Казалось она спала мирно. Ровно дышала, на лице отражалось спокойствие. Оно всегда пугало Бранэйна. Такое спокойствие дарит смерть, когда заканчивает мучения человека. Он безотрывно смотрел на Кору глубоким и печальным взглядом глаз, повидавших много горя в своей жизни и к их числу он совершенно не желал приписывать еще одну потерю. Кому молиться? – спрашивал себя Нэй. Богам? В них нет смысла, точнее нет никакого резона молиться тем, кто, создав лишь однажды способен миллионы раз уничтожать чужие жизни.
© Braneyn


сюжет | список персонажей | внешности | поиск по фандому | акции | гостевая |

правила | F.A.Q |

Эта история далеких веков, забытых цивилизаций и древних народов. Мир, полный приключений и опасностей. Жестокие войны и восстания, великие правители и завоеватели, легенды и мифы, любовь и ненависть, дружба и предательство... Здесь обыкновенный смертный, со всеми своими слабостями и недостатками, способен на захватывающий дух героизм, на благородство и самопожертвование, которые неведомы ни богам, ни другим живым существам. Это история беспримерного мужества, почти самоубийственной отваги, это история, где нет пределов достижимого...

Древний мир героев и богов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Древний мир героев и богов » Сюжетная линия » От заката до рассвета


От заката до рассвета

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

http://funkyimg.com/i/2pboQ.png
Действующие лица: Эмилия, Креон, Барса, Оникс
Место действия: г. Орхомен
События:

О городе Орхомен давно уже ходили ужасающие слухи, вот только никто в них не верил. Ни те, что там бывали, ни те, что просто проезжали мимо. Говорили, мол, сказки всё это, да выдумки и только коренные жители знали, что всё взаправду. Уж семь лет нет им покоя. Страшное чудище жизни не дает, а убить его никто не может. И не потому, что упырь силен, как черт и уничтожить его пока никому не удавалось, а потому, что сам царь Орхомена запретил его убивать и казнил каждого, кто хотел это сделать. Оно и не мудрено, ведь монстром являлась его собственная дочь. Упыриха.

Как так вышло? Да колдун один проклял. У прежнего царя было двое детей – сын и дочь. Славные были детки, дружные и все время вместе держались. Захворали они на седьмом году, да так сильно, что ни один лекарь вылечить не мог. Позвали тогда колдуна с соседней деревни, он то и поставил детей на ноги, но взамен попросил дочку царскую в жену. Естественно, когда подрастет. Но обещание свое не сдержали. Рано отправился старый царь к своим предкам, а его место по праву занял сын. Ему тогда восемнадцатый год шел. Еще траур до конца не прошел, а он уже женился удумал и не на ком-то там, а на собственной сестре! Вот удивил всех, так удивил. А через пару месяцев новая царица уже пузатая ходила, все ждали прибавления. Когда колдун заявился за своей наградой и увидел, что нареченная его уже отдана другому, да со дня на день родит, разозлился он. Ох, как разозлился! Бросил проклятие на род царский и исчез, поминай, как знали. А через неделю царица рожать удумала в срок, но померла. Новорожденного никто не видел. Двое очевидцев клянутся, что видели, как в ту ночь одна повитуха от ужаса из окна выбросилась, а вторая рассудка да ума лишилась. Стало быть, ребенок не простой родился, но, как бы там ни было, всем сказали, что умер он. Пуповину не перерезали, да с матерью в саркофаг положили, а надо было сжечь или, на крайний случай, на пустыре закопать. Но нет, царь так любил свою сестру, что даже гробницу ей построил. Туда-то, в подземелье саркофаг и отправили. Семь лет все было хорошо, а потом из подземелья того по ночам в полнолунье стало чудище какое-то выходить да на людей кидаться. Перегрызло за 7 лет уйму народу. По первой царь колдунов и магов созывал, спорили они долго, да пришли к выводу, что чары это злые, наложенные на дочь царскую. Снять их можно только смертью, и только один старец сказал, что надо ночь провести в подземелье с царевной и станет она снова девушкой прекрасной. Царь в эту идею, как клещ вцепился и теперь ищет храбреца, что снимет проклятие. Вот только ни одному еще не удавалось пережить ночь с упырихой. Сильная больно она, да злая. Первые три года многие пытались снять чары, и колдуны, и герои, награда-то была ого-го – 3000 драхм – но из подземелья по утру никто живым не возвращался. Оставались от них только косточки оглоданные. А потом и число добровольцев убывать стало, пока и вовсе на нет не сошло. Так и жили в Орхомене. Каждое полнолуние окна и двери на засов запирали, да прятались кто куда может, а упыриха продолжала бесчинствовать.

Креон и Эмилия проезжали мимо этого города, да увидели объявление, в котором обещалось уже 5000 драхм за спасение царской дочери и ее саму в жены в придачу. Сумма соблазнительная, да и подвиг знатный выйдет, если дело сложится. Решили попытать счастье, как раз ведь полнолуние наступает. В таверне они встретили Барсу, старую знакомую Эмилии, да на радостях разговорились. Белокурая воительница не осталась равнодушной и предложила помощь. Деньги ей были не нужны, а вот деву заколдованную спасти хотелось. Подслушав беседу, Оникс тоже помощь предложила, но не по душе доброй, а корысти ради. Деньги царские получить захотела, а, поняв, что соперники от решения своего не откажутся, задумала их как приманку использовать. Самой-то ей ночь пережить в подземелье – раз плюнуть. Невидимой стала и все. Но Креон, Эмилия и Барса не так просты, как показалось на первый взгляд, и хитростью так же не обделены. Время покажет, удастся ли им расколдовать царевну и кому достанутся денежки…

Отредактировано Emilia (2017-02-23 20:46:31)

+6

2

Внешний вид

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/564x/03/20/a7/0320a7d335d2754e556b56026148436b.jpg
С собой: Кошель с драхмами, два метательных ножа в сапогах, меч в ножнах за спиной. На постоялом дворе остались личные вещи: дорожные сумки со сменной одеждой и всем необходимым в пути, а так же карта, ожерелье матери и по мелочи.

- … я открываю дверь, а там стоит мертвец! Можешь себе представить? Настоящий живой труп! – Взахлеб рассказывала Эмилия, пока они с Креоном неспешно ехали по проселочной дороге. Новоиспеченные компаньоны были уже вторые сутки в пути. До этого им пришлось на пару дней расстаться. У наемника были какие-то важные и секретные дела, о которых своенравной воспитаннице Геры, как он сам выразился, лучше не знать, а то снова возьмется за его перевоспитание. Она же должна была ждать Креона в одной из близлежащих деревень, но как всегда нашла неприятности на свою пятую точку. Наткнулась в лесу на землянку с магом и теперь увлеченно рассказывала о своих приключениях в Верской пустоши. Нынче же два воителя держали свой путь в Фивы, где по слухам не так давно видели Геракла, но планировали сделать небольшую остановку в Орхомене. Погода стояла прекрасная. Дорожная тишина прерывалась только звонким голосом Эмилии, трелями птиц и стрекотом насекомых. Гелиос на золотой колеснице приближался к зениту, и солнечные лучи начинали припекать голову. Мягкие облака неспешно плыли по синему небу, а прохладный ветерок освежал кожу и играл с волосами. По обе стороны от широкой тропы зеленела сочная трава вперемешку с разноцветными полевыми цветами. Справа до самого горизонта простирался луг, слева вдалеке темной стеной стоял лес, а впереди в искажающем мареве уже виднелись серокаменные стены Орхомена. В этом городе Креон и Эмилия хотели пополнить припасы, по-человечески поесть и отдохнуть в нормальной чистой и удобной постели. Питаться одним жаренным мясом уже надоело, да и бока болели от сна на твердой земле, так что данное решение было принято быстро и единогласно. Приближаясь к воротам, девушка заметила на стволе одинокого дерева какой-то пергамент и слегка наклонилась, чтобы, не слезая с лошади, сорвать его. Выпрямившись в седле, она принялась читать объявление и сама не заметила, как начала хмуриться. – Здесь говориться о заколдованной дочери царя. Ты что-нибудь слышал об этом? – Спросила дочь Тары, протягивая свиток Креону. От нее не ускользнул алчный блеск, сверкнувшись в глазах друга при виде награды за спасение принцессы. Для нее уже не было секретом, что наемник слаб на деньги, она ведь тоже имела пристрастие, вот только не к звонким монетам, а к храбрым и героическим поступкам. Этот пергамент объединял сразу оба их увлечения, поэтому можно было даже не обсуждать, возьмутся ли они за это дело или нет. Эмилия хотела помогать людям, как ее родители, и спасение принцессы входило в эту категорию. Креон же только начал свой праведный путь под присмотром юной воительницы и для него это тоже была прекрасная возможность совершить хороший поступок. Да и, в конце концов, деньги, имея удивительное свойство быстро кончаться, никогда не бывает лишними. Эмилия ничего не имела против, если царь Орхомена заплатит им с Креоном за спасение принцессы. Казна от этого не опустеет, а в кошельках героев прибудет. Героям тоже на что-то надо жить. Теперь оставалось выяснить, что именно им необходимо сделать. В объявлении было лишь написано, что царская дочь заколдована, а тому, кто снимет чары, полагается 5000 драхм и принцесса в жены, а может даже и полцарства в придачу. Больше никаких пояснений, а именно они так необходимы для удачного исхода дела. Для выяснения более подробной информации как нельзя лучше подходила таверна, где полно пьянчуг и постояльцев, готовых рассказать тебе всё, что угодно за бесплатную кружку пива.
– Я запрещаю тебе жениться, пока ты не найдешь моего отца! – Со смехом заявила дочь Тары, когда они въезжали в Орхомен. – Ты мне обещал помочь, так что договариваться с царем будешь сам. Он наверняка оскорбиться, если ты откажешься брать в жены его спасенную дочь. Ой, а представь, если она окажется страшненькой и злой! – Воодушевилась Эмилия, не замолкая ни на секунду. На постоялом дворе они с Креоном оставили лошадей на попечение конюха, сняли две комнаты, в которых закрыли свои вещи и только после этого пешком отправились в ближайшую таверну. Так как никто из них в этом городе раньше не был, компаньоны решили быть во всеоружии. Мало ли, что может случиться. Лично Эмилии хватило приключений в Мантинеи, где ее едва не изнасиловали в пабе, так что теперь она со своим мечом не расставалась. Впрочем, рядом с Креоном ей не нужно было бояться, он не раз уже доказал, что может защитить ее от кого угодно. Эмилия видела, на что способен наемник, а имея талант доводить людей до безумной ярости за считанные секунды, она немного побаивалась, что когда-нибудь терпение ее нового друга лопнет и тогда ей придется не сладко, хотя и не верила, что тот сможет поднять на нее руку. Не такой он человек. Креон может связать, отшлепать, отчитать, но не ударить в полную силу и уж, тем более, не убить. Кого угодно, но только не ее. Эмилия была в этом убеждена и верить в иное не собиралась.
- Итак, с чего начнем? – С предвкушением интересных приключений спросила девушка, располагаясь за одним из столов в таверне. В дневное время суток паб был практически пуст. С одной стороны это было хорошо, можно было расслабиться и не ждать угрозы со стороны местных амбалов, но с другой стороны, нужен был кто-то, у кого можно было бы поспрашивать о заколдованной царевне. – Я буду запеченного перепела с овощами, кружку молока и кусок медового пирога. – Заказала девушка пухлой женщине с грязным фартуком. Та дождалась пожеланий Креона и отправилась на кухню. – А ты вообще с магией имел когда-нибудь дело? – Вдруг спросила воительница у своего друга, слегка озадачившись. – Ты и я воины, а не колдуны. Как мы будем снимать чары, не умея колдовать?

Отредактировано Emilia (2017-03-30 11:59:20)

+5

3

Внешний вид

Выглядит примерно так, на ногах плотные, но потёртые от времени сапоги тёмно-серого цвета.
С собой конь, с полной амуницией, на котором с одного бока приторочен дорожный мешок со сменной одеждой, провизией и кучей полезных в быту вещей, вроде тонкой лески из конского волоса и мотка обычной верёвки; с другой - торба с различными травами, порошками, готовыми смесями и материей для перевязки ран. Так же в наличии одноручный меч и охотничий нож. Кошель с золотом.

Раскатистый мужской смех полетел вперёд конных всадников по просёлочной дороге. Наёмник с удовольствием слушал рассказ своей спутницы, в котором присутствовал странный маг, толпа ходячих мертвецов и вся атрибутика для создания зловещей атмосферы. Сейчас это была не более чем увлекательная история, однако Креон в первые минуты повествования изрядно напрягся, и лишь живая Эмилия рядом с ним была подтверждением того, что с этой девушкой может случиться многое, но из ещё большего она сумеет выбраться.
- А говорить они умели? – У ведьмака проснулся профессиональный интерес к данному вопросу, который Эмма с лихвой удовлетворяла. Шли вторые сутки их совместного путешествия, а наёмник не уставал удивляться исключительному таланту этой девушки, находить себе приключения. Если бы не вынужденный крюк, мужчина не оставил бы свою спутницу, но тащить её получать вознаграждение за голову Птолемея, он всё-таки не решился. Скорее всего, Эмилия скормила бы все золотые заказчику, а его заставила вылавливать звонкие монеты из ночного горшка. Вот и думай в следующий раз, как лучше поступить – оставить зеленоглазку и волноваться за её природный дар нарываться, где только можно, или копаться в дерьме. К счастью, очередного расставания пока не предвиделось. Их путь лежал через Орхомен и дальше, в поисках родителя девушки. Маячившие на горизонте стены призывно влекли наёмника ближе, обещая заслуженный отдых. Не то, что бы Креон был неженкой, спать на сырой земле и питаться подножным кормом привык давно, но какой нормальный человек откажется от удобств? Вот и ведьмак с радостью согласился переждать ночь в какой-нибудь таверне Орхомена, а затем уже двинуться дальше. Мужчина не заметил, как Эмилия отвлеклась от беседы и слегка притормозила Ромашку, а обнаружив, что говорит с пустотой, развернул своего вороного жеребца и приблизился к ней, заинтересовано поглядывая на какой-то пергамент в руках девушки.
– Здесь говориться о заколдованной дочери царя. Ты что-нибудь слышал об этом? – Наёмник удивлённо поднял брови. О царях и их дочерях он был хорошо наслышан, но она-то, скорее всего, имела в виду кого-то конкретного. Получив в своё распоряжение пергамент с объявлением, мужчина принялся изучать его содержимое. Первое, что бросалось в глаза, гигантская сумма вознаграждения. Креон мысленно присвистнут. Да на такие деньги можно шиковать им двоим несколько месяцев! И за что же даётся столь щедрая награда? А дальше шло самое интересное…
– Я запрещаю тебе жениться, пока ты не найдешь моего отца! – Наёмник опёрся на луку седла и нахально улыбнулся, с весельем глядя на Эмилию.
- А вот тут ты уже будешь договариваться с моей суженой, зеленоглазка, - конечно, брак и остальные отягчающие вольную жизнь обязательства не входили в его планы.
– Ты мне обещал помочь, так что договариваться с царем будешь сам. Он наверняка оскорбиться, если ты откажешься брать в жены его спасенную дочь.
- В первый раз что ли монархи получают отказ? Переживут, не волнуйся, - лишь бы они это так же пережили и, желательно, со всеми конечностями, но то уже и правда была его проблема.
- Ой, а представь, если она окажется страшненькой и злой! – Эмилия всё не унималась, но, по правде сказать, Креону нравилось, когда она вот так щебетала о всякой ерунде. Голосок у неё был что надо.
- Всё-всё! – Мужчина натянул поводья, тормозя коня возле первой попавшейся таверны. – Уговорила, ухожу в целибат с головой.
Усмехнувшись, Креон спрыгнул с Живчика и предоставил конюху дальнейшую заботу об этой скотине. Главная зала таверны манила своими ароматами изголодавшегося наёмника. В это время суток посетителей практически не было, так что они заняли прекрасный столик у окна. Как-то само собой выходило, что им обоим приглянулась затея с избавлением юной царевны от заклятия, так что вопрос Эмилии казался закономерным.
- Да как всегда, с расспросов, - мужчина удобно развалился на скамье, прислонив спину к стене и обозревая всю залу. К ним уже спешила какая-то кухарка, которой Эмма озвучила свой заказ. – А мне половину запечного поросёнка, кувшин вина и каких-нибудь лепёшек. Благодарю. – Если на этой кухне не имеется молочных поросят, то они прибыли зря. Его мысли о скором пополнении желудка нарушила Эмилия.
– А ты вообще с магией имел когда-нибудь дело? – Креон слегка поморщился и неопределённо покачал рукой. Иметь-то он имел, но не так что бы близко, а уж радости там и в помине не было. - Ты и я воины, а не колдуны. Как мы будем снимать чары, не умея колдовать?
- Один умный человек как-то сказал: что не исцеляет лекарство, то исцеляет железо, что не может исцелить железо, то исцеляется огнём, - наёмник усмехнулся и придвинулся к зеленоглазке, как будто собираясь доверить страшную тайну, - да придумаем что-нибудь по ходу дела.
Им пока были неизвестны подробности, так чего напрягать голову на пустой желудок? Он положил перед собой пергамент и разгладил его края, ещё раз пробегаясь по нему глазами, а затем перехватил мальчишку посудомойщика, который пёр целую стопку тарелок в направлении кухни.
- Эй, дружок, ты же местный? – Наёмник извлёк из своего кошеля динар и пустил его вращаться по столешнице перед глазами паренька. – Удели минутку времени, в обиде не оставим, - мужская ладонь накрыла монету, одновременно с этим придвигая к парню объявление, - расскажи подробнее, что стряслось с вашей царевной? Давно ли наложено заклятие и кем?

+5

4

тык

Внешний вид: одета как обычно
C собой: коричневая кожаная дорожная сумка со всем необходимым, а также меч, хлыст и метательные ножи (6 шт.)

Северо-запад Греции. Город Орхомен. Об этом полисе последнее время ходили отнюдь не восторженные слухи. Барсы узнала о неизвестном ей ранее граде на одном из постоялых дворов, когда остановилась на ночевку во время своих бесконечных странствий. Мелкий торговец, даже под большой дозой горячительного напитка, трясясь от страха, поведал белокурой воительнице о жутких убийствах, происходивших в этом таинственном городе. И, что было наиболее любопытно, правитель никак не реагировал на гибель своих подданных, словно ему было абсолютно все равно, что вокруг творится настоящий, кровавый хаос. Дело ясно, что дело темное. И возможно, без участия олимпийцев или иных сверхъестественных сил, тут не обошлось. Бывшая северная амазонка решила направиться в Орхомен и выяснить, что же там творится. До хранившего страшную тайну города, предстояло добираться почти семь дней. Но для человека, посвятившего свою жизнь борьбе за правое дело, не важно, сколько придется пройти, чтобы предотвратить жестокое злодеяние. В итоге, на следующий день, Барса пустилась в путь навстречу неизвестности.
Погода стояла хорошая, лишь пару раз, в первый и предпоследний день ее путешествия, ненадолго зарядил дождь. Большую часть времени представительница прекрасного пола шла пешком, лишь один день обладательнице светлых вьющихся волос довелось проехаться на повозке одного болтливого крестьянина, посматривавшего на воительницу с явным интересом. Вот только этому парню, явно надеявшемуся в качестве благодарности получить что-нибудь погорячее, пришлось распрощаться с Барсой несолоно хлебавши. Страннице было откровенно наплевать на обиду селянина, она ничего ему не обещала. Возможно, ее внешний вид, состоявший из открытого топика и короткой юбки с высокими кожаными сапогами, давал представителям сильного пола повод к определенным мыслям, на деле же заставить Барсу отплатить за помощь или услугу «натурой» не удалось еще ни одному мужчине. Любителю столь острых ощущений приходилось спасаться бегством от разгневанной молодой женщины, и без побоев в данном случае не обходилось. Да, характер у светло-русой путешественницы был непростой. Представительница прекрасного пола и не скрывала, что она не подарок. Бывшая дочь северных земель шла по жизни с высоко поднятой головой, рьяно защищая то, что ей дорого и хладнокровно расправляясь с теми, кто вставал у нее на пути. Для кого-то, возможно, избранная белокурой женщиной судьба, казалась слишком жестокой, но таков был ее путь, с которого Барса не могла, да и не хотела сойти. 
Шла вторая половина последнего, седьмого дня ее пути. Воительница долго шла пешком и, если честно, изрядно устала от ночевок под открытым небом и питания чем, как говорится, небеса послали. Нет, она вовсе не жаловалась, путешествие в одиночестве по лесам и долинам, было не в новинку для отважной блондинки. Дело было в другом: ей никак не удавалось собрать достаточно информации об Орхомене и творившем там свои бесчинства, чудовище. Чаще всего, встречавшиеся светловолосой страннице путники, либо ничего не знали о полисе, либо старались переменить тему разговора сразу же, как только она заговаривала об истреблявшем людей монстре. Было понятно, что просто так никто ничего воительнице не расскажет. Однако было средство, развязывавшее даже самый молчаливый язык. Любой, изрядно выпивший посетитель питейного заведения, был готов поведать «благодарному слушателю» все, что душа пожелает. Потому путешественница решила остановиться на отдых на окраине города, в одном из кварталов, где обитали простые жители города, среди них часто ходили необходимые для сбора информации слухи и сплетни. Барса решила выведать у завсегдатаев местной таверны всю, необходимую ей информацию. И вот, сняв за несколько золотых, на ночь комнату у одной старушонки, Барса дождалась момента, когда в находившийся поблизости трактир начнут стягиваться гости, и также направилась туда. Заняв один из столиков, воительница попросила разносчицу, упитанную девицу около восемнадцати лет, принести ей тарелку овощного супа, стакан яблочного сока и зажаренную куриную ножку и приготовилась ждать подходящего «языка». И тут в помещение вошли двое. Казалось бы, обычные путники, стремящиеся наполнить свои пустые желудки. Мужчина Барсе был незнаком, а вот брюнетка привлекла внимание белокурой воительницы. Эмма. Слегка нахмурившись, светловолосая представительница прекрасного пола наблюдала за этой парочкой. Темноволосая чужеземка и ее спутник были настолько заняты друг другом, что не заметили Барсу. Мужчины и девушка заняли стол в противоположном конце таверны и принялись бурно общаться.
- Хм, - блондинка чуть слышно усмехнулась и прикрыла глаза. Их встреча с темно-русой иноземкой произошла около трех месяцев назад. Эмма разыскивала полубога Геракла и умудрилась угодить в плен к работорговцу, имевшему деловые отношения с одним из поверенных крупного военачальника Хелкса. Совместное приключение Барсы с Эммой в борделе, закончилось неизбежной пыткой торговца живым товаром Атанаса. Брюнетка не смогла принять жесткость и хладнокровие воинственной блондинки, и их пути разошлись. Бывшая северная амазонка не ожидала увидеть свою давнюю знакомую в этом месте, да еще и в компании мужчины. Это даже забавно. Перехватив проходившую мимо нее работницу трактира, воительница попросила принести ей заказ к другому столику, после чего направилась к беседовавшей парочке. Представитель сильного пола остановил шедшего с грязной посудой в руках, в сторону кухни, мальчишку, и принялся допрашивать. Царевна, значит? Похоже, рассказ бабули, пустившей ее переночевать, был вовсе не выдумкой. Неужели, и правда, в этой темной истории, была замешана дочь правителя города Орхомен?
- Мне бы тоже интересно было бы это узнать, - произнесла Барса, присаживаясь на свободный стул, напротив брюнетки, - здравствуй, Эмма, - улыбнулась краешком губ чужестранке, блондинка. Тем временем к столу приблизилась упитанная разносчица с подносом, на котором стояли заказанные троицей яства. Недовольно высказав парнишке все, что она думает о том, что он торчит перед посетителями с грязной посудой в руках, работница таверны принялась расставлять на столе тарелки с готовой едой.
- Благодарю, - произнесла воительница, принимая из рук разносчицы миску с супом.

Отредактировано Barsa (2017-03-04 14:17:58)

+5

5

[AVA]http://funkyimg.com/i/2qNg7.gif[/AVA]
Как и все греческие города, Орхомен полнился сплетнями. Оникс бы удивилась, не обнаружив их за первым (максимум - за вторым) поворотом. Город без сплетен - все равно что боги без пьянства, то есть нечто такое, что если и существует, то только в фантазиях неопытных бардов. Потому, войдя в город через главные ворота, жрица сразу же направилась к площади, пару раз спросив дорогу: где, как не в рыночной толчее узнавать последнюю сводку новостей? Но лоточники были не в пример скупы на слова, даже не потрудились объяснить, о каком чудовище идет речь в объявлении - его жрица увидела на стене пекарни. И на доме цирюльника. И рядом с лавкой жестянщика. Навскидку тираж листовок превышал сотню - это только в центральном квартале, что же говорить про Орхомен целиком! И менее сообразительный грек догадается, что дело нечисто, а Оникс полагала себя особой рассудительной и хитрой. Не без самомнения, но кому оно мешало? Из всего этого следовало, что за указом царя крылась тайна, а где тайна - там нажива, получить которую женщина была бы не прочь. Несмотря на определенные способности, монеты в кошельке убывали, а пять тысяч драхм - это безбедное существование в течение многих месяцев: еда, одежда, обувь, реквизит (старый постепенно приходил в негодность). Пожалуй, стоило разузнать о бедствии больше - вдруг повезет приложить руку к "подвигу"?
Сказано - сделано. Отыскать самую приличную харчевню труда не составило, вот только едва глаза привыкли к полумраку, как с губ брюнетки сорвался разочарованный вздох: зал был почти пуст. За одним столиком сидел темноволосый мужчина, компанию ему составляла девушка в кожаном наряде, чуть поодаль делала заказ белокурая странница - амазонка, судя по одежде. Добавить пару игроков в кости в углу, старика, мирно дремлющего над миской какого-то варева, - и на сведения рассчитывать вряд ли стоило.
- Ну и ладно, хоть поем, - проворчала Оникс себе под нос, занимая столик позади амазонки. - Мне рыбу, овощи и лепешки.
- Вина? - поинтересовалась принимавшая заказ разносчица.
- Воды, - покачала головой жрица: пусть и разбавленное по обычаю, в жаркий день вино все равно ударяло в голову, а та должна быть трезвой, если служительница Геры вознамерилась развязать языки местным.
Заказ не пришлось долго ждать. Занявшись рыбой, Оникс слушала краем уха разговор красивой пары, когда светловолосая, узнав знакомых, пересела за их столик. И, словно по велению божественной воли, троица начала обсуждать чудовище и вознаграждение за его голову, в чем, предполагалось, должен был помочь пробегавший мимо паренек с посудой. К сожалению, не вовремя вернувшаяся разносчица отправила его восвояси; заметив разочарование на лицах сотрапезников, Оникс улыбнулась про себя: у нее бы получилось заставить обоих говорить.
- Давно, - под красноречивыми взглядами девушка в итоге сдалась. - Уже и не упомнишь, когда все началось. Только зря вы это надумали: много тут героев было - на целый склеп костей хватит. Пожрало всех чудище,  - пояснила она, полируя стол сомнительной чистоты тряпкой. - Уезжайте лучше из Орхомена, целее будете. Денег вам все равно не видать, - бросила напоследок и удалилась, оставляя друзей размышлять над услышанным.

Отредактировано Oniks (2017-03-25 23:10:36)

+4

6

До встречи с Аргоном, Эмилия никогда не имела дел с колдунами и магией, а потому не совсем понимала, как все это работает. Вот боги от рождения наделены волшебной силой, они могут делиться ей, если захотят, и дарить какую-то малую часть людям за верную службу, но такие смертные обычно являются жрецами. Ведьмы и колдуны же овладевали искусством магии самостоятельно, хотя и не без помощи специфических ритуалов, которые, в общем-то, так же были обращением к природе, земле или воде, т.е. все равно к богам, как к высшей силе. Дочь Тары понятия не имела, как можно разрушить наложенное заклятие без помощи магии. По сказаниям только любовь могла развеять злые чары или же те имели свой срок действия. Например, все мужчины рода будут умирать мистической смертью до пятого колена, после чего все нормализуется. Однако, судя по всему, заклятие, наложенное на царскую дочь, не имело срока годности, и действовало до тех пор, пока его не снимут. И опять тупик. Как снять чужие чары, не обладая при этом магией? Не зная ответа, девушка задала этот вопрос Креону. Он был взрослее, а значит, чисто теоретически, мудрее, к тому же, он всю жизнь прожил среди смертных, в отличие от Эмилии, и знал о их жизни больше. Однако наемник решил выпендриться перед своей соратницей. С философским видом он изрек заумную фразу, которую, наверное, заучивал годами. Что-то про последовательность лечения разными подручными способами. Брюнетка скептически посмотрела на мужчину и подняла брови. Она восприняла его ответ буквально и с задумчивым видом попыталась представить себе больного человека, которому не помогают лекарства и которого после рубят мечом, а затем придают огню, т.е. сжигают. Не очень гуманный способ, надо сказать. Эмилия мотнула головой, прогоняя образ обуглившегося тела, и откинулась на спинку лавки. «Интересно, он сам хоть понял смысл своего заумного изречения?» - подумала она, глядя на мужчину.
- И что это значит? – С вызовом спросила брюнетка, не стыдясь своего непонимания.
- Да придумаем что-нибудь по ходу дела. – Отмахнулся наемник, заставляя девушку напротив расхохотаться. Так она и думала, он лишь выпендривался перед ней, сам не понимая, что сказал.
- Скорее всего, именно так наши предшественники и говорили, отправляясь спасать царскую дочку. – С улыбкой произнесла юная воительница, качая головой. – Нет уж, я умирать не собираюсь, поэтому давай сначала все выясним, а уже потом отправимся на дело. Надо расспросить местных, они наверняка в курсе происходящего.«Эх, Аргон бы сейчас очень пригодился» - подумала Эмилия, в мыслях возвращаясь к магу, с которым пережила кучу приключений за короткий срок. Однако тот вел отшельнический образ жизни и наврядли путешествовал, да и доброта души его была крайне сомнительной, так что может он и не стал бы помогать правителю Орхомена. Креон положил пергамент с объявлением перед собой, разгладил его, перечитал, словно пытаясь отыскать то, что мог пропустить, а затем окликнул юного работника таверны с горой грязной посуды. За один динар наемник хотел развязать пареньку язык и тот вроде бы был не против подзаработать, но строгая разносчица еды, появившаяся не вовремя в зале, бойко отправила его на кухню. Эмилия разочарованно вздохнула.
- Странные они какие-то, - буркнула она, - обвесили всю округу объявлениями с просьбой помочь, а сами даже не хотят ничего рассказывать. - Странница надула губы и заметно погрустнела, но лишь на миг, пока не заметила копну белокурых волос и знакомое лицо. - Барса! – Радостно воскликнула воспитанница Геры, увидев, как к их столу приближается величественная амазонка. Чужестранка тут же вскочила со скамьи, едва не переворачивая стол, и заключила молодую женщину в крепкие дружественные объятия. Возможно, такое проявление радости было странным и излишним для человека, с которым виделась лишь раз, но дочь Тары была безумно счастлива увидеть знакомое лицо, которое уже и не думала лицезреть в этой жизни. Она была обязана Барсе своей свободой, да и совместные приключения сблизили их, так что называть белокурую воительницу чужим человеком язык не поворачивался. - Креон, знакомься, - торжественно произнесла Эмилия, когда они уселись, - это Барса. Она амазонка. – Гордо и с каким-то намеком произнесла она, хитро поглядывая на мужчину. «Ну, давай, расскажи ей, как ты относишься к ее народу и их законам» - фыркнула про себя брюнетка, вспоминая их с Креоном жаркий спорт о лесных воительницах, что живут матриархатом. Поди при живой амазонке, особенно такой красивой и сильной, он возникать не осмелиться. – Помнишь, я тебе рассказывала, как едва не угодила в рабство? Так вот от этой участи меня спасла именно она. Барса, а это мой друг Креон. Он помогает мне найти Геракла. – Представила наемника девушка. – Как твои дела? Что ты делаешь в Орхомене? – Отдав дань вежливости, с улыбкой поинтересовалась она у амазонки и те защебетали, словно птички, обсуждая между собой последние новости. Разносчица, что прогнала мойщика посуды, перенесла еду Барсы за стол Эмилии и Креона. Наемник, не встревая в девичьи разговоры, занялся делом. Упустив паренька, он обратился к разносчице, надеясь хоть у нее что-то выяснить про чудовище, убивающее людей города. Как ни странно, та все-таки разговорилась, хоть и не охотно. Дочь Тары повернула голову и обратилась вслух. Работница таверны рассказала не много, лишь поведала, что все, кто пытался расколдовать принцессу, погибли. Только кости от них остались. Разносчица посоветовала скорее покинуть город и не влезать в эту авантюру.
- Что значит не видать денег? – Удивилась юная воительница, после того, как работница удалилась на кухню. – Нам не заплатят, если мы справимся?
Вся эта история с каждой минутой была все загадочнее и страннее. Подняв задумчивый взгляд, чужестранка заметила красивую и ухоженную гостью паба, что сидела через стол от них. На ней было дорогое красное платье в пол и сверкающие украшения. Она не была похожа на нищенку. Встретившись с незнакомкой взглядом, Эмилия приветливо и застенчиво ей улыбнулась.
- Может вон та женщина работает во дворце и что-то знает? - Шепнула друзьям чужестранка. - Давайте спросим ее.

Отредактировано Emilia (2017-05-08 11:22:47)

+4

7

Креон уже было настроился вести расспросы, призывно крутя в пальцах мелкую монетку, но серьёзного разговора не вышло. Внезапно Эмилия оживилась, и с сияющим взглядом подскочила из-за стола, да так, что чуть не уронила его на несчастного наёмника. Мужчина удержал равновесие, своё и деревянной мебели, а затем обернулся. Ему стало любопытно, кого с такой широкой улыбкой приветствует его спутница. В это время к ним как раз приближалась какая-то женщина. Судя по внешнему виду, симпатичная блондинка, совершенно не скрывавшая своих соблазнительных на мужской взгляд форм, была не старше самого Креона. «Барса, значит…» Это имя подходило незнакомке. От внимательного взгляда наёмника не укрылись её уверенные движения прирождённого воина и грация хищной кошки, такое сразу бросается в глаза, если попадается знающий человек.
- Креон, знакомься, - мужчина вежливо улыбнулся, - это Барса. Она амазонка. – Почему-то у наёмника сложилось стойкое чувство, что зеленоглазка дала дополнительные пояснения не просто так, но он не стал придавать этому особого значения. Амазонка или жрица Геры, какая к Аиду разница?
- Рад знакомству, Барса, - Креон учтиво кивнул, - вы уже успели что-нибудь заказать?
Он старался уловить ответ одной и при этом разобрать слова другой. Становилось проблематично разбираться в их женских голосках, но ведьмак терпеливо вникал. Как он понял, эта светловолосая воительница оказала Эмилии отличную услугу, вырвав из лап работорговцев. Что ж, при случае мужчина лично пожмёт Барсе руку, не смотря на то, что она амазонка. Если, конечно, её не смутит такое обхождение с его стороны. Однако теперь отвлечь Барсу от разговора с его болтливой компаньонкой явно не представлялось возможности. Только Креон хотел заняться более важными вопросами по добычи информации, как к их столику подоспела кухарка, неся в руках тарелку супа. От запаха съестного во рту появились слюнки, но то был не их заказ. А ко всему прочему кухоренка отправили восвояси, так и не дав подзаработать. Наёмник обречённо сник. Перспектива плевать в потолок, ожидая собственный обед и слушая женскую болтовню, не особенно его прельщала.
- Простите, - мужчина ловко ухватил работницу кухни за фартук, не давая скрыться на просторах своей вотчины, - не могли бы вы нам кое-что разъяснить? – Он сунул руку в кошель, и вместо одной монеты в его ладони очутилось сразу четыре. – Давно ли у вас такая нечисть разгуливает? – Креон указал взглядом на пергамент, незаметно подкладывая в пухлую руку кухарки звонки монеты. – Были ли те, кто пытался расколдовать её?
Не сказать, что ответ был шибко развёрнутым, но женщина всё-таки сдалась и, по привычке занимаясь делом, а точнее наводя порядок там, где это пока не требовалось, начала говорить. Из всего услышанного Креон сделал вывод, что ведьмаки в этот город не захаживали, а если это было и не так, то точно не брались за подобную работу. Впрочем, дело могло быть гораздо сложнее, чем пока виделось наёмнику. Ведьмаки, по своей сути и тренировкам, были именно ловцами монстров, чудищ и представителей остальной не совсем человеческой расы, иная же работа расценивалась скорее, как быстрый заработок, в котором истинного удовольствия нет. Они хорошо разбирались в способах устранения, а вот колдовать не умели. Все их зелья, снадобья, притирки и порошки имели исключительно природные корни. Магического в них ничего не было, если, конечно же, не считать магией гений обычного человеческого разума. А вот принцесушка, терроризировавшая этот город и его окрестности, была порождением магии и злого умысла колдуна. Кто теперь скажет, отличается ли она ловкостью и живучестью, а может и чем пострашнее, от других кровососущих? Размышляя над этим, Креон не успел остановить кухарку для дальнейших расспросов, а она тем временем успешно скрылась за дверью.
- Что значит не видать денег? Нам не заплатят, если мы справимся? – Мужчина вернул свой задумчивый взгляд к зеленоглазке.
- Это значит, что мы не справимся в любом случае, - тихо поговорил наёмник, мысленно решая, с какой стороны взяться за это дело, - но, думаю, не стоит придавать её словам большого значения. – Он встрепенулся и обвёл уверенным взглядом девушек. – Работа мастера боится, предоставь это дело мне, Эми… - запнувшись, он вспомнил о просьбе Эмилии не называть её этим именем. До сих пор не понятно, почему, но чужие бзики следовало уважать. – Эмми, - подобное более нежное склонение простого «Эмма» могло намекнуть на более тесную связь между ними, но Креону было наплевать, что и кто подумает. – Для начала нужно выяснить, где обитает заколдованная дева.
- Может вон та женщина работает во дворце и что-то знает? Давайте спросим ее.«Ещё женщина?» Креон прищурился, ощущая себя окружённым со всех сторон, женским батальоном. Впрочем, бросив мимолётный взгляд в ту сторону, куда указывала Эмилия, отвести его он уже не смог. Женственная одежда всегда красит представительниц слабого пола, а то платье, в которое была облачена жгучая брюнетка, идеально очерчивало её стан и подчёркивало изящные формы. Креону только и оставалось, что радоваться такому цветнику поблизости с собой. Женская красота не могла не трогать. Мужчина улыбнулся и мотнул головой. Возможно, зеленоглазка права и эта дама прибыла сюда прямиком из царского дворца, потому что представить её где-то кроме богатых хором, было проблематично.
- Ты, похоже, угадала, - наёмник встал из-за их стола и направился к темноволосой женщине в красном платье. Он старался не разглядывать её слишком откровенно, но не почувствовать на себе его заинтересованный взгляд становилось всё невозможней с каждым шагом.
- Простите, что нарушаю ваш покой, - Креон обратился к незнакомке, встав перед её столом и слегка поклонившись в знак приветствия, - не уделите ли вы мне пару минут для разговора? Меня зовут Креон, и я ищу в Орхомене работу. Приглянулось мне объявление, копии которого висят чуть ли не на каждом столбе, вы, должно быть, видели, там сказано про дочь царя с проклятьем на всю жизнь. Но мне не хватает подробностей, а кто их может лучше знать, как не житель королевского замка. Судя по вашему виду, вы только что сошли по его ступеням, - мужчина хитро улыбнулся, стараясь скрыть заинтересованный блеск в глазах. – Развейте же мои сомнения. Я прав, и вы что-то знаете о царском указе, или сел в лужу перед столь очаровательно особой? Но прежде, позвольте пригласить вас к нашему столику, - он указал рукой в сторону Эмилии и Барсы, - если, конечно же, вы не желаете отдохнуть в одиночестве.

Отредактировано Kreon (2017-05-12 14:51:08)

+4

8

Кто бы мог подумать, что спустя такое долгое время Барса вновь повстречает Эмму? События, которые их свели, казалось, настолько травмировали черноволосую путешественницу, что она будет стараться держаться как можно дальше от всего, связанного с приключениями и риском для собственной жизни. Этот город хранил зловещую тайну, которая могла отправить любого смельчака в могилу. Увидеть здесь темноволосую чужеземку белокурая воительница никак не ожидала. Да и еще в компании с мужчиной. Странно все было это, очень странно. Нереально как-то. Хотя, Эмма была необычной девушкой, и даже тогда, во время их первой встречи с бывшей северной амазонкой, при случае, была способна показать коготки. Но все же она не казалась светловолосой страннице охотницей за вниманием со стороны сильного пола. Особенно, после их вынужденного посещения дома терпимости, где чужестранка невольно познала иную, возможно, доселе неизвестную ей сторону, общения женщин и мужчин. Однако брюнетка и блондинка не виделись уже продолжительное время. Все могло измениться. Что-то переменилось в поведении Эммы, это было видно и невооруженным взглядом. Сейчас она казалась такой живой, яркой, веселой. И, на удивление, была рада появлению бывшей дочери северных земель. Светло-русая воительница помнила ее совсем иной. В памяти женщины отпечатались страх и смятение со стороны брюнетки, когда их пути разошлись после событий с работорговцем. Белокурая странница совсем не ожидала радушного приема.
- Хм, - чуть слышный звук сорвался с уст Барсы, пока она наблюдала за своей старой знакомой, возбужденно рассказывавшей сидевшему рядом мужчине о знакомстве с воинственной блондинкой. Тем временем черноволосая иноземка представила мужчину, не преминув назвать его своим другом, помогающим ей разыскать Геракла. Друг, значит? Ну-ну. Обладательница светлых вьющихся волос чуть заметно усмехнулась.
- Рада знакомству, Креон, - кивнула она представителю сильного пола, после того, как Эмма представила их друг другу, - давай сразу на «ты», друзья Эммы и мои друзья, - тут же добавила воительница, ибо не любила уважительных формальностей, присущих господам, - как видишь, - указала на свою еду Барса, - у меня уже все есть, что я просила принести. Тем временем Креон схватил проходившую мимо разносчицу за фартук и принялся расспрашивать ее о чудовище. Похоже, легенда о затаившемся в окрестности монстре, здесь многих интересует. В тот же самый момент Эмма поинтересовалась о причинах приезда Барсы в Орхомен.
- Я здесь по той же причине, что и ты, - улыбнувшись краешком губ, ответила своей собеседнице светловолосая странница, - интересуюсь тварью, которая терроризирует местных жителей. Барса отвлеклась от брюнетки, прислушиваясь к разговору товарища иноземки и работницы таверны. Да, дело не из простых. Разносчица советовала путешественникам не влезать в эту темную историю. Разочарованный возглас Эммы о том, что они могут остаться без награды, заставил Барсу резко обернуться и удивленно воззриться на свою младшую товарку.
- Не знала, что ты теперь делаешь людям добро за деньги! – не без иронии в голосе произнесла молодая женщина. Похоже, брюнетка и правда успела сильно измениться с момента их последней встречи. Заметила ли удивление блондинки темноволосая девушка, было непонятно, ибо внезапно иноземка указала на женщину в роскошном платье, сидевшую за столиком неподалеку. Неизвестная представительница прекрасного пола явно была из благородных кровей. Работает во дворце? Я бы сказала, что она там живет! Креон тут же поднялся со своего места и направился выведывать интересовавшую его информацию у незнакомой Барсе леди. Воительница нисколько бы не удивилась, если бы узнала, что не только любопытство, но и эффектность этой темноволосой дамочки привлекла его. Похоже, посторонние женщины его частенько интересовали, однако и к Эмме он явно равнодушен не был. Возможно, со временем, Барса попробует в этом разобраться, но не сейчас.
- Не будем им мешать, - приглушенно произнесла белокурая путешественница, - думаю, его галантность эта леди оценит.

Отредактировано Barsa (2017-04-17 19:49:32)

+4

9

Для Эми

Эмилия, положи меч  :D У меня есть Уорн.

"Креон, Барса, а ты у нас кто? - пару минут спустя назвали и темноволосую странницу - теперь Оникс знала всех. - Эмми, значит. Необычное имя", -  других развлечений в харчевне все равно не было, поэтому, гоняя по тарелке морковь, жрица прислушалась к разговору, в котором как раз промелькнуло имя Геракла. Легендарного полубога в Греции и за ее пределами знал каждый - если не лично, то по слухам точно. Попавшие в беду стабильно искали его дважды в месяц, но за последнее время Эмми оказалась первой, кому понадобились услуги героя. Война что-то сломала в мировоззрении греков, заставив с опаской относиться к тем, кому раньше безоговорочно доверяли, и меньше упоминать о них в кругу друзей - предатели могли таиться повсюду. А имена отступников, собравших под свои знамена недовольных, - вроде Геракла или Зены - могли здорово осложнить и без того нелегкое существование. Люди теперь предпочитали верить молча, и что-то от истины в этом было.
Дискуссия об упырихе набирала обороты, но ничего нового Оникс не узнала. Да и откуда, если путники пришли сюда с той же целью? Жрица уже вернулась к обеду, когда на нее упала тень. Подняв глаза, она увидела перед собой Креона, чье внимание начала ощущать еще с четверть часа назад. "Кажется, его леди ему наскучили", - изучив мужчину с головы до ног и остановив взгляд на выразительной линии подбородка, она посмотрела в голубые глаза под широкими бровями, придававшими им несколько грозное выражение, после чего приветливо приподняла уголки губ.
- Вы не нарушаете. Общество обходительного мужчины всегда приятно даме, - "И видного", - незнакомец был красив и знал об этом. - Присаживайтесь. Чем могу помочь? - вторая улыбка была более широкой и искренней - что-то, а очаровывать собеседников мимикой Оникс умела. Сбоку мелькнули настороженные зеленые глаза, но женщина сделала вид, что полностью поглощена беседой с наемником.
- И какая же работа вам по нраву? - ее явно с кем-то перепутали, но почему бы не подыграть?
- Приглянулось мне объявление, - продолжал Креон, - копии которого висят чуть ли не на каждом столбе, вы, должно быть, видели, там сказано про упыриху.
- Все в Орхомене его видели, - жрица потянулась к стакану, но пить не стала - зажала в пальцах на уровне губ и стрельнула в мужчину глазами поверх бортика. Как трудоустройство связано с проклятьем, она пока плохо понимала.
- Мне не хватает подробностей, а кто их может лучше знать, как не житель королевского замка? Судя по вашему виду, вы только что сошли по его ступеням, - голубые глаза озорно блеснули, и Оникс спиной почувствовала, как женщины за соседним столиком мысленно втыкают ей между лопаток по кинжалу. Слегка повернув голову, она обнаружила воительниц что-то горячо обсуждающих. Показалось?
- Благодарю за комплимент, но боюсь вас огорчить: я не живу во дворце. Однако... - брюнетка перегнулась через стол, чтобы их лица оказались ближе, - кое-что об указе я действительно знаю. И даже готова поделиться этой информацией... с вами, - она сделала акцент на последнем слове. - Зрачки Креона стали шире, выдавая интерес, и Оникс, выдержав паузу, шепнула: - После заката в городском саду. Вторая беседка от южного входа. Вашим спутницам не по душе моя компания, как мне кажется, поэтому приходите без них. Я буду ждать, - послав наемнику самую обворожительную улыбку их всех, жрица легко поднялась из-за стола и, забрав сумку, пошла к двери. Стоило признать: обед удался. А если повезет - удастся и продолжение.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2qNg7.gif[/AVA]

Отредактировано Oniks (2017-05-01 11:57:24)

+4

10

Эмилия была очень целеустремленной девушкой и доподлинно неизвестно, виноваты в этом героические гены или все же божественное воспитание. Но, как бы там ни было на самом деле, если зеленоглазая воительница ставила перед собой какую-то задачу, то делала всё возможное, что бы её решить и для этого у нее было всё необходимое в арсенале: наглость, упрямство и сила воли. Чтобы ей ни говорили, как бы не отговаривали и сколько палок в колеса ставили, дочь Тары твердо знала, чего хочет и не позволяла другим, кому кажется, будто бы они лучше всех всё знают, сбивать себя с толку. Именно поэтому, услышав от кухарки добрый совет бросить это гиблое дело и отправиться восвояси, девушка сделала всё в точности наоборот. Она не только не собиралась уезжать из Орхомена, но и планировала любым способом узнать информацию о заколдованной принцессе, чтобы в дальнейшем ее спасти от злых чар. Работники таверны даже за деньги неохотно рассказывали о многолетнем проклятии, терроризирующим их город и тогда Эмилия решила узнать подробности у посетителей харчевни. К несчастью, их было не так много, а ближайшая гостья трактира сидела через стол, но была, так сказать, в зоне досягаемости. Опыта у иноземки не было, но что-то подсказывало, что лучше к этой красавице в красном платье отправить Креона. Уж, поди, с симпатичным мужчиной у нее быстрее язык развяжется, и диалог слаженнее получится. Тонкий намек и вот уже наемник, как истинный и единственный мужчина в их маленькой, но бойкой женской компании, отправился выполнять порученное на него задание. Эмилия заметила, как загорелись глаза мужчины, стоило ему только взглянуть на брюнетку в красном платье. Не приятное и доселе неизвестное чувство обожгло грудь, темные брови вдруг устремились навстречу друг другу, а во взгляде появилась необъяснимая обида. Услышав вежливые и приторно сладкие слова Креона, обращенные к незнакомке, воительница закатила глаза и еле сдержалась, чтобы не фыркнуть раздраженно вслух. Всё-таки права была ее бабушка, когда сетовала на Зевса и говорила, что все мужики одинаковы. Стоит им только увидеть смазливую бабу, как всё, голова отключается, слюни текут, и они начинают «думать» уже совершенно другим местом, ответственным за продолжения рода. В этом плане все мужчины, как были, так и остались примитивными в развитии самцами. Покажи им груди, или ноги, или короткую юбку и всё – хоть веревки из них вей, амёба амёбой. Потеряв интерес к наемнику и его «заданию», Эмилия перестала прислушиваться к разговору за соседним столиком и, тепло улыбнувшись, переключила свое внимание на Барсу. Она была более чем довольна, что ее друзья познакомились друг с другом и, кажется, были искренне этому рады. Во всяком случае, девушка не заметила подвоха в их вежливом обмене любезностей, а еще ей очень польстила фраза Барсы о том, что друзьям иноземки и ее друзья тоже. Это было очень приятно слышать, ведь это означало, что каким бы не был выбор Эмилии, он ценен и уважаем в глазах белокурой воительницы. Креон тоже не ударил в грязь лицом: не стал оскорблять амазонок и даже любезно хотел угостить одну из них едой местного производства. Теперь же свое обаяние он использовал на другой особе женского пола, а его соратница болтала с подругой, которую давно не видела. Оказалось, что Барса тоже приехала в Орхомен по душу заколдованной принцессы, но, к сожалению, знала, не больше, чем Эмилия и Креон. Судя по всему, высокая награда за спасение царской дочки многих привлекала в этот чудных город и всех же их она губила.
- Не знала, что ты теперь делаешь людям добро за деньги! – С иронией поддела белокурая воительница, припомнив удивление девушки, что им могут не заплатить за снятие чар.
- Дело не в деньгах, - проигнорировав сарказм, ответила чужестранка, - я действительно хочу помочь принцессе. Однако если ее отец-король желает отблагодарить нас золотой монетой, я не против. В конце концов, не у бедняка же я последнее забираю. Царь – состоятельный человек и раз указал такую награду, значит, может ее себе позволить. -  Рассуждая, пожала плечами Эмилия, а затем широко улыбнулась. – Да и одними геройствами сыт не будешь. Сделать доброе дело это хорошо, но желудок от этого полон не будет. Если у нас все получится, и мы расколдуем принцессу, неужели ты принципиально не возьмешь деньги? – Хитро прищурившись, спросила дочь Тары. – Их ведь можно раздать беднякам, если на себя тратить не хочешь. - Боковым зрением странница заметила какое-то движение за соседним столиком и на автоматизме повернула голову. В этот момент незнакомка в красном платье как раз перегнулась через стол, кладя на тот выпрыгивающую из платья грудь, и что-то страстно зашептала Креону в лицо.
- Не будем им мешать, - заметив взгляд собеседницы, сказала Барса, - думаю, его галантность эта леди оценит.
- Лишь бы она что-нибудь знала, - с тоской отозвалась Эмилия, в чье сердце заползло неприятное предчувствие, касающееся этой незнакомки. Уж больно та была кокетлива с наемником, которого совершенно не знала, - а то вся галантность будет коту под хвост.
Наконец-то, к столу подошла разносчица и расставила тарелки с дивно пахнущими яствами. Дочь Тары моментально забыла и о Креоне, и о подозрительной женщине в красном, и даже про заколдованную принцессу. Под вкусные ароматы и аппетитно выглядящую еду у нее тут же разыгрался зверский аппетит, и она уже ни о чем не могла думать, кроме утоления своего голода. Тарелки наемника девушка отодвинула к его месту, а к себе подтянула блюдо с запеченным перепелом, оставив кружку молока и пирог на десерт.
- Предлагаю объединить наши силы, - оторвав ножку у дичи, Эмилия призвала Барсу к сотрудничеству, - как говорится, одна голова хорошо, две лучше, а три так вообще шикарно! Считай, дело в шляпе и принцесса расколдована. – Улыбнулась она и вцепилась зубами в мясо перепела. Откусив кусочек, принялась с жадностью его жевать. К этому моменту Креон вернулся за столик, а незнакомка в красном величественно удалилась из таверны, бросая на наемника жаркие прощальные взгляды. – А я и не подозревала, что в тебе столько обаяния. – Хихикнула воительница, поиграв бровями. – Ну, давай, рассказывай, что она сказала? Ты узнал, как и почему заколдовали принцессу?

Отредактировано Emilia (2017-05-30 18:59:32)

+3

11

В силу специфики своей работы Креон довольно часто обращался к расспросам местных жителей, пытаясь выйти на след разыскиваемого человека. Бывали и такие случаи, когда заказанный ему объект был давно найден или не прятался вовсе, но вот как к нему подобраться, оставалось загадкой. В таких случаях так же не существовало ничего лучше, чем старые добрые сплетни, собранные со всей округи. И пусть в них было больше лжи и завистливых наветов, но крупица правды обязательно присутствовала, а уж распознать её - это и было главной задачей. Именно поэтому наёмник привык иметь дело с самыми различными соловьями. Он мог найти общий язык и с бродяжкой, и с королевой, всегда старался держаться на одном уровне с собеседником. Впрочем, нельзя сказать, что мужчина абсолютно всегда попадал в точку. Ошибки присущи всем, никто не идеален, но они были скорее исключениями. Так что же на этот раз? Забрал сверху или в самую точку?
- Благодарю за комплимент, но боюсь вас огорчить: я не живу во дворце. Однако... - Креон даже бровью не повёл, осознав, что просчитался. Он уже мысленно счёл, что прекрасная незнакомка ничего не знает об интересующем его объявлении, однако её сногсшибательная улыбка и приветливые слова с лихвой окупали потраченное на расспросы время. Пусть эта женщина была не в курсе царского указа, зато она должно быть много знала о других, не менее полезных и приятных вещах, что явственно проступало в озорном блеске глаз. Мужского обоняния коснулся тонкий аромат духов, свежести и красоты, если красота в принципе имела свой запах, но по-другому, он вряд ли смог интерпретировать свои чувства. Близость их лиц притягивала ещё сильнее, но Креон не сдвинулся в её направлении и на миллиметр. Что-то останавливало, какое-то шестое чувство. Хотя это могла быть банальная паранойя. - Кое-что об указе я действительно знаю.
- Вот как? - Мужчина заинтересовано хмыкнул, сцепил пальцы, опираясь локтями на стол и не сводя проницательного взгляда с этого очаровательного личика, которое теперь было ближе, чем он мог рассчитывать при первом взгляде на эту жгучую брюнетку. - Любопытно...
- И даже готова поделиться этой информацией... с вами, - наёмник изобразил на лице крайнюю степень радостного удивления. В общем-то, он действительно обрадовался тому, что наконец-то встретил хоть кого-то, кто знает подробности, но почему незнакомка наставила на конфиденциальности? Ему и только ему? Или он уже разучился читать женские намёки? - После заката в городском саду. Вторая беседка от южного входа. Вашим спутницам не по душе моя компания, как мне кажется, поэтому приходите без них. Я буду ждать.
Мужчина медленно растянул губы в самой располагающей улыбке, на которую был способен, и учтиво склонил голову. Он услышал её предложение, дело оставалось за малым. Креон провожал краем глаза женскую фигурку в красном платье, пока та огибала стол, а затем повернулся лицом к выходу из таверны. Походка у незнакомки была точно царская, будто плывёт, а не ступает по засаленному полу. Мужчина коротко усмехнулся, стараясь не акцентировать своё внимание на привлекательных частях тела той, кто назначил таинственное свидание под светом звёзд. Прямо начало какого-то романа! Вот только точно так же начинаются не самые весёлые приключения с участием магии, которые в последствии могут обернуться против главного героя. Креон всегда знал, что природа не обделила данными, женщинам он нравился. Но вот что бы так просто, с первых же слов заслужить расположение явно не бедствующей особы... Наёмник давно перестал доверять женщинам, особенно красивым, особенно богатым и таинственным. От таких жди беды, обязательно либо сердце разобьют, либо тело пострадает. Сам Креон пока не попадался на подобные уловки, но был наслышан. Если бы незнакомка была обычной селянкой с милым курносым носиком, веснушками, парой серых добрых глаз и косичкой через плечо, тогда другое дело. Милый, домашний образ не дал бы ему пойти мимо и не помочь, но и не привлёк бы...
От высоких дум его отвлёк собственный желудок, который напомнил хозяину, что безнадёжно пуст. Креон рывком поднялся со своего места и пересел за столик к Эмилии и Барсе. К его несказанному счастью еда уже была подана. Мужчина потёр руки, предвкушая скорое насыщение.
– А я и не подозревала, что в тебе столько обаяния. - Зеленоглазка уже вовсю уплетала свой обед да ещё успевала и над ним посмеиваться.
- Ты даже не представляешь, сколько у меня талантов, - наёмник нагло улыбнулся и придвинул себе тарелку со свининой. - Будет желание познакомиться с ними поближе, свистни. А пока же, дамы, приятного вам аппетита. - Креон принялся за трапезу, блаженно закатывая глаза. Но какой ужин проходит в молчании?
– Ну, давай, рассказывай, что она сказала? Ты узнал, как и почему заколдовали принцессу?
- Она не из дворца, что-то знает, но что не понятно, - мужчина прожевал первый кусок и запил доброй половиной кружки пива, после чего посмотрел на собеседниц внимательным взглядом. - Хочет встретиться вечером в городском саду. Правда, - усмехнувшись, он мотнул головой и допил остатки пива, - вас девушки, она не приглашала.
Креон развёл руками и прислонился плечом к стене. Ему не хотелось разделяться с Эмилией. Отпусти её куда-нибудь одну и тут же придётся возглавлять восстание рабов, свержение кровавых тиранов или другую не менее важную миссию. И всё под эгидой добрых дел и мира во всё мире. Знаем, походили и больше не желаем. А самое паршивое, не дано ему махнуть рукой, так как за всем бешенством и желанием отделать эту зеленоглазую гарпию по первое число, будет стоять страх за жизнь этой неразумной девицы. Креон скосил глаза в сторону Барсы. Разве что она позаботиться о его непоседливой спутнице? Один раз уже спасла, а где первый, там и второй неподалёку...
- Я считаю, встретиться с этой особой надо. - Наёмник задумчиво взглянул на Эмилию, как будто желал прочесть в свете её изумрудных глаз ответ на все свои вопросы, а заодно отношение девушки к этой истории. - Если она действительно знает подробности, нам это пригодиться. Если нет, - "То мне всё равно понравиться... кхм...", - мы хотя бы будем знать, что использовали возможность до конца. Однако это не значит, что нам надо разделяться. - Креон мысленно попрощался с личной выгодой от подобного свидания и закончил. - Пойдём все вместе.

+5

12

Барса задумчиво водила ложкой по вареву, представлявшему собой остывающий суп. Спутник Эммы, Креон, продолжал общаться с дамой в алом платье. Белокурая странница отвлеклась от созерцания этой парочки и перевела свое внимание на сидевшую рядом брюнетку. Воительница понимала, что черноволосая иноземка стала какой-то другой, и внутренне удивлялась, что же стало причиной такой перемены. И дело было не только в том, что Эмма стала интересоваться возможностью сорвать большой куш за, казалось бы, простую работенку. Было тут нечто иное. Уж не этот ли Креон стал причиной неожиданных перемен в поведении брюнетки? Чуть заметно улыбнувшись, Барса наблюдала за Эммой. Чужеземка рассуждала о пользе денег.
- В зависимости от ситуации, - откликнулась на вопрос своей черноволосой собеседницы о награде царя, бывшая северная амазонка. Эмма, казалось даже, не услышав слова блондинки, продолжала свой монолог. От Барсы не укрылось, с каким вниманием темноволосая иностранка, продолжая болтать, наблюдает за Креоном и незнакомкой в красном одеянии. Воительнице даже, ненадолго показалось, что Эмме неприятен разговор представителя сильного пола с этой дамой. Уж не ревнуешь ли ты, девочка?  Доев суп, обладательница светлых, вьющихся волос принялась за куриную ножку. Хрустящая корочка, вкусное мясо. Похоже, в этом трактире был хороший стряпчий. Местное кушанье было на редкость съедобным. Разговор брюнетки и блондинки продолжался. Эмма предложила Барсе объединить усилия по спасению принцессы от злых чар.
- Согласна, - прожевав кусок мяса, отозвалась на реплику своей темноволосой собеседницы белокурая путешественница, - вместе веселее будет, - чуть слышно хихикнув, молвила молодая женщина, продолжая наслаждаться трапезой. Через некоторое время к столику, где расположились две искательницы приключений, вернулся Креон. Одновременно с этим, леди в красном платье покинула таверну. Темно-русый представитель сильного пола пребывал в приподнятом настроении. Похоже, он явно был доволен своим, пусть и недолгим общением со столь изысканной дамой. Эмма принялась расспрашивать мужчину об итогах его беседы с темноволосой незнакомкой, при этом слегка подколов своего спутника относительно его умения общаться с женщинами. Наблюдая за этими двумя, Барса чуть заметно усмехнулась. Эту молодую девушку и этого рослого парня явно что-то объединяло, вот только ли дружба? И понимали ли они это  сами?
- Благодарю, - отозвалась на пожелание приятного аппетита блондинка, - и тебе того же. Эмма и Креон продолжали беседовать. Барса слушала их оживленную дискуссию, не вмешиваясь. Роскошная дама в красном, увы, не имела отношения ко двору. Однако представитель сильного пола упомянул, что этой незнакомке явно что-то известно. Далее Креон заявил своим собеседницам, что его пригласили на встречу в городской сад, во время сумерек. Одного.
- О, как, - протянула в ответ блондинка, отпивая немного яблочного сока из своей чашки. У Барсы складывалось впечатление, что эта мадам просто хотела пообщаться с Креоном тет-а-тет. Она перевела взгляд на Эмму, ожидая ее реакцию на это пожелание темноволосой незнакомки. Тем временем мужчина продолжил излагать свою позицию относительно этого вопроса. Представитель сильного пола считал, что поговорить с той леди необходимо для их общего дела.
- Хм, - чуть слышно сорвалось с уст бывшей дочери северных земель. Если честно, она не знала, как относиться к этой идее. Почему-то молодой женщине казалось, что не все с той черноволосой особой ладно. Если честно, она вообще столь эффектных представителей знати не любила, ибо часто за яркой оболочкой скрывалась совсем не прекрасная, черная душа.
- Пойти-то вместе мы можем, Креон, однако, ты уверен, что если мы заявимся на эту встречу втроем, эта дама будет что-нибудь говорить? И вообще тебе не показалось странным, что столь утонченная особа, явно не из простого народа, появилась в этой таверне, где собираются люди отнюдь не высшего сословия? Она, похоже, что-то специально здесь искала.  Можешь, конечно, считать меня чересчур мнительной, но если это ловушка? От незнакомых людей всего можно ожидать, особенно когда они появляются в нетипичных для себя местах.

+2

13

- Слава Зевсу, что в списке твоих сомнительных талантов нет скромности, а то прямо сейчас бы помер. – Эмилия вернула иронию Креону и самодовольно улыбнулась. «Какой же он все-таки хвастун» - качнула она головой и вернулась к трапезе, игнорируя странные взгляды Барсы. Юной воительнице было не понятно, о чем таком думает ее белокурая подруга по оружия, поглядывая то на нее, то на Креона и хитренько при этом улыбаясь, но любопытство было не настолько велико, чтобы спросить, особенно когда все твое внимание сосредоточенно на утолении голода. К слову, перепел оказался выше всех похвал. Не пересушенный, сочный и мягкий с ароматными запеченными овощами на тарелке. Если его приготовил не повар с Олимпа, которого сократили в связи с войной, то у местного кулинара однозначно талант от богов. Не только привередливая воспитанница Геры осталась довольна своим заказом, но и Барса с Креоном были приятно удивлены местной кухней - это было заметно по их довольным лицам. Уплетая за обе щеки, наемник живо принялся рассказывать о том, что удалось узнать у загадочной женщины в красном, а его собеседницы, так же не забывая жевать, обратились вслух. Выяснилось, что ничего полезного наемник не узнал, только получил бесполезное, но заманчивое приглашение на ночное рандеву в городском парке. Эмилия тяжело вздохнула и закатила глаза: «Пошли дурака богам молиться, он и лоб расшибет. Надо было отправлять Барсу, уж она-то умеет язык развязывать, если не словами, то кулаками точно» - дочь Тары покосилась в сторону своей старой знакомой, припоминая, как та допрашивала Атанаса. Под таким напором незнакомка наверняка быстро бы выложила всё, что знает и даже больше, а не назначала бы сомнительные свидания при луне, да еще и без свидетелей. «И правильно! Моя нежная психика не выдержит такого зрелища» - Эмилия лишь на секунду представила соитие Креона с женщиной в красном, как ее тут же передернуло от отвращения. А вообще хитро, ничего не скажешь. Закинула удочку, намекнув о том, что что-то все-таки знает, дождалась, пока мужик пустит слюни и проглотит наживку, и вальяжно удалилась, ожидая ночного рандеву. Если она суккубиха, то ничего хорошего наемнику лучше не ждать, но он наивный и правда думал, что незнакомка поднимет перед ним юбку.
- Я считаю, встретиться с этой особой надо. – С умным видом заявил он, отчаянно пытаясь скрыть сладкое предвкушение.
- Пересчитай, - фыркнула Эмилия, откладывая на тарелку обглоданную косточку.
- Если она действительно знает подробности, нам это пригодиться. – Настаивал Креон, приводя спорные доводы. - Если нет, мы хотя бы будем знать, что использовали возможность до конца. Однако это не значит, что нам надо разделяться. Пойдём все вместе.
Дочь Тары тяжело вздохнула и посмотрела на Барсу, встречая в ее глазах полное понимание.
- Все-таки права была моя бабуля, - начала девушка, закидывая в рот оливку, - когда говорила, что все мужчины глупы и примитивны. – Положив косточку на тарелку, воительница посмотрела на Креона. – Так, а теперь переключи мыслительный процесс с… - она слегка запнулась, пытаясь подобрать приличное слово, и неопределенно махнула рукой куда-то в район пояса наемника. - … паховой области в область головы. Креон, ты, конечно, не дурен собой, но подумай, какая нормальная уважающая себя девушка сама предложит первому встречному себя да еще и в общественном месте, куда в любой момент могут прийти люди и увидеть ваши игрища?«А может она извращенка?» - пронеслась бредовая мысль. – В принципе, если она из какого-нибудь элитного борделя… но тогда боюсь тебе ничего не светит, пока не спасем принцессу и не получим обещанное вознаграждение. Если так чешется, то иди один, а мы с Барсой займемся царской дочкой. Только не подхвати ничего на своем ночном рандеву и не говорит потом, что я тебя не предупреждала. – Пригрозила Эмилия пальцем. Вопреки ее убеждениям, белокурая воительница теоретически была согласна идти с Креоном на свидание, но так же видела глубинный и не самый приятный смысл в предложении незнакомки. Она привела несколько доводов, которые показались чужестранке убедительными. Во-первых, если вместо одного Креона на встречу придут все трое, то она точно ничего не скажет, даже если что-то знает. Во-вторых, она действительно не смотрелась в этой таверне, но может у нее фетиш такой – мозолить глаза беднякам и рисковать своим кошельком. И в-третьих, все это было больше похоже на ловушку, чем на правду. – Да, кстати, - встрепенулась воительница, - я предложила Барсе присоединиться к нам. Все равно она тоже приехала в Орхомен спасать принцессу и нам ни к чему быть соперниками. Надеюсь, ты не против? И если уж ты собрался ночью в парк, то мне помощь с царевной точно не помешает. – Эмилия благодарно улыбнулась Барсе. Уж эта молодая женщина точно не бросит ее ради мужика со смазливой мордашкой и пахабным предложения порезвиться под кустом.

Отредактировано Emilia (2017-06-20 23:13:42)

+1

14

Креон давно привык работать один. Нет, он не чурался общества, был приветлив, когда это требовалось, умел располагать к себе, отталкивать или предупреждать одним взглядом. Человек вообще существо крайне способное, может научиться чему угодно. Но вот работать лучше в одиночку, и тут его не переубедил бы ни один сонм самых ярых проповедников. Впрочем, возвращаясь к теме человеческого приспособления к изменчивым условиям бытия, следует вспомнить о наличии рядом Эмилии. Вспомнить и по возможности не забывать. Он сам, добровольно и в трезвом уме, согласился помогать ей с поисками родителя, а заодно путешествовать вместе. Быть напарниками же означало одно - браться за работу вместе, вместе же её и доводить до законного финала. Однако кое-что до сих пор заставляло наёмника периодически вскидывать брови в немом изумлении или остервенело потирать костяшки пальцев, давя в себе очередной позыв, проучить острую на язык девчонку. Вот чего она к нему прицепилась? Да, не скромен, есть такое, но ведь и не на пустом месте. У каждого свои вкусы, если ей не по нутру его физиономия или характер, то другим вполне себе сгодятся.
Мужчина слушал молча, как кот из басни. Слушал, уплетал обед за обе щёки, и мысленно прикидывал, как лучше сделать. Вряд ли Барса и Эмилия его спросят, но отчего бы не размять мозги? Так оно и вышло. Во всяком случае, зеленоглазая гарпия твёрдо стояла на своём – «нет» даме в красном! А если да, то она пойдёт вызволять принцессу в гордом одиночестве, не считая бывшей амазонки. Ну, что ж... её право, девушка-то вольная. Наёмник только пожал плечами, не собираясь ввязываться в споры. Все колкие словечки Эммы не сказать, что совсем уж прошли мимо него и ни капельки не задели, но броня на месте, удар держит. Ему только одно было не ясно - с чего вдруг Эмилия решила, что он всенепременнейше ищет где-то по свету "нормальную уважающую себя девушку"? Уже не в первый раз он слышал от неё такие высказывания и, честно говоря, терялся в догадках. А доярки что ль не бабы? А куртизанки всех мастей обделены женственностью? А...? Да много этих самых "А?" было у него в запасе. Мужчина не привык судить о человеке по сфере его деятельности, и уж тем более не собирался этого делать с представительницами слабого пола, от которых нужен час их личного времени. И раз уж на то пошло, то не ищет он никого! Ну, может, почти... Порой у наёмника начинало бередить сердце. Оно буквально толкало его повернуть в сторону закатного солнца и скакать во весь опор, пока местность не станет знакомой, а в лицо не дохнёт свежий родной ветерок, и без сомнения неслышно шепнёт: ты дома. В такие моменты Креону стоило большого труда не поддаться своим чувствам, а помогал страх. Может, и стоит где-то его дом, да что делать, если пуст окажется? Нет уж, лучше и вовсе не знать, что там, как там, кто там теперь. Мужчина немного выпал из разговора, задумавшись о своём и глядя в свою пустую тарелку, но затем быстро встрепенулся и придал лицу привычное слегка насмешливое выражение.
- Дамы, да вы уже всё без меня распланировали! - Он скрестил на груди руки, опираясь спиной на стену трактира. Сытый желудок умиротворял. Никуда не хотелось бежать сломя голову и даже ползти. Ещё даже не вечер, а его успели спровадить на свидание, которое он честно хотел разделить с девушками за своим столиком, наречь неотёсанным любителем легкомысленных красоток, способных за щедрое вознаграждение отдаться первому встречному дикарю, а на десерт приберегли предупреждение о последствиях, от которых он, скорее всего, и скопытиться. Ну, право слово, весёленькая у него жизнь намечалась! - У меня только один вопрос. - Наёмник повернулся блондинке и вопросительно взглянул ей в глаза. - Барса, ты была королевой амазонок, какой-нибудь другой царицей или, может, просто очень знаменита, да так, что за твою голову награда баснословная даётся? - Искоса глянул на зеленоглазку, после чего и к ней корпусом развернулся. - А может, наша Эмма дочь заморского падишаха или опасная беглянка из колоний? Да кто угодно, но именно та, за кого отвалят мешок золота при поимке? - Креон быстро облизнул губы и потёр ладонью подбородок, усаживаясь за столом прямо. - Если ответ "нет", то с чего вы взяли, что кто-то собрался подстроить нам ловушку? Хоть кто-то вообще был в курсе, куда мы направляемся и что планируем? Дьявол! Да я сам ещё вчера ничерта не знал об этом месте и несчастной царевнушке!
Нет, было в их словах зерно правды. Было, и отрицать этого не стоило, если, конечно же, шкура своя дорога. Но мужчина никак не мог взять в толк, с какой именно стороны ждать угрозы и почему. За себя он особо не переживал. Выкрутиться, всё как обычно. Но теперь-то он не один, ему Эмилию стеречь надо, а это дело то ещё, муторное. Так, глядишь, через пару лет и поседеет от её выкрутасов.
- Не знаю я, что здесь забыла знатная особа, - наконец-то признал очевидное наёмник, но тут же вновь пошёл в словесную атаку, - однако если вам это так любопытно, отчего бы не спросить у неё лично. Ты, Барса, правильно сказала - увидит нас троих, и говорить не станет. Но разве кто-то из нас не умеет развязывать языки? Я не буду утверждать, что она что-то там знает. Но даже если руководствоваться вашей логикой, то не будет ли лучше сходить в этот парк, при этом готовясь к засаде, чем избежать встречи, а потом поплатиться? Если она следила за нами всю дорогу, значит, не отстанет, придём мы или нет. Если она специально выискивала кого-то, кто ведёт расспросы о принцессе, то точно знает больше нашего, а мы-то, по сути, вообще несведущи. И нет, Эмилия, - мужчина серьёзно взглянул на свою напарницу, - даже не думай вновь утверждать, что я иду на поводу у своих низменных инстинктов, лучше сама предложи что-то дельное, кроме того, что бы топать неизвестно куда, где поджидает не пойми что. Или ты думаешь, что это дело такое простое, а все в округе ходят дураками уже долгое время, раз не смогли помочь бедняжке? Уж всяко ясно, что не так всё просто. И без подготовки, хотя бы минимальной, вероятность сложить наши головы дружным рядком довольно велика.

+3

15

Встреча спустя месяцы путешествий врозь. Если подумать, их знакомство с Эммой было не таким уж и долгим. Всего один день, после которого не было ясности. Одни лишь вопросы. Между белокурой странницей и черноволосой иностранкой была большая пропасть. Разное происхождение, разные судьбы. А вот между чужеземкой и сидевшим рядом воином, этой пропасти не было. Похоже, Креон и темно-русая путешественница знали друг друга гораздо дольше, чем с Эммой была знакома Барса. Причем, похоже, они были не просто знакомы. Блондинка не могла избавиться от мысли, что между этими двумя молодыми людьми мелькает некая искра. Разговор трех воинов продолжался. Брюнетке явно не пришлось по душе желание Креона встретиться с той черноволосой особой в красном платье. Если честно, белокурая воительница разделяла ее опасения: что-то не то было в той особе, некая фальшь, что ли. Но она не стремилась так бурно выражать свой протест, как это делала Эмма. А чужеземка разошлась не на шутку. Она всем видом давала понять, что считает стремление Креона познакомиться поближе с той таинственной черноволосой особой, лишь его первобытными, мужскими инстинктами. Ее реплики, по мнению светло-русой странницы, звучали довольно-таки грубо. И на них можно было серьезно обидеться. Но, похоже, такое общение было у них в порядке вещей, потому как мужчина отвечал на все нападки своей напарницы без какого-либо раздражения и с весельем, даже. Барсе было не особо по душе слушать их разборки, молодой женщине даже казалось, что они чем-то напоминают уставшую друг от друга семейную пару, но вмешиваться она не собиралась. Тем временем Эмма наконец-то закончила свой ядовитый монолог, и теперь можно было сосредоточиться не на ее нападках на Креона, а на их общей проблеме.
- Никто из нас не является важной личностью, но это не значит, что в этом городе стоит доверять первой встречной незнакомке, Креон, - отозвалась Барса на несколько раздраженные слова представителя сильного пола. Похоже, упрямство было чертой и брюнетки и шатена. Но тут воитель согласился, что таинственная леди в красном и правда была нетипична для такого места. Также он заявил, что эта встреча может оказаться важной, и рискнуть необходимо. А потом мужчина принялся отчитывать свою напарницу так, словно она была малолетним ребенком.
- Эмилия? – удивленно произнесла бывшая северная амазонка, уловив произнесенное воином во время его тирады, вскользь имя. – Это твое полное имя? – поинтересовалась она у темноволосой путешественницы. – Необычно Хм. Похоже, мне тут что-то не договаривают. Она переводила взгляд с девушки на ее спутника, ожидая их ответа…
- Нам всем нужно как следует отдохнуть, - спустя некоторое время, закончив трапезу, заявила она Эмме и Креону. Женщина поднялась к себе и прилегла на кровать, задумавшись о том, о сем. Ей предстояло непростое дело: вместе с парой воинов, которые имели от нее свои тайны, спасти заколдованную принцессу. Воительнице не нравилось, когда от нее что-либо утаивали, особенно когда она была занята с такими личностями общим делом, но выбирать не приходилось.
В назначенный час, незадолго до заката, обладательница светлых вьющихся волос спустилась к ожидавшим ее иноземке и воителю. Отважная троица выдвинулась в сторону городского сада. Они шли по пустынным улицам. Везде царила тишина, даже пения птиц было не слышно. Казалось, город вымер. Прошло около получаса и герои были на месте.
- Думаю, Креон должен пойти первым, а мы, если что, подстрахуем, - приглушенно произнесла светловолосая представительница прекрасного пола, - нагрянем все вместе, можем ее спугнуть, - посмотрела на своих спутников Барса.

+1

16

От женщин одни беды и Эмилия уже готова была согласиться с этим высказыванием, естественно, не записывая себя в этот список, а считая прекрасным редкостным исключением. Незнакомка в красном платье пробыла в таверне не больше получаса, а успела одним своим присутствием и словом посеять между тремя товарищами раздор. Да такой, что того гляди скоро буря разразиться. Каждый не стесняясь, тянул одеяло на себя и доказывал свою точку зрения. Креон стремился попасть на сомнительное свидание под предлогом сбора информации, Барса ждала ловушку от подозрительной женщины, а Эмилия просто хотела как можно быстрее спасти Орхоменскую принцессу, при этом не связываясь с незнакомкой, которая наверняка уже и думать о них забыла, а они ей все кости перемывают. Не слишком ли много чести? Ну да, она красива, но сними с нее дорогое платье и надень крестьянскую одежду, и никто на нее даже внимания не обратит. Во всяком случае, сама девушка не увидела в ней ничего особенно, чтобы цепляться за нее, как за последнюю соломинку надежды. Но Креон был неумолим. С пеной у рта он защищал даму в красном, пытаясь всеми возможными способами доказать, что у той нет причин заманивать их всех в ловушку. Аргументом стало то, что никто из них не был благородного происхождения и не имел ценность в обществе. Обласкал называется! Без какого либо стыда он упрекнул Барсу в том, что она не знаменитость и даже не царица амазонок, а Эмилия не дочь заморского падишаха, за которую можно отвалить мешок золотых. Юная воительница усмехнулась в ответ, качая головой. «Ты бы сильно удивился» - ответила она в мыслях, отодвигая тарелку с остатками еды. Да, она не дочь заморского падишаха, но она дочь самого знаменитого героя Греция и королевы амазонок, и внучка царя богов. Чем не высокий статус? Да ее статус выше даже той принцессы, которую они собираются спасти и за нее не то, что мешок денег отвалят, за ее спасение могут целый город с лица земли стереть. Вот только Креон этого не знал, и Эмилия не собиралась его просвещать. Он наемник, слаб на деньги и готов отнять жизнь у человека за горстку золотых, и нет никакой гарантии, что узнай он, какую ценность представляет его спутница, он не продаст ее первым попавшимся врагам отца, матери или даже армии воинов, которые захотят использовать внучку Зевса против богов. Эмилия гордилась своим происхождением, но оказавшись на земле, она поняла, что лучше бы она родилась простой деревенской девушкой, которая никому не нужна и ничего не стоит. Она промолчала на вопрос Креона, отведя взгляд в сторону, и сделала глоток вкуснейшего свежего молока.
- Если ответ "нет", то с чего вы взяли, что кто-то собрался подстроить нам ловушку? Хоть кто-то вообще был в курсе, куда мы направляемся и что планируем? Дьявол! Да я сам ещё вчера ничерта не знал об этом месте и несчастной царевнушке!
- Зато объявления о награде висят на каждом столбе. – Напомнила дочь Тары своему другу. – Думаешь, мы одни такие умные, кто хочет спасти принцессу? Сомневаюсь, раз целый склеп можно забить героями, которые тут сложили свои головы. – Ведь именно так сказала разносчица, давая им совет покинуть город. – Может твоя таинственная пассия и есть злая ведьма, которая наложила заклятие на царевну и не в ее интересах, чтобы дочь царя расколдовывали. Вот и хочет заманить тебя в пустынный парк, чтобы убить, а ты уши развесил и слюни пустил. А может она хочет получить награду и не желает делиться! Причин устранить нас у нее может быть великое множество. Да не только у нее! Мы не шептались, а в полный голос обсуждали, что собираемся делать. – Настаивала на своем Эмилия, поддерживая Барсу в том, что доверять первым встречным в незнакомом городе не стоит. Чревато это, ох чревато. Но Креон как всегда, уперся рогом и не в какую не хотел отступать. Предлагал пойти и лично у нее все спросить, если не в лоб, так устроить допрос. Ну как ребенок, честное слово! Иногда он предлагал такие планы, что Эмилия начинала сомневаться, кто из них двоих старше и мудрее. Она уже в очередной раз открыла рот, чтобы возразить, но наемник пересек ее попытку.
- И нет, Эмилия, даже не думай вновь утверждать, что я иду на поводу у своих низменных инстинктов, лучше сама предложи что-то дельное, кроме того, что бы топать неизвестно куда, где поджидает не пойми что. – Нагло заявил он. Как будто самый умный, ей богу! - Или ты думаешь, что это дело такое простое, а все в округе ходят дураками уже долгое время, раз не смогли помочь бедняжке? Уж всяко ясно, что не так всё просто. И без подготовки, хотя бы минимальной, вероятность сложить наши головы дружным рядком довольно велика.
- Да что ты прицепился к этой девице, как репей? – Возмутилась девушка, начиная не на шутку раздражаться. – Иногда мне кажется, что ты только бахвалишься, а без чужой помощи ничего сделать не можешь. Как ты раньше работал? Бегал за каждой юбкой, спрашивая где найти нужного тебе человека? Поступим так, как если бы не встретили эту мадам. Поспрашиваем у других, мало людей тут что ли? Город большой, кто-то да расскажет. – Фыркнула воительница, откидываясь на спинку лавки и приступая к поглощению пирога.
- Эмилия? – Тут же обратилась к ней удивленно Барса. Дочь Тары повернула голову, жуя надкусанный кусок. – Это твое полное имя?«Вот блин» - чертыхнулась про себя воспитанница Геры, едва не поперхнувшись пирогом. Она и сама не заметила, как Креон назвал ее полным именем, тем самым выдавая с потрохами перед амазонкой.
- Да, - нехотя призналась девушка, стреляя в сторону наемника таким осуждающим взглядом, каким можно только убить. Она уже сто раз пожалела, что ляпнула ему свое имя. Он теперь направо и налево всем о нем рассказывает, не подозревая, какую это опасность может привлечь к ней.
- Необычно. – Продолжила Барса, и ее тон Эмилии не понравился. Она произнесла это так, словно ее имя было ей знакомо или неприятно, а может это была какая-то подозрительность или обида за то, что она не назвалась полным именем сразу при знакомстве. Воительница поспешила исправиться:
- Наверное, но я предпочитаю, что бы меня звали Эмма или просто Эм. – Пожала она плечами, доедая пирог.
Через некоторое время, когда все за столом набили свои желудки досыта, Барса предложила отдохнуть перед ответственным делом. Договорились встретиться здесь же через пару часов. Сама Эмилия спать не хотела, как впрочем, и терять драгоценное время, но остыть после бурного спора стоило. Положив несколько монет на стол, что сполна окупали ее заказ, она поднялась с лавки и посмотрела на Креона.
- Пойду прогуляюсь и поспрашиваю у местных о принцессе, - оповестила брюнетка о своих намерениях, - а ты иди припудри носик, а то не гоже в таком виде идти на свидание. – Ну не могла она не съязвить, просто не могла. Ее до глубины души цепляло, что ее друг так рвется на свидание к незнакомой женщине, которая может быть опасна. Неужели ревнует? Возможно, но Эмилия отказывалась это признавать. Просто она волновалась за своего друга и не понимала его упертости в данном вопросе. Девушка вышла из таверны налегке, если не считать полного желудка, оружия и маленького мешочка с деньгами, и отправилась гулять по городу. Люди в Орхомене были приветливые и доброжелательные. Прохожие улыбались воительнице, торговки с радостью рассказывали про свой товар, но стоило девушке только заикнуться о заколдованной принцессе, как все тут же смолкали и спешили уйти. Сам по себе город был красивым. На своем пути Эмилия встретила множество скульптур, клуб с дивными цветами и белокаменными фонтанами. На бортик одного из них она и присела, чтобы освежиться, а то дневная жара совсем сводила с ума и припекала темноволосую голову. Умывшись, дочь Тары принялась протирать холодной водой руки, и у нее появилось дикое желание искупаться. Но была ли где-нибудь неподалеку речка или озеро? Об этом она поинтересовалась у присевшей отдохнуть пожилой женщины, что еле передвигалась и быстро уставала. Явно одинокая старушка была рада с кем-то поболтать и во всех красках начала рассказывать, как добраться до озера, что было буквально в километре от фонтана. Эмилия воспользовалась расположенностью женщина и осторожно поинтересовалась у нее по поводу принцессы. Та сначала насторожилась, но потом поведала то, что знала и информация для воительницы была более чем полезной. Конечно, если старушка не обманула или не приукрасила историю. Да и склероз дело такое…  Поблагодарив женщину, воспитанница Геры купила ей хлеба, за которым та шла, и на радостях отправилась на озеро. Там она с удовольствием искупалась, остудив разгорячённое тело, и ближе к вечеру вернулась обратно в таверну. А та уже кишела постояльцами, кто после тяжелого рабочего дня не прочь был пропустить стаканчик и перекусить. Креон сидел все за тем же столом и потягивал что-то алкогольное из кувшина. 
- Ладно, черт с тобой, - проговорила Эмилия, плюхаясь на лавку напротив наемника, - пойдем мы к твоей ненаглядной, но учти, если это ловушка и кто-то из нас пострадает, это будет твоя вина, как и вина за потерянное время, которое у нас не в избытке. – Заявила она, подсушивая влажные волосы рукой. Говорила девушка не злобно, а совершенно спокойно. За свою прогулку она успела остыть не только телом, но и сердцем. Более того, готова была даже пойти на мировую и заключить соглашение. - Я уже поняла, что у нас с тобой разные моральные ценности и навязывать друг другу их не имеет смысла, все равно каждый останется при своем мнении. Таково воспитание каждого из нас. – Пожала она плечами. - Но давай договоримся сразу, чтобы в дальнейшем у нас не было конфликтов. Ты можешь развлекаться с какими угодно женщинами, но в свободное время, а не когда у нас есть работа. После спасения принцессы, - улыбнулась дочь Тары, хлопнув друга по плечу, - можешь приударить за какой-нибудь местной куртизанкой, а я погуляю по городу. Уж больно он мне понравился. Очень красивый. Ну или погуляю на пиру, который наверняка устроит царь после того, как спасут его дочь. Мы-то там будем главные гости! – Мечтательно протянула Эмилия. Фантазировать она умела. Вскоре со второго этажа таверны спустилась Барса и все трое отправились в городской сад на встречу с дамой в красном. Внучка Зевса не стала делиться с друзьями информацией, которую узнала от пожилой женщины. Сначала ей хотелось узнать, что скажет незнакомка, так понравившаяся Креону, и сравнить ее слова с тем, что уже знает.
- Думаю, Креон должен пойти первым, а мы, если что, подстрахуем, нагрянем все вместе, можем ее спугнуть,  - предложила Барса, когда все они заходили в парк, где пахло цветами. Деревья покачивались на ветру и шелестели листвой, трава приятно стелилась под ногами, а вечерняя прохлада струилась по коже. В городском саду было хорошо, вот только темнело и вскоре даже дорогу назад будет сложно рассмотреть.
- Каким образом? Свечку подержим? – Прыснула смехом Эмилия, представляя, как можно подстраховать мужчину, встречающегося с женщиной в парке для дел интимного характера. – Где у вас назначено рандеву? – Обратилась она к Креону. Свидание было назначено во третьей беседке с южного входа. К счастью, именно через него троица и зашла в парк. Пока беседка была пуста, хотя солнце уже зашло за горизонт. – Мы подождем тебя там, - сказала Эмилия наемнику, указывая на лавку неподалеку. - Если что, кричи. - Усмехнулась она, не сдерживая широкой издевательской улыбки. С лавочки открывался отличный обзор и она утопала в цветущем кустарнике, так что если особо не присматриваться, незнакомка не заметит шпионок. – Удачи. – Пожелала девушка другу и вместе с Барсой двинулась к скамейке. – Главное успеть до полуночи.

Отредактировано Emilia (2017-09-11 16:22:10)

+2

17

[AVA]http://funkyimg.com/i/2qNg7.gif[/AVA]
Креон натолкнул Оникс на интересную мысль, и, покинув таверну, где начали разгораться нешуточные страсти, она направилась проверять, достойно ли ее одеяние царского окружения. Как выяснилось, платье следовало выбирать скромнее: простые по крою, выцветшие местами одеяния слуг и гостей едва отличались друг от друга. Ситуацию спасали украшения, но и их не мешало бы почистить: тусклые, будто впитавшие городскую тревогу, камни топили солнечные блики в вязкой глубине и навевали тяжелые мысли. Горе коронованной семьи наложило отпечаток и на горожан: радушно привечая чужеземцев, они мгновенно вжимали голову в плечи и бросали по сторонам затравленные взгляды, стоило завести речь о принцессе. Очевидно, что надежда на этом поле давно проиграла страху, но отчего люди не покидают Орхомен, Оникс не понимала. Ей хватило проницательности догадаться: местные знают куда больше, чем хотят показать. Впустую покружив по центральным улицам, женщина, наконец, обратила взор к роскошной мраморной постройке, где могла обзавестись хоть каким-нибудь козырем для предстоящей встречи. Креон заинтересовал ее, и предложение рандеву вылетело само собой: мимо статных красавцев жрица Геры редко проходила просто так, но, дабы не показаться обманщицей, требовалась информация. Любая - достаточно забросить удочку. Оникс не был нужен конкретно этот наемник, однако реакция Эммы и Барсы пробудила в ней охотничий инстинкт, желание утереть высоко вздернутые носы, чьи обладательницы имели все шансы споткнуться, не увидев под ногами выбоины. Такие игры разгоняли кровь и повышали самооценку, а, как известно, у красивых женщин она никогда не бывает слишком высокой.
Наложив невидимость, Оникс пробралась мимо стражников и ступила в прохладный полумрак. Дворец в этот час пустовал, изредка по коридорам курсировали распорядители, один раз пробежал гонец, спешно заталкивая в сумку послание. Чуть позже из-за угла показалась тучная фигура советника, и женщине пришлось вжаться в стену, чтобы разминуться в узком проеме. При всем при этом исправно горели светильники, цвели, опутывая колонны, растения и журчали декоративные фонтанчики. Оникс не знала точно, куда ей нужно, поэтому решила начать с библиотеки. Прямоугольный в сечении дворец строили, несомненно, гениальные инженеры: пришлось изрядно поплутать, прежде чем за очередной дверью обнаружились стеллажи со свитками. Окинув взглядом полукруглую комнату, брюнетка решила начать с сундука, занимавшего ее добрую половину. Не прогадала: внутри, помимо паука и сломанных стилосов, обнаружились черновики любовных писем. Мужчина писал умершей возлюбленной, заклиная не оставлять его, фразы перечеркивались, прерывались, строчки прыгали вверх-вниз, словно написанные торопливой рукой, но от письма к письму тон становился все более тревожным. Один отрывок особенно заинтересовал Оникс.
"... Прошло уже пять лет, а меня не оставляют сомнения, что наша дочь жива. Для того нет ни единой причины, но третьего дня, проснувшись посреди ночи от жутких звуков, я увидел на полу спальни это. Оно рвало на части кусок сырого мяса, которое.... - здесь на папирусе красовалась прогрызенная мышами дыра. - Когда существо подняло глаза, я увидел в них тебя. Мы навлекли на себя страшных грех, да помилуют нас боги, любовь моя...".
Потратив время, можно было найти конец письма, но жрице было недосуг копаться в архивах. Из прочитанного рождалось объяснение странной молчаливости орхоменцев, а также убитого вида царя - даже на фресках он представал печальным и задумчивым. Что, если его дочь и впрямь превратилась в монстра, и спасти ее можно лишь одним способом: обезглавливанием? Провести с принцессой ночь, отдавшись на милость дикой твари и не смея воспользоваться оружием, - та еще забава извращенного ума. А выживешь - не смей ни с кем обсуждать увиденное, молча смотри, как ведут остальных смельчаков на заклание. Но чего этим добьется царь? "Уже добился. Пока люди боятся чудовища и лелеют мысль спасти прекрасную деву, они не следят за ростом налогов, за ужесточением наказаний. Им не до бунта - свою бы шкуру спасти. Кто знает, вдруг царь - организатор нападений? Указывает на жертву, а сам как будто не при делах", - размышляла женщина, шагая к городскому саду. Про нападения она услышала по пути во дворец  - торговцы вполголоса обсуждали грядущее полнолуние и гадали, кому ожидать таинственного визитера в этот раз. Сложить сплетни с письмом было делом нетрудным, и все же Оникс воздержалась от поспешных выводов. До полной луны оставалось трое суток - немалый срок для чего бы то ни было. Да и не обязана она рисковать жизнью, спускаясь в подземелье, или где там обитает заколдованная принцесса. Деньги и по-другому можно раздобыть. "Украсть, в конце концов, отнять..."
Отсчитав нужную беседку, женщина вошла внутрь и облокотилась на перила. Креон еще не подошел, телохранительниц тоже видно не было. Зато неподалеку располагалась пышная поросль акаций, за которыми сами боги велели прятаться. Усмехнувшись - неужели Эмма с Барсой думают, что она накинется на их мужчину прямо на скамейке? - Оникс посмотрела вдаль. Она подождет. Заодно подумает, как лучше извлечь выгоду из новых сведений.

Отредактировано Oniks (2017-08-12 16:30:04)

+1

18

- Колдовство! Я тебе говорю, как есть - кудесник нездешний постарался! - Бородатый дед в залатанной рубахе до самых колен и в не менее штопанных войлочных штанах разошёлся не на шутку. Стерев рукавом пивную пену с губ, мужчина многозначительно поднял указательный палец вверх, сделав такие глаза, что Креону показалось, будто они сейчас лопнут от натуги. - Никого не слушай, один я тут правду знаю, чай живу уже седьмой десяток и всё на этом месте.
- Седина не всегда признак ума, а с возрастом некоторые познания теряют свою остроту, - наёмник с насмешкой погонял между ладоней пустую глиняную кружку и вопросительно взглянул на своего соседа, - есть какие-то свидетельства, что магия напортачила в этих краях? Али ты сам с чужих слов слышал?
Лесоруб не успел ответить, он просто задохнулся от возмущения в начале фразы ведьмака, а затем крепко призадумался. К удивлению Креона их компания неожиданно пополнилась новым действующим лицом. Мужчина, чуть выше его ростом, в длинном тёмном плаще с натянутым по самые глаза капюшоном неожиданно сделал два шага к облюбованному ими столику и, нагнувшись над ним, проговорил приятным баритоном.
- Когда в дело вступает магия, ей нет действенного противодействия иными силами, - по голосу Креон легко определил, что незнакомец уже не молод, но и не древняя развалина, вроде его нового дружка напротив. Сорок, может сорок пять лет, но никак не больше. Наёмник сделал жест рукой, приглашая сесть этого человека рядом, а затем наполнил пивом из запотевшего кувшина свою кружку и придвинул к нему.
- Поясни-ка свою мысль, друг мой. На свете бродит немало колдунов и волшебников, но когда острая сталь соприкасается с их шеями, как правило, все помирают. Так что же магия? - Он развлекал себя беседой, стараясь попутно разузнать больше информации. После их маленького совещания Эмилия чуть ли не пулей вылетела из таверны, а Барса поднялась наверх, в свои комнаты. Наёмнику просто нечем себя было занять, но без дела он сидеть не привык. - Или вот ещё забавный случай! - Наёмник хлопнул себя по лбу, как будто только его вспомнил. - Песнь сирен пленяет мужской разум и заставляет несчастных моряков сигать за борт, прямиком к Посейдону, но один царь Итаки приказал привязать себя к мачте, а остальным заткнуть уши. Он и песенки их сладкоречивые послушал и с жизнью не простился. Видишь, магия оказалась не у дел, и даже убивать никого не пришлось. На всякий яд существует своё противоядие, - мужчина широко улыбнулся, как будто приглашал оппонента к словесной дуэли. Тот же лишь таинственно ухмылялся, как будто обладает знаниями, что не под силу одолеть простому человеку, и, сверкая пристальным взглядом, он пил предложенное пиво. Старик и вовсе замолчал, ошарашенный такими высокими материями.
- Правду говоришь, - медленно начал незнакомец, - действие яда можно отменить противоядием, вот только готовится оно на основе чего? Тот же самый яд, но смешанный с нужными ингредиентами. Меч отрубит голову, но мудрый колдун успеет передать свои знания подмастерью. Магия не умрёт вместе с ним, а только приумножиться. Любое заклятье можно отменить, а те, кто зарекается, будто его нельзя, просто набивают цену. Но если волшебные слова прошепчут губы крестьянской девицы, а не колдуньи, что наделена магическим потенциалом, результата не будет. - Он отсалютовал кружкой и одним махом ополовинил её. - Подобное к подобному, слыхал ли? Так вот, магия может снять чужое колдовство так, что и трупов не останется, одни живые да благодарные. Но вот ведь загвоздка, не зная, где в человеческом организме затаилась хворь и в чём она заключается, ни один знахарь за лечение не примется. Так и здесь, мало иметь талант кудесника, нужно знать, как наложено заклятье. Правда хитро? - Мужчина склонился к наёмнику, улыбаясь открыто и как-то даже заискивающе.
- Не хитро, а сложно, - Креон хмыкнул, переводя взгляд на старика, который успел задремать опустив своё бородатое лицо на грудь. - Эй, дядька Перентий, а ты что скажешь? - Незнакомец обернулся к лесорубу, но тот уже вёл разговоры с Морфеем в его царстве снов.
- Я здесь проездом, - вдруг сказал незнакомец обернувшись к Креону, - и до заката хочу сделать ещё с десяток лиг верхом. Сюда забрёл случайно, но об этом городе наслышан давно. Чёрное здесь колдовство, печёнкой своей чую, а я на это дело очень уж восприимчив
- Подобное к подобному, так кажется? - Креон уже более внимательно вглядывался в черты лица странного гостя, но ничего кроме интереса к разговору и одобрения выбора напитка не видел.
- Правильно, запомнил. Не иначе глаз недобрый постарался, а может, что покрепче. Например, проклятье... Это ведь и легко и сложно одновременно. В сердцах маг скажет что, а над человеком беда повиснет. Снять такое тоже просто, только знать надо, какие слова были сказаны. На всё есть управа, вот только упряжь нужно по размеру подбирать. - Мужчина начал приподниматься со своего места, но тут уж встрепенулся лесоруб.
- Эй, молодец, не дотащишь старика до конюшни? Мне б в денник завалиться и вечно благодарен буду, уж больно вымотался, а не то растянусь прямо на этой скамье, - старик, уловив согласный кивок мужчины в плаще, кряхтя, принялся вставать с дубовой скамьи. Креон же не препятствовал, размышляя над словами незнакомого странника. Но напоследок он ещё больше озадачил наёмника, склонившись к его плечу, и стараясь не выпустить старческий локоть.
- А бывает так, что и говорить ничего не нужно, всё делами делается. Колдуны да ведьмы тоже люди, знаешь ли...
За окном уже давно вечерело. Таверна пополнялась гостями. Кто-то уходил, опрокинув в себя пару кружек пива, другие сменяли их на столь важном посте, а Креон продолжал сидеть один за столиком, попеременно прикладываясь к кувшину с порядком нагревшимся пивом. "Люди, говоришь? А что людям надо-то? Вон Перентий спать изволит, мне с кувшином хорошо, Эмилия изучает окрестности, а Барса набирается сил... Может, и тому неведомому что-то нужно было, простого, земного совсем, а не волшебного, и пока не исполнится, будет город этот по ночам вздрагивать..."
- Ладно, черт с тобой, - мужчина тут же сам вздрогнул от неожиданности, поднимая глаза на Эмилию. Вернулась значит. Не то, что бы он сильно в этом сомневался, но потаённые страхи на сей счёт всё-таки испытывал. Тон зеленоглазка явно сменила на благожелательный, поэтому наёмник начал прислушиваться к её словам.
- Согласен, ответственность на мне, - это было в общем-то справедливо, да и быть по другому не могло. В конце концов, мужчина он, а не амазонка и странница с изумрудными глазами. - Гуляй, зеленоглазка, пей и развлекайся. - Креон тепло улыбнулся, наблюдая за её восторженной реакцией на местные красоты и ощущая предвкушение праздника в женской душе. - Я и сейчас могу тебя заверить, что не ради амурных дел в парк собираюсь, но твои слова я услышал. Договорились!
Он хлопнул ладонью по столешнице, как будто подведя итог всем их препирательствам. Вслед за Эммой вниз спустилась Барса. Совместно было решено выдвигаться в путь. В густых сумерках город представлялся красивейшим миражом. По улочкам потянулись белёсые щупальца тумана, колоннады и дома богатейших людей города словно висели в воздухе, обрамлённые тёмной синью ночи. Звуки разносились далеко, но приобретали качества эха, от чего складывалось впечатление, что путники уже давно минули границу мира мёртвых и теперь слышали отголоски прошлой жизни. Весь путь не занял много времени, так как ещё в таверне Креон расспросил кухарку, что потчевала гостей пивом, где находиться парк. Это место казалось ещё более нездешним, чем весь город. Мягкие сладковатые запахи цветов расслабляли обоняние, птицы спали в своих гнёздах, и лишь ветер неустанно играл листвой высоких деревьев, создавая свою сумеречную песнь. Всё здесь замерло, не было ни души, но ведьмак точно знал, что одна есть точно. Креон напряжённо вглядывался вдаль через ряды кустарников, но даже его острое зрение, которое не менялось при наступлении ночи, не помогало. Слишком далеко. От созерцания окрестностей мужчину отвлёк разговор его спутниц.
- А у тебя с собой есть свечка? - На полном серьёзе осведомился наёмник. Уж больно засели в голову слова незнакомца, а как известно, маги любят такие оккультные штуки. Подобное же исцеляется подобным. - Третья беседка отсюда. - Он соврал не случайно. Мужчина знал, что они пойдут следом, а так же помнил, что он теперь в ответе за всё происходящее. А ну как незнакомка и в правду окажется опасной? Пусть уж лучше будут вдалеке. Разговор же Креон скрывать не собирался, эта информация может оказаться полезной. - Спасибо, - с чувством и без всякой насмешки поблагодарил наёмник девушку, после чего двинулся к нужному месту.
Чем ближе он подходил, тем медленнее становились его движения, приобретая кошачью плавность. Сейчас он с равным успехом мог отпрыгнуть в сторону, если кто-то резко пойдёт в атаку, или извлечь свой меч из ножен, что были закреплены на спине, встать в боевую позицию и произвести контратаку. В таком состоянии все рефлексы обострялись, а время как будто растягивалось, этот результат давала предельная концентрация и многолетние тренировки в братстве. Однако всё было по прежнему - ни звука, ни тени, лишь сквозь листву просвечивает знакомая красная ткань. Незнакомка уже прибыла, но кто она, и чего ждать - всё ещё было не ясно. Мужчина совершенно не слышно прошёл последние три метра и прислонился плечом к столбу, что подпирал крышу беседки и накрепко был перевит стеблями зелёного плюща.
- В свете звёзд вы кажетесь ещё загадочнее, - его тихий голос заставил её обернуться, однако Креон не мог бы поручиться, что она специально не встала к нему спиной. Пока не знаешь человека, нечего и рассуждать о его талантах. - Как вас зовут? Кто вы? - Мужчина, не меняя позы, скрестил руки на груди и едва заметно улыбнулся, продолжая пристально изучать молодую женщину. - И часто вы назначаете рандеву по ночам с первым встречным? Пожалуй, это небезопасно...

Отредактировано Kreon (2017-09-06 03:11:39)

0

19

хы

Прошу прощения за небольшой пост, но больше ничего не придумалось

Итак, их путешествие начиналось. В зависимости от того, как закончится разговор Креона с темноволосой незнакомкой, будет ясно, что делать дальше. Если честно, Барса не ждала какого-либо результата от предстоящей дискуссии представителя сильного пола с той черноволосой дамочкой. Она не доверяла той женщине. На инстинктивном уровне белокурая воительница чувствовала, что все непросто с той неизвестной ей особой. И пусть Эмилия думает, что у ее темно-русого спутника гормоны играют. На деле это может оказаться отнюдь не первобытное желание, а нечто похуже. Нет, тут нужно было держать ухо востро, ибо атака могла произойти с совершенно неожиданной стороны. Бывшая северная амазонка вздохнула. На решение Креона пойти пообщаться с леди в красном платье она не могла повлиять. Не была в силах это сделать и Эмма. Блондинке даже показалось, что ее младшей товарке совершенно неинтересно, что в дальнейшем может приключиться с ее другом. Однако, похоже, все же полностью к предстоящей встрече Креона с темноволосой незнакомкой равнодушна она не была. Брюнетка начала опять подкалывать своего товарища, относительно его стремления познакомиться поближе с той респектабельного вида женщиной скажем так, для продолжения рода. Барса выразительно посмотрела на Эмму. Лично ей эти насмешки черноволосой иноземки уже порядком надоели. У бывшей северной амазонки складывалось впечатление, что темно-русой наемник нравится Эмилии не просто как друг, но и как мужчина. Вот только, по мнению светловолосой странницы, следовало держать свои эмоции в узде, и не высказывать их при всем честном народе. Отношения отношениями, но это касается только вас двоих, и никого более. Эмма, казалось, не обратила внимания на осуждающий взгляд Барсы, и поинтересовалась, где будет происходить встреча Креона с той неизвестной леди. Наемник указал на находившуюся неподалеку от них беседку. Эмилия в ответ заявила, что они с блондинкой будут ждать его на скамейке.
- Удачи, - пожелала успеха мужчине белокурая воительница, после чего он удалился. Брюнетка и блондинка остались вдвоем. Вокруг были тишина и покой. Казалось, обыкновенная ночь. Время блаженства, может даже волшебства и сновидений. Городской сад. Всевозможные запахи. Все это настраивало не на войну, а на умиротворение. Но, увы, в этом городе не было спокойствия. Все из-за монстра, и странной легенды о дочери короля. Сможет ли Креон что-то выведать у незнакомки в красном платье, или это ложный путь?
- Как думаешь, у него все получится? – после некоторого молчания, произнесла Барса, поглядывая на брюнетку, в ожидании ее реакции. – Не боишься, что он может увлечься ею? – как бы, между прочим, поинтересовалась светло-русая странница. Уж не ревнуешь ли ты его, девочка? Бьется сердечко? Стучит? Охватывает волнение? Барса чуть заметно улыбнулась.

Отредактировано Barsa (2017-09-12 11:48:52)

0

20

Время шло, а дама в красном всё не приходила. Эмилия внимательно следила как за главным входом в сад, так и за беседкой, в которой скрылся Креон. Странно, почему наемник сказал, что встреча с незнакомкой должна состояться в третьей беседке, а сам зашел во вторую? Обманул или просто с радости разучился считать? Надо будет по возвращению, выяснить у него этот вопрос. И куда запропастилась жгучая брюнетка? Она же уже должна была быть здесь. А может, зашла с другого входа и уже воркует с Креоном? Эмилия фыркнула себе под нос, от ничего не деланья болтая ногами, сидя на скамейке. Она не любила сидеть без дела и томиться в ожидании. Однако стоило быть начеку, мало ли, как эта встреча обернется.
- Как думаешь, у него все получится? – Спросила Барса, обращаясь к чужестранке. Похоже, ей тоже становилось скучно просто сидеть и неизвестно чего ждать. Воительница пожала плечами.
- Не знаю, - отозвалась она, - просто не понимаю, если эта женщина что-то знает, то зачем ей нам об этом говорить? – Начала размышлять вслух Эмилия. - Все в городе стараются молчать, бояться чего-то, а ей поговорить вдруг захотелось? И почему тогда не рассказать обо всем в таверне, а устраивать свидание вечером в саду, да еще и без свидетелей? Что-то тут не чисто, но, как видишь, Креон даже слушать ничего не хотел…
– Не боишься, что он может увлечься ею? – Неожиданно поинтересовалась белокурая амазонка, заставляя воительницу посмотреть на нее и нахмуриться в непонимании. Взгляд у Барсы был хитрый, совсем как у Афродиты, когда та интересовалась у племянницы нравится ли ей тот или иной юноша. На что это она намекает?
- Почему меня должно это волновать? - Безразлично поинтересовалась Эмилия, вновь переводя тоскливый взгляд на беседку, где сквозь плотную сеть вьюнов стал проглядываться силуэт в алом платье. Незнакомка все-таки пришла. – Мы не пара, если ты на это намекаешь. Он зарабатывает себе на жизнь тем, что находит пропавших людей. Я наняла его найти Геракла. Вот и все. Нас ничего не связывает. Только дружба и общая цель. Он может увлекаться, кем хочет, лишь бы это не помешало ему найти моего… ну в смысле Геракла. – Девушка улыбнулась, бросив взгляд на Барсу, а потом вдруг резко насторожилась. – Эй, ты слышала? – Спросила она амазонку, начав озираться по сторонам. Какой-то шорох или быть может голос или иной какой-то звук взволновал дочь Тары. Он точно шел не из беседки, в которой разговаривал Креон и незнакомка, но вроде как из глубины сада. Чужестранка встала со скамейки. – Я что-то слышала…Надо проверить. Вдруг это засада? – Внезапная догадка напугала Эмилию. Она ведь соврала Барсе, точнее сказала не всю правду. Да, Креон профессионально занимается поиском людей, но лишь для того, чтобы убить их. За его голову наверняка назначена большая награда, он ведь убийца и преступник как-никак. Что если эта дама в красном узнала его и заманила в ловушку, чтобы схватить и сдать за солидную сумму? Нет, дочь Геракла, конечно, была «за» справедливость, но не сейчас. Сейчас им надо спасти принцессу, а затем найти ее отца. Вот уже потом Креон может делать всё, что пожелает. Хоть в тюрьму, хоть на казнь. – Ты идешь? – Эмилия двинулась по тропинке в глубь сада.

офф

Я устала, вдохи нет и писать нечего, так что как-то так((

0


Вы здесь » Древний мир героев и богов » Сюжетная линия » От заката до рассвета


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC