Казалось она спала мирно. Ровно дышала, на лице отражалось спокойствие. Оно всегда пугало Бранэйна. Такое спокойствие дарит смерть, когда заканчивает мучения человека. Он безотрывно смотрел на Кору глубоким и печальным взглядом глаз, повидавших много горя в своей жизни и к их числу он совершенно не желал приписывать еще одну потерю. Кому молиться? – спрашивал себя Нэй. Богам? В них нет смысла, точнее нет никакого резона молиться тем, кто, создав лишь однажды способен миллионы раз уничтожать чужие жизни.
© Braneyn


сюжет | список персонажей | внешности | поиск по фандому | акции | гостевая |

правила | F.A.Q |

Эта история далеких веков, забытых цивилизаций и древних народов. Мир, полный приключений и опасностей. Жестокие войны и восстания, великие правители и завоеватели, легенды и мифы, любовь и ненависть, дружба и предательство... Здесь обыкновенный смертный, со всеми своими слабостями и недостатками, способен на захватывающий дух героизм, на благородство и самопожертвование, которые неведомы ни богам, ни другим живым существам. Это история беспримерного мужества, почти самоубийственной отваги, это история, где нет пределов достижимого...

Древний мир героев и богов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Находка

Сообщений 1 страница 20 из 30

1

Действующие лица: Орхана, Артемида и Каллисто
Место действия: Ахая
Сюжет: Один из трех главных храмов богини-воительницы и покровительницы охоты привлёк внимание Каллисто, вернувшейся в этот мир по воле богов, отчаявшихся перевоспитать её. Загадочный амулет, посвященный Артемиде, и дающий власть над амазонками, оказывается притягательным для блондинки, которая хочет с его помощью заставить женщин подчиниться себе, а потом найти и окончательно победить заклятую «подругу» вместе с напарницей. Но сможет ли она завладеть им, встретив сильное препятствие на пути?

Отредактировано Callisto (2017-11-16 20:41:27)

0

2

Свернутый текст

Одета: кожанный костюм, подчеркивающий грудь, и короткая облигающая юбка.
С собой: меч на ремне за плечами, кинжал у пояса и метательные ножи в сапожках.

После приключения с Дисгармонией и смелым выступлением против богов все внутри неё так и клокотало от удовольствия, но надо было прийти в себя. Слишком сильно новый мир повлиял на Каллисто, которая была довольна первой волной охвативших событий, но достичь того, что нужно, ей так и не удалось. Она на секунду прикрыла глаза, пытаясь, прийти в себя и сосредоточится на более важных вещах, а точнее на той цели ради которой она пошла на все это. Медленно она поднесла свою ладонь ко лбу и слегка потерла его. Теперь настало время для того, чтобы искать ответы на новые вопросы. Если услышанное окажется правдой, то она вполне сможет попытаться добраться до своих старых врагов Зены и Габриель, вымотанных последними проишествиями, они отложат в сторону боевую настороженность, так что бдительность их окажется притуплена. Время от времени поглядывая по сторонам, Каллисто шла по улицам Ахеи, не забывая прислушиваться к окружающим разговорам. Ей бы не хотелось пропустить что-то важное, что-то что укажет путь или же окажется решающим в линии судьбы. Чуть поразмыслив, она выбрала правую дорогу, ведущую вглубь города. Скорее всего, именно там находился знаменитый храм богини Артемиды, гордость Эллады. Внушительное строение, возведённое из камня, всем видом кричащее о том, кому принадлежит.
Терпение постепенно заканчивалось. Трудно сказать, что Каллисто была нетерпелива, наоборот её терпению можно было позавидовать, ибо это и есть «добродетель», но сейчас, с учетом общего состояния, не было желания бездейственно ожидать с моря погоды. Слишком много времени уходит просто так, она и сама это прекрасно понимает. Ей просто необходим был свежий приток мыслей. Хотя в её состоянии это должно быть главным для женщины. Но Каллисто была мало похожа на обычных женщин. Впрочем, идея эта была такой незначительной, что уделив ей внимание в первые моменты по пути к портику, где можно было отлично пристроиться, дальше она уже не задумывалась об этом. Теперь внимание блондинки было полностью сосредоточено на входе в храм и на тех двух охранников, что стояли по обе стороны от тяжёлых дверей. Хотя сегодня был достаточно жаркий день, в тени городских зданий из мрамора, воздух был влажным и прохладным, создавая более чем комфортные условия для ожидания «чего-то». Она вздёрнула голову и внимательным, моментально прояснившимся взглядом, посмотрела на прохожих, всё ещё не выходя на солнце, не желая пока что быть увиденной или услышанной. Создавая впечатление полной отрешенности и не внимательности к тому, что происходит вокруг нее, девушка расплылась в улыбке, как только увидела в противоположном углу площади молодую особу в воинском одеянии. Она ещё некоторое время исподтишка неподвижно смотрела на нее, давая незнакомке подойти как можно ближе. И вот та оказалась на достаточном расстоянии, чтобы услышать тихий голос воительницы за спиной. - На твоем месте я не стала бы этого делать – тихо сказала она не поворачивая головы, и намекая про оружие. – Ты из народа амазонок? Зачем ты идешь в храм? – так же тихо спросила она, следом добавив – Подумай над своим ответом, ведь от него зависит то, что произойдет с тобой ближайшую минуту… – это не была угроза, скорее предупреждение о том, чтобы незнакомка была осторожна, в своих действиях и ответах на вопрос, который задала ей Каллисто. Между тем, светловолосая продолжала смотреть ей в спину, будучи абсолютно спокойной. Словно ей было все равно, что происходит вокруг. А может потому, что она была уверенна в намерениях девушки? Кто знает…. Сейчас Каллисто не хотела разобраться в себе, просто различать тип людей она не разучилась. Оставалось лишь дождаться ответа, чтобы в очередной раз убедиться в своей правоте или же разочароваться самой в себе. Небо над головой было чистое, слабое пение птиц создавало обстановку весьма располагающую для разговора по душам, но это было не для нее! Единственные двое, кого она жаждала мучить до потери чувств, были далеко, но это не отвлекало от ее цели. Чем-то надо жертвовать… Тихий голос Каллисто прозвучал спокойно, однако за этими интонациями вполне замечалось скрытое предупреждение, которое вполне могло вылиться в нечто большее. Реакция у нее просто замечательная, так что, если амазонка позволит себе расслабиться, то вполне может оказаться в безвыигрышной ситуации.

+1

3

Внешний вид
Выглядит примерно так

Лицо открыто, капюшон сброшен.
http://funkyimg.com/i/2rzA7.png

С собой: кошель с деньгами, меч в ножнах за спиной, на поясе с одного бока арбалет, с другой мешочек с болтами. Под латами на правой руке - охотничий нож.

Орхана не планировала заходить в храм Артемиды. Она вообще не думала, что это могущественное строение еще стоит на земле Ахайи. Прокатившая по миру война подобно урагану безжалостно сметала всё святое на своем пути, не оставляя камня на камне. То, что было связано с богами, теперь жестоко уничтожалось теми, кто когда-то молился и приносил им жертвы. Монументы, памятники, статуи, алтари – люди сравняли с землей всё, до чего смогли дотянуться их разрушительные руки, а то, что уцелело - скоро так же канет в небытие. Смертные больше не боялись богов, они осмелели, а всевышние так сильно разозлились за кощунство, что даже титаны не видели от них подобной ярости. Эта война стала началом неизбежного конца. Орхана проехала немало городов и деревень, чтобы убедиться в этом и увидеть собственными глазами, как некогда прекрасный мир полной грудью задышал распадом. Жизнь безнадежно чахла, а смерть каждую секунду надоедливым комаром жужжала возле уха. Война не обошла стороной и Ахайю, но это был лишь алеющий след от женской пощечины. Удара полной силы и мощи эти земли еще не познали. И это было довольно странно, учитывая, что Афины, которые сейчас зализывают раны после очередной страшной битвы, были всего в полднях езды, однако разница на лицо –  вот он храм Артемиды, стоит на своем месте не тронутый и, кажется, даже работает. Монумент поражал своими необъятными размерами. Не хватало и взгляда, чтобы обхватить его целиком и увидеть все тонкости архитектуры. Орхане понадобилось больше четверти часа, чтобы обойти его кругом. Полет мысли древнего зодчего прослеживался в каждом настенном барельефе, в гигантской колоннаде, что бежала вдаль, держа на своих верхушках, подобно великому Атланту, массивную крышу. Белокаменные статуи и колесницы, ухоженные кипарисы и клумбы, храм был воистину прекрасен. В нем чувствовалась мощь богов и женская сущность тонкой как лань Артемиды. Вереница ступеней взлетала к самому входу, прося путника поддаться этому очарованию и ступить под кров великой Охотницы. Однако, за все время, что Орхана обходила храм и любовалась им, она не увидела ни одного прихожанина, так же как и не заметила ни одного жреца, вышедшего за двери святыни. Жители города, похоже, боялись молиться и почитать Артемиду, а может, как и большинство других греков, просто разуверились в ее благословении, но разрушать красивый монумент не решались. Жрецы не провоцировали своим появлением на улице. Казалось, между ними был заключен негласный договор – вы не трогаете нас, мы не трогаем вас - и только благодаря этому храм белой жемчужиной еще украшал и возвышался над серым городом.
Девушку, вальяжно сидевшую на бортике ограждения, Орхана заметила сразу, но не обратила на нее должного внимания, продолжая увлеченно осматривать громадную святыню. Мало ли кто она и зачем пришла. Это не ее дело. Начав подниматься по длинной лестнице, воительница лениво завела руку за спину и коснулась пальцами перетянутой мягкой кожей рукоятки, чтобы вытащить меч из ножен и оставить его на пороге храма. Не принято входить в святыню вооруженной, если только ты не пришла сеять хаос и разрушения. У Орханы таких планов не было. Она занимала нейтральную позицию в войне, хотя и помнила предательское молчание богов и их полное безучастие в ее жестокой судьбе. К Артемиде же она всегда относилась с трепетным уважением. Такому почтению ее учили с детства амазонки, и оно не развеялось с годами. Молодая женщина до сих пор чувствовала свою вину за смерть царицы, выбранную всевышней покровительницей на трон и благословленная ею, но не убереженная своей защитницей. За это Орхана в очередной раз хотела попросить прощения. Вытащить меч из ножен, как и войти в величественный храм женщина не успела. Та самая девушка на бортике вдруг окликнула ее, заставляя остановиться на секунду и задуматься над своим ответом.
- Ты не на моем месте. – Прохладно молвила Орхана, возобновив свой путь. Она не обернулась, не повернула головы, словно позади нее никого и не было, а чужой предупреждающий голос лишь почудился. Сильная ладонь крепко обхватила рукоятку и потянула меч, вытаскивая его из ножен. Лезвие сверкнуло на обжигающем солнце.
– Ты из народа амазонок? – Воительница беззвучно хмыкнула, отчего ее губы слегка искривились ироничной усмешкой. Не в бровь, а в глаз. Хотя она была не уверена, что может и дальше гордо носить звание амазонки после всего, что произошло. Амазонка предпочтет смерть, чем унизительное рабство и подчинение мужчине. Орхана, к своему несчастью, пережила и то и другое, но об этом знали только боги и она. Воительница не стремилась показать своей одеждой, кем она является, но и слишком сильно не старалась скрыть. Боевой наряд и оружие отпугивали дураков, что не станут испытывать судьбу и проверять, кто сильнее, а так же привлекали внимание тех, кто мог бы нанять ее на работу защитницей или сопровождающей.
Тессалийка все-таки остановилась и обернулась, чтобы рассмотреть получше ту, что так желала завести с ней разговор. Высокая, стройная, с волосами белыми, как у северянок, и такими не типичными глазами цвета кофейных зерен. Одета незнакомка была воинственно. Костюм из тонкой черной кожи со сверкающими на солнце клепками не должен был сковывать движений, но и не скрывал соблазнительных форм, оголяя незащищенные места для коварного удара. Оружие у девушки тоже было при себе. Возможно, она сама принадлежала к народу амазонок, а посему и интересовалась, уж не сестру ли встретила на своем пути.
- Зачем ты идешь в храм? - Орхана не спешила признаваться. В конце концов, она не знала, с кем говорит. Эта девушка могла быть, как борцом с богами, что не терпит почтения к всевышним, там и приверженкой Артемиды, желающей остановить осквернение храма, а возможно и самой богиней-охотницей в человеческом обличие. Тессалийка никому не желала зла и этой незнакомке тоже, но отчитываться перед кем-либо не собиралась. Скорее всего, воительница ответила бы какой-нибудь нейтральной ничего не значащей фразой, однако последующие слова девушки насторожили. Они вроде бы и не несли откровенную угрозу, но и не были добрым предостережением. – Подумай над своим ответом, ведь от него зависит то, что произойдет с тобой ближайшую минуту…
- Это угроза, попытка предостеречь или просто обстановка располагает к философии? – Склонив голову к плечу, поинтересовалась Орхана, цепким взглядом осматривая белокурую незнакомку. – Вообще-то, не твое дело, кто я и зачем иду в храм, но если так интересно, то хочу исповедаться. – Прохладным тоном ответила в итоге. – Ты что-то имеешь против? - Обнаженный меч оставался в руках, и амазонка в любой момент готова была отразить удар, если девушка вдруг вздумает атаковать.

Отредактировано Orhana (2017-04-11 20:43:09)

+2

4

Недоверчиво посмотрев на свою собеседницу, Каллисто хмыкнула и пожала плечами, решив, что не ошиблась. При упоминании угрозы или предостережения, удивленно склонив голову набок, она  вздохнула, прикидывая, как бы поступить, и сделала шаг вперед, снова выходя из тени, позволила солнечному свету коснуться своего лица, а игривому ветру потрепать непокорные локоны. Прищурив глаза, пронаблюдала за реакцией незнакомки. Некоторые элементы одежды говорили, что та с холодных земель. Ну что ж, теперь понятно, что молодая женщина явно не местная и видимо хорошо управляется с мечом. Нынче это не редкость. Куда не плюнь, повсюду воины. В конце концов, попытка не пытка, а блуждать в одиночку вокруг да около ей уже осточертело. Окончательно решившись, Каллисто рассмеялась про себя, когда глаза женщины слегка сверкнули, но не от ярости и злости, скорее это было утверждение. - Не уж то исповедаться? – учитывая, как искусно она скрывала намерения, какая-то откровенность могла помочь. Каллисто стала прокручивать в голове события, которые происходили с ней в разных храмах. И вспомнила странное ощущение. – Любопытство – тихо проговорила она, спокойным тоном, а после повернулась обратно на незнакомку и как-то сухо улыбнулась. Чувство подсказывало ей, что эта девушка нужна, чтобы проникнуть в храм. – Не красиво говорить «имеешь против»…. – далее добавила она. Но не как укор, а как некий совет. Был бы на месте незнакомки кто-нибудь другой, сейчас бы воительница отмывала свой меч от свежей крови. – А что касается угроз и предостережений, жизнь вообще опасная штука – добавила она, слегка, улыбнувшись. Ну что ж, стоит сделать себе комплимент. Поравнявшись рядом с ней, воительница заметила, как сверкнули ее мудрые, не по годам, глаза. Видимо ей многое не понравилось, хотя она промолчала на этот счет. Хотя нет, не промолчала. Сначала, сказала  пару тройку фраз, которые скорее являлась мыслями вслух, а потом произнесла про обстановку. Вдруг, нисколько не смущаясь своей вульгарности, Каллисто звонко рассмеялась, на секунду прищуривая глаза. - А с чего ты вообще решила, что я за тобой следила? Не много ли чести? - Игриво спросила блондинка, поглядывая то на двери храма, то на странницу. Она была холодна, но, тем не менее, Каллисто еще не теряла надежду расколоть этот лед. Хотя надо признаться, желание прийти к соглашению с этой особой немного поубавилось. Встретившись очередной раз со взглядом пронзительных глаз, воительница безразлично продолжала. – Если мы здесь, было бы напрасно не посетить святилище Артемиды… - Ее слегка зацепили сказанные ранее слова амазонки, которая вела себя так, словно ставила себя намного выше самой Каллисто. А таких людей, которые страдают излишней самовлюбленностью, светловолосая страшно не любила. Однако, судя по всему, эту странницу саму не очень устраивает ситуация. Вздохнув, Каллисто посмотрела на воительницу и проговорила: - Пойдем вместе? – и простерла руку к воротам, как бы приглашая следовать дальше.

Отредактировано Callisto (2017-04-18 11:01:53)

+2

5

Говорят, что исповедь – это очищение души. Она помогает обрести покой, целительно освобождает от стыда, сожаления и по слухам дает возможность спать по ночам. О своих грехах вполне можно рассказать подушке, мокрой от слез, или глухой стене, но большинству людей почему-то нужен духовник. Странно, учитывая, что это исповедь должна давать отпущение, а не жрец. Видимо в этом и кроется маленькая хитрость – люди не хотят исповедаться, они хотят кому-то довериться, рассказать о своих ошибках, которые уже, как ни старайся, не исправить. О них остается лишь сожалеть и, испытывая чувство вины, фантазировать о том, как повернулось бы время вспять, и все можно было бы изменить.
Орхана была замкнутым человеком. О своих тревогах и бедах никому не рассказывала, носила тяжелым камнем на груди и тугим узлом в животе. Это было наказание, которое она мучительно хранила в себе, не смея забывать. Амазонка не хотела исповедоваться в храме, как сказала незнакомой девушке. В совершенных грехах она уже давно покаялась небу, однако это не вдохнуло жизнь в умершую королеву и не вернуло былого доверия великой охотницы. Мольбы о прощении тоже ничего не изменят, но их требовала душа и чувство безграничной вины. Впрочем, обо всем об этом незнакомке знать не нужно. Ее интерес итак слишком подозрителен. Девушка с кофейными глазами спрыгнула с бортика и вышла из тени на свет, щурясь, как довольная кошка на солнце. Ее вопрос, на который уже был дан ответ, Орхана попросту проигнорировала, как и пропустила мимо ушей попытку преподать ей урок хороших манер. Она не стремилась быть для кого-то идеалом, тем более, для незнакомых ей людей.
- А порой и жестокая, - тем не менее, согласилась она с мнением девушки о жизни. Воительница не приняла фразу собеседницы за угрозу. Тон и спокойное выражение лица не излучали агрессию, как впрочем, и ее голос. Скорее, было такое чувство, будто незнакомка соскучилась по человеческому общению и действительно желает просто пофилософствовать. Ну, раз хочет, отчего же и нет? Однако ее последующий звонкий смех немного озадачил тессалийку.
- А с чего ты вообще решила, что я за тобой следила? – Насмешливо спросила кареглазая. - Не много ли чести?
- А почему ты думаешь, что я решила, будто ты за мной следишь? – В такт ей парировала Орхана, едва сдерживая игривую улыбку. – Это ты сказала, а не я, – качнула она головой, - у меня же и в мыслях подобного не было.
Амазонка заметила, что белокурая воительница то и дело бросает взгляды на массивные двустворчатые двери храма поверх ее плеч. Не нужно быть мудрецом, чтобы догадаться, что та хотела войти в святилище Артемиды, не понятно было лишь, почему она медлит и не решается. В конце концов, девушка предложила переступить порог монумента вместе. Орхана приподняла брови, тем самым, выражая свое удивление. Она ощутила холодное дыхание наступающей беды на своем затылке и никак не могла сама себе объяснить возникновение этого странного чувства. Ей было понятно лишь, что угроза по какой-то причине исходит от незнакомки. Что-то не хорошее шло от нее. Теперь, когда девушка стояла близко, Орхана могла видеть ее глаза и те были прекрасны, но в то же время как будто бы безумны. Но одних ощущений, которые к слову почти никогда не обманывали воительницу, было не достаточно для того, чтобы прогнать блондинку со священной земли или запретить ей заходить в храм, как и не было причин в отказе сопровождать ее. Тессалийка кивнула, соглашаясь, но себе дала слово не сводить с девушки глаз.
- Значит тебя ведет любопытство? – Поинтересовалась она, начиная подниматься по ступенькам наверх. В ладони оставался обнаженный меч, и смысла его прятать уже не было. – Оружие необходимо оставить здесь. – Спокойным голосом поведала Орхана, когда девушки поднялись по лестнице к самым дверям. Стражники молчали, но скрещенные пики, сверкающие остротой наконечников на солнце, говорили лучше всяких слов. Они не пропустят вооруженных женщин в храм, пока те не разоружаться. Беглая рабыня решила подать пример и первая положила свой меч на специальную подставку, которая стояла тут специально для этой цели, после чего обратила свой взор на блондинку: - Если ты не несешь зло в храм, то меч тебе там ни к чему. – С этими словами Орхана оставила рядом со своим клинком и арбалет.

Отредактировано Orhana (2017-05-05 23:27:02)

+1

6

Молодая воительница начала говорить, тон голоса был спокойный, да и на врага она не смахивала. Каллисто между тем продолжала буравить её взглядом. Пусть говорит, не к чему лишние жесты. - А почему ты думаешь, что я решила, будто ты за мной следишь? Это ты сказала, а не я, – добавила собеседница, - у меня же и в мыслях подобного не было. От этих слов, Каллисто почему-то засомневалась в своем намерении, хотя лицо ее оставалось таким же беззаботным, как и несколько секунд назад. Она не привыкла выставлять свои истинные эмоции на показ. Незнакомка пришла почитать мораль? А может узнала что-то о планах блондинки со стороны, или от какого-нибудь бога во сне, и решила сказать обладательнице светлых волос о том, что она не права? Но к чему? Каллисто и так прекрасно понимала, что её действия приносят боль окружающим. Но задумка есть задумка, пути назад нет. И вот очередная фраза амазонки, на которую отреагировать так же без эмоционально не удалось. Каллисто слегка дернула головой, но все еще не могла оторвать взгляд от неё. А что было сказать? Объясняться перед ней? Но девушка ей совершенно не знакома, а что если это какая-то очередная уловка?  Она слегка прищурила глаза, изучая мелкие детали, которые могли рассказать о том, кто же на самом деле сейчас стоит перед ней. Лишь еле заметная кривая улыбка скользнула по лицу.
- Значит тебя, ведет любопытство? – спросила амазонка, поднимаясь по ступенькам храмовой лестницы. – Оружие необходимо оставить здесь. – произнесла она, когда обе остановились перед дверями, и положила свой меч на подставку для оружия: - Если ты не несешь зло в храм, то меч тебе там ни к чему.
- Надо же, а я-то думала о добродетели все забыли…- с нотками сарказма сказала Каллисто, последовав примеру северянки и избавляясь на время от меча и кинжала. – И что же ещё пересказывается в правилах посещения этого храма? – вскинув обе брови и сложив руки на груди спросила она. Каллисто выглядела очень спокойной и уверенной в себе, словно ее ничто не тревожит. Но это было далеко не так. Ей так хотелось махнуть рукой на амулет, и на все, что с ним связанно, но стремление довести дело до конца давило на горло, от чего дыхание периодически спирало. Словно её беспокоило то, что кто-то стал свидетелем добровольного разоружения воительницы. Впрочем, когда затеваешь опасную игру, такое благородство вряд ли становится похвальным поступком. Вполне вероятно, что она ожидала, какого-то негативного отношения к этому, однако сама северянка придерживалась совсем иной позиции: из всех поступков Каллисто, свидетелем которых она сегодня стала, этот был единственным, который вызывал чувство, схожее с уважением. Впрочем, это всё равно заставило губы амазонки изогнуться в слабой улыбке. Когда Каллисто вновь обернулась к ней, та уже изучала её своим внимательным и пронзительным взглядом. Ей потребовалось некоторое время на то, чтобы вспомнить о том, что нужно дышать. Невероятные глаза. Она точно не могла определиться с теми ощущениями, которые вызывали в ней они, сочетающие в себе мягкость и красивую женскую силу, однако ясно чувствовала, что по спине от них пробегает лёгкий холодок – то, чего она не чувствовала очень давно. Она некоторое время молчала, пытаясь решить, что сказать дальше. У неё было несколько вариантов продолжения, слов, которые она бы хотела ей сказать, но не знала, в каком лучше порядке их произнести. Вокруг опять повисла беспокойство, которое всегда бывает наполнено звуками городской жизни. - Мне кажется, что сегодня здесь я увижу ту великолепную красоту, о которой рассказывают люди. - Взгляд Каллисто стал более твёрдым и опустился на молодую женщину. Она вновь глядела в её глаза, но в этот раз не испытывала дискомфорта. Лишь любопытство и твёрдую решимость. - На самом деле, в народе говорят о храмах Артемиды многое и часто это больше напоминает сказки; многие истории кажутся абсолютно невероятными, а, учитывая то, что рассказывают их старики или же матери, пытающиеся утихомирить своих непосед-детей, наверное в них действительно вымысла куда больше. - Ведь так оно и было на самом деле. Чего только не рассказывают детям, а уж о Артемиде найдут, что на придумывать, так же, как и об Аполлоне, Геракле и прочих богах или полубогах. Воительница слегка откинувшись на колонне назад, словно на стуле со спинкой, вальяжно закинула одну ногу на другую, при этом скрестив руки на груди, и заинтересованно вскинув одну бровь вверх продолжала: - Интересно, если не храм, то что же заставило тебя проделать столь длинный путь? Дорога с севера до Греции занимает не мало времени и сил…. – следом добавила она, при этом давая понять амазонке, что знает про неё уже немного больше, чем возможно она думает. Очередное преимущество. Хотя она не знала не имени девушки, ничего, кроме того, что успела понять по её говору, жестах и одежде. Она явно не из ближайшей деревеньки пришла, о чем говорили сапожки, немного потертые от частых перемещений пешком. Акцент свидетельствовал о том, что молодая женщина пришла с северных земель, или же провела там достаточное количество дней. В любом случае пришла она именно с другого «конца земли». Наконец, выждав небольшую паузу, воительница добавила в довершении. – Надеюсь, теперь нам можно зайти внутрь….. – она улыбнулась. Каллисто не плохо разбиралась в людях, и сейчас эта девушка стала для нее некой связующей ниточкой, которая напомнила ей о том, кто она сама и каков ее путь. Но, тем не менее, от неё не укрывались любые проявления эмоций, затрагивающих лицо попутчицы. Она без проблем цеплялась за эти незначительные изменения, ибо умела обращать внимание на самые мелкие детали. Слабая полуулыбка, скорее даже ухмылка, тень печали в глазах. Для того, чтобы понять, что эту особу что-то гложет, вовсе не обязательно быть провидцем. Нужно только уметь видеть людей, а не просто смотреть. Девушка, на некоторое время задумавшаяся о чём-то, подняла на неё глаза и воительница, повернув голову в её сторону, спокойно выдержала очередной контакт взглядов… Хотя чувство холода вновь, пусть слабо, но дало о себе знать. – Ах да, кстати, меня зовут Каллисто. Могу ли я узнать твоё имя? – спросила она, когда обе проследовали мимо стражей вперед и войдя в храм, замерли на пороге в восхищении от его богатого убранства.

+1

7

В нынешнее время без оружия путешествует либо очень храбрый, либо очень глупый человек. Сегодня в каждом доме даже самой бедной деревни отыщется запрятанный под полом нож, кинжал или ржавенький меч, купленный когда-то за баснословные деньги. А все потому, что по греческой земле полным ходом идет война. Время стало не спокойное и незнакомый странник, по доброте душевной пущенный переночевать, на утро может отблагодарить жестокостью, перерезая доброму хозяину горло во сне. Что уж говорить про дороги, где полно разбойников и вооруженных солдат? Не удивительно, что люди стали бояться и запирать ночью двери на засов. Со страхом они ложатся в свои постели, обнимая вместо жены и детей холод острой стали, и молятся неизвестно кому, чтобы поутру проснутся живыми. Но, хватаясь за меч, люди не обретают покой и смелость, ведь в нем нет искомого спасения. Оружие несет смерть, а не жизнь, и страх по-прежнему остается с людьми, в чьих неумелых руках меч это всего лишь бесполезный кусок металла. Оружием надо уметь пользоваться и никогда не забывать, что раз уж взялся, то будь готов убивать, проливать кровь и, в конце концов, самому найти смерть от вражеского меча. Многие этого не понимают, а осознав, оказываются не готовы, однако, как и прежде, засыпают по ночам, обнимая сталь. Орхана тоже не расставалась со своим оружием, а посему ощутила неприятный дискомфорт, когда ей пришлось с ним проститься и оставить у дверей храма. Не то, чтобы она почувствовала себя голой и беззащитной как перед огромной толпой, как это часто бывает у безоружных вояк, нет, скорее, ей моментально стало чего-то не хватать, с чем она уже очень давно не расставалась. Оружие почти всегда было при ней, и давно стало если не частью тела, то продолжением руки. С раннего детства амазонка, взлелеянная битвой и звоном стали, могла себя защитить и без меча, но привязанность к холодному и бездушному куску металла была чуть ли не любовной. И не зная, куда деть опустевшие руки, воительница нервно сложила их на груди. Новая знакомая так же не без жалости, как показалось Орхане, рассталась со своим вооружением, интересуясь при этом другими неведомыми ей правилами посещения храма.
- Я не частный гость в подобных местах. – Честно призналась тессалийка и пожала плечами. Она испытала облегчение, когда блондинка стала безоружной, словно исчезла какая-то невидимая угроза, доселе витавшая над головой. – Знаю лишь основные, - продолжила она, - верить и уважать бога, к которому пришла на поклон, не кричать и не повышать голос, с почтением относится к жрецам, не воровать и ничего не выносить из храма.
Орхана не была уверена, что новая знакомая действительно хотела все это знать, скорее, ее вопрос был риторический и нес в себе неприязнь, чем любопытство, однако ответ все же последовал и белокурая девушка, как ни странно, с любопытством внимала словам. Пристальный и слегка насмешливый взгляд амазонка выдержала с достоинством, не разорвала, как ожидалось, зрительный контакт и не отвела в смущении глаз, пока это не сделала собеседница. Когда же девушка посмотрела на Орхану вновь, то взор ее был тверд и непоколебим. Незнакомка поделилась своим предвкушением и своим посещением храма хотела либо развеять услышанные в народе легенды об этом святилище либо убедиться в них воочию, в глубине души все-таки не веря в наивные россказни людей и их богатую фантазию. Как показалось воительнице, она интересовалась ее мнением на этот счет и та не заставила себя ждать:
- Я посетила не так много храмов, чтобы судить, - начала тессалийка, - но мне думается, что в священном месте нет ничего страшного. – Плавный жест рукой, как взмах крыла, очертил громаду монумента. - Сюда приходят за надеждой, очищением и кратким воссоединением с богиней в молитвах... – Внезапно Орхана осеклась, прикусывая свой распоясавшийся язычок. Слишком уж она разговорилась с незнакомым человеком и начала говорить опасные вещи. Время сейчас такое, что порой не знаешь, кто перед тобой – сторонник богов или их ненавистник. - Раньше приходили. – Исправилась и сделала акцент женщина. - Теперь на порог храма ступают, чтобы его разрушить и показать богам, как сильны стали их смертные дети и как воспылали они ненавистью. Приходя с такими намерениями, не удивительно, если люди познают гнев хозяина храма. Я бы тоже разозлилась, если бы пришли крушить мой дом, а ты? Разве не защищала бы ты свой дом? – Амазонка подняла взгляд на собеседницу, что уже удобно привалилась к колонне, и ожидала реакции на свои слова сильнее, чем ответа, который вполне мог быть обманчивым. Однако искренность незнакомка оставила при себе, а вместо этого поинтересовалась, что заставило Орхану проделать столь долгий путь с северных земель к этому храму. Воительница усмехнулась, слегка мотнув головой.
- Ты делаешь много предположений, но все они ошибочны. – Поведала она. – Я гречанка, родилась на этой земле и прожила здесь всю жизнь. У северян светлые волосы и голубые глаза, а я, как видишь, не обладаю такими чертами. Одежда сбила с толку? На рынках, если есть деньги, можно купить даже заморские наряды. А вот в твоей крови, - это был смелый и опрометчивый поступок, но амазонка все-таки позволила его себе – накрутила прядь белых волос незнакомки на палец и, отпустив локон, убрала руку, желая продемонстрировать цвет, - напротив, могут быть северяне. – Она улыбнулась, слегка отстраняясь, чтобы не смущать резким нарушением личного пространства. – У меня нет дома, - запоздало ответила Орхана на первый вопрос, - поэтому я просто путешествую и смотрю мир. Странствия привели меня в этот город, и в нем я встретила тебя. – Коротка пауза. - Что-то мы заболтались, - порывистый вдох и выдох, - пойдем в храм, мы ведь обе здесь за этим. – Проникновенно закончила тессалийка и обе воительница двинулись к дверям. В этот раз охрана не стала препятствовать проходу. Убрав пики и расступившись, стражники позволили женщинам войти в храм. Сердце у Орханы забилось быстрее, ладони от волнения слегка взмокли, но лицо оставалось по-прежнему каменным. Она по праву переживала, что проявляет неуважения, заходя в святыню той, кого ненамеренно предала, и боялась, что гнев Артемиды испепелит ее, стоит только переступить порог. Однако богиня не явилась и свою обиду не показала, в огромном зале храма по-прежнему было тихо и совершенно безлюдно. Амазонка с облегчением бесшумно выдохнула, только сейчас осознав, что все это время не дышала.
– Ах да, кстати, меня зовут Каллисто. – Опомнившись, представилась блондинка, о существовании которой беглая рабыня успела на минуту забыть. - Могу ли я узнать твоё имя?
- Орхана, - без страха и сомнений произнесла тессалийка и, повернув голову, с полуулыбкой посмотрела на собеседницу. Внутри храм представлял собой большой и просторный зал, в котором громкий звук непременно отзовется эхом. Убранство богатое, украшения изысканные. По обеим сторонам, вторя колоннам на улице, тянулись белокаменные скульптуры Артемиды в полный рост в разных позах. Бюсты же стояли на подставках вдоль поперечных стен. К слову, колонны присутствовали и в зале, поддерживая массивный потолок. Множество ваз, оружие на стенах, в основном луки и копья, а в самом конце зала, у дальней стены, огромная статуя богини охоты, восседающей, словно, на троне. Голова Артемиды едва не упиралась в потолок, от того сверкающее украшение на ее шее из чистого золота с большим синим камнем в кулоне, казалось, совершенно недосягаемым на такой высоте. По слухам это была слеза богини, превращенная в магический амулет. О силе этого талисмана знали лишь жрецы и не распространялись, чтобы избежать, кражи, а потому никто не смел воровать это сокровище, ведь вместо счастья, оно могло принести и смерть. У подножия скульптуры люди молились и оставляли свои дары. Там же делались и жертвоприношения, но в отсутствие прихожан. Освещался храм масляными лампами и факелами, откидывающими тени на стены. Осмотревшись, воительницы неспешно двинулись вперед по белому мрамору пола к величественному идолу Артемиды.
- Что ты чувствуешь? – Шепотом спросила Орхана. Ее вопрос был бестактным и слишком откровенным, но и она не была женщиной благородных кровей с привитым воспитанием. Амазонка ощущала благоговейный трепет в храме своей покровительницы и силу великой мощи, что излучал буквально каждый предмет интерьера, и ей было интересно, чувствует ли ее спутница то же самое? В этом любопытстве не было ничего зазорного. Однако, повернув голову и взглянув на девушку, с которой шла плечом к плечу, воительница заметила ее горящие то ли алчностью то ли восхищением глаза, взгляд которых был направлен на кулон Артемиды. Неприятное предчувствие снова кольнуло сердце. – А ты амазонка? – Сорвался с губ вопрос, когда Орхана осознала, что кроме имени ничего не знает о той, которую привела в храм.

Отредактировано Orhana (2017-05-18 12:07:42)

+2

8

Каллисто чуть повела головой в сторону, не разворачиваясь к собеседнице всем корпусом, лишь немного поворачиваясь, едва заметно пожала плечами и, улыбнувшись кому-то или чему-то, произнесла: - О, я не хотела сказать ничего такого. Это были всего-лишь предположения. Или просто мысли вслух. В любом случае, я не собираюсь ничего разрушать и давать кому-то из богов повод для гнева. – Её голос звучал спокойно и, кажется, в нём даже прослеживалось ощущение легкости и улыбки. Она не чувствовала себя беззащитной или невооруженной, чувство же опасности, что вызывала в ней эта новоявленная воительница, напоминало о себе лишь тогда, когда встречались их взгляды. Так что, Каллисто ощущала себя вполне привычно в подобной компании. - А я то же не смирилась бы! - нарочито спокойным голосом отозвалась она на слова о доме. Пальцы рук с силой сжались, и ногти впились в самую середину ладоней. Её разум вдруг накрыла тёмная удушливая пелена воспоминаний. Блондинка почувствовала, как в сжатом сознании начала скапливаться кровь мести, начавшая идти из душевной раны, оставленной когда-то. Она, словно опомнившись, разжала руки. – Вот только я не нашла дома того, что искала, - наконец договорила Каллисто. Она прижала ладони к юбке, сомкнула длинные ноги вместе и обернулась к девушке. – Только после этого пришла сюда! Она заставила себя выдавить липкую улыбку. После этого незнакомка рассказала о себе. Это сразу слегка расслабило и подняло настроение самой Каллисто, словно простой девченке, привыкшей радоваться даже мелочам. Она спокойно стояла, когда брюнетка запустила пальцы в её волосы но, не смиряясь со столь несправедливо обошедшейся с ней судьбой, чуть вскинула брови и растянула губы в жёсткую прямую линию. Впрочем, улыбка быстро коснулась лица, чуть изменившегося от жаркого солнца. - Да уж, всё может быть... – загадочно проговорила она в ответ на вопрос о предках. Было бы интересно понять эту особу. Чем можно было объяснить подобное явления? Фразу про странствия блондинка как-то пропустила мимо. Точнее сказать просто не стала на нее отвечать, поскольку незнакомка врятли смог бы выбить информацию из женщины силой. Каллисто не из робкого десятка, и вот очередное воспоминание. Она вздохнула и её карие глаза смотрели куда-то в сторону, словно она сама не здесь. Слова о храме, заставили Каллисто вернуться в реальность. Она слегка поморщив нос, перевела взгляд на воительницу. Которая обернулась к ней сама. – Ахая никогда не славилась гостеприимством! Здесь правят жадные и пустые люди! Хотя все может измениться – размышляя, подумала она. Кто знает, возможно найдет человек, который сделает это государство не только сильным, но и честным для всех. Хотя это мало вероятно, еще не один правитель, который становился во главе города, не был даже и близок к идеальному. И вот очередная фраза девушки, которая окончательно разрядила обстановку. А потом она представилась Орханой. Каллисто улыбнулась во всю. В храме она время от времени проваливалась в свою задумчивость; взгляд начинал смотреть сквозь окружающий мир, словно проникая в какие-то неведомые материи, понятные лишь самой блондинке. Можно было поспорить, что материями этими являются сами же мысли светловолосой. Именно поэтому, говоря, она не обращалась к кому-то, а просто говорила, не отвлекая, но в то же время рассчитывая, что её слова будут услышаны. Так, собственно, и произошло, Орхана явно оказалась оживлена словами об этом храме. Впрочем, у Каллисто, мысли об этом месте не были связаны с чем-либо приятным. И, если хотя бы часть тех историй, что услышала она за то время, что пробыла в городе, была правдой, то этого «чего-либо» было более чем достаточно. – Что ты чувствуешь? – спросила Орхана. Каллисто согласно кивнула. - Ну да, нам очень посчастливилось, что пришли сюда. По поводу остального, правда, она не смогла ничего сказать..  – А ты амазонка? Во взгляде Каллисто промелькнула холодная решимость, а челюсть плотно сжалась, от чего даже чуть скрипнули сомкнувшиеся зубы. – Терпение, и ты всё узнаешь. – негромким, но суровым голосом произнесла она, с радостью готовая приложить свою руку к амулету. Она заставила себя сделать несколько вдохов и вдохов, дабы успокоить волну, начавшую подниматься внутри. Успокоиться ей удалось достаточно быстро, так что скоро губы вновь изогнулись в полуулыбке. Основное внимание карих глаз было сосредоточено на красивой статуе Артемиды. Но, тем не менее, от её взгляда не укрывались любые проявления эмоций, затрагивающих лицо идущей рядом женщины. Её взгляд без проблем цеплялся за эти незначительные изменения; Каллисто любила обращать внимание на самые мелкие детали. Голос звучал спокойно и, кажется, в нём даже прослеживалось ощущение беззаботности. Для начала, Каллисто посмотрела куда-то в сторону, слегка прищурив глаза, словно размышляла, стоит ли говорить Орхане истинную причину своего появления, или же ответить лишь бы отмазаться от навязчивого вопроса. Набрав в грудь побольше воздуха она выдохнула с неким, глухим мычанием, а после подняла глаза на Орхану. - Дело в том, что… – и вот слова один за другим стали вылетать из головы. Как объяснить мало знакомому человеку свою судьбу? Ведь со стороны это смотрелось совершенно абсурдно. Как можно понять и объяснить это? – эта старая и довольно сложная история. Понимаю всё это непонятно тебе, думаю любой бы задался вопросом почему я здесь. Но все дело в том, что я не могу позволить амазонкам исчезнуть, а хочу вернуть им былое величие. Для этого нужен амулет Артемиды. – Каллисто  пристально смотрела на Орхану пытаясь понять, её чувства и реакцию на этот рассказ. – Да, я сама была не очень хорошим человеком, но мне указали верный путь… Который был выбран мной, но сейчас тьма из прошлого не дает дышать этому миру и мне в частности, а для того, чтобы избавить мир от неё, нужна помощь амазонок. Давай попросим богиню доверить нам её символ на время и он укажет дорогу в Фермоскиру. Возможно, объяснения Каллисто были не слишком убедительны, но она сказала именно так. Как ни странно, но именно сейчас, после этих слов, она почувствовала себя спокойно. Хотя что-то было не так….. и светловолосая прекрасно понимала это. А между тем она ждала реакции Орханы, что скажет она, каковы её мысли относительно ответа блондинки на вопрос.

Отредактировано Callisto (2017-05-08 14:29:03)

+1

9

Первое впечатление о человеке очень важно. Оно складывается в течение первых несколько секунд, и, несмотря на то, что в дальнейшем может поменяться из-за своей зыбкости, как показывает практика, все-таки является самым верным и правильным. Внутренние чувства и инстинкты не обманешь, поэтому всегда стоит прислушиваться к себе и верить тому, что подсказывает сердце. А оно с самых первых минут встревожилось и насторожилось по отношению к Каллисто. Эта девушка сразу же показалась Орхане странной, но чем больше они говорили, тем быстрее меркло первое впечатление и проявлялось, пускай и осторожное, но все же дружелюбие. Белокурая воительница смогла расположить к себе и усыпить чутье амазонки, но теперь та горько жалела о своей доверчивости. В храме Артемиды тревога к ней вернулась, как бумеранг, с силой брошенный вдаль, и воротившийся, чтобы больно ударить по самолюбию. Хищный взгляд новой знакомой, направленный в сторону амулета, не предвещал ничего хорошего, да и манера говорить у нее резко изменилась. Теперь Каллисто отвечала на вопросы нехотя, холодно и даже немного грубовато, словно добилась своего и Орхана ей больше была не нужна, раздражая, как муха своей навязчивостью. Вот только тессалийка была не из тех людей, от которой можно избавиться одним лишь взмахом руки. Пока молодые женщины шли к величественной статуе, амазонка требовательно смотрела на свою знакомую и ждала ее ответа. Когда они подошли к подножию богини, Каллисто, наконец, заговорила и поведала об истинной причине своего прихода в храм. Но была ли это правда? Или же блондинка снова пытается усыпить тревогу собеседницы? Как бы там ни было, а она хотела вернуть народу амазонок былое величие и не дать им кануть в лету. Для этого ей нужен был амулет Артемиды. Орхана старалась держать свои эмоции и волнение в себе, но, услышав слова блондинки, не смогла скрыть удивления. Взгляд в миг широко распахнувшихся глаз стрельнул в сторону скульптуры и на секунду зацепился за сверкающий амулет, а затем не на шутку обеспокоенный вернулся к Каллисто. Та же продолжала убеждать, что не ищет корысти и не несет зла, наоборот, она хочет поступить по совести и спасти этот мир от тьмы.
- О какой тьме ты говоришь? – Недоверчиво спросила Орхана, не сводя пристального взгляда с собеседницы. Рассказ о мутном прошлом этой девушки и ее становлении на путь добра показался амазонке сомнительным, однако как же велик оказался соблазн отыскать Фермоскиру и присоединится к своим сестрам, которых потеряла много лет назад. – Нам? Ты предлагаешь мне вместе с тобой забрать амулет, и отправиться искать город амазонок? Но ты ведь ничего обо мне не знаешь, как впрочем, и я о тебе. – Размышляла вслух Орхана и ее недоверие росло сильнее. Воительница развернулась корпусом к Каллисто и встала в позу, расставив ноги на ширине плеч, а руки уперев в бока. – Это плохая идея. – Качнула тессалийка головой, не сводя взгляда с блондинки. – Можешь попробовать, но сомневаюсь, что Артемида явиться и отдаст тебе свой амулет, а без божественного благословения жрецы не отдадут реликвию. В любом случае, я в твоей авантюре не участвую. – Орхана подняла руки ладонями вверх, как бы показывая свое отношение к озвученному предложению. Она сделала шаг назад и вдруг поняла, что раз Каллисто знала об амулете, значит, знала и о храме и его правилах. Она просто втиралась в доверие, пытаясь разговорить амазонку и пройти вместе с ней в святыню. – Откуда ты знаешь про амулет? – Холодно, но, тем не менее, требовательно спросила воительница у своей собеседницы. – Какой силой он обладает, и кто тебе сказал, что он поможет привести амазонок к величию? А еще ты так и не ответила, амазонка ли ты. Как я понимаю, ответ отрицательный, не так ли? Но тогда что тебе нужно от женщин-воительниц?

Отредактировано Orhana (2017-05-18 12:07:25)

+1

10

- Зачем же так официально? Каллисто прищурилась и пристально посмотрела на Орхану. А дальше отошла от подножия статуи и встала в нескольких сантиметрах от самой брюнетки, которая ожидала от неё очередной колкой фразы, и мысленно готовилась к ответу, не на шутку настороживаясь. На фразу о тьме воительница ехидно улыбнулась, смотря в глаза девушке: - Посмотри вокруг! Видишь, что сейчас происходит в мире? По-твоему, это хорошо? Но что-то было не так, Орхана явно что-то задумала. Словно проверяет. – Всё ещё не понимаешь, почему нужна битва с этой самой тьмой, нависшей над миром? Вопросы тёмноволосой были вполне объяснимыми, но сейчас было не время долго говорить на эти темы. - К сожалению не всегда можно узнать людей так, как нам хотелось бы…. – коротко ответила она насчёт их недавнего знакомства, надеясь, что брюнетка все же поймет, ситуацию, и не станет более возражать касательно этого дела, более того, надеялась, что подыграет ей. В эту же секунду, Орхана могла почувствовала теплое дыхание, возле своей шеи, а затем Каллисто сладким голосом произнесла. - Не думала, что ты так скоро решишься назвать это плохой идеей. Как бы сильно тессалийка не старалась контролировать себя, Каллисто с каждой минутой приближала её к себе. Нет, она не давила на неё, даже наоборот предоставила свободу воли и выбор. А по поводу выбора, не стоит забывать о том, что придется идти до конца. Потому что Каллисто просто не привыкла сдаваться и бежать. Она чуть наклонила голову в сторону Орханы, когда та закончила говорить. Довольно осторожные, но в то же время действенные фразы, которые словно красная тряпка для быка, были для блондинки. Она понимала, что долго бороться с этим и сдерживаться не сможет. Внутри, что-то щелкнуло, Каллисто с которой разговаривала Орхана несколько минут назад, куда-то испарилась, оставив вместо себя безжалостную убийцу, способную напасть в любой момент. Медленно женщина прикрыла глаза, а её рука скользнула по плечу брюнетки. - Мм… – легкое и глухое мычание вырвалось из ее уст, в то время как глаза все еще были закрыты. – А кто сказал, что я всё про него знаю? – тихо переспросила она, и вот только тогда открыла глаза, в которых словно искры танцевали бесы. – Поверь, этой силы хватит на многое… – шепнула она. Зачем было оттягивать момент, который и без того неизбежно приближался? – Тебе нужно сделать выбор и помочь мне найти способ вернуть всё на свои места! - Каллисто нужно было лишь немного времени, но с каждым словом, самоконтроль куда-то исчезал. И сейчас река вырвалась из дамбы, и теперь остановить ее было крайне трудно. Казалось, что недавний разговор по душам, и вовсе был сном, который очнувшись был забыт. В глазах загорелась чуть ли не одержимость, но было и что-то обманчивое в её взгляде, хотя вполне возможно казалось так лишь потому что Каллисто просто всегда имела что-то в запасе на любой случай и ее истинные намерения предугадать было практически невозможно. Она хитро прищурилась. - Ну раз такое дело, тебе не будет суждено просто уйти и покинуть священные земли принадлежащие храму. Но есть и хорошая сторона. Не совершай ошибки и будь на моей стороне! Она еще раз окинула взглядом Орхану. Было даже как-то неловко, но то что та оказалась не в том месте не в то время было её проблемами.

Отредактировано Callisto (2017-06-08 13:50:51)

+1

11

Орхана не была слепой и в своих странствиях видела последствия продолжающейся и по сей день войны. Реки крови бурным потоком текли по улицам некогда великих, а теперь разрушенных городов. Дети, проводившие своих родных, оставались сиротами и умирали голодными в подвалах собственных домов. Синие моря окрасились в алый цвет, а на их дне отныне покоится больше мертвецов, чем обломков потонувших кораблей. Вся Греция погрузилась в траур, но каждый день народ, измученный войной и истерзанный разрухой, голодом и нищетой, вновь поднимается на очередную битву с богами за свою свободу. Это поражало. Амазонка восхищалась сильными духом людьми, кто рискнул кинуть вызов богам, но то, что оставляла после себя война, было ужасно. Смерть, голод и разрушения не могут быть прекрасны. Хотела ли Орхана остановить все это? Несомненно, да! Не она начала эту войну, но сделала бы все, что в ее силах, чтобы закончить и дать возможность миру снова задышать благодатью. Вот только одного желания мало. Кто она в сравнении с многомиллионными армия, желающими и творящими войну? Всего лишь маленькая песчинка, которая не сможет изменить ход истории. Война закончиться тогда, когда обе стороны этого захотят, а этого не будет. Люди больше не склонят головы перед богами, а их создатели не простят неблагодарного восстания тех, в кого вдохнули жизни. Это замкнутый круг. Использовать оружие врага против него же самого, как предлагала Каллисто, лишь сделает хуже. Еще сильнее разозлит бессмертных и подольет масло в итак неутихающий огонь. Нужно искать иной способ. Насилие не принесет мира, оно породит лишь еще больший произвол.
- Амазонки никогда не теряли своего величия. – Уверенным голосом заявила Орхана, бесстрашно глядя в карие глаза. - Они как прежде сильны и независимы. Тебе нечего им возвращать. – Молодая женщина стойко переносила нарушения своего личного пространства и не отступила, когда собеседница подошла слишком близко. Ехидные улыбки ее не трогали и ни в чьи игры тессалийка играть не собиралась. Она никак не отреагировала на горячее дыхание на своей шее, которое впрочем, против ее же воли запустило волну мурашек по коже. Напряглась она лишь в тот момент, когда Каллисто, переходя все возможные границы, коснулась рукой ее плеча. Эта светловолосая девушка оказалась загадкой, коварной и непредсказуемой, а Орхана не любила такие головоломки. По мере того, как на глазах менялась одна воительница, показывая свою истинную сущность, вслед за ней преображалась и другая. Во взгляде и жестах тессалийки больше не было заинтересованности и дружелюбие, теперь на их поверхности плескалось горькое разочарование и непоколебимая решительность. К несчастью, Каллисто оказалась права – не всегда есть время узнать людей настолько, насколько хотелось бы и как жаль, что порой интересующий тебя человек оказывается не тем, кем пытался казаться. Белокурая воительница с самого начала насторожила Орхану, но та даже не подозревала, что сорняк с ядовитыми шипами может прикидываться красивым цветком. Как будто опустился занавес, и главная актриса после спектакля скинула с себя образ навязанного героя и стала сама собой.  Каллисто оказалась не той за кого себя выдавала. Теперь ее глаза, жесты и поведение выдавали в ней одержимую сумасшедшую, которая опасна не только своими намерениями, но и умением добиваться своего силой. Орхана не знала, насколько умелым воином была ее новая знакомая, однако не боялась скрестить с ней мечи. - Амазонки не пойдут за тобой, они слишком свободолюбивый народ и это не их война, - продолжила она все тем же спокойным и твердым голосом, - но тебе ведь не помощь их нужна, не так ли? Тебе зачем-то нужна армия и я сомневаюсь, что для чего-то хорошего. – Теперь настала очередь Орханы нарушать чужое личное пространство и она приблизилась к Каллисто, едва не касаясь своим носом ее носа, так мало было расстояние между их лицами. - Да, ты была права с самого начала. – Глядя в глаза, произнесла воительница. - Я амазонка и буду защищать своих сестер до последнего вдоха. Фемискира не просто так скрыта ото всех, и ни тебе, ни кому-то еще не стоит ее искать. Амулет ты не получишь. – Уверенно заявила Орхана, слегка отстраняясь и готовясь защищаться от возможной атаки. - Ты вошла в этот храм с пустыми руками, и я позабочусь о том, чтобы ты ничего не прихватила уходя. - Выбор сделан и если это ошибка, как говорит Каллисто, то для амазонки это станет уроком или же уроком для кого-то другого. Тем не менее, уроженка тессалийской земли готова была защищать реликвию храма. Оружие осталось на пороге храма и если они не смогут договориться, спор придется решать врукопашную. - Если ты хочешь остановить войну, то сделай это сама. Не втягивай сюда тех, кто всегда держался в стороне и сохранял нейтралитет, и не используй чужие реликвии. Будь честной и полагайся только на свои силы. – Призывала к здравому рассудку Орхана, но все было тщетно.
- Могу я вам чем-то помочь? – Незнакомый голос раздался неожиданно и из-за колоны вышла жрица. Она была уже стара, ее посеребренные волосы были собраны в высокую скромную прическу, а дряхлое тело как могла скрывала янтарного цвета тога. Женщина окинула мудрым взглядом двух прихожанок и не выразила удивления. Наверное, она видела много воительниц и амазонок. Страха в ее поблекших глазах тоже не было, наоборот, скорее там блестела радость, что кто-то пришел в храм помолиться и выразить свое почтение Артемиде.
- Мы уже уходим, - бросила ей в ответ Орхана и быстро перевела взгляд на Каллисто.

+1

12

Слова. Каллисто ненавидела отказы, особенно когда слышала их, однако именно сейчас она особенно сильно почувствовала недовольство, и не только потому, что услышала, но и потому, что это было очень не вовремя. Она была серьезно возмущена. Но давайте по порядку. На её месте любая бы запуталась в своих чувствах и ощущениях. Поэтому долго жить рядом с людьми она не могла. Это было невыносимо. Видимо, Каллисто рождена быть одинокой волчицей. Иногда это даже радует. - Амазонки никогда не теряли своего величия. – выдержав и не отводя глаз, проговорила Орхана. - Они как прежде сильны и независимы. Тебе нечего им возвращать. Всё же, похоже, брюнетка была очень шокированна этим маленьким спектаклем, который для неё только что устроили. Вскоре взгляд девушки из удивленного сменился в недружелюбный, и даже злой: - Амазонки не пойдут за тобой, они слишком свободолюбивый народ и это не их война, - раздалось в ответ, - но тебе ведь не помощь их нужна, не так ли? Тебе зачем-то нужна армия и я сомневаюсь, что для чего-то хорошего. – она приблизилась вплотную, чуть ли не прижимаясь к собеседнице. - Да, ты была права с самого начала. Я амазонка и буду защищать своих сестер до последнего вдоха. Фемискира не просто так скрыта ото всех, и ни тебе, ни кому-то еще не стоит ее искать. Амулет ты не получишь. Ты вошла в этот храм с пустыми руками, и я позабочусь о том, чтобы ты ничего не прихватила уходя. Если ты хочешь остановить войну, то сделай это сама. Не втягивай сюда тех, кто всегда держался в стороне и сохранял нейтралитет, и не используй чужие реликвии. Будь честной и полагайся только на свои силы. - Слишком много слов, - не очень дружелюбно прошипела блондинка, опасно сузив глаза в предупреждении. Ее взгляд не предвещал ничего хорошего, да и настроена она была соответственно, не собираясь делить успех с какой-то чистюлей! Орхана, должна покинуть данное место. Либо она её просто прогонит. Вот только второй вариант как-то быстро терял свою силу, стоило лишь злобно посмотреть на новоявленную героиню. Пронзительный взгляд Каллисто скользнул по тессалийской воительнице. Но уверенность и вера в себя сразу дрогнула и отразилась только на минуту. «Нет, я не собираюсь уходить отсюда! А она и не сможет. Так что нет, и еще раз нет! Я не уйду отсюда, по крайне мере, пока не заберу амулет. Или пока не сражусь с этой особой». – Посмотрела бы я на тебя, если бы в один прекрасный день вся твоя семья погибла в огне, а тот, кто это сделал, до сих пор цел и невредим! - Вдруг разум словно помутился. Нахлынула злость, которая была адской, её даже сложно передать словами, и она вся была описана в болезненном крике, который внезапно пронесся по всему храму. Боль будет продолжаться, если она сама себе не поможет! Темнота быстро затягивала в свои объятия. Может ли быть хуже? Поэтому потом лишь приглушенный стон вырвался из груди. Каллисто прикрыла глаза, делая глубокий вздох. «Тартар!» - злобно ругнулась про себя воительница. Рука уже была готова автоматически выхватить спрятанный метательный нож из сапога и угрожающе направить его на Орхану. Несколько заворожено, ощущая удивление и кое-что ещё, дающее знать о себе лёгким напряжением во всём теле, та замерла на месте, как будто не желая сделать шаг и тем самым развеять явившееся ей ведения. Впрочем, иллюзорность всего происходящего развеялась сама, когда Каллисто возразила: - А что остаётся амазонкам? Ждать, пока на них нападут? К тому же, лучший способ остановить войну – победить в ней, - лёгкая расфокусированность её образа пропала и скорее всего Орхана начала воспринимать всё куда более трезво. Однако сознание светловолосой, видимо, не до конца выпуталось, и Каллисто вновь испытала сильную, бесконтрольную волну злости. Всё же она не питала особой любви к людям и считала, что имеет на это полное право. Напряжение, которое ясно читалось в движениях Орханы, было связано не только с неожиданной для неё компанией, но и с чувствами, которые амазонка несомненно испытывала. Может, надо было немного успокоиться и охладить обжигающее чувство злобы, которое могла почувствовать и Орхана, ощущая негативные эмоции. Каллисто нахмурилась. Просто отлично, и что прикажете теперь делать? Всё так же, с явно нарастающим раздражением, она посмотрела на амазонку и, тяжело вздохнув, сделала широкий шаг вперёд, резким движением руки указав на статую. - Хочешь ты того или нет, но я сделаю то, что задумала. – Каллисто заставилa свой голос прозвучать как можно более серьёзно, всё же сдержав желающую возникнуть усмешку. Орхана наверняка уже увидела нескрываемую злость в её глазах, а злость, как часто бывает, последняя ступень к нападению. Блондинка не боялась её, она можно сказать, таких на завтрак ела. Но во взгляде Орханы присутствует еще кое-что. Как-то раньше за один такой взгляд, Каллисто тут же перерезала глотку. – Опомнись, ты совершаешь самую большую ошибку в своей жизни! - прошипела блондинка, которая словно за секунду умудрилась превратиться в змею, причем очень опасную и ядовитую. Орхана отстранилась, а Каллисто как бы предупреждая, что терпение у нее не резиновое, а достаточно нервное и эмоциональное, резко добавила. - Не вздумай помешать мне! Клянусь, сделаешь еще шаг, и пожалеешь. - Лишний раз напугать девушку можно, может одумается.
- Могу я вам чем-то помочь? – из-за колонны вышла жрица в янтарном одеянии. - Мы уже уходим, - ответила Орхана и быстро перевела взгляд на Каллисто. Брови блондинки иронично взлетели вверх, но это скорее было показное. На самом деле, возможно и хотелось поверить и дать возможность помочь себе, но, увы, жизнь научила её не доверять никому. Да и она сильная, справится сама. Каллисто всем своим видом и взглядом дала понять Орхане, что повод она даст и еще какой, стоит той лишь сделать шаг, и она воплотит свои слова в жизнь. С ней лучше не шутить. – Послушайте, она не хочет помочь народу Артемиды, но я её заставлю!– сказала Каллисто жрице. Пусть Орхана лучше не рискует так своей жизнью. А между тем брюнетка похоже оказалась крепким орешком. «Еще один шаг или слово, и тебе крышка!!!» - мысленно пообещала девушка. Всё-таки ей не очень хотелось убивать, однако если конкурентка и дальше будет такой настырной, придется избавить себя от такого общества. «Тоже мне открытие сделала!» - с издевкой подумала про саму себя красавица. Каллисто прищурила глаза в недоверии, потом перевела свой взгляд на жрицу. – Есть враги, которые стремятся уничтожить амазонок, и поэтому нужен амулет Артемиды, чтобы их спасти, а вот она не хочет этого делать!

Отредактировано Callisto (2017-06-24 11:33:22)

+1

13

Каллисто была права. Слишком много слов сказано и все они, как горох, ударившись об стену, отлетали, так и не достигнув адресата. Всё было в пустую, однако лучше тысячу раз говорить одно и то же, чем хоть раз обнажить оружие и пролить кровь. Жаль, что белокурая воительница была иного мнения. Было видно, что споры она привыкла решать с помощью силы, а сейчас и вовсе балансировала на грани, срываясь на крик. Амазонка тоже была зла, но еще держала себя в руках и не теряла надежды достучаться до здравого рассудка собеседницы. Удивительно, как они были похожи и различны одновременно. Одна блондинка, другая брюнетка, но у обоих карие глаза, хоть и отличаются теплым и холодным оттенками. Обе трагически потеряли родных и выбрали путь меча. Вот только Орхана смогла простить убийц своей семьи и присоединилась к ним, став такой же, как они, а Каллисто проживала каждый новый день в ненависти, мечтая о сладкой мести. Сложно сказать, что лучше. Может, им суждено было встретиться, чтобы понять? Они зашли в этот храм друзьями, а покинут его, по всей видимости, заклятыми врагами, так и не отыскав взаимопонимания, ведь каждая настаивала на своем. Каллисто упрямо желала получить амулет Артемиды, а Орхана не менее стойко хотела помешать ей это сделать и каждая из них не испытывала страха перед другой. Если кто-то не уступит, из святилища выйдет только одна из них.
Амазонка закатила глаза и устало вздохнула, качая головой, когда светловолосая воительница, секунду назад плевавшая ядом и демонстрирующая свою показную агрессию, пытаясь припугнуть, начала как ребенок жаловаться служительницы храма. Это было так по-детски. Как будто жрица проникнется невнятными речами и начнет ругать Орхану, попутно отдавая Каллисто реликвию. Тессалийка сложила руки на груди и, приподняв брови, с ироничным взглядом наблюдала за смешными и тщетными попытками девушки заполучить амулет уже у хранительницы. Та озадачилась и переводила непонимающий растерянный взгляд с одной молодой женщины на другую.
- Какая же ты глупая, - усмехнулась Орхана, ни капли не боясь своей собеседницы, но рискуя таким переходом на личности вызвать тот самый гнев, который Каллисто пока еще умудрялась удерживать в себе. – Это подделка. – Заявила она, кивнув и бросив взгляд на реликвию под высочайшим потолком. – Неужели ты думаешь, что мощный артефакт будет вот так вот лежать на виду, чтобы его кто угодно мог взять? Боги хорошо прячут свои творения, чтобы заполучить их мог лишь достойный, тот, кто пройдет все испытания. А какие испытания тут? Тем более, по миру идет война. Боги не разбрасываются своими «игрушками». Они забирают их из недр земли, пещер и гор, чтобы использовать против людей, а не чтобы наоборот те использовали их же оружие против них. Это фальшивка, Каллисто. Этот амулет здесь лишь для того, чтобы оставшаяся горстка людей, не потерявшая веры, продолжала молиться Артемиде. Это ожерелье для них, как мощи богини, но по факту это всего лишь фикция. Я права? – Орхана перевела взгляд на оторопевшую жрицу храма, которая не понимала, о чем эти две женщины толкую, и что хотят. Единственное, что она знала так это то, что нельзя позволить им забрать священный артефакт и поэтому она стыдливо опустила взор, кивая в ответ. – Видишь? – Амазонка посмотрела на Каллисто. - Это побрякушка не поможет тебе найти Фемискиру. Зато это могу сделать я.

0

14

…Блондинка стремилась вперед так, как будто не чья-то, а её собственная судьба зависела от этого. Впрочем, так оно похоже и было. Правда Орхана старалась держаться более открыто, нежели по дороге в храм. Все же она понимала, насколько не любят, когда утаиваешь что-то. Но свой секрет она все же похоже не собиралась рассказывать, объясняя самой себе это тем, что она просто не хочет попусту волновать других. «Тогда то уж я сама разберусь со своей проблемой», - подумала Каллисто, отклоняясь от любых расспросов на счет того, что её на самом деле беспокоит, ей уже и самой надоело думать о своей проблеме и хотелось переключится на что-то другое. Брюнетка могла с лихвой отплатить ей за все её прошлые проступки. - Тартар побери, и как всё-таки искать этот великий легендарный город? - угрюмо спросила она про столицу амазонок. Всё же её не покидало чувство, что Орхана, была бы на то её воля, с удовольствием отправилась бы подальше от всей этой свистопляски, потому что тёмноволосая вдруг посмотрела на неё с враждебным выражением лица. Каллисто спорить не стала, это было бы даже глупо, тем более в аргумент пришлось бы привести весьма нелицеприятные вещи. Внутри она чувствовала себя куда более правой, нежели тессалийская воительница и возможно даже жрица, ведь принцип приближения к добыче никто не отменял - ты должен юлить, прятаться так чтобы никто не заметил, и сделать все так, чтобы никто ничего не заметил. Остается только надеятся, что мир позабыл про девушку, которая несколько лет назад навела шороху, достойного этого маленькой страны... В её глазах казалось на секунду зажегся какой-то детский азарт. Не нравилось, что Орхана очень скрытная. Но она сама такую жизнь выбрала. Однажды обожглась и больше не тянет руку к огню. Хотя наверно ей нужно время, чтобы научиться доверять вновь и быть более разборчивой в людях, а не грести всех под одну гребенку. Видно, она часто уходила в себя и о чем-то размышляла. Её явно что-то беспокоило, но делиться она не желала, борясь со своей любопытностью. - Боги хорошо прячут свои творения, чтобы заполучить их мог лишь достойный, тот, кто пройдет все испытания. А какие испытания тут? Тем более, по миру идет война. Боги не разбрасываются своими «игрушками». Они забирают их из недр земли, пещер и гор, чтобы использовать против людей, а не чтобы наоборот те использовали их же оружие против них. Это фальшивка, Каллисто. Этот амулет здесь лишь для того, чтобы оставшаяся горстка людей, не потерявшая веры, продолжала молиться Артемиде. – при этих словах, Каллисто взглянула на брюнетку и улыбнулась. – Да, боги бессмертны, всё равно их не убьешь, даже не поцарапаешь. Конечно, можно попытаться заговорить их до смерти, но этого испытания мы точно не выдержим – она прищурилась, подозрительно глядя на девушку, а улыбка на ее губах говорила о том, что она пытается разгадать намерения Орханы. - Ну что ж, думаю, немного времени у нас есть. И не дожидаясь ответа, продолжила: - Проблем всё равно не избежать! Блондинка взглянула на статую богини, напоминающую своими очертаниями крепость. Это произведение искусства было старой постройки, этакая воплощенная мечта скульптора. А внутренние стены храма бросались в глаза потрескавшейся штукатуркой, витыми чугунными украшениями, деревянными поперечными перекладинами. В широких нишах и декоративных  вещицах венчающих окна чувствовался легкий налет старины. Весьма недурно как точки опоры. Все очень просто, если бы не охрана. А в том, что она есть и внутри храма, Каллисто не сомневалась – достаточно обратить внимание хотя бы на эту маленькую серебристую табличку, укрепленную на каменном столбе рядом с алтарём. Не важно, что целью было устранить одно обстоятельство, угрожающее её будущему, не важно, что в злорадном предвкушении тайной мести, её обеспечили всей необходимой информацией не только о расположении помещений в здании, но и о том, как именно забрать то, что нужно. «Не тот случай»,– скрипнула зубами Каллисто, понимая, что в случае неудачи игра дорого обойдется. «Посмотрим, не разучилась ли я», – подумала она. Боже, от этого можно рехнуться. – Давай проверим твои слова, ладно? - Овладев собой, сказала она Орхане и подойдя к стене, вытянула вверх руки, ухватилась за стенные украшения и подтянулась. Узоры тут же оказались на уровне талии. Она медленно поднялась в горизонтальную стойку и… резкими движениями устремилась вверх. Прижалась к холодному камню, наметила действия. Ерунда. Отведя руки назад, слегка согнула колени и резко оттолкнулась от одной из опор. Тренированные пальцы надежно ухватились за край следующего выступа. Подтянуться и забраться наверх не составило труда. Выпрямившись, она развернулась лицом к стене и вдоль декоративного орнамента приблизилась к статуе над головой. Сантиметров двадцать, очень удобно. Держась руками и опираясь пальцами ног на завитушки лепнины, оказалась у подоконника. Мгновение – и она уже над окном. Теперь сосредоточиться. Восстановить дыхание. Карие глаза прицелились на жердь, укрепленную между стен впереди и выше. Гибкое тело взметнулось в воздух, пальцы чётко исполнили захват. Она сделала сальто, повисла и, перебирая руками, двинулась к статуе. Вытягивая вперед ногу, она наконец нащупала опору. Сложности маловато, решила она, прочно встав на выступ статуи, подхватив амулет и прикидывая обратный путь. До нужного окна – метра два в сторону и почти столько же – вверх. И никакой опоры. И что дальше? Щека прижалась к холодному камню. Ощупав выступы статуи, Каллисто решила, что их вполне достаточно, чтобы передвигаться. «Мы сегодня с паучком по стене ползем бочком, – она улыбнулась внезапно мелькнувшей строчке. – Интересно, умеют ли пауки крутить сальто? Пожалуй, да». Пальцы рук и ног, меж тем, уверенно находили себе опору в выступах и трещинах старинной скульптуры. Высота её не пугала. Ещё подростком она всегда была склонна к мальчишеским приключениям, слегка оживляющим в общем-то скучную жизнь. Окно уже рядом. По–прежнему балансируя на коленях, держась одной рукой за выступающий кирпич окна, другой - за нечто подобное ленте, она напряглась, выдохнула, выпрямилась и, не раздумывая больше ни мгновения, оттолкнулась, нацеливаясь на стальной стержень перекладины подальше у окна. Шум ветра в ушах – и, ей удалось ухватиться за него. По инерции она сделала целых три оборота вокруг перекладины, и спрыгнула вниз, выходя из трудного многократного сальто и отпуская руки. Её напряженное тело, как стрела, выпущенная из лука, мелькнуло в воздухе, и девушка приземлилась внизу на полу. Каменные плиты недружелюбно встретили её ноги, но она вовремя присогнула их, а потом выпрямилась как пружина и поэтому удержалась в прямом виде, а не плюхнулась, как тряпичная кукла. Пришлось несколько раз глубоко вздохнуть, чтобы успокоиться, потому что допустить такой глупости, как запороть любимый прыжок, она просто не имела права. – А теперь посмотрим, подделка ли это! – и она принялась произносить заклинание над амулетом, но поначалу ничего не происходило…

Отредактировано Callisto (2017-07-12 16:02:47)

+1

15

Орхана не любила хитрость. И не только потому, что так и не освоила это сложное искусство (хотя видят Боги, очень старалась), но и потому, что считала хитрость оружием слабых. Только тот, кто не может победить своего противника силой и мечом прибегает к низким уловкам, однако сегодня молодая женщина изменила свое мнение. Она наконец-то поняла, почему наставницы упорно пытались научить юных амазонок лукавству. Хитрость – это тоже сила, пускай и коварная. Она может спасти тебе жизнь, когда силы не равны, или является частью решающей стратегии. А еще хитрость бывает во благо. Как та самая ложь, к которой прибегают, чтобы не причинить душевную боль или уберечь дорогого человека от опрометчивых поступков. Сегодня Орхана попыталась прибегнуть в хитрости, чтобы избежать кровопролития, но, как и ожидалось, у нее ничего не вышло. Каллисто была не так глупа, чтобы повестись на примитивную уловку. Более того, она была хитрее темноволосой воительницы, и в этом у нее было преимущество. Видимо, все-таки без боя не обойтись.
- Чтобы победить в войне с богами необязательно их убивать. – Парировала Орхана. – Титаны тоже бессмертны, однако, где они сейчас?
Вот только Каллисто похоже ее уже не слушала. Ее внимательный взгляд пробежался по статуи Артемиды с божественным амулетом на самом вверху, а затем стал изучающе осматривать рядом стоящую стену. Амазонка догадалась, что белокурая воительница прикидывает свой путь к реликвии. Остановить ее или хотя бы как-то помешать тессалийка не успела. Решив проверить подлинность артефакта, Каллисто устремилась вверх по стене. «Да чтоб тебя…» Она была гибка и ловка, как кошка, что по выступам и нишам стремиться достигнуть высокой цели. Двигалась блондинка довольно быстро, остановить ее уже не представлялось возможным, а значит, действовать было необходимо немедленно. Орхана подлетела к застывшей от ужаса жрице, что от шока не могла вымолвить и слова, только стояла и смотрела с открытым ртом на то, как пытаются украсть самую ценную вещь храма, и схватила ее за локоть, привлекая к себе внимание.
- Поднимите всю охрану, что у вас есть. – Шепотом шипела амазонка. – А потом спрячьтесь с теми, кто безоружен. Эта женщина опасна.
Служительница храма некоторое время просто хлопала глазами, а потом, наконец, пришла в себя и, кивнув, скрылась в темноте арки, за которой находилось служебное помещение. Орхана бросилась в другую сторону. Она побежала на выход, где возле дверей осталось ее оружие и довольно быстро преодолела это расстояние. К счастью, Каллисто было слишком увлечена лазаньем по стене и, скорее всего, не заметила исчезновения амазонки.
- Скорее, - запыхавшись, обратилась воительница к двум стражникам, - она хочет украсть реликвию. – Охранники не стали разбираться, кто она и среагировали моментально. Удерживая в руках свои пики, они бросились внутрь храма, а Орхана в это время уже забирала свое оружие с подставки. Меч она отправила в ножны за спиной и начала заряжать арбалет. Вставила стальной болт в ложе, приложила усилия, чтобы натянуть тугую толстую тетиву до характерного щелчка и зацепить за крючок. Оружие было готово к бою. Вместе с ним Орхана бегом вернулась в храм, где возле статуи уже столпился небольшой отряд вооруженных мужчин и женщин – стража. Все они наблюдали, как Каллисто уже с амулетом в руках спускалась вниз. Амазонка подоспела как раз вовремя. Она встала впереди всех и направила арбалет на белокурую воровку, которая, казалась, не замечает ничего вокруг.
– А теперь посмотрим, подделка ли это! – Сказала она и начала шептать какие-то неразборчивые слова. К счастью, как бы она не старалась, ничего не происходило. Амулет холодным украшением лежал на ее ладони и не подавал никаких признаков божественности.
- Я же говорила, что это подделка. – Произнесла Орхана стальным голосом, привлекая к себе внимание блондинки. – Поиграли и хватит. Отдай мне амулет, Каллисто. – Двух воительниц разделял всего лишь метр, и амазонка протянула свободную руку с раскрытой ладонью. Второй же рукой она крепко удерживала арбалет, направленный в грудь противницы, а указательный палец лежал на спусковом рычаге. – Не испытывай мое терпение. Клянусь, я выстрелю, если ты не отдашь мне амулет. – Стража за спиной была напряжена, но как ни странно не пыталась атаковать Каллисто, лишь все оружие было направлено в ее сторону. Видимо они поняли, что темноволосая на их стороне, ну или им об этом сообщила жрица. – Я жду. – Торопила Орхана, начиная надавливать на спусковой рычаг. Время Каллисто было на исходе.

Отредактировано Orhana (2017-07-21 12:43:42)

+1

16

Похоже одиночество больше не было привилегией Каллисто. Услышав голос Орханы, воины стражи, бросились внутрь храма. Через минуту возле статуи уже собралось несколько человек. Хорошо ещё, что они не нападали, видимо, чтобы в суматохе не задеть брюнетку, которая тут же быстро нарисовалась напротив с арбалетом в руках. Стрела была направлена прямо на Каллисто, впрочем как и оружие охранников. Поэтому на сей раз резко действовать девушка не стала, лишь оторвала взгляд от своих ладоней, где находился амулет и устремила его вперед. И тут же раздался женский раздраженный голос: - Я же говорила, что это подделка. Поиграли и хватит. Отдай мне амулет, Каллисто. - амазонка протянула одну руку вперед, а второй удерживала арбалет, готовый к действию. – Не испытывай мое терпение. Клянусь, я выстрелю, если ты не отдашь мне амулет. Я жду. Каллисто снова вздохнула, незаметно положив одну руку на пояс, чтобы было удобно выхватывать маленькие ножи из сапог, и только затем повернулась к возмутительнице своего спокойствия. Кто, как не профессиональная убийца знала что за внешностью пушистого кролика может скрываться злобный хищник. Правда, держащая оружие в руках и смотрящая на нее довольно вызывающе воительница (или скорее искательница приключений) явно не походила на доброго травоядного зверька. В ответ возражать светловолосая не стала, ограничиваясь тем, что с превосходством окинула презрительным взглядом внезапно потревожившую её покой Орхану с ног до головы. – Ладно, только перестань целиться в меня! Или хочешь принести жертву богине, чтобы она благославила тебя во имя будущих подвигов? Не утруждай себя, Артемиде твои подачки не нужны! - Каллисто медленно принялась протягивать руку с амулетом навстречу амазонке, а сама при этом стояла практически не двигаясь и довольно-таки тщетно сверлила глазами нахалку, которая вместе со столь резкими обращениями в чужой адрес вела себя очень агрессивно. – И кстати, знаешь, я не какая-то ненормальная, чтобы ко мне относиться так, как это делаешь ты… - поджав губы и открыв глаза пошире, произнесла блондинка. К сожалению, на совершение подвигов идут не только герои, есть глупцы, которые считают, что они хитрее и сильнее остальных. Она как-то отрешенно усмехнулась, тем самым делая намек о том, что с ней лучше шутить не стоит. Постоянные вопросы и угрозы Орханы начинали потихоньку раздражать, в особенности упоминания о богах и титанах. «Никогда, слышишь, никогда я не стану молится кому-либо», она гневно смотрела на людей, которые переминались с ноги на ногу, ожидая дальнейшего развития событий, «и единственный подвиг, который я бы с превеликим удовольствием совершила - это избавила этот мир от существования тех, кто возомнил себя невесть кем». Гнев и боль на себя и на ситуацию вернулись. Переведя дух, Каллисто вдруг спросила уже куда более спокойным тоном: - Извини конечно за грубость, но кто вообще ты такая, чтобы осуждать меня? «Вот пристали! Да чтобы всем им не сойти с места
Странное дело, но как только руки обеих девушек почти соприкоснулись и амулет оказался вблизи пальцев Орханы, он заблистал таинственным светом и через миг время словно остановилось. Ошеломленная, Каллисто увидела, как в воздухе застыло пламя факелов, которые освещали храм, а сборище неприятных личностей, что представляли собой стражу, неподвижно замерли. Заметив, что Орхана тоже перестала двигаться, светловолосая прищурилась, потом брови поползли вверх и тут её молнией обожгла догадка. Это украшение работает только если рядом с ним истинная амазонка! Пожелав преследователям оставаться на местах, сама Каллисто только ускорила воздействие атрефакта, и он отреагировал на её пожелание, остановив течение времени для всех, кроме неё! Личико девушки снова украсилось улыбкой, она хитро усмехнулась, и немного неловко почесала свой аккуратный носик. «Не думаю, что Артемида обеднеет. Да у неё таких побрякушек пруд пруди! Вряд ли богиня даже особо растроится», еле сдерживая хохот, подумала она и бегом направилась к выходу, пока Орхана и стражники не опомнились, потому что реликвия способна выполнять желания владельца только на очень близком расстоянии. У дверей блондинка обернулась и увидела, что компания её противников постепенно приходит в себя.
- А теперь поймайте меня, если сможете! – быстро забрав свое оружие из тайника, крикнула она преследователям, повернулась и побежала к воротам.

+1

17

В воздухе повисло напряжение. Оно было таким тяжелым, что Орхана ощущала его физически, чувствовала, как оно липким коконом обволакивает ее тело и проникает в самую душу. Некогда теплые карие глаза стали абсолютно холодными, начиная не заметно для окружающих отдавать ледяной синевой. Это рвалась наружу сила, которую, впрочем, пока удавалось сдерживать. Руки Орханы не дрожали, словно окаменев, а сама она не сводила пристального взгляда с девушки напротив, что держала божественный амулет Артемиды. Каллисто украла его и собиралась использовать корыстно, хотя, скорее всего, сама этого не понимала. Все попытки договориться с ней оказались тщетными. Тессалийке так и не удалось достучаться до здравого рассудка блондинки, и теперь она сомневалась, что та отдаст похищенную реликвию по доброй воле. Даже в момент, когда всё оружие охраны и арбалет амазонки были направлены на нее, Каллисто не испытывала страха. Ее глаза горели огнем превосходства, словно в запасе был еще козырь. Она согласилась отдать божественный амулет, но Орхана ей больше не верила, ожидая любого подлого подвоха. Протянутая ладонь так и осталась висеть в воздухе, ожидая реликвии. Каллисто медленно начала протягивать амулет. При этом она, не переставая, болтала, словно пыталась заговорить зубы, однако темноволосая воительница глаз с нее сводила, игнорируя все обращения. Сейчас было не время вступать в словесные дебаты. Молодая женщина почувствовала кончиками пальцев холод приближающего металла и человеческое тепло руки Каллисто. Амулет был практически у нее на ладони, как вдруг… Орхана моргнула, а когда глаза ее спустя всего лишь короткое мгновение распахнулись, Каллисто рядом уже не было. Она как будто просто исчезла, растворилась в воздухе и развеялась по ветру. Но такого ведь не может быть! Нахмурившись, амазонка начала осматриваться по сторонам. Окружавшая ее охрана храма находилась в таком же недоумении и озиралась в поисках преступницы, однако та и не собиралась скрываться. Каким-то невероятным образом Каллисто оказалась возле дверей и, собрав свое оружие, поспешила ретироваться. Орхана не медлила ни секунды. Услышав голос воровки, она обернулась и тут же прицелившись, выстрелила. Блондинка успела убежать, и стальной болт раскрошил лишь угол каменной стены. Недовольно рыкнув, амазонка рванула к дверям. Охрана последовала ее примеру. Уже на самом выходе, тессалийка остановилась и быстро перезарядила арбалет. Вытянув руку с уже заряженным оружием, она снова прицелилась, сделала медленный вдох и на быстром выдохе нажала на спусковой крючок. «Я же обещала тебе» - бросила она вдогонку блондинке, наблюдая за тем, как металлический болт со свистом летит ей в спину. Орхана попала, несмотря на то, что цель двигалась, вот только попала она не в спину, а в правое плечо. Сильный удар толкнул Каллисто вперед, заставляя упасть на лестницу, по которой бежала вниз. Не теряя ни секунды, амазонка бросилась к ней. Запыхавшаяся охрана храма достигла Каллисто раньше и схватила под руки, поднимая со ступеней. Девушку скрутили, приставляя острие пики к основанию шеи. Во время падения амулет выскользнул из ладони блондинки и теперь одиноко сверкал на лестнице. Лихорадочно дыша, Орхана наклонилась и подняла его. Реликвия тут же засветилась таинственным голубоватым светом. Сначала удивленная амазонка подумала, что это лишь игра солнечного света, но потом поняла, что нет, сияние идет из глубины камня. Подняв амулет на уровень глаз, она какое-то время рассматривала его, не в силах понять, почему он активировался в ее руках, в то время как на слова Каллисто не реагировал. Однако факт оставался фактом, блондинка каким-то образом телепортировалась от статуи к дверям и что-то подсказывало, что сокровище Артемиды было к этому причастно. «И как же он работает?» - Нахмурившись, спросила сама себя Орхана и вздрогнула, когда перед глазами, засветившимися ярким синим светом, словно воспоминания, которых нет, начали вспыхивать ответы. Камень открыл свои секреты истинной амазонке, и она узнала всё. Какую силу хранит в себе, кому открывает ее… «Покажи как найти Фемискиру» - как в тумане обратилась воительница к амулету и тот безропотно показал.  Когда все ответы были найдены, глаза Орханы потухли, снова став карими. Она посмотрела на Каллисто и медленно выпустила из пальцев амулет. Драгоценность с лязганьем упала на ступеньку.
- Ты не оставишь попыток заполучить его. – Спокойным и каким-то отстранённым голосом произнесла амазонка, но обращалась она совершенно точно к Каллисто. – Я не могу так рисковать. Реликвия хранит в себе слишком великую силу, чтобы попасть в неправильные руки. Камень открыл мне свои тайны, и я сохраню их. – Договорив, Орхана  подняла ногу и с силой опустила на амулет, раздавливая его пяткой. Камень жалобно треснул и словно выдохнул из себя последнее дыхание, медленно потух, превратившись в обычный бесполезный камень с трещиной. Все было кончено. Стоявшая неподалеку жрица ахнула и схватилась за голову, падая от ужаса на колени.
- Что ты наделала??? – Завыла она, складываясь в три погибели. Не менее ошарашенная охрана отпустила Каллисто и тут же окружила амазонку. Та сопротивляться не стала. Повесила арбалет на пояс и подняла руки. Мужчина с пикой, тут же скрутил их и завел назад за спину. Орхане пришлось наклониться вперед, но она не сводила глаз с Каллисто, а на губах у нее играла улыбка. Амулет уничтожен и больше он не сможет никому навредить. Никто не сможет им воспользоваться. Ни люди, ни боги, ни злодеи. А что касается ее самой? Наверное, ее ждет заточение и суд. Время покажет.
Охранники грубо потащила тессалийку в храм.

+1

18

«И как только она умудрилась попасть в меня!» - промелькнуло в мыслях, а потом последовало эпическое падение на ступеньки мраморной лестницы, после чего блондинку эффектно подхватили под руки охрана храма и подняли в полный рост, как в балете, заставив оставаться на месте, угрожая остриями копий. Амулет упал на пол и затих на месте. Каллисто еще некоторое время смотрела на своих преследователей. Мысли были совершенно разбросаны и для того, чтобы собрать все в кучу, ей просто необходимо было попробовать вырваться из рук стражей, чтобы сбежать и побыть некоторое время наедине с собой. Холодный ветер заставил появиться легкому волнению на волосах, хотя самой девушке холодно не было. - Ты не оставишь попыток заполучить его, – появившись на улице и забрав драгоценность, сказала амазонка. – Я не могу так рисковать. Реликвия хранит в себе слишком великую силу, чтобы попасть в неправильные руки. Камень открыл мне свои тайны, и я сохраню их, – с этими словами, она уставилась на предмет, словно пытаясь понять его сущность.
- Нет, это ты скажи, сколько еще времени мне придется бороться с тенями прошлого? – ведь ей пришлось немало всего пережить за столько короткое время. А теперь еще и эта история с амулетом, которая будоражит не только саму Каллисто, но и Орхану. На долю секунды она позволила думать себе о том, что он ей не нужен, но тогда как ей найти таинственный город амазонок и заставить их выступить на своей стороне против Зены и Габриэль?? Ведь Зена жива, и этого было точно… Разве, что королеве воинов удалось найти способ стать неуязвимой с помощью Ареса, но это же полное безрассудство! Сердце в груди девушки билось все чаще. - Мне придется узнать правду… - однако, Орхана бросила реликвию на землю и раздавила сильной ногой. По знаку жрицы, воины отпустили Каллисто и тут же взяли в плотненькое колечко амазонку, которая даже не стала сопротивляться и сдалась, как самая покорная крестьянка! Какой-то парень с копьем, тут же затянул ей руки за спину, но она не сводила глаз с Каллисто, сопровождая свой взгляд довольной улыбкой, когда её силой повели обратно в храм. Тяжёлые шаги по камням, Орхана даже не повернула головы, т.к. кроме Каллисто тут не кому быть. - Те амазонки, которых знала я, не за что бы не сдались и не позволили себе вновь вернуться на милость богов. - Девушка слегка наклонила голову в бок. - А если это было бы единственным способом узнать правду, они бы все равно сражались! – вскинув одну бровь вверх сказала она. Вопрос был от части риторическим и не требовал сию секундного ответа, тем более, что оставлять Орхану одну наедине со стражей было не самой лучшей затеей. - Прости Орхана, я понимаю ты знала своих сестёр и возможно сравниваешь себя с ними в чем-то, но….ты должна знать от матери мне досталась лишь частичка ее внешности и некоторые боевые навыки, потому что мои родители сгорели заживо в пылающем доме! Внимание от них я не получила даже будучи ребенком. Но я не в обиде на них, я понимаю, что будучи обычными людьми трудно воспитывать ребенка, которого обрекли на одиночество в детстве… - с некой досадой в голосе произнесла она. Тяжелый выдох и не менее глубокий вдох, грустный взгляд на собеседницу. Какие еще загадки может хранить память в прошлом ужасного человека, не жалеющего жизней детей, женщин и стариков ради отдаленной цели и пожизненной славы? Ускользающие воспоминания о прошлых ужасах, возможно, когда-нибудь восстановятся в сознании, Каллисто завороженно смотрела своими карими глазами на скачущие языки огня в глазах амазонки. Пламя раньше свирепствующее в её сердце, напоминало ей что-то до боли знакомое. Огонь - пожиратель всего плотского, для него нет преград и почти не существует цели, разве что само разрушение ради дальнейших разрушений. Замкнутый круг, никогда не прекращающийся и манящий своей горделивой недоступностью для понимания. Но пламя схватки всегда было намного хуже и беспощаднее, даже чем сама основная стихия. - Знаешь, иногда полезно забыть кем ты был, чтобы понять, кто ты есть на самом деле! - О, как же, светловолосой сейчас хотелось понимания, этого ключа для расплывающихся мыслей и домыслов. Но она догадывалась, что у Орханы есть какая-то своя цель, а уж тем более ведут ее в храм не просто так, и она недолго думая, достала свой меч опять. Она посмотрела сначала на полированную сталь, а затем на одну из надзирательниц, державших под руки амазонку. Тело послушно повиновалось ей и руки как раньше обвили витую рукоять. Сильный размах, немного под углом занесенное оружие и служительница Артемиды поддалась неоспоримой мощи. Сердце стучало с каждой минутой все чаще, и Каллисто закричала Орхане: - Если ты не хочешь, чтобы нас обеих повесили сушиться на солнышке, сражайся и не позволь себя захватить! Я спасу тебя! – и со злобой обратилась к стражам: - Слышали, что произошло в тюрьме города Дельфы, там было шестеро охранников, но я убила их всех! И вас осталось шестеро, поэтому сейчас у вас есть шанс остаться в живых, но если я захочу, через минуту вы все встретитесь в гостях у Аида! - Девушка подошла почти к самому входу в храм, не только убирая при этом меча в ножны но и прокручивая его в руке с быстротой молнии.

+1

19

- Видимо, мы с тобой знали разных амазонок… - Глухо отозвалась молодая женщина. Она не сопротивлялась, пока охранники, не стесняясь грубой силы и хватки, вели ее по лестнице вверх к подножию храма, как какую-то опасную преступницу. Впрочем, ею она и стала, когда разбила священную реликвию. Орхана до сих пор считала, что поступила правильно. Она не слишком хорошо знала белокурую воровку, однако успела уяснить, что если та что-то задумала, то от своего уже не отступиться и ничем ее не переубедить. Даже если бы волшебный амулет удалось вернуть обратно в храм, Каллисто, так или иначе, вернулась бы за ним. Да и не только она жаждала силы, хранившейся в простой на вид безделушке. Рано или поздно, а кто-нибудь похитил бы украшение, и тогда случилась бы беда. Оставался лишь один способ защитить амазонок Фемискиры  – уничтожить то, что могло привести к ним, т.е. реликвию храма вместе со всей его великой силой. Орхана так и сделала. И теперь, наверное, ее ждал суд или самосуд. Время покажет. Однако ей было не страшно. Любое наказание, которое люди посчитают справедливым, она вынесет, лишь одного не примет – смерть, и если потребуется, поборется за свою жизнь.
- Мое племя почитало Артемиду. - Продолжила амазонка, не понимая, почему Каллисто не ушла. Амулет уничтожен и больше ее здесь ничего не держало, однако почему-то белокурая воровка продолжала сопровождать арестованную. - Я выросла на уважение к ней и до сих пор уважаю. Какая бы пропасть не разделяла отныне богов и людей, меня это не касается. – Это было правдой. Орхана придерживалась нейтральной стороны во всемирной войне. Ни она ее начала и ни ей ее заканчивать. Правда, не всегда получалось не вмешиваться. Иногда совесть и долг заставляли ее вступиться за беззащитных перед богами людей или же наоборот останавливать обезумевших и жаждущих крови смертных, уже не ведающих, что они творят. В одной из таких битв воительница и получила свою силу, происхождения которой не знала. Эта сила была и даром и проклятием одновременно. Делая амазонку в момент ярости сильнее, быстрее и выносливее, она зажигала в карих глазах синий огонь и он пугал людей, заставляя принимать ее за сторонницу богов и атаковать.
Ни с того ни с сего Каллиста вдруг начала рассказывать о своем детстве. О том, что она росла одиноким ребенком, которому родители не уделяли внимание, а потом и вовсе покинули ее, сгорев в страшном пожаре. Маленькая белокурая девочка осталась в этом жестоком мире совершенно одна. Не знавшая родительской любви и ласки, она одичала, стала неистовой и суровой. Слова лились из самого сердца Каллисто, однако слушавшая ее Орхана не понимала, как такую личную информацию можно рассказывать не просто малознакомому человеку, но и вообще охране, которая ее и знать-то не знает. Однако речь произвела на амазонку эффект и, не останавливаясь, она повернула голову на светловолосую воительницу.
- Ты спросила меня, сколько тебе еще бороться с тенями своего прошлого? - Несдержанно спросила тессалийка. – Столько, сколько ты сама позволишь им терзать себя. Твоя жизнь зависит от тебя, Каллисто. Да, произошла трагедия, но твоих родителей больше нет, их не вернуть. Никак. – Твердо произнесла она, хотя понимала, что слова незнакомки наврядли откроют девушки глаза. - Прошло много лет, а ты до сих пор не отпускаешь эту историю. Думаешь, ты одна пережила горе? Моих родителей убили, когда мне было девять. – Голос не дрогнул, а вот душа снова заныла от воспоминаний. – Моей семьей стали их убийцы. Амазонки воспитывали и растили меня, и со временем я простила их. Я могла бы всю жизнь жить ненавистью и жаждой мести, но я предпочла прощение. И знаешь что? Я чувствую себя свободной! Отпусти и ты свое прошлое, тогда оно перестанет тебя терзать.     
Орхане показалось, что Каллисто с ней согласилась. Во всяком случае, ее последующий ответ был мудр на смысл, однако вскоре оказалось, что воительница под своими словами имела ввиду совершенно другое. Она вдруг обогнала шествующую охрану с преступницей и перегородила им дорогу у самого подножия храма. Амазонка непонимающе посмотрела на Каллисто, а когда та обнажила меч и вовсе заволновалась. Что она задумала? Хочет освободить меня или убить в отместку за разбитый амулет и надежды?
- Нет, Каллисто, стой… - Слова оборвались вместе с жизнью охранницы, что держала Охрану по правую руку. Лезвие меча сверкнуло на солнце и разрушительной силой опустилось на человеческую плоть. Мужеподобная женщина даже не вскрикнула, лишь успела сделать резкий вздох, после чего зажала рану ладонью и упала на холодные ступени. Второй охранник отпустил арестованную и обнажил оружие, как и все остальные, за исключением жрицы, что априори была безоружной.
- Если ты не хочешь, чтобы нас обеих повесили сушиться на солнышке, сражайся и не позволь себя захватить! - Решительно заявила Каллисто, обращаясь к амазонке. - Я спасу тебя! – Затем она со злобой обвела всех своих потенциальных противников и, запугивая, поведала им короткую историю о том, как в дельфийской тюрьме убила столько же охранников, сколько сейчас стояло перед ней. Отступив на шаг назад, Орхана тяжело задышала. Она растерялась и не знала, как ей поступить. С одной стороны жрица и охранники не заслужили смерти, они защищали имущество храма. Это Каллисто ворвалась в святыню и украла ее реликвию, а амазонка, пришедшая с ней, позже просто уничтожила амулет, как какую-то безделушку. С другой стороны тессалийка отлично понимала, что белокурую воительницу не остановить и обязательно прольется кровь, если сейчас же не остановить это безумие. Она уже капала алыми слезами на ступени лестницы.
- Каллисто, не нужно. Опусти меч. – Попросила Орхана, подняв руки в успокаивающем жесте. – Ты ранена и тебе нужна помощь. Никто не держит тебя здесь. Я разбила реликвию и мне за это отвечать. – Но блондинка была непреклонна. Поняв, что в очередной раз словами воительницу не переубедить, амазонка решила с ней согласиться. - Не нужно убивать этих людей, они лишь делают свою работу и не заслужили смерти. Давай просто уйдем, хорошо? – Охрана растеряно пересматривалась, не выпуская агрессивную блондинку из вида. Они тоже не знали, как им поступить. – Я пойду с тобой. – Проникновенно заверила молодая женщина, а затем перевела взгляд на жрицу. – Отпустите нас. – Попросила она. – Амулета больше нет, но это была лишь вещь, а сейчас могут погибнуть люди. Живые люди! Ваши люди. Хватит на сегодня потерь. Отпустите нас. Если я заслужила наказания, Артемида сама покарает меня без вашей помощи.

Отредактировано Orhana (2017-08-17 13:10:28)

+2

20

Все же опасения были напрасны, ожидаемое нападение на неё так и не состоялось, воины всего лишь замерли на местах. Нельзя сказать, что это было хорошо, конечно нет, но это было лучше, чем, если бы например они вместе набросились. В общем, теперь все стало ясно. Удостоверившись в этом, Каллисто хотела опередить их, но голос Орханы заставил слегка поменять планы.
- Ты спросила меня, сколько тебе еще бороться с тенями своего прошлого? – спросила она. – Столько, сколько ты сама позволишь им терзать себя. Твоя жизнь зависит от тебя, Каллисто. Да, произошла трагедия, но твоих родителей больше нет, их не вернуть. Никак.  Прошло много лет, а ты до сих пор не отпускаешь эту историю. Думаешь, ты одна пережила горе? Моих родителей убили, когда мне было девять. Моей семьей стали их убийцы. Амазонки воспитывали и растили меня, и со временем я простила их. Я могла бы всю жизнь жить ненавистью и жаждой мести, но я предпочла прощение. И знаешь что? Я чувствую себя свободной! Отпусти и ты свое прошлое, тогда оно перестанет тебя терзать.     
- Я не позволю себе потеряться, - глуховато раздался ответ, каким-то образом все это выглядело как цепочка, и все завесило уже от Орханы. Если сдастся и прекратит бороться она – погибнут они обе. Блондинка смотрела на амазонку, чтобы знать, что предпримет та в новых условиях. Теперь она чуть-чуть оглядывалась, стараясь тише дышать, чтобы не упустить чьи-нибудь движения. Взгляд при этом у девушки был невероятно серьезен.
- Каллисто, не нужно. Опусти меч. – сказала ей Орхана. – Ты ранена и тебе нужна помощь. Никто не держит тебя здесь. Я разбила реликвию и мне за это отвечать. Не нужно убивать этих людей, они лишь делают свою работу и не заслужили смерти. Давай просто уйдем, хорошо?  Я пойду с тобой. Отпустите нас. Амулета больше нет, но это была лишь вещь, а сейчас могут погибнуть люди. Живые люди! Ваши люди. Хватит на сегодня потерь. Отпустите нас. Если я заслужила наказания, Артемида сама покарает меня без вашей помощи.
«Вот и замечательно!» Светловолосая слегка прищурилась: - Думаешь, это потеря? Да я только обездвижила её, у этой охранницы просто легкое ранение и болевой шок, будет жить! – как бы в подтверждение сказанных слов, жрица, о которой шла речь и которую посчитали мертвой, слабо шевельнулась! А сама возмутельница спокойствия пристально посмотрев на остальных, продолжала: - Всего лишь предупреждение, но если вы не оставите нас в покое, сейчас умрут все! - Причём, Орхана вряд ли смогла бы помешать, поэтому ей стоило лишь следовать примеру. - Держись со мной вместе! - выкрикнула Каллисто на случай, если обстановка примет более опасный поворот. Таковая пауза продолжалась в течение нескольких минут, но потом блондинка решила поступить по-другому. Она просто подошла и отвела амазонку в сторону за собой, выразительно давая понять, что произойдет в случае новой драки. Хоть девушка и выглядела хрупкой, но собрав силы, Каллисто удалось это сделать. К тому же однажды ей уже приходилось пользоваться такими методами, когда она пыталась захватить Габриель и не позволить Зене забрать подружку. Вспомнив былое, Каллисто поняла, что теперь все сможет. Это было тяжело, но вдохновение помогало забывать про слово усталость. – Давай договоримся! – тихо произнесла она, обращаясь к Орхане. – Я помогаю тебе уйти отсюда без риска потерять руку, ногу или голову, а ты отведешь меня в Фермискиру! Ведь ты же отлично знаешь, где это?! А в противном случае тебя ждет суд этих людей, и скорее всего, он не будет справедливым. Ну так решай, пока они советуются между собой. Короткий путь отсюда за нашими спинами, я знаю как можно выбраться из храмовой площади в город настолько быстро, что любая погоня обречена на провал!

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC