва, что нет мечника лучше Кощея. И боги светлые его опасались. Отца - за суровый и огненный характер, за его силу несметную. А сына Чернобога за холодный ум и умение искусно владеть мечом. В единоборства с темными редко кто вступал, даже боги светлые предпочитали воевать с ними массами, чем один на один. Но когда дело доходило до поединка между отцом и сыном ради разрядки и тренировки для отвода скуки, то гремели клинки и сталь горела. Отец многому обучил Кощея, но остальному он уже учился сам, таким образом оттачивал мастерство. [читать дальше]
Эта история далеких веков, забытых цивилизаций и древних народов. Мир, полный приключений и опасностей. Жестокие войны и восстания, великие правители и завоеватели, легенды и мифы, любовь и ненависть, дружба и предательство... Здесь обыкновенный смертный, со всеми своими слабостями и недостатками, способен на захватывающий дух героизм, на благородство и самопожертвование, которые неведомы ни богам, ни другим живым существам. Это история беспримерного мужества, почти самоубийственной отваги, это история, где нет пределов достижимого...
annukxenarumina

Древний мир героев и богов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Находка

Сообщений 41 страница 43 из 43

1

Действующие лица: Орхана, Артемида и Каллисто
Место действия: Ахая
Сюжет: Один из трех главных храмов богини-воительницы и покровительницы охоты привлёк внимание Каллисто, вернувшейся в этот мир по воле богов, отчаявшихся перевоспитать её. Загадочный амулет, посвященный Артемиде, и дающий власть над амазонками, оказывается притягательным для блондинки, которая хочет с его помощью заставить женщин подчиниться себе, а потом найти и окончательно победить заклятую «подругу» вместе с напарницей. Но сможет ли она завладеть им, встретив сильное препятствие на пути?

Отредактировано Callisto (2017-11-16 20:41:27)

0

41

Когда ушли двое, Артемида встала. Оглянулась на безмятежно растянувшееся на земле под ночным небом физическое тело и обратила лик к звёздам. Поймала нить и окунулась в Эфир. Накатило привычное ощущение пространства и времени, она почувствовала воздух, небо и землю, ощутила вибрации, влилась в бесконечный поток данных, и мгновение замерло, словно небрежно размазанная по палитре краска. Потянулась сознанием сквозь пространство и материю, и контакт произошёл почти мгновенно: кажется, её появления ждали.
- Выяснила, что случилось с Эфиром? - образ Пустышки был слегка размыт, и определить его окружение не удавалось. Было только ясно, что он находился в корабле, в рекреационной камере. - А то всплеск был таким мощным, что у нас тут аппаратура едва из строя не вышла.
- Эти две... авантюристки, - лёгкий кивок головы куда-то себе за плечо, - разгрохали сдерживающий амулет. Сместили линию Потока.
- Это который? - Гермес остановился, его призрачный серый силуэт в дожде из размазанных зёздных линий что-то положил на невидимый предмет.
- Не знаю пока, - неопределённо ответила Диана, слушая миллионы мыслей, сейчас её окружавших. - Семнадцатый, кажется, но я не уверена. Тот, что концентрировал в храме один из разрывов. Пока точно сказать не могу, вторая девятина вся пульсирует одинаково, так что, потом методом исключения активных точек выясню. Что у вас там с Вуалью?
- По нулям на подготовительном этапе, - Гермес кому-то ответил, отвернувшись, затем слушал, и только потом вернулся к диалогу. - Никак не получается установить точку отсчёта. Люди слишком разные, и нам даже необходимый минимум определить не удаётся. Фазу морального удовлетворения для худших из них. Поэтому не можем просчитать алгоритм, а без него накрывать даже часть мира Вуалью рисковано - кто знает, как изменится поведение человечества, если мы промахнёмся. Твои-то где?
- У реки, шушукаются, - Артемида снова взглянула на своё прекрасное и вечное тело, перевела взгляд в аморфную чёрную точку, сливая восприятие Эфира с реальностью, в которой находилось физическое тело. - Меня обсуждают. Раскусили, похоже.
- Почему ты выбрала линию нейтрального поведения? - задал встречный вопрос Посланник. Работа у них там и впрямь, видимо, кипела нешуточная: его эфимерный силуэт то и дело смазывали перемещения других Высших, не состоящих с Дианой в контакте. - Явилась бы им в облике великой богини, пригрозила, сказала бы, смотрите, мол, какая я могущественная и страшная, слушайте и повинуйтесь!
- Шуточки твои! - отмахнулась Дева. - А, если серъёзно, то я на самом деле не представляю, что с ними теперь делать.
- Уходи, - равнодушно предложил братец. - Ты же всегда можешь сменить облик на представителя местной фауны. Или сделай вид, что твоё тело было одержимым богиней, сострой дурочку и снова-таки уходи. Они сами тебя бросят, если потеряют интерес.
Охотница поморщилась, словно что-то кислое съела. Отрицательно покачала головой.
- Hе люблю я врать, да ещё и так нелепо. К тому же, думаю, они могут пригодиться. Если наша Вуаль должна разом отсечь у людей все негативные эмоции, развеяв их по Эфиру, чтобы люди могли достичь эйфории, единения и блаженства, то не лучше ли будет мне находиться рядом с кем-то из них, чтобы своими глазами увидеть, как работает система?
Гермес молчал, словно раздумывая. Кажется, Диана переживала исторический момент. Когда её доводы - не факты, а именно логические умозаключения, - заставляли прагматичного брата пересмотреть свои позиции.
- А куда вы сейчас? - неожиданно спросил он, не прибегая к зрительному контакту.
- В Фемискиру, - невесело откликнулась богиня, скептически ухмыльнувшись. - Кажется. Они ещё не определились, а я им мешать не хочу.
- Слушай, так пускай идут! - в голосе брата прозвучал неожиданный энтузиазм. Они что там, помешались, что ли? - Иди с ними, я тебе дам координаты - попробуй оттуда соединиться с нами, мы через тебя кинем первый пробник прямо под Купол к амазонкам.
- С ними? - задумчиво переспросила богиня, неуверенно оглядываясь в сторону реки, словно мир для неё разделился на эфимерное и вечное Облако впереди - и тёмную лесную поляну за спиной. - Н-не знаю. Они всё-таки смертные, а там Барьер. Я, конечно, могу его уничтожить, но тогда пропадает сам смысл эксперимента. Закрытой зоны больше не найдёте, а восстановить его, как я поняла, удалённо не получится: системы корабля-носителя и так на последнем издыхании. Да ещё и Антэй где-то там шляется. Его мне тоже уничтожить прикажешь? Второго Ориона на меня повесить решили?
Помолчали. Время в реальном мире за спиной текло размеренно и спокойно, ничто не нарушало спокойствия и прелести дышащей всеми красками жизни звёздной ночи.
- А если через Тартар? - неуверенно спросил Пустышка наконец, словно взвешивая шансы. - Через отрицательное измерение всяко быстрее будет, да и точку выхода откроешь куда понравится. Собаки тебя всегда сами боялись, и ты оттуда сможешь сразу под Купол выйти, а мы тебя отсюда запеленгуем... Ты просто представь, если Вуаль удастся развернуть! Это же сколько жизней мы разом спасём! Сколько войн предотвратим! Люди ремёсла развивать начнут, к звёздам голову поднимут, отлипнут от огородов своих и драгоценностей...
- С ними двумя - к Старшему? - Артемида усмехнулась. - Блестящая идея! Как я ему их представлю? Обе убийцы закоренелые, а одна ещё и маньячка с комплексом мстителя. Аид же не умеет в людях видеть ничего, кроме пороков! Он их там без раздумий оставит, и я их только с боем оттуда выведу. А мне ещё в Тартаре не хватало отметиться, мало я на Олимпе дел натворила?
- Ладно, слушай! - видимо, Гермесу сейчас было не до неё. Что-то и впрямь у них там не вытанцовывалось. - Давай так. Если пойдут с тобой, коды отключения Антэя я тебе дам потом, если на него наткнётесь. С барьером уж сама как-нибудь разберись, сестрёнка. Тут проблема посеръёзней, и из командного пункта корабля её не решить. У тебя там Ходящая объявилась. Как глубоко в толщу миров проникать может, мы не знаем, но через Елиссей прошла уже дважды. Самоучка, её бы разыскать...
И отключился. По своему обыкновению, без прощаний. Богиня встала над собственным бессмертным телом эфимерной дымкой астральной проекции, невидимой человеческому глазу. Суровым и требовательным огнём светились её небесные глаза, видившие сквозь дождь, туман, снег и тьму так же ясно, как в лунном свете. Не нравилась Деве раскинувшаяся перед ней картина. Всё-таки, это было её настоящее лицо, такое, каким увидело оно свет в первые мгновения дарованной физической жизни. И всё ещё ходили по земле грешной те, что помнили этот облик, сами при этом бессмертными не являясь. Значит, нужно было что-то менять: она не могла позволить себе явиться в Фемискиру в облике Охотницы. Ипполита, Тенар и Костия знали её в лицо, а, значит, будут подчиняться. Для эксперимента это было лишь во вред.
И богиня начала творить - по крохе, по мгновению, словно её собственное, застывшее в позе сна лакомое тело, было не чем иным, как глиной в руках скульптора. Едва заметным усилием сознания она изменила структуру своих клеток, заставив слегка опуститься точёные скулы, сузить разрез больших раскосых глаз, сделать тоньше губы и добавить немного жирка под подбородком: то, чего могли не заметить смертные женщины или же сослаться на неясность взора при тусклом свете костра. По пути в Фемискиру, если воительницы выберут общий с ней путь, Диана будет постепенно, неразличимо для человеческого глаза продолжать менять свой облик, чтобы, когда их путь будет окончен, предстать перед Древними амазонками в новом облике, но скрыть от спутниц преображение или хотя бы не делать его настолько резким, чтобы бросалось в глаза. Так, грудь поменьше - значительно поменьше, а то досталось, понимаешь, от матери, такое вот сокровище. Что ещё? Ноги - ноги короче и чуть кривее, правая пусть слегка косолапит сама. Спину - немного сгорбить. Нет, так слишком сильно. Совсем чуть-чуть, чтобы не было заметно. Пара родинок проступили через кожу под правым глазом - неприятных родинок, таких, от которых хотелось бы избавиться. В общем, лёгкая пелена изменений, сразу в глаза не бросится... Глаза! Стикс его побери, глаза-то как? Их-то не изменить! Ладно, тогда волосы - пусть оттеняют. Вороная смоль слегка порыжела, утратила блеск, самую малость приобретя каштановый оттенок.
Вся сложность косметической трансформации заключалась в том, что Артемида понятия не имела, на что люди вообще обращают внимание, а на что - нет. Не спрашивать же напрямую!
Постояла Диана над собственным телом, так и этак его оценивая... Ерунда, конечно, но, по идее, такие простенькие изменения заметить не должны. Затем зыбкая призрачная пелена вдруг сменилась реальностью, а видящее мир словно через призму звёздного света сознание рванулось вперёд, ныряя в собственную физическую оболочку, и уже сотканная из плоти и крови, неподвластной времени, богиня открыла глаза.
Времени, как оказалось, прошло совсем немного, и это радовало. Закрыв глаза и пустив по лесу лёгкий ментальный толчок, Охотница обнаружила на приличном расстоянии несколько ярких тепловых вспышек, явно не являвшихся аурами животных. Но это было далеко на западе. Что же до ведьмы - ведьма где-то впереди, и с ней ещё придётся разбираться, от этого никуда не денешься. Ходящая-Между-Мирами - это не шутка, и дело даже не в гордости Верховной Семьи. Не обладающий нужным знанием человек оставляет на месте входа и выхода разрывы, из-за которых миры начинают просачиваться один в другой. А, значит, необходимо ведьму разыскать, объяснить, и, если же не поймёт... остановить. Не хотелось бы, конечно.
Совершенно незаметно для человеческого глаза Артемида встала и направилась в сторону ручья, туда, где говорили женщины. Руководствуясь божественным чутьём, Дева двигалась настолько статично, что, если не присматриваться, её движения можно было принять за явление природы - всё-таки, оставаться невидимой даже на виду она умела лучше любых других богов. Это входило в ремесло Охоты. Замерла на видном месте чуть поодаль от говоривших, в сотый раз всё взвешивая и оценивая, выжидая подходящего момента. И он настал - женщины, кажется, всё для себя решили и собрались возвращаться к месту ночлега. Красиво играла золотистыми лучами на спокойной поверхности воды игривая луна...
Диана подождала, пока обе повернутся к ней, а затем посмотрела Каллисто прямо в душу.
- Ищущий ветер найдёт бурю, - тихим, холодным голосом непонятно произнесла Чумазая, а затем перевела взгляд на Орхану. - А ночь всегда темнее перед рассветом. Здесь холодно: почему бы вам не вернуться к костру?

Отредактировано Artemis (2018-06-03 10:35:15)

+2

42

Поймав на себе удивленный взгляд Орханы, Каллисто слегка кивнула ей головой. - Давай мыслить здраво. – меж тем, продолжала рассуждать амазонка. – Если она богиня и хотела бы нас наказать или убить за содеянное, то сделала бы это раньше, вместо того, чтобы латать твою рану, да делить с нами пищу и кров. Она совершенно ясно дала понять, что идет в Фемискиру и знает туда дорогу, однако я не понимаю, зачем ей вести туда меня, а тем более тебя с твоими-то коварными планами на амазонок. Зачем выдавать себя, называя наши имена? Бессмысленно всё это как-то… В любом случае, у нас теперь только два выбора: либо уйти сейчас, пока она спит, либо дождаться утра и спросить обо всём напрямую. Хочешь исправить сделанное? Начни с извинений. – Да, не надо было втягивать тебя в мои проблемы. Прости… - только и нашла что сказать Каллисто, в то время как тессалийка вздохнула, присела на корточки, упруго удерживаясь на носках ног, умылась речной водой. - Утро вечера мудреней. Завтра будет новый день и всё проясниться. Ложись спать, а я посторожу. Все равно у меня голова идет кругом и сна ни в одном глазу. – Хорошо, идём! – но на пути они встретили свою спутницу, которая пристально посмотрела на Каллисто и таинственно проговорила: - Ищущий ветер найдёт бурю, - а затем перевела взгляд на Орхану. - А ночь всегда темнее перед рассветом. Здесь холодно: почему бы вам не вернуться к костру? Блондинка подошла к ней и ответила: - Ты же знаешь, что у меня есть цель, и мне нужно достичь её, Орхана тут ни при чём, поэтому если хочешь, обвиняй меня одну! Завтра поговорим! – к ней вернулась уверенность. У костра, она легла на шерстяной плед и постаралась особо не шевелиться, чтобы не усугубить ситуацию, почти без движения, только изредка касаясь рукой головы, потому что эта остановка сводила ее с ума. Она могла поворачивать голову в разные стороны, и естественно то и дело совершала эти мини маневры, чтобы убедиться, что девушки рядом. Темнота совершенно не пугала, но ей очень хотелось встать и отправится в путь. И не важно куда, хоть за Зеной, хоть за Артемидой, да хоть за кем-нибудь, дабы найти свою обидчицу. Обернувшись в очередной раз, Каллисто увидела своеобразный укор на лице Орханы. Это ей не удивило, хотя отвечать за содеянное совершенно не хотелось, но и вариантов у нее не было. К счастью её раздумья уже затихали, но все еще присутствовали. В крайнем случае утром все будет нормально, была уверена Каллисто. Обернувшись в другую сторону и проводя рукой по земле, она нащупала свой меч и. придвинула оружие поближе. Ведь кто может знать, что в лесу произойдет, тем более ночью, надо быть на чеку, ведь даже лежа она могла поразить противника, если он появится, но все же в этот момент она была особенно уязвима, а о плохом ей думать не хотелось. Поэтому и лежала, смотря на небо, которое заслоняли деревья. Стояла такая тишина, что можно было услышать дыхание любого, кто находился в эту ночь в лесу. И эти звуки поначалу не давали спать. Заметив, что начинает потихоньку закрывать глаза и засыпать, светловолосая обернулась в последний раз, после чего продолжила смотреть на то же небо, которое было еле видно. «Сейчас бы попасть далеко отсюда, но я не могу, надо разобраться во всех этих делах. Надеюсь, станет легче к утру, а если нет, я все равно не буду лежать, просто пойду и не важно, что будет. Я же не какая-нибудь лентяйка!» - думала она, немного осуждая прошедший день. Ночь плавно окутывала девушек. Вскоре послышался звук чуть колыхавшихся деревьев, звезды ярко засияли, помогая луне освещать всё вокруг. Нет, Каллисто не осуждала Орхану, хотя ох как не хотелось проводить здесь ночь. Ну ладно, надо, так надо... Морфей уже затаскивал в свои объятья, и она не сопротивляясь отдалась снам. Странно, но спать на земле было не так уж и страшно, как считала девушка. Правда немного жестко и холодно, но всё же спать можно. Под утро поймав себя на этой мысли она поежилась, потому что ей такие мысли просто не свойственны. Наступило утро. Звонко послышались голоса птиц, славя восход солнца, и всемирное светило ласково прикасалось сквозь кроны деревьев. Девушке ужасно не хотелось просыпаться, так бы проспала сколько ей вздумается. Она сладко зевнула и потянулась. Все тело неприятно ныло, но Каллисто чувствовала себя довольно выспавшийся, чего она совсем не ожидала, села не земле и стала разглядывать свою одежду. Какой ужас!  Она еле сдержалась, чтобы не вскрикнуть, провела рукой по телу, улыбнулась уголком губ и перевела взгляд на Орхану, которая лежала рядом с ней, совершенно не шевелясь. Глаза ее были широко открыты, но создавалось ощущение, что она спит. - Как ты себя чувствуешь?- произнесла Каллисто, вновь потягиваясь. Она что, так и не сомкнула глаз? Поправляя свой костюмчик, блондинка заметила, что обувь уже превратились в пыльные сапоги, которые немного начали смущать её. Она решила попробовать их отряхнуть, стукнув пару раз ногами об землю. Но чистыми они от этого особо не стали, так, только пыль немного сползла и все, а вид остался почти прежним. Поправляя свое одеяние, она начала размышлять про себя. «Вчера я не выглядела так ужасно, никто меня даже не посмел бы называть замарашкой! А сегодня, я выгляжу как чучело и вообще нахожусь в беспомощном состоянии. Что может быть хуже?», - спрашивала себя Каллисто. Хоть и погода была хорошей, небо было чистое, без единого облака, повсюду начинали петь птицы, и воздух был очень свежий, настроение ухудшалось с каждой минуты, но показывать свое состояние попутчицам она не собиралась. - Да, и еще кое что, - обратившись к ним, произнесла она. - Вы уж извините, что заставила вас претерпеть массу неудобств, да к тому же и ночевать сегодня в лесу. Знаю, это глупо, что мы оказались почти на ровне и винить должны только меня.

+1

43

- Да не у меня просить прощения, а у …
Орхана смолкла, так и не договорив. Раздраженный тон оборвался, а ноги как будто вросли в землю, когда глаза наткнулись на преграду в лице безымянной девушки. Она появилась словно из неоткуда. Еще минуту назад сладко посапывала у тлеющих углей костра, а теперь стоит как призрак перед двумя воительницами и сверкает немигающим взглядом, точно кошка из темноты. Это было жутко. Амазонка вздрогнула больше от неожиданности, чем от страха. Она никогда не считала себя трусихой и отрезала бы язык любому, кто осмелился бы так ее назвать, но даже она испытала это противное скользкое чувство опаски при нечаянном появлении лекарки, особенно в тот миг, когда они с Каллисто только что о ней говорили.
Орхана нахмурилась. Ей показалось, что искательница приключений как-то изменилась с момента их последней встречи, впрочем, это вполне могли быть шутки обманчивого лунного света и густой, как кисель, темноты.
«Может она ходит во сне?» - предположила амазонка, всматриваясь в бледное лицо Чумазой. Она слышала о тех, кого по ночам поднимает за руку Морфей и заставляет бродить по округе. Обычно эти люди на утро ничего не помнят, однако, чтобы они еще и говорили, она не предполагала. Сказанное было больше похоже на бред и, если бы взгляд серых глаз не перескочил с одной воительницы на другую, Орхана точно бы решила, что лекарка спит. Каллисто опомнилась первой. Она сделала смелый шаг навстречу девушке и вдруг взяла всю вину на себя, начав защищать несговорчивую на всякого рода авантюры амазонку. От удивления брови антианейры взлетели вверх, а взгляд перескочил на блондинку. Услышанное стало для нее неожиданностью, ведь обычно Каллисто демонстрировала только свою эгоистичную натуру, а тут едва ли не жертвовала собой ради спасения другого человека. Сколько же сюрпризов она хранит в себе? Не дав лекарке ответить, блондинка оборвала едва начавшийся разговор и отправилась спать. «Вот и поговорили…» - подумала Орхана и поплелась вслед за ней. Впрочем, может и правда утро вечера мудренее?
Вскоре все улеглись, и только амазонка осталась сидеть возле кострища. Чумазая спала спокойно, словно ее ничего не тревожило в этом мире, а во сне, наверное, видела такие желанные чудеса. А вот Каллисто ворочалась: то нервно мотала головой, то трогала волосы. Похоже, случившееся так же не давало ей покоя и мешало уснуть. Успокоилась она лишь тогда, когда обняла свой меч и прижала к сердцу, словно почувствовала себя рядом с ним в безопасности, хотя все равно еще долгое время лежала на спине и смотрела на усеянный звездами небосвод. Орхану же одолевали думы. Миллион раз она прокручивала в мыслях весь прошедший день, и каждый раз приходила к одному и тому же заключению. Кажется, к ним из леса действительно вышла самая настоящая Артемида и зачем-то прикинулась селянкой, словно решив поиграть со смертными, как кошка с мышами. Вот только зачем? Вопросов было слишком много и на все хотелось получить ответы.  Она вспомнила слова, брошенные лекаркой у ручья, и вновь нахмурилась. Что означает «Ищущий ветер найдёт бурю» и почему она сказала это именно Каллисто? Быть может, имела ввиду, что жажда завладеть чужим амулетом и использовать его в корыстных целях привела воительницу к самой настоящей богине, способной одним лишь щелчком пальцев стереть ее с лица земли? А что означает, что ночь всегда темнее перед рассветом? Не значит ли это, что Орхана близка к истине и именно поэтому ей всё кажется запутанным?
Ветер разогнал тучи. Последние легкие облака таинственно проплыли перед диском луны, словно чьи-то колдовские чары, а она как вечный страж ночи продолжила наблюдать за спящей землей. В вязкой тишине ручей казалось, зажурчал громче, поблёскивая черной сталью. Темнота полностью окутала лес, и он уснул, задышав глубоко и размеренно. У Орханы начали смежаться веки. Угли давно погасли, и ей стало ощутимо холоднее. В поисках тепла амазонка бесшумно подошла к спящей Каллисто и легла рядом. До самого рассвета она казалось не спала, а просто дремала, балансируя на тонкой грани между сном и явью. С первыми же птичьими трелями распахнула глаза, но вставать не спешила, наслаждаясь наступлением утра, когда полет мысли настолько легок, что практически не ощутим. Запахло росой. Луна спряталась за горизонт, а звезды стали блекнуть, позволяя солнцу разливать солнечный свет. Просыпаясь, Каллисто зашевелилась. Она села на покрывале и принялась себя рассматривать, словно за ночь могло что-то измениться. Как выяснилось могло, и впервые Орхана заметила за блондинкой желание быть опрятной.
- Как ты себя чувствуешь? – Спросила она у амазонки, поглаживая кожу своего наряда, как будто пытаясь ее разгладить. 
- Тревожно, - ответила антианейра и с глубоким вздохом резко села, а потом поднялась на ноги. Она сладко потянулась, разминая еще спящие мышцы. На слова Каллисто ничего не сказала, просто молча отправилась к ручью, где умылась и прополоскала рот. Вернувшись, тессалийка обнаружила, что все уже проснулись и готовы двинуться в путь. Вот только куда поведет их этот путь? В Фемискиру или всё же у каждой теперь своя дорога?
- Кто ты такая? – Спросила Орхана, стрельнув взглядом в Чумазую. Время таинств окончено, и пора было лекарки раскрыть все свои тайны. – Назови свое имя и причину, по которой находишься здесь.

Отредактировано Orhana (2018-06-28 16:01:48)

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC