- Ко взглядам быстро привыкаешь. Редко кто идет дальше них, если ты сама смотришь с вызовом. Можешь поэкспериментировать. Не сутулься, расправь плечи. Выбери любого мужчину поблизости, который тебя разглядывает, и поймай его взгляд. Не отводя глаз, выгни бровь и чуть улыбнись, как бы говоря: "ты что-то хотел, дорогой? Я тебя слушаю". Гарантирую: глазеть он перестанет, - жрица рассмеялась, не узнав собственного смеха. - Мужчины по своей природе трусливы. Они будут обольщать сладкими речами, хвалиться подвигами, сыпать сальными шуточками, но едва встретят отпор - вся их удаль испарится за секунду. [читать дальше]
Эта история далеких веков, забытых цивилизаций и древних народов. Мир, полный приключений и опасностей. Жестокие войны и восстания, великие правители и завоеватели, легенды и мифы, любовь и ненависть, дружба и предательство... Здесь обыкновенный смертный, со всеми своими слабостями и недостатками, способен на захватывающий дух героизм, на благородство и самопожертвование, которые неведомы ни богам, ни другим живым существам. Это история беспримерного мужества, почти самоубийственной отваги, это история, где нет пределов достижимого...
annukxenarumina

Древний мир героев и богов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Древний мир героев и богов » Взгляд в прошлое » "Обратная сторона Пути"


"Обратная сторона Пути"

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

http://funkyimg.com/i/2p5zd.png
Действующие лица: Кай, Зена
Время и погода: около 5 лет назад, задолго до войны богов с людьми; прохладно
Место действия: Япония
События:

Победа над Йодоши далась Зене дорогой ценой: чтобы спасти 40 000 душ от проклятья, ей пришлось стать призраком, запертым навечно в далеких-далеких землях. Но когда сердце отчаянно желает вернуться, сами боги в бессилии уступают дорогу. И появляется проводник - загадочный незнакомец, воспитанный духами, который - вот совпадение! - тоже мечтает вернуться к людям. А два умелых воина, объединившись, способны на очень, очень многое.


Музыка для вдохновения: Мельница - Воин вереска

+4

2

Время давно утратило значение. Среди лесных дебрей владений тэнгу то, что для людей было бесценным считалось незначительным, как и прочие людские блага. Кая до сих пор интересовало сколько времени прошло с тех пор, как он имел возможность вкусить настоящей человеческой жизни. Рожден человеком и по какой-то непонятной причине вынужден был стать духом-демоном. Почему тэнгу так крепко вцепились за него и не хотят отпускать? Подобные мысли полукровка позволял себе вдали от остальных, чтобы никто не понял его истинного настроения. Тэнгу способны улавливать мысли друг друга, поэтому каждый его шаг, побуждения и взгляды могли стать понятыми, а это было опасно для самого себя.
Не важно, какое сейчас время суток. Тэнгу знали точно когда всеобщая молитва. В остальном каждый член лесного братства был свободен. Волен делать, что пожелает. Многие попавшие сюда, ставшие одними из тэнгу смогли познать свободу и ощутить демоническое благословение. Кай не принимал до конца своей сущности, как тэнгу, несмотря на то, что навсегда застрял среди них, вынужден жить и подчиняться их законам. Он мог бы стать свободным и станет, когда окончательно примет себя таким, каким его создали и каким его видят. Высокий мужчина, сильный, выносливый. Сильный настолько, что еще в детстве смог сбежать от взрослых тэнгу, ценен для лесных демонов, поэтому даже после смерти они его не отпустили. Они, словно хищники годами выжидают, когда он примет себя полностью, отрешится от человеческой сущности, снимет свой прежний облик и перевоплотится в тэнгу полноценно. Подобно всем будет использовать человеческое лицо, свою былую внешность только ради дела. Кай держался до сих пор. На связь с прошлым и воспоминания о любви к миру человеческому уходило много духовных сил. Полукровка часами проводил в уединении и медитациях, вспоминая каждое мгновение, запах каждого цветка таким, каким он ощущал его до смерти, ведь после неё – изменилось всё. Тело принадлежит ему, разум тоже, но душа… она находится в рабских силках, как залог верности и покорности. Неоднократно Кай спрашивал у короля, почему они просто его не отпустят? Почему не позволили умереть, чего хотят лесные демоны от него? Содзёбо хитер. У него большие планы на полукровку. 
Кай спал в своей пещере. Сон его был неспокойный, ему виделись муки человеческие, крики, мольба о помощи, а затем десятки и сотни неприкаянных призраков, что направляются в лес, дабы найти здесь пристанище. Чья-то белоснежная руки потянулась к нему, коснулась его щеки, но лица или облика владельца ладони демон не рассмотрел. После этого касания он ощутил себя одним из неприкаянных.
Кай проснулся. Очередное видение тэнгу. Другие лесные духи не видели подобных снов. О том, что Каю снятся такие сны знает только учитель. Эти сны, как утверждает Содзёбо, не перестанут снится Каю, до тех пор, пока он не примет их полностью. В очередной раз, полукровка отказывался изменять облик и становится демоном не только внутри, но и внешне. Содзёбо обещал ему даже крылья. Кай не хотел летать, ему достаточно было умения превращаться в бестелесный дух в мгновение ока. Не многие тэнгу владели крыльями. Только самые сильные и способные могли.  Будь на месте полукровки любой другой, ни за что не отказались от такого дара, который Кай отверг.
Мужчина сел, протер рукой влажный лоб и убрал волосы в пучок, чтобы не мешали. Медленно он вышел из своей пещеры и отправился прямиком в огромный храм в лесных тоннелях, где находится святилище тэнгу. Нужно было явиться на молитву. Среди всех прочих тэнгу, Кай вошел в храм последним. За ним сразу же запечатались двери. Молитва должна была проходить в темноте лишь при свете факелов. Над фонтаном величаво стояла фигура первого тэнгу. Ему и воспевали молитвы демоны. Перед фонтаном стоял Содзёбо, ожидая последнего своего воспитанника. Все лежали ниц, на коленях низко склонив головы к земле.  Когда двери в огромную молитвенную пещеру-храм закрылись за ним, Кай оглянулся, перекинулся взглядом с учителем. Они кивнули друг другу. После этого маленького обряда полукровка подобно остальным припал к земле. Безмолвно под покровительством короля проходила молитва демону-создателю тэнгу.  В молитве также теряется счет времени, но разум Кая был как всегда в смятении. Его смятение ощущали и другие тэнгу, а он в свою очередь ощущал их недовольство, поэтому постарался спрятать свою обнаженную душу подальше от их желтых глаз. Во время молитвы видения из сна вернулись. Кай счел это наказанием от верховного за то, что он не был внимателен, ведь в молитве нельзя думать ни о чем, разум должен освободиться. Но его не оставлял в покое сон. Поэтому после окончания поклонения, когда все удалились, Кай подошел к фонтану, внимательно еще раз всмотрелся в орлиный взгляд статуи, тогда пал на колени, склонился перед ней. Молитвы в одиночку ему удавались куда лучше, чем среди своих соплеменников. Только так полукровка смог обрести какой-то покой.
После одиночной молитвы, он опустил кисть в источник, тремя каплями, изъятыми из него, окропил себе чело и щеки, и в последний раз поклонился в почтении древнему демону.
Содзёбо появился внезапно, но Кай научился предугадывать появление наставника. Он заложил руки за спину и почтительно поклонился королю.
- Ты редко остаешься, чтобы молится верховному. Он поможет тебе, он любит, когда к нему обращают особенный взор. Что тебя беспокоит, ученик мой?
Кай никак не привыкнет зваться учеником. Каждый из монахов тэнгу назывался последователем, послушником или просто монахом. Содзёбо любил делать ударение на том, что Кай ученик. Да, он был им, как и все остальные лесные демоны, а король считался учителем для каждого последователя.
- Я видел тысячи неприкаянных душ, - растерянно произнес Кай. Он опустил взгляд к земле, пытался сам найти ответы на видения, которые хотел отпустить. Рука короля коснулась плеча. Кай посмотрел сверху на Содзёбо, тот был немного ниже ростом.
- Ты видел души, что стали жертвами демона Йодоши.
Кай нахмурился.
- Никогда о таком не слышал.
- Как и мы, до тех пор, пока он не проявил себя.
- Вы говорите стали? Где тогда все эти души?
- Спасены.
Кай еще больше нахмурился. Теперь он внимательно всматривался в безразличные желтые птичьи глаза наставника.
- Ты должен найти ту, что отдала свою жизнь за сорок тысяч душ и привести её сюда. Мы не можем упустить такую сильную энергию, заполучив её дух наша магия укрепится. Верховный хотел, чтобы ты увидел тот сон. Он предвидел, что однажды душа столь крепкая и непоколебимая появится в наших краях. Найди её, Кай. Веди её, наставляй её. Неприкаянная спасительница должна найти свой путь к нам. Ступай.
Кай послушно склонил голову. В один миг он превратился в бестелесную массу, по оттенку его одежды. Он любил неприметный серый, поэтому перевоплощаясь в дух передвигался серым неуловимым шлейфом.
Кай осматривал леса в поисках сильной души. Полукровка уже ощущал её энергетику. Призрак спасительницы должен быть где-то рядом.

Отредактировано Kai (2017-02-15 18:58:42)

+5

3

Физическое состояние: не имеет
Моральное состояние: пустота и подавленность, осторожность
Выглядит: красное кимоно  с широким поясом на японский манер, на ногах гэта
С собой: ничего

Всё закончилось.
По закону жанра после таких слов с губ слетал облегченный выдох: слава богам, этап пройден. Пересчитать потери, отобрать воспоминания в назидание грядущему - и можно двигаться к очередной развилке, где наверняка ждет немало интересного. Но для Зены никакого продолжения быть не могло. "Всё" означало абсолютный и бесповоротный конец: жирная клякса, скатившаяся с кончика кисти в том месте, где рука уверенно выводит запятую. Точка.
На ум приходило много выражений на тему смерти, но ни одно не соответствовало истине. Вокруг - пустота, вокруг - бесконечность, потратить которую можно на скитания по лесам или горам - разнообразие ландшафта, нечего сказать! Нет, в Японии по-своему красиво - Зена помнила это еще с первого визита сюда - но сердцу милее палящее афинское солнце, царапающие небо кипарисы, звонкие напевы лиры, так и зовущие пуститься в пляс. Проведя половину жизни в странствиях на чужбине, воительница всегда рвалась домой, а сейчас - особенно. Только вот не видать Элладе больше Королевы Воинов, не слышать свиста шакрама и воинственного клича: душа накрепко привязана к месту гибели тела.
По оружию Зена скучала сильнее всего: не ощущать в ладони тяжелой нагретой рукояти, не рассекать воздух широким лезвием было непривычно, но не так, как оказаться бесплотным духом, не имеющим возможности даже поднять меч с земли. С тоской смотрела женщина, как Габриэль увозит металлический диск обратно на родину - долгие годы она не расставалась с подарком Ареса - и убеждала себя: шакрам в надежных руках. Как и все остальное...
"Почему за мной никто до сих пор не пришел? В Японии принято оставлять духов без присмотра? - шагать, не проваливаясь в почву, получалось без проблем. Отчего тогда на оружие это правило не распространялось? - А вдруг я сама должна у них появиться? - понимать бы еще, как "они" выглядят и чего требуют от вновь прибывших. Здешних порядков Зена не знала, и ее это нервировало. Впрочем, сама виновата: вместо того, чтобы гоняться за Йодоши, узнала бы, что ее ждет в случае неудачи, продумала варианты отступления, как делала обычно. Самоуверенность ее в который раз подвела: женщина всерьез полагала, что армия будет меньше, а она - проворнее. "Смысл теперь искать виноватых? Все равно ничего не изменить, - и от осознания этого хотелось кричать. Громко: до заложенных ушей, до сорванного голоса, до пролитых слез. Но вместо криков - безмолвие, эхом отзывающийся ветер. Холодно. - Почему я чувствую холод? Может, я не умерла?" - на столь крохотную надежду и рассчитывать не приходится: несуществующее тело помнит остроту самурайских клинков и количество нанесенных ими ран. После такого не выживают.
Сквозь сосны начали проглядывать дубы и магнолии, и гречанка определила, что отклонилась к югу. Возможно, получится выйти к океану - закат над соленой водой успокаивает. "Боги, Зена, хватит хандрить! - осадила она себя. - У тебя масса возможностей, используй их. Любому бессмертному созданию можно предложить сделку. Окажешь услугу - вернет тебя к жизни. Сколько раз ты на том свете побывала? И каждый раз возвращалась тем или иным способом, почему сейчас должно быть иначе?" - "Потому что это конец".
- Это не конец. Я вернусь, обещаю. Я не оставлю вас одних, - всех, кто нуждается в Королеве Воинов, и всех, в ком нуждается она. А таких людей немало.
Внезапно сработало чутье: Зена поняла, что больше не одна. Кто-то невидимый находился поблизости, но кто? Друг он или враг?
- Покажись.
"Мне нужен меч. И срочно!".

+5

4

Энергетика души притягивала к себе. Приближаясь Кай стал ощущать помимо силы, исходившей от неё, еще и огромную боль, несколько знакомую ему самому. Но не было для него столь сильным потрясением все пережитое во времена своей жизни, как для неё. Откуда истоки этой боли полукровка не знал, но следовал четко, не позволяя проникнуть чужому ощущению в себя. Этого делать нельзя, иначе духовное подсознание сплетётся воедино и растворившись в чужом, он потеряет и своё и след души, которую пытается найти.
Широкие необъятные дебри демонического леса, деревья, укрытые махровым ковром, кусты, что цветут розовыми цветами (их особенно любят девушки) сквозь и напрочь пропитаны болью чужих эмоций. Туманная россыпь окутывала землю и каждый невесомый шаг терялся в темноте белого дыма. Иногда оттуда возникали призрачные лица. Вместе с ветром пели песни давно ушедшие. Они не смогли покинуть этот мир, слишком много отрицательной энергии несут по себе, не позволяют пройти дальше. Все эти духи брошенных детей, испуганных людей, пережиток ужасного прошлого питал лес, а от того и самих тэнгу темными демоническими силами. Для обычного человека поросший мхом влажный лес, сплошь покрытый туманом мог показаться верхним слоем Дзигоку, но достаточно ужасным для того, чтобы отдать жизнь тэнгу из-за страха. Такими были глубины леса, откуда ни один человек не ушел живым, за исключением мальчика, бежавшего давным-давно в жизни, которую он пытался помнить и с каждым разом это становилось труднее.
Зачем тэнгу понадобилась душа спасительницы? Стоит вести её к ним? В голове кружилось вихрем много вопросов. Внутреннее чутье подсказывало Каю, что ничего хорошего Содзёбо не желает. Он часто бывал безразличен к таким понятиям, как добро и зло. Для тэнгу их априори не существует. Они такие, какие они есть. Ни желания, ни стремлений – слепая вера в темные силы. С другой стороны, есть вероятность, что тэнгу хотят помочь героине. По словам короля – её приход увидел сам верховный. Сейчас Кай вновь столкнулся с внутренним противоречием. Не стоило от тэнгу ждать ничего хорошего, если не возьмешь это силой. Он знал их лучше, кого либо, потому что сам один из них.
Чужая энергия ударила по эмоциям лесного духа. Он подобрался слишком близко. «Нашел». Кай наблюдал за ней издалека. В тёмном лесу её душа светилась странным светло-темным оттенком, будто в ней самой сплелись две силы воедино и одно не могло существовать без другого. И только когда полукровка подобрался слишком близко он понял, чего хотят от неё тэнгу. Он обязан её привести, иначе поступить Кай не сможет.
- Покажись. – она остановилась. Растерянность женщины, которую Кай ощущал совершенно недавно - испарилась. Её душа больше не была обнажена, она излучала силу, а боль скрыла там, где подобные чувства могут быть доступными только ей. Кай удивился, но не стал играть со спасительницей в жестокие игры тэнгу. Запутать, напугать, вскружить голову – любимые методы демонов в этот раз не сработают. Они и не нужны.
Сначала перед глазами призрака женщины появилось серое нечто, а вслед из этого нечто возник мужской силуэт, в мгновение ока материализовавшись. Кай посмотрел глубоким взглядом на неё. Спасительница оказалась чужестранкой. Она удивила полукровку уже дважды и что-то ему подсказывало, что второй раз вовсе не последний. Прежде чем говорить, Кай почтенно поклонился в знак уважения.
- Приветствую, - он сделал вынужденную паузу и после ответного поклона продолжил говорить. – Не хотел смутить вас своим присутствием. Позвольте принести извинения.
Кай осмотрелся вокруг. Слишком острым был взгляд королевы воинов, несмотря на то, что она призрак. Бывший самурай не желал ей зла. Сейчас он был откровенен.
- Здешний лес полон опасностей даже для призрака, - Кай вновь вернулся взглядом к женщине.
Энергетический меч тэнгу ощутимо потяжелел в ножнах, заткнутых за пояс. Кай почувствовал, как оружие желает, чтобы его достали. Его собственный меч пытался указывать ронину, что делать, а между тем взгляд героини-спасительницы, как показалось полукровке, невольно мелькнул в сторону оружия тэнгу. Кай на всякий случай поправил хаори и прикрыл меч. Он понимал, что перед ним стоит великий воин. Тэнгу не знал, как её зовут и не спрашивал. Каю достаточно знать, что она смогла спасти сорок тысяч душ. Лесной демон восхищался ею и уважал её подвиг. Сможет ли она понять, что сейчас он ей не враг?

+4

5

Вдоль земли стелился туман, скрывая чужую поступь, но незримый посланник был совсем рядом: протяни руку - и сумеешь коснуться. Об этом оповещало легкое покалывание в кончиках пальцев - признак того, что интуиция снова не обманула. Случаи, когда она ошибалась, можно было пересчитать по пальцам - во всяком случае, для Королевы Воинов. Бывает, опасность не увидишь и не услышишь, а почувствовать можно. Если не доверять инстинктам, встречи с духами будут похожи на еженедельные деревенские собрания - при условии, конечно, что незадачливого героя после первого раза милостиво отправят обратно, а не заберут в обитель мертвых насовсем. Аид Зену видеть у себя не желал - говорил прямым текстом. Архангелы тоже были не в восторге принять ее после учиненного в Раю погрома и нашествия проклятых с черноволосой воительницей во главе, променявшей ангельские крылья на спасение заблудшего демона. Один... Главе скандинавского пантеона хватило рейнского золота, к краже которого приложила руку гречанка. С Вишну отношения были слишком ровные, а с Перуном и Ра Зена так и не познакомилась. "Теперь ясно, почему меня выслали в Японию. С чего только взяли, что я хочу упокоиться на краю света? Да я вообще умирать не собиралась! - ну да, а битва с Йодоши - развлечения ради. - Надо пересмотреть приоритеты и перестать помогать заведомо пропащим. Не доводит до добра такое геройство, Зена, ох не доводит...".
Завиток тумана пробрался в широкий рукав кимоно и коснулся сыростью кожи. Женщина поежилась: в красной одежде ее было видно за версту, но другой под рукой не оказалось. Доспехи пропали после смерти Пожирателя душ - очевидно, строгие правила самураев действовали и на чужеземцев - а от мысли остаться раздетой становилось сильно не по себе. "Смирение - это не про нас", - успела подумать Королева Воинов, прежде чем перед лицом взметнулось серое облако. От неожиданности она отшатнулась, попав гэтой в ямку, и боль, на удивление острая, пронзила лодыжку. Мысленно выругавшись, Зена, однако, и виду не подала, сохраняя невозмутимость.
Меж тем облако сформировалось в высокого мужчину, что поспешил поклониться ей - жест сам по себе редкий, а применительно к воину - и подавно. Чуть помедлив, Зена склонила голову в знак почтения: хотелось надеяться, что злых намерений незнакомец не таит.
- Я принимаю ваши извинения, - прозвучало ужасно высокопарно, заставив брови слегка сдвинуться к переносице: воительница привыкла к простоте и лаконичности. Ее обычно считали неразговорчивой, что соответствовало истине чуть менее, чем полностью: разговоры - после дела, но никак не вместо. - Кто вы? Вы пришли за мной?
Темные глаза самурая лучились мудростью и терпением. Но, несмотря на человеческий облик, на нем лежала явно различимая печать потусторонних сил, словно прожил он не одну жизнь, а сотню, тысячу - столько, сколько уместилось в историю страны с сотворения мира. От мужчины исходила сила, внушавшая уверенность, - не самый плохой бонус в сложившихся обстоятельствах.
- Что это за место? - Зена огляделась. - Пока я шла, мне казалось, я слышу голоса. И ветер... Он дует в разных направлениях то стихая, то усиливаясь, но листва не шевелится с ним в такт. Деревья как будто живут своей жизнью, - если это деревья, а не реинкарнации грешников. Про карму женщина узнала в Индии, и учение ей пришлось по нраву: куда лучше нескончаемых пиров в Вальгалле или на Олимпе.
"Если он друг, то почему у него оружие?" - то, как мужчина прикрыл катану, Зену насторожило. Но машинального движения мало, чтобы объявлять войну, верно?

+4

6

Тихий ветер окутывал туманным мраком. Кай привык к подобным ощущениям сырости и вечной близости самой смерти. Она была милостива к нему настолько, что отказалась забрать его душу, предоставив его в распоряжении тэнгу. Так несправедливо у него отняли право на смерть, которую он заслужил по долгу чести. Здешняя среда обитания стала для него привычней, чем тот мир, который он помнил. И даже спустя столько лет иногда он умудрялся ощущать себя не на своём месте. Иногда его пробирала странная призрачная дрожь, словно само тело желало пропитаться здешним страхом. Это странно вдвойне, ибо Кай один из тех, кто питает этот лес ужасом, кого боятся. С недавних пор люди на дорогах у леса оставляли для тэнгу подношения с просьбой провести особо ценные караваны через лес без потерь. И кто же эти лесные демоны такие? Духи, нагоняющие страх, защитники леса, пропагандисты темных сил или обыкновенные торговцы? «Мы есть всё» – говорил учитель. «Проводники, убийцы, пожиратели, друзья, мудрецы и лекари». Философия тэнгу состояла в том, что они не поддавались никаким канонам, а их лес – это их отдельный мир, где нет власти ни у богов, ни у людей и даже чудовища здесь живут под опекой демонов, как в тюрьме. Возможно, Кай был одним из тех чудовищ.
- Меня зовут Кай, - ответил мужчина. – Я…
Воин сделал паузу, он опустил взгляд к земле, ощущая на себе пристальный внимательный взор женщины. Даже после смерти она имела уникальный дар, сохранила свою могущественную ауру. Её внимательный взгляд не беспокоил ронина, скорее он сейчас окунулся в самого себя пытаясь дать определение тому, кто он есть.  – Я пришел вам помочь.
Его слова прозвучали убедительно, потому что он сам стал уверен в том, что обязательно поможет синеглазой воительнице, совершившей подобный подвиг. Она пожертвовала жизнью ради людей, которые не являются ей земляками. Она буквально отдала жизнь за чужую землю, за чужих людей и оказалась здесь. Почему? Неужели боги настолько безразличны к её подвигу, или дело в чем-то ином? Можно было ломать себе голову этими вопросами очень долго и не прийти ни к чему. Каю было жаль, что душа её попала в этот проклятый лес, населенный только болью и ничем кроме сожаления и страданий.
- Этот лес принадлежит сумраку. Голоса, что вы слышите, любой призрачный шорох и зыбкий туман лишь призраки прошлого. Духи заблудших людей, брошенных детей, тех, кого отчаяние не покинуло даже после смерти. Их не стоит бояться, они не принесут вреда, - Кай подошел к чужестранке. Он обходительно указал рукой направление. Не стоило стоять на одном месте, иначе скоро сюда в поиске компании слетятся многие призраки и потом от них сложно будет отделаться. Жестом лесной демон предложил героине пройтись. Медленно шагая они вышли к густым бамбуковым зарослям. За ними путь к тэнгу будет необратим. «Веди… веди. Веди её, Кай. Веди к нам. Приведи её душу, Кай. Приведи…» Голоса тэнгу так внезапно возникли в голове и шептали. Мужчина слегка скривился и нахмурился. До этого он был расслаблен и открыт, но не сейчас. Демоны тэнгу залезли к нему в голову, коллективная медитация позволяла пробраться в чертоги его разума. Они шептали ему, указывали и заставляли вести чужестранку к святилищу. Кай ощущал их острое желание, нетерпение. Сначала голоса звучали тихо, а потом стали усиливаться их становилось больше, пока все они не сменились одним четким голосом наставника. От этого хотелось отмахнуться, выбросить из головы. Кай научился блокировать такую ментальную связь, но сейчас не мог себе этого позволить. Лесные демоны легко смущали его мысли и единственное, о чем он молил неизвестные силы, чтобы его спутница не заметила внешних изменений, едва видимой перемены его собственного состояния. Может, человеку не дано было это уловить, но духи и призраки ощущают эмоциональную энергетику острее, нежели люди. Голоса стихли. Кай спокойно посмотрел королеве воинов в глаза. Женщина уверенной поступью шагала рядом с ним. Она казалась сейчас реальней его самого, будто тело – это лишь бессмысленная оболочка, которая не имеет значения.
- Вы погибли, но в ваших глазах еще искрится яркая жизнь. Вы призрак, но ощущаете боль. Память о жизни, которая совсем недавно теплилась в вас еще не до конца утрачена. Скажите, готовы ли вы окончательно и бесповоротно продолжить этот путь?
Кай внезапно остановился. Если он проведет спасительницу к тэнгу - назад дороги не будет. В голове вновь закричали голоса. «Веди! Веди!» Но Кай стоял на месте. Он искал ответ в королеве воинов. Этот путь не её. Душа спасительницы направляется в дьявольские силки хитрых тэнгу и только ей под силу понять, что эта дорога ведёт в вечную ловушку.

+4

7

- Зена, - женщина улыбнулась и протянула руку для рукопожатия, поздно осознавая, что призракам физический контакт не требуется: они же бесплотны. Но, может, эта особенность распространяется только на людей? Себя-то и Кая она видит хорошо, ощущает неудобство нового одеяния, улавливает переменчивую погоду, которая, стоит заметить, еще больше испортилась с начала разговора. Туман, четверть часа назад покрывавший мох у подножья деревьев, незаметно взбежал по стволам вверх и заполнил собою небо, окрасив его в такой-же светло-серый цвет, как все в этом лесу. Начал накрапывать мелкий дождь - воительница почти не ощущала капель, стоя под густой дубовой кроной, но слышала их шорох. Знакомый звук одновременно и радовал, и раздражал.
- Помочь в чем? - осторожно спросила она: помощь тоже бывает разной, особенно, если исходит от незнакомцев. Внешний вид мужчины вызывал доверие, но Зена по опыту знала: злодеи не всегда украшены шрамами, татуировками; вовсе не обязательно увешаны магическими амулетами и вооружены до зубов. Зло - оно ведь часто неотличимо от добра, пока не копнешь глубже.
- На моей родине такие леса назывались проклятыми, - тихо произнесла женщина следуя за Каем в указанном направлении. - Почему призраки остались здесь? Это их собственный выбор или наказание за совершенные при жизни поступки? - подол кимоно пришлось приподнять, чтобы тот не цеплялся за коряги, что лишний раз напомнило причину враждебного отношения к платьям. Возможно, следовало задать вопрос в лоб: ожидает ли ее подобная участь, но отчего-то гречанка медлила. Страх услышать ответ пересиливал любопытство. На ее руках кровь, загубленные жизни, проданные в рабство люди, разрушенные до основания города и деревни - внушительный список, когда боги мертвых призывают к ответу. Королева Воинов знала: вес ее души весу перышка не равен даже приблизительно, а искупили ли хорошие поступки сотворенное в молодости зло, еще только предстояло узнать.
Зена шла за проводником, и с каждым шагом в глубь лабиринта ее смятение усиливалось. Гэта словно налились свинцом - отрывать их от земли стало невероятно трудно. Сердце бешено колотилось (женщина готова была поклясться, что слышит пульсацию крови в висках), и мысль о том, что если она дойдет с Каем до конца - обратно уже не вернется, выжигала в сознании дыру. Почему же она продолжает двигаться? Почему не поспешит прочь, оставляя позади и таинственного спутника, и неумолкающие голоса? "Ты приняла смерть. А шанс вернуться был.., - позволь Зена подруге опустить урну с прахом в источник, сейчас плыла бы в Грецию за новыми приключениями. - Твое спасение стоит покоя сорока тысячам душ. У тебя нет права обрекать их на вечное отчаяние в лесу, похожем на этот", - голос совести безжалостно рубил правду, спорить с которой было бессмысленно. Это ее выбор, ее судьба. Ее Путь, с которого она не свернет - кто знает, вдруг лесные демоны приготовили ей последнее испытание?
Однако Кай тоже остановился. Какое-то время он напряженно всматривался в возникающую из бамбуковой рощи перспективу, после чего повернулся к Зене. Слова его странным образом перекликались с размышлениями воительницы, и та заколебалась. Предупреждающий об опасности инстинкт сейчас молчал - значило ли это, что Каю можно доверять?
- Я слышу рыдания Габриэль в капитанской каюте, - заговорив, гречанка, к своему удивлению, произнесла совсем другое. - Она не понимает, почему я отказалась вернуться, не понимает, что делать дальше. Не знает, как сообщить о моей смерти... - для призраков расстояния не существовало: любые обращения смертных тут же находили адресата. - Ей больно. Еще я слышу, как к востоку отсюда стонет избитая мужем женщина. Не знаю, кто она... - Зена сконцентрировалась. - Стойте, это не муж. На ее селение напали... А неподалеку мальчик, - закрыв глаза, воительница сумела разглядеть его мертвенно-бледное лицо, - он чем-то болен. Если лекарь не успеет, он умрет... Почему я слышу все это? - она с тревогой посмотрела на ронина. До ее прихода в лес никакие голоса не проникали в голову, разум был чист и относительно спокоен. - Кай, вы могли бы меня отвести к океану? - без всякой связи с предыдущей репликой вдруг спросила она. - Мы же можем вернуться сюда позже? - вдруг свойство воды благотворно влиять на мятущиеся умы успокоит и призрака. Хотя, в действительности причина была иной: Зена надеялась увидеть корабль и попрощаться - с подругой, с той жизнью, что амазонка увозила с собой, и с теми несчастными, которым Королева Воинов уже никогда не сможет помочь.

+4

8

Насколько сильно смятение способно преследовать даже после смерти? Каждая душа, покинувшая своё тело ощущала растерянность. Многие верят в то, что после смерти есть иная жизнь, когда душа не обременена телом, но жизнь эта будет диктоваться правилами с учетом того, каким ты был во плоти и какие поступки совершал, имея тело, когда мог свободно гулять под солнцем, вкушать земную пищу и наслаждаться чувствами. После смерти всё иначе. Меняется мир и меняются вкусы, становится страшно, особенно когда душа должна пройти длинную дорогу на пути к заслуженному покою, или каре.
Что помнил Кай о своей смерти? Мимолетную боль от самоубийства и ничего больше. Он вернулся обратно туда, откуда начал свой путь появившись на свет. Иногда ронину казалось, что мать продала его в рабство демонам еще до его рождения. Полукровка в этом мире остался один. Возможно, подобное ощущала женщина, которая сейчас следовала за ним в абсолютную неизвестность.
- Здешний лес люди также называют проклятым. Они привыкли придавать такое значение тому, что их пугает. Это все лишь лес, который стал убежищем для потерянных душ. Где-то в этом мире должно быть место, что их приютит, - Кай сделал паузу. Он призадумался о том, был ли дан какой-либо выбор несчастным бестелесным духам, которые поселились в здешних лесах? В свое время он сделал выбор и этот выбор привел его туда, откуда он однажды сбежал. – Мы избираем еще при жизни и даже последние предсмертные мысли могут стать тем самым решением. Многие из этих духов не смогли расстаться с тем, что их беспокоило: незавершенные дела, привязанность к людям, сильная любовь. Смерть не способна отнять личные переживания, но она также не может перевести того, кто не смог отпустить в первую очередь самого себя. Большинство призраков остаются из-за своих переживаний и незавершенных дел. Но со временем границы памяти стираются. Они забывают кем были, почему не прошли ни один из положенных кругов, а переживания остаются навечно.
Когда-то давно подобные вопросы Кай задавал учителю, он еще был совсем ребенком. Его обучали общаться с призраками, управлять ими. Но главное, чего он достиг – научился понимать их. Раньше отчаянные вопли и болезненные песни духов он воспринимал остро, будто боль принадлежала ему и это сожгло бы мальчишку изнутри. Главное, не обращать внимания, ведь призраки всегда будут искать компании. Они находятся в вечном поиске утешения, но не помнят, чего ищут и в чем заключается утешение.
- В вашем вопросе кроется часть ответа, - сказал лесной демон. – Некоторым призракам здешний лес служит надежной тюрьмой и наказанием. Они обитают в другой части леса. Это, как правило, духи людей, совершивших настолько тяжкие грехи, что их приговором стало вечное заключение в здешнем лесу. Я ощущаю ваше смятение, Зена. Должно быть тяжко умереть на чужбине.
Кай старался не спешить и шел медленно. Он способен сопереживать, проникнуться чужой бедой, но этого недостаточно, чтобы понять и охватить весь спектр пережитого отважной воительницей и того, что она чувствует сейчас. Бессовестные боги (может боги её страны, или боги Японии) оставили ей удел вечного скитальца, отказываясь помочь, или принять. Если они действовали в совокупности, тогда впору действительно верить в первородного лесного демона, нежели в человеческих идолов, которые сами же и предают своих верных героев.
Собственные догадки ронина перестали быть простыми домыслами, когда, подхватывая его мысли Зена заговорила о некой Габриель. Кай опустил понимающий взгляд. Мысли о подруге могли задержать чужестранку здесь, более того они способны превратить её в одного из тех самых призраков, от которых совсем недавно отмахнулся лесной демон. В словах женщины Кай ощутил глубокую духовную любовь, то возвышенное чувство, что позволяет не просто существовать в это мире, а находить смысл даже в маленьком шаге.  Кай окунулся в чертоги собственной трагедии и вспомнил глаза любимой женщины. Бывший самурай помнил, как прозрачные кристальные слезинки танцевали на её щеках…  в тот момент, перед тем, как совершить обряд, он смотрел только в её стеклянные от слез глаза и почувствовал настоящее умиротворение. Только эти глаза он помнил. Сейчас и навсегда.
Кай кивнул в ответ на просьбу спасительницы. Мужчина встал перед Зеной, вдохнул морозный сырой воздух и положил ладонь ей на плечо.
- Закройте глаза.
Как только веки королевы воинов опустились, Кай вместе с ней растворился и от прежних образов осталось облако серо-красного шлейфа. Он превратился в дух, слился воедино с Зеной и теперь воочию смог её глазами увидеть подвиг, что она совершила. Она смогла заглянуть в душу к нему и узнать о его прежней жизни. Но секреты тэнгу лесной демон тщательно скрыл, иначе они явятся уничтожить воительницу.
На увесистом отшибе, высоко над океаном внезапно возникло две фигуры – женская и мужская. Теперь они знали друг о друге больше. Они увидели друг друга. Взглянув на Зену, Кай решил не беспокоить её, поэтому отошел на несколько шагов назад, чтобы не смущать её мысли своим присутствием. Одновременно с этим мужчина ощутил острую боль. В его разум пробивались. Он видел разъярённые орлиные глаза тэнгу, а впоследствии лицо содзёбо. Король что-то кричал, но сюда докричаться не смог. Они тянули руки к ронину, но не могли достать. Кай скривился от боли. Под напором тэнгу ему пришлось слегка сгорбиться, несмотря на то, что демон имел прямую гордую осанку. Но затем нападение прекратилось словами: «Ты это сделаешь!». В голове вновь воцарилась тишина, не считая собственных мыслей. Кай выпрямился. Свежий ветер трепал волосы и приятно ласкал щеки. Частичка быстротечной жизни напоминала о том, что так редко можно увидеть и почувствовать в страшных сырых лесах отчаяния. Мужчина осторожно подошел к Зене.
- Пора возвращаться.

+4

9

Похоже, Кай не верил в проклятья. Оно и понятно: люди боятся всего на свете, а чего бояться духам? Самое ужасное, что с ними могло произойти, давно осталось в прошлом, впереди - одна долгая дорога к мудрости. Если повезет - боги даже позволят прикоснуться к ней, увидеть одним глазком тайны мироздания. В бесконечной жизни немало плюсов, но и минусов хватает: проведя лишь несколько суток за пределами тела, Зена начала это понимать. Она могла перемещаться со скоростью мысли (наверняка могла, все призраки обладают этой способностью), улавливать настроения окружающих, слышать и чувствовать сквозь расстояние. Воздух по привычке проникал в легкие, не принося ни пользы, ни вреда, веки моргали, проясняя и без того острый взор, но все это было не то. Не так. Женщина не ощущала, как влажная от тумана трава щекочет ступни, как редкий солнечный луч касается кожи теплом; для нее перестали существовать запахи - она помнила их, потому ей казалось, что они по-прежнему неотделимы от нее, но в действительности обманывала себя. Правду говорят: пока не окажешься на той стороне, не начнешь ценить простые радости вроде дуновения ветерка на лице или веселого хруста поспевшего яблока на зубах. Став воином, Зена научилась извлекать положительные эмоции из самых ничтожных мелочей - в трудное время что лучше удержит на плаву? - однако сейчас даже это умение не помогало. Она была мертва, и предстояло ей, исходя из слов Кая, остаться в этом лесу навеки: вряд ли у какого-нибудь духа найдется столько нереализованных планов, сожалений и забот, как у синеглазой Королевы Воинов.
- Что значит "отпустить самого себя"? Отречься от того, кем был? Душа бессмертна, в ней копится опыт предыдущих жизней. Если я отрекусь от этого, то собственноручно обреку себя на участь здешних обитателей. Какой мне смысл делать это? - противоречие в словах мужчины не укрылось от ее внимания. Хотя, возможно, его и не было: каждый мыслил сообразно своим вероучениям или их отсутствию (в случае Зены, которая с готовностью знакомилась с чужими религиями, но всегда оставалась при своей: меч - всему голова). В нынешней ипостаси Кай не являлся человеком и вряд ли мог понять ее сомнения. "С чего ты взяла, что он не был им раньше? Возможно, он понимает в разы больше, чем ты. Не торопись судить", - и то верно. Тем более, что в голосе провожатого прозвучало неожиданное сочувствие.
- Очень. Умирать вообще тяжело, когда есть, ради кого жить, - гречанка кивнула. Компания ронина заметно приободрила ее.
Упоминание подруги вырвалось непроизвольно, и в первое мгновение Зена пожалела о сказанном. Но мужчина на удивление спокойно отреагировал: без насмешек, издевок и грубостей он предложил ей зажмуриться, накрывая плечо ладонью. "Теплая..." - успела подумать воительница, прежде чем ее оторвало от земли и помчало сквозь бамбуковые заросли. Она была ветром, перебирающим хвоинки на могучих соснах, была необъятным небом, океаном, что под ним; несла на птичьих крыльях воспоминания о гнезде и хлебных крошках, рассыпанных щедрой рукой у хижины. Энергия, казалось, проходила насквозь, и скорость - немыслимая, запредельная - заменила собой сущность. Это было лучше вдохновения битвы, скачки на необузданном коне, лучше всего, что когда-либо испытывала Зена. Но когда эйфория отступила, ни чем не сдерживаемые воспоминания Кая хлынули внутрь: брошенный матерью и воспитанный лесными демонами в ненависти к миру, он сумел найти себя на службе князя, стал доблестным воином. Полный ярости изгнанник с надеждой на любовь, уважающий кодекс чести и готовый презреть гордость ради помощи собратьям. Герой. Самоубийца.
Осознание последнего буквально бросило гречанку на землю - она чудом устояла на ногах. Тряхнув головой, она отошла к краю скалы и устремила невидящий взгляд вдаль. За время полета ей не удалось познать душу ронина целиком, но прикосновения было достаточно, чтобы перевернуть реальность на сто восемьдесят градусов. Мысли разбегались, и, к стыду Зены, Габриэль в них места не нашлось - все относились к Каю.
Голос за спиной заставил вздрогнуть, и женщина резко обернулась. Боль проводника, разделенная надвое, еще отдавалась в груди - совсем как когда она была человеком. Боль и страстное желание вернуться, слишком хорошо знакомое любому, чью жизнь ненароком перерезали ножницы Мойр.
- Я не хочу лезть не в свое дело, Кай, но... - Зена помолчала, подбирая слова, - ты ведь узник этого леса, так? Ты не отпустил себя, не смирился и слабо веришь, что это получится у меня. И я не верю. Всем будет лучше, если на одного беспокойного призрака в Японии станет меньше. Знаю, я прошу о невозможном, и ты не обязан нарушать законы ради чужеземки, но если я не попробую, то всегда буду сожалеть об упущенной возможности. Пожалуйста, Кай, - она в порыве чувств сжала руку ронина, отчаянно пытаясь угадать ответ в карих глазах, - скажи, есть ли шанс вернуться? Я готова заплатить любую цену, даже готова дать обещание достойно принять неудачу и остаться с тэнгу. Но я должна. Должна, понимаешь? - по выражению лица мужчины трудно было что-то прочитать. Зена терпеливо ждала, осматривая окрестности, как вдруг услышала свист, будто кто-то двигался к ним по воздуху, явно больший, чем обычная птица или зверь.
- Мы не одни, - на всякий случай скинув гэта, женщина сделала шаг от края скалы, не рассчитывая упасть в океан при неосторожной атаке.

+4

10

Жизнь и смерть стали для Кая понятиями призрачными и такими же размыто непостижимыми, как магия для обычного человека. Но он верил в человечество, а самое огромное достижение самого человека – это поступок. Ронин знает, что только человек способен на великое свершение. Каждый дух, демон, призрак, или создание руководствуется собственной верой во что-то, или кого-то, кто считается выше него самого. Тэнгу, допустим, верят в первозданного также сильно, как человечество в Будду. У лесных демонов свой покровитель и его едва ли можно назвать богом, ибо сами тэнгу баснословно приравнивались к богам. Человек также опирается на веру во что-то, или в кого-то, но чаще он находит прежде всего силы в самом себе и благодаря вере в себя способен на поступки, которые стоят уважения. Именно это он увидел в Зене. Чужестранка, именуемая королевой воинов на своей земле и в иных странах, где она проявила себя - способна на поступки, отождествляющие её с богами. И будет уличен во лжи тот, кто скверным языком молвит, будто она способна на это благодаря каким-то там богам. Бог не научит человека держать вилку, не научит варить кашу и, увы, не накормит, пока тот сам себя не обеспечит едой. Перед каждым возникает выбор – верить в бога, или в себя.
Когда самурай-мертвец подошел к греческой воительнице и взглянул на неё, он понял, что её мысли нахальным образом занял он, хотя она желала попрощаться с подругой. Тяжелый взгляд карих очей омрачился печалью самобичевания.
- Я прожил жизнь не такую, какую мне уготовили, - ответил Кай. – Я сбежал, потому что не мог принять и смириться с тем, что от меня требовали. Мой выбор был сделан в пользу свободы, но даже у неё есть своя цена. Свобода неоплатна, и я вечный должник. Не прожил эту жизнь однажды, теперь буду проживать её вечность. Вы правы, я узник собственной судьбы. О своём выборе я не жалею и никогда не стану жалеть. Мне удалось познать любовь, узнать, что такое дружба, повстречать удивительных людей… каждое слово, произнесенное Каем, походило на отзвук его далекого прошлого. Призраки леса казались ронину реальнее, чем его собственные воспоминания, что бесцветной дымкой под чьим-то чутким руководством пытались покинуть его разум. В какой-то момент демон спросил сам себя, зачем говорит с ней про это? Он еще никому не рассказывал подобного и никогда не открывался ни единому живому или мертвому существу, как чужестранке. Но он видел её ауру, он узрел совершенный ею поступок и знал, что Зене можно доверять.  Только стоит ли ей доверять ему? – Теперь я вечный страж этого леса. Даже после смерти судьба заявила свои права на меня.
Лесной демон опустил взгляд на руку воительницы. Он ощутил прикосновение Зены также ярко, как при жизни. В её касании была не только просьба, но еще жгучее желание бороться даже с собственной смертью. Удивительная женщина, что сейчас держала его за руку готова до последнего сражаться. Не удивительно, что тэнгу яро желали заполучить её душу в свой кладезь. Она спрашивала о возможности вернуться, о том есть ли у неё шанс, а он хладнокровно молчал. Лесной демон смотрел в синие глаза воительницы, в которых не угасло пламя жизни, но не отвечал ничего. Кай опустил тяжелый взгляд к земле, что-то подсказывало, что он должен её отговорить и привести к королю, как положено, ведь это его задача. Но больше ему хотелось помочь, перестать исполнять роль палача и жестокого демона, а вспомнить, каким он есть на самом деле и каким он когда-то был. Глубокий взгляд карих глаз вновь коснулся чужестранки, Кай готов был дать неспешный ответ, но ему помешали…
Приближение нечто знаменовал скрипящий свист и огромное расплывчатое изваяние с неясными очертаниями. Оно стремительно набирало скорость. Ронин спокойно всмотрелся вдаль, а его спутница сбросила гэта, готова к любой схватке. Лесной демон положил руку Зене на плечо, хотел передать и ей своё равнодушное спокойствие. Это не тэнгу, им без надобности нагонять «беглеца» пока что. Когда огромное создание ускорилось и в мгновении ока оказалось поблизости, Кай обнял Зену вновь растворившись вместе с ней. Создание не обратило внимание, что на пути уже никого нет. За его спиной ронин и воительница вновь материализовались. Он отпустил королеву воинов.
- Это не за нами, - спокойно произнес демон.  – Ину-гами из лесу отправились на охоту. Кто-то совершил страшно жестокое преступление.
Мужчина и женщина проводили взглядом нечто, что теперь вырисовалось в огромного двуглавого пса с удивительно пышным и мощным хвостом, необъятной шеей и когтистыми лапами. Наблюдая за тем, как мстительный дух скрылся в облаках, Кай повернулся к Зене.
- Возможность вернуться есть. За святилищем тэнгу находятся врата к источнику вечности, что вытекает из реки мертвых. Он доступен только богам и высшим сословиям демонов. Открыть проход к нему может содзёбо, - самурай вдохнул свежий воздух, на его лице всегда отпечатана некая тяжесть, а сейчас он нахмурился, предполагая, что может быть с Зеной в случае неудачи. – Мы отправимся к тэнгу, как они того хотят. Но ты должна скрыть своё желание, иначе затея станет провальной еще до попытки.
Кай выдержал необходимую паузу, следом протянул ладонь.
- Ты готова?

+4

11

- Верно, у свободы есть цена, - согласилась Зена: кому, как не ей, знать о трудностях, подстерегающих странствующего воина за поворотом? Ни дома, ни семьи, ни чувств - никаких слабостей, способных послужить оружием против нее же. Иногда такая жизнь была даже в радость, но чаще тоска по несуществующему раздирала сердце на куски. Женщина не могла находиться рядом с теми, кого любила, не могла возвращаться в собственный домик у моря, даже от детей была вынуждена отречься ради их блага. Последнее, конечно, под большим вопросом - возможно, Зена - плохая мать, а не обстоятельства неудачно сложились - однако сути это не меняло. Королева Воинов запрещала себе привязываться к людям, и раз за разом нарушала это правило, обжигалась, но не теряла надежды. Глупой, бессмысленной надежды обрести счастье - потому как любовь лежала в основе всего, назови ее хоть душевным светом, хоть блеском глаз и вдохновением битвы. Чтобы бороться за что-то, нужно твердо знать, на что опираешься, а с годами гречанка поняла: ярость и ненависть - коварные эмоции, так и норовящие на манер скользкого речного камня у брода вырваться из-под ног и сбросить в бурлящую воду. Благо, в жизни Зены появилась Габриэль - дорогая подруга, ставшая настоящим якорем, прочным канатом вдоль шатких мостков, по которым бывший Завоеватель курсировала от света к тьме и обратно. Но даже цепляясь за эту удивительную дружбу, гречанка искала иное - то, что подарил и тут же отнял сын Зевса, легендарный герой и в прошлом - далеком, словно линия горизонта, - жених...
- Но не мы ли сами назначаем ей цену? - и правда, кто сказал, что нельзя иметь все и сразу? Почему если воин, то обязательно одинокий, а если самоубийца - то проклятый? Должны же во вселенских законах существовать лазейки, называемые справедливостью, кармой либо чем еще - фантазия философов здесь неистощима - иными словами, способы свести желаемое с действительным хотя бы на малость. "Всегда можно попытаться", - а вот в этом Зена была права. Любой приговор можно оспорить, любой тирании бросить вызов. И у богов смерти любой страны потребовать права вернуться. - Судьбу можно изменить, Кай. Что бы ты не совершил в прошлом, я уверена: ты давно искупил это, - от обреченности в словах мужчины защемило сердце. Ронин был таким же живым, как она, чувства не умерли в нем, не были стерты тэнгу - доказательством тому ощущаемое при касании тепло, ясность мысли во взоре. Отличие заключалось лишь в том, что он смирился. А она - пока нет.
Ладонь накрыла плечо в успокаивающем жесте - женщина почувствовала, как в нее перетекает уверенность Кая, но продолжала оставаться настороже. Сильная рука обвила ее талию, убирая с пути создания, летевшего по своим делам и не собиравшегося отвлекаться на крошечные фигурки на гребне скалы. Прозрачный хвост пролетел над самыми головами воинов, едва не задев макушек, а после скрылся вслед за хозяином в прорези облаков.
- Да у вас тут полностью укомлектованный цирк, - скептически заметила Зена. Короткое, но такое необходимое обоим объятье  - кирпичик в кладке доверия - распалось, и она перевела взгляд на гэта, размышляя, обувать снова эти неудобные колодки или остаться босиком. - Ину-гами убьет преступника? - не хотелось представлять, что две головы способны сотворить с провинившимся. Интересно, сколько еще неопознанных чудовищ водится в Японии? И сколько из них встретятся на ее пути?
Кай заговорил, медленно подбирая слова, - Королева Воинов с нервозностью приговоренного к казни ловила тихие фразы, пытаясь предугадать направление мыслей ронина. 
- Содзёбо - это тот, кому подчиняются тэнгу? - на всякий случай уточнила она. - К чему мне следует подготовиться? Он будет испытывать меня? - с появлением плана, в голосе женщины зазвучала присущая ей решимость. - Что я должна делать, чтобы не попасться?
Самурай объяснил, и Зена, помедлив мгновение, достаточное для заискрившейся в синих глазах благодарности, взяла его за руку.
- Я готова. Веди.

+4

12

- Ину-гами, - задумчиво произнес Кай. – Да. Они накажут одного человека. Он часто подвешивал свою жену за ноги к потолку до тех пор, пока у неё не хлынет из носу кровь. Затем снимал её и приводил в чувства. В последний раз за хозяйку заступилась собака. Мужчина убил собаку, повесил её также, как жену. Ину-гами не прощают таких преступлений. Постарайся сосредоточиться на впечатлении от них, пускай увиденное тобою вычеркнет остальные мысли, любые желания и тогда у тебя всё получится.
Имел право Кай давать Зене надежду? Обыкновенную надежду на возможное возвращение.  Кто знает. Кроткими шагами надежда может перерасти в наваждение, или отчаяние. Почему не смог сразу сказать воительнице строгое нет? Он совершенно не желал путать её. Королева воинов спросила есть ли такой способ и Кай дал верный ответ. Разве его самого не вернули из мертвых, обратив в демона? В любом случае иногда ронину казалось, что он принимает много неправильных решений, ведь память из жизни еще не угасла. Он помнил, как его решения зачастую приводили к последствиям, которые сложно расставить по полкам и привести в порядок. Каждый раз Кай игнорировал страх перед тем, какой может быть расплата. В этом заключалась его храбрость и неповиновение законам, перед которыми он обязан стоять на коленях. Отдать душу Зены на питание для энергии тэнгу станет преступлением куда злейшим, чем мелкое предательство своего же народа. Каю не впервой отвергать тэнгу с их требованиями. И сейчас лучше он пройдёт путём очередных последствий, которые влекут за собой его поступки, нежели присоединится к преступникам. То, что монахи хотят сделать с душой чужестранки, иначе не назовешь. Неужели такую благодарность ей окажет Япония за спасение своего народа? Нет, Кай постарается этого не допустить. Да – он не имел права обнадеживать заморскую воительницу, но он это сделал и приложит максимум усилий, чтобы ей помочь. Только сначала Кай должен выполнить задание данное учителем.
- Он король тэнгу, - ответил демон на догадки Зены по поводу содзёбо. У него не было имени, так звучало его звание. Его преемник и преемник преемника также будут называться содзёбо до тех пор, пока тэнгу существуют. – Содзёбо не станет испытывать тебя. Он опасен тем, что может знать твои мысли и чего ты хочешь. Тщательно контролируй их, отдайся новым впечатлениям и тогда он не сможет разглядеть твоё настоящее желание.
Королева воинов взяла его за руку, и они растворились в призрачной дымке. Кай перенес Зену обратно в лес, прямиком к тому месту, откуда они ушли. Тут же ему показалось что на его плечи обрушился неподъёмный груз, стало тяжело, а тяжесть заключалась только в муках, терзающих совесть. Он знал, что поступает правильно, но некая преданность тэнгу за столь долгое время также заняла в его душе определенное место. Легко думать о подвиге вдали от дома, но вернувшись всё оборачивается другой стороной. Карие глаза ронина с тяжестью взглянули вглубь бамбуковых зарослей, меж которыми плясали ковры тумана. Обратно пути не будет. Кай поманил Зену за собой. Первый шаг воительницы навстречу сырым стеблям бамбука превратил её в настоящего призрака. Одежда перестала быть осязаемой, не было необходимости ступать по земле. Королева воинов превратилась в полноценного призрака переступив эту границу. Кай с сожалением посмотрел на спутницу.
- Доверяй мне, - попросил он. Самурай понимал, что обещал вернуть её к жизни, или хотя бы попробовать, но вместо этого подтолкнул воительницу на шаг к окончательной пропаже. Но так нужно, иначе не выйдет.
Почувствовав компанию со всех сторон возникли юрэй, они пели протяжные песни, приглашали Зену в своё царство, приветствовали её.   Много юрэй заприметив Кая рассыпались кто-куда, истошно продолжая петь. Внезапно перед Зеной возникла женщина. Призрак без лица держал на руках новорожденного ребенка, она протянула дитя королеве воинов. Кай приостановился. Он часто видел её здесь. Судьба у бедняги была тяжелая, она утопилась вместе с ребёнком, поэтому вокруг неё всегда возникало болото. Асур стал ощущать, как промокают его ботинки.
- Пойдём.
Далее туман развеялся, звуки исчезли, бамбуковые заросли заканчивались. Земля здесь сухая и появилась иная растительность, по левую руку росли желтые цветы, а далее за твердой полосой зеленых стебель открылся широкий вход в пещеру. «Пришли». Кай попросил воительницу следовать за ним. Они вошли на порог пещеры, вокруг находились стены опутаны плотными сухими корнями. А за длинным проходом открылась широкая поляна. Воздух здесь казался теплее, а вокруг шелестели белые листья, такие же призрачные и нереальные, как и всё, чем являлся здешний лес. В зияющих дырах тьмы, окутывающей глубокие и массивные корни гулял ветер, оттуда он приносил лепестки, там же они исчезали. Вдали молчаливо и гордо хранил святилище бог тэнгу, у его ног тлели свечи. Страшное место для тех, кто не видит в этом смысл существования лесных демонов, их философию и принципы. По обе стороны низко склонили голову к земле монахи. Никто из них не отреагировал на возвращение Кая. Это были тэнгу-защитники святилища.
- Уйдите! – приказал Кай. Жёлтым дымом монахи развеялись и скрылись в темноте за широкими корнями. Вслед за исчезновением стражей, появился король тэнгу.

Кай сложил руки в приветственном жесте и слегка поклонился.

http://funkyimg.com/i/2r1rY.gif

Содзёбо ответил таким же учтивым поклоном, после впился взглядом желтых глаз в призрак королевы воинов.
- Мы ждали тебя.
Кай отошел в сторону.
- Воистину глупцы ваши боги… наши боги, - продолжил король. – Они не умеют видеть так как видим мы, верные их слуги. Ты оказалась здесь, дитя, потому что никто не пожелал принять твою душу и в этом заключается главная глупость владельцев мира сего. Здесь, - содзёбо развел руки, взмахнув огромными желтыми рукавами, – иной мир. Так случилось, что твой путь привел тебя сюда. Далее ничего нет. Но за твои заслуги и силу мы готовы предложить тебе два варианта. – Глаза монаха ожесточились. Так бывало всегда, когда он кого-то ставил перед выбором. – Стань одной из нас, призрачной хранительницей леса, или же прими участь неприкаянной души. Мы предлагаем тебе то, чего еще не предлагали ни одному призраку – цель, которая не превратит тебя в серую массу сожалений и боли.
Кай нахмурился, он понимал зачем учитель хочет её согласия. Им не нужны её услуги, как защитницы леса - это искусная ложь, на которую сложно не повестись. Королю нужна энергия Зены, но не услуги защитницы. Самурай сложил руки за спину, глядя перед собой в землю. С последних сил он сдерживал себя, чтобы не предать. С другой стороны, он верил в мудрость и силу королевы воинов противостоять искушениям, ибо каждое слово из уст тэнгу звучит подобно благословению.
- Мне не нужен срочный ответ. У тебя есть время подумать – впереди вечность, - учитель улыбнулся хищной улыбкой, расправил широкие желтые рукава, освободил крылья и вспорхнул к вершине. Там он исчез.
Кай посмотрел на Зену.
- Следуй за мной. Не говори ничего.
Вместе они отправились к выходу. Ронин повел чужестранку к своему жилищу. Оно было похоже на его старую избушку у порога этих лесов, разница в том, что сейчас его жилищем была не изба, а небольшая пещера. Здесь темно, но уютно. По своему обыкновению свечи стояли на чем-то подобном бочке. Спал Кай на земле, поэтому никакой кровати, или даже лежанки не было. Зато на железных прутьях висит котёл, а под ним лежат свежие дрова, рядом деревянный табурет. – Побудь здесь.
Попросил асур и вышел из пещеры. Не прошло минуты, он вернулся с палкой в руках. Кай разжег пламя, чтобы здесь стало светлее. Он не предлагал Зене присесть, потому что в этом не было необходимости, пока она бестелесная и невесомая, поэтому он сел сам и принялся что-то вырезать из палки. Мужчина вырезал с особой аккуратностью и внимательностью, и вскоре обыкновенная палка превратилась в красивый деревянный хорошо отшлифованный браслет с тремя японскими иероглифами.
- Позволь? – он попросил руку Зены и надел ей браслет. Как только дерево соприкоснулось с призраком, три символа засияли голубым свечением, а после погасли. Одновременно с этим королева воинов стала материальна. Особая магия тэнгу. – Думаю, так тебе будет привычней. Присаживайся.
Вот теперь он уступил место Зене на табурете, а сам сел на землю, всматриваясь в пламя. Кай пытался продумать их дальнейшие шаги. Содзёбо дал спасительнице время на размышления. Но зачем?

Отредактировано Kai (2017-03-29 20:42:06)

+4

13

Второй полет не вызвал бури эмоций - возможно по причине того, что Зена знала, к чему готовиться. На этот раз чувства Кая не спутали ее мыслей, направленных преимущественно на тэнгу. Контролировать себя? Прежде это выходило без проблем. Даже  с богами, умеющими вытаскивать на белый свет потаенные желания, воительнице удавалось сохранять хладнокровие, почему же встреча с демонами так ее пугает? Хотя, нет, страх - неподходящее слово. Тут что-то иное, что уходит корнями в глубину язычества, захватившего мир от востока до запада. Волнение перед решающим шагом, исправить который, соедини ты усилия живых и мертвых воедино и помножь надвое, уже не получится. Беспокойство за проводника - подставлять его под удар Зена не хотела - злость на новый облик, мешавший вооружиться и ощущать себя увереннее. И, конечно, недоверие. Женщина не была бы собой, если бы с полуслова доверилась незнакомцу. Такие поступки заметно укорачивали жизнь, а у воина она и без того короткая. Одна ее часть готова была поверить ронину (что, собственно, и произошло), но другая зорко смотрела по сторонам, запоминая ориентиры и просеивая услышанное через сито разума. Кай так и не сказал, зачем тэнгу хотят заполучить душу гречанки. Вариантов было два - уничтожить или использовать - и оба Зене не нравились. Да, боги, она ненавидела ситуации, когда не удавалось проверить ложь заранее и приходилось шагать вслепую! "Контролируй... Успокоишься тут, ага", - осторожно шагнув в уже знакомую бамбуковую рощу, Королева Воинов с ужасом заметила, как бледнеет кожа, начинает просвечивать кимоно. Минута - и перед Каем парил настоящий призрак, прежняя тень самого себя. Именно в этот момент женщина осознала: обратного пути нет. Если ронин обманул ее...
- Доверяй мне, - просто сказал он, и Зена кивнула: она постарается, как бы трудно ни было. Ей больше некому верить в этом лесу.
Едва они сделали несколько условных шагов - ибо перебирать ногами по земле теперь не требовалось - как отовсюду заспешили духи, приветствуя гостей. Их песни завораживали, но брюнетка всегда с равнодушием относилась к музыке. Словно почуяв это, умершие расступились, выпуская вперед безликий женский силуэт с ребенком на руках. Зена остановилась. Напоминание о Солане и Микаэле?.. Грех матери, отказавшейся от детей, преследует ее и в загробной жизни?
- Пойдём, - не давая коснуться призрака, Кай потянул спутницу за рукав: друг для друга они были более материальны, чем для окружающего мира. Долго еще Зена провожала взглядом духа, а после обхватила себя за плечи: как сможет она выстоять против магии содзёбо, если при первой встрече с прошлым позволяет сомнениям пробить броню невозмутимости. Душевные латы давным-давно истончились от слез и боли; кажущиеся внешне крепкими, в действительности они не защищали, не спасали. И сквозь неплотно подогнанные металлические пластины можно просунуть клинок, что говорить про доспехи из долга и принципов?
Роща упиралась в поляну с желтыми цветами, за которой начиналась пещера. Их путь лежал насквозь, и Зена молча последовала за Каем, собирая волю в кулак. Естественная выемка в скале оказалась сухой и теплой: оплетавшие стены корни придавали ей сходство с большим дуплом. Деревья дышали, пульсировали - неудержимое желание погладить переплетение корневищ и убедиться, что они такие, какими представляются, завладело женщиной, но открывшаяся ее взору вторая, более просторная пещера, заставила забыть о не подобающих воину мыслях. На краю возвышалось открытое святилище с алтарем, у подножья которого преклонили колени жрецы. Блики свечного пламени плясали на камне и дереве, но помимо них имелся другой источник света. Не сразу Зена поняла, что белые лепестки, кружащиеся в воздухе, испускают слабое свечение, напоминая снежинки - роскошь для жителей южных стран. Большинство греков не имело понятия о снеге, однако Королеве Воинов повезло: путешествуя по землям Одина, она познакомилась с этим природным явлением, правда, так и не смогла оценить его по достоинству.
Пещера пугала и восхищала одновременно. Женщина кожей чувствовала гуляющую под ее сводами энергию и гадала, что произойдет с вором, решившим ограбить святилище - находились ведь такие, кто проникал в сокровищницы бессмертных и оставался цел. "Автолик бы смог", - друг был профессионалом высочайшего уровня, только и о нем воспоминания скоро потускнеют, сотрутся...
Жрецы проигнорировали появление собрата, а тот и вовсе не стал церемониться. Взметнулись одежды - и святилище опустело. Ненадолго, впрочем: из заалтарного пространства появилась фигура, излучавшая такую силу, что Зене не пришлось ломать голову с определением его личности. Соединив руки перед собой, Кай поклонился, брюнетка же осталась стоять: статус легенды позволял ей не кланяться.
Содзёбо ответил на поклон и обратил внимание на гостью. Желтые птичьи глаза грубо проникли в мысли гречанки, но та, предупрежденная, поставила блок из впечатлений - к счастью, их хватало. На губах демона мелькнула улыбка - какому хозяину не нравится, когда восхищаются интерьером его дома?
- Благодарю вас, что не оставили меня блуждать по Японии. Для меня честь - посетить это священное место, - проговорила Зена, пробуя лесть на вкус. Блюдо сие по нраву всем, главное - не ошибиться в пропорциях.
- Здесь – иной мир. Так случилось, что твой путь привел тебя сюда. Далее ничего нет. Но за твои заслуги и силу мы готовы предложить тебе два варианта, - продолжил содзёбо, и Королева Воинов внутренне напряглась: дух подошел к цели беседы скорее, чем она ожидала, даже не потрудившись завуалировать суть. Стать демоном или пополнить ряды неприкаянных душ - выбор, однако, невелик. Если она склонится в пользу второго, то все равно останется подвластна тэнгу, следовательно, они так и так получат ее душу. В чем тогда подвох? Неужели демоны принимают чужеземцев за таких дураков? Или в расчет идет тот факт, что она - единственная женщина из присутствующих? "Ну-ну, ты не первый, кто обломал зубы, считая меня легкой добычей", - заключение это осталось спрятанным глубоко внутри, вслух Зена произнесла иное.
- Я не была в ваших краях раньше и, к своему стыду, плохо знакома с философией тэнгу, - она будто шла по льду, грозившему  вот-вот треснуть и утопить ее в холодных черных водах. - Если это возможно, прежде, чем дать ответ, я хотела бы осмотреться... господин, - гордая черноволосая голова все-таки склонилась в еле уловимом поклоне. Счастье содзёбо, что в этот миг он не видел выражения синих глаз - когда Зена выпрямилась, взгляд вернул былую покорность.
Как ни странно, демон не настаивал. Выдавив подобие улыбки, существо взмахнуло желтыми рукавами, расправило крылья и исчезло в проеме над головой - крошечном и потому незаметном при входе в пещеру.
- Следуй за мной. Не говори ничего, - Кай повел ее прочь от святилища, стараясь ступать неторопливо и не привлекать лишнего внимания. Жилище его представляло собой очередную пещеру, но в ней был сложен настоящий костер, весело заискрившийся огнем в руках ронина. Машинально женщина протянула ладони к пламени - она любила огонь с давних пор - и тут же опустила: ощущение тепла ей отныне недоступно. Кай вышел и вернулся с толстой лозой; расположившись на табурете, он принялся что-то вырезать, пока Зена передвигалась по пещере, осматривая аскетичную обитель нового друга.
- Красиво! - браслет и правда вышел хорошо. - Это мне? Зачем? - наблюдая, как мужчина надевает незамкнутое кольцо ей на запястье, гречанка в недоумении подняла глаза. Но стоило коже соприкоснуться с деревом, иероглифы засветились, а когда погасли - воительница вернулась к привычному состоянию. 
– Думаю, так тебе будет привычней. Присаживайся, - улыбнулся Кай, уступая место у огня.
- Ты прав. Спасибо, - вторая попытка погреться увенчалась успехом, и какое-то время оба сосредоточились на красно-желтых всполохах. Зена нарушила молчание первой.
- Полагаю, к нам приставят слежку. Содзёбо захочет убедиться, что я не сбегу, а ты не поможешь. Я не видела всего леса, но, судя по той его части, с которой ты меня познакомил, убежать отсюда непросто... Кай, зачем я нужна тэнгу? Тут и без меня хватает хранителей. Если, конечно, от меня требуется только охрана, а не что-то иное.

+4

14

Самому хитрому из ёкай не дано было понять цели великого содзёбо, ибо он мастер испытаний, интриг и по необыкновенной странности случается так, что в его лжи скрыта немалая доля правды. Поэтому нужно уметь понимать его слова. Не брать в расчет то, что лежит на поверхности, а копнуть глубже и тогда, возможно, сможешь защитить самого себя. Однажды Каю удалось выстоять один на один, но сейчас дела обстояли не так и под ударом не он. Демон посмотрел на женщину, что грела руки у очага, наслаждаясь ощущением тепла. Кай видел в ней сильную личность. Её диалог с учителем был сдержанным, спокойным – она не проявила ни капли страха, наоборот, каждое слово воительницы пропитано почтением, которое скрыло истинные мотивы. Закрывать свою душу и прятаться от проникновения она умела очень хорошо. Королева воинов излучала силу и надежду, уверенность в себе, стойкость. Но глядя на неё сейчас он понимал, что её душа болит. Она обременена тяжелым прошлым, с ним воительница не могла расстаться – то, что она творила и пережила стало частью неё. Её прошлое, настоящее и будущее имели значение всегда. И даже теперь. Зена отягощена. Сильные люди несут на своих плечах ношу, о которой человеку сложно вообразить. Это ноша поступков, принятых решений и результатов. Каю знакомо подобное чувство, когда тяжесть деяния душит, словно веревка с камнем у шеи.
- Синие огни у моей пещеры - призраки-шпионы учителя. Ты права, они слушают, но здесь нас никто не услышит, - Кай поднялся с земли. – Сбежать отсюда невозможно, если не знать леса.
Мужчина отошел в дальний угол пещеры, оттуда он взял меч, что покоился в черных ножнах и преподнес воительнице.
- Возьми, пригодится.
Внезапно Зена задала вопрос, который душил её со времени возвращения из святилища. Этого вопроса Кай боялся больше всего. Демон выпрямился во весь рост, взгляд спокойных карих очей помрачнел. Он старался как можно дольше держать чужестранку в неведении…
Содзёбо даровал Каю вторую жизнь после смерти. Почему-то король тэнгу, по ему одному ведомым причинам, не смог отпустить непослушного ученика и выцепил из лап смерти. Полукровка стал полноправным демоном. Сначала ему трудно было смириться с этим, ведь он стал тем, от чего бежал и даже смерть не пугала его. Но время всё расставило на свои места. Теперь Кай принял себя таким, каким он должен был стать еще в первой жизни. Лесным тэнгу, демоном без человеческих эмоций и привязанности. И в какой-то мере ронин привык к такой жизни. Вопрос оставался прежним – готов Кай вновь предать учителя, ради чужестранки?
- Ты сильна. Им нужна твоя сила, - немногословно ответил Кай, ощущая, как где-то внутри его пронзил укол собственного предательства. Демоны тоже смертны… но у кого подымется на предателя рука? Только у одного.
Всех ёкай питает потусторонняя энергия. Каждое сверхъестественное существо ищет энергетической пищи, подпитывается ею, и сильнее тот, кто может правильно распоряжаться силой. Тэнгу умели искусно использовать энергию, но возможность подпитать её силой непостижимой и необъятной выпадает редко, поэтому тэнгу не могли упустить столь мощный энергетический призрак.
Учитель обманывал, у Зены далеко не два варианта. Кай знал это. Один из предложенных оказался абсолютной ложью, второй лишь одним из вероятных развитий событий, но никто не взял в расчет, что дух Зены растерян и обескуражен только сейчас, а свыкнувшись с жизнью здесь может превратиться в одного из тех духов, которых сложно контролировать. Если воительница примет предложение содзёбо хранить лес – они её уничтожат, разберут энергию чужестранки по крупицам.
Зачем судьба привела её сюда?
- Я покажу тебе лес. Когда ты вернешь себе жизнь, тебе придется отсюда бежать. Бежать со всех ног и не вступать в схватку с ёкай. Содзёбо отправит всех на твою поимку, поэтому ты должна будешь знать дорогу, в случае если я не смогу тебя сопровождать.
Кай опустил взгляд. Он наверняка знал, что не сможет сбежать. Поведение Зены возродило в нём давно забытые желания. Он представил, как бежит вместе с ней навстречу дневному свету из полумрака лесного моря, а дальше лицом к лицу встречается с жизнью.
«Зачем дал ей тело?» - голос учителя звоном отозвался в ушах. Три огромных шрама, скрытые под волосами сильно разболелись, стоило обитателю пещеры выйти из неё со своей гостьей. «Она волнует юрэй» - просто ответил Кай и голос в голове стих. Асур не знал, удовлетворил такой ответ учителя, или нет. Синие огоньки беспокойно взметнулись вокруг Кая с Зеной, а потом исчезли. Они будут пропадать и появляться внезапно, невзначай преследовать объекты их интереса. Полукровка молча повел королеву воинов к горам, там у водопадов можно разглядеть край леса, где заканчиваются владения тэнгу и начинается мир людей.

Отредактировано Kai (2017-04-05 00:17:13)

+3

15

- Вот как... - протянула Зена, внимательно следя за перемещением мужчины. Он был спокоен и еще более невозмутим, чем в момент знакомства, будто шпионы содзёбо совершенно его не волновали. Привык или?..
- Возьми, пригодится, - делиться подозрениями воительница не спешила: прежде чем раскрывать карты, нужно убедиться в наличии козыря. И хорошо, если их будет больше одного, учитывая обстоятельства и остальных игроков. Вряд ли демонам знакомо понятие "честность". Уж лучше изучить меч - отдать ему должное, он был великолепен, это Зена определила, едва дотронувшись до рукояти. Легкая и удобная, та, словно влитая, поместилась в ладонь, уговаривая позволить клинку запеть. Но как велико не было искушение, женщина не поддалась ему: выдвинув оружие из ножен - добротных, украшенных по краю узорной вышивкой - примерно на треть, она провела пальцами по лезвию, осторожно коснулась заточки. Острый. Волос, может и не перерубит, но голову отделит от шеи точно. Поистине королевский подарок, лучше которого для воина не существует.
- Хороший меч, благодарю тебя. Надеюсь, он так и останется в ножнах, - еще одна мечта, которой не суждено сбыться. Подозрительно много их что-то в последнее время. 
От глаз Зены не укрылось сковавшее ронина напряжение - он явно ждал вопроса про планы тэнгу. Ждал и одновременно опасался, стараясь максимально отдалить откровение. Гречанка знала это состояние: когда Габриэль наседала на нее с расспросами, она так же медлила и переводила тему, пока не чувствовала лопатками стену. Тогда наставал черед правды (или полуправды - зависело от сути требований), поскольку у угла, в который ее загнали, имелся единственный выход - вперед. А правду Зена не любила. Не всю, конечно, - лишь ту ее часть, что касалась темного прошлого и всех неблагородных поступков, в которые юную амазонку посвящать не следовало. Подруга обижалась, ссылаясь на недоверие, но причина была в другом: в страхе испачкать невинную душу тьмой - ее ведь не смоешь речной водой, подобно дорожной пыли. Когда Габриэль совершила убийство, стало проще. Но об этом Зена предпочитала не распространяться, ибо мнение такое низко и недостойно Королевы Воинов.
Ответ Кая ее не устроил от слова совсем.
- Я сильна, как может быть силен человек, закаленный физически в сражениях. Я владею холодным оружием... неплохо владею, - совершенству, как известно, предела нет: и на Зену находились серьезные противники. Даже боги не выигрывают постоянно, что говорить о тех, чьи предки никогда не жили вечно. - Но я не маг, не прорицатель. У меня нет каких-то сверхъестественных способностей, которые могут пригодиться тэнгу. Моя сила - результат борьбы с собой и миром, а моя жертва на этой земле - глупая самонадеянность. Можно было поступить иначе, - всегда можно. Только понимание этого обычно приходит с опозданием.
В пещере повисло молчание. Наконец, ронин прервал его. Зена слушала и запоминала. Кай намеревается ее сопровождать? До границы владений духов или дальше? И кто такие ёкаи, Цербер их задери? "Ты уверена, что хочешь узнать?" - насмешливо поинтересовался внутренний голос. Подумав, женщина пришла к выводу, что не очень.
- Знание дороги не поможет мне убежать от армии тэнгу, если ты не снабдишь меня парочкой крыльев, - усмешка из мыслей перекочевала на лицо. - Когда я стану человеком, содзёбо по-прежнему будет иметь власть надо мной?  - почему "когда"? Почему убеждена, что все получится? "Разузнать бы о тэнгу побольше..." - но общаться с кем-то кроме Кая рискованно. Сколько у нее времени в запасе, хотелось бы знать...
Сопровождаемые мерцанием синих огней, воины добрались до гор, откуда брал начало водопад. Но наслаждаться красотой природы Зене было недосуг.
- Ты явно что-то не договариваешь, - бесшумно вынутый меч оказался у шеи Кая, остановившегося чуть впереди и выбирающего тропинку. Шагнув к нему, женщина передвинула клинок под подбородок мужчины и, бросив беглый взгляд по сторонам, мягко шепнула на ухо. - Скажи, будь ты на моем месте, ты бы доверился первому, кто назвался твоим другом? Не пойми меня неправильно, но если ты так легко предаешь тэнгу, отчего тебе не предать меня? - поздно проснувшееся благоразумие? Что же, хорошо, что оно вообще напомнило о себе.

+4

16

Доверие. Глубокое чувство, которое невозможно заполучить в первые минуты, часы и дни знакомства. Иногда доверие можно зарабатывать годами. Бывают случаи, когда столь необъятного чувства, как нити что связывают судьбу иными от любви и обязательств узами, между людьми не возникает никогда.
Что такое доверие Кай знал не понаслышке. В прошлой жизни ему пришлось через многое пройти, чтобы заработать доверие и в следствии довериться самому. Возможно, он просил слишком многого от заморской воительницы. Ронин ощущал внутренним чутьем, что Зену грызут сомнения на его счет. Это правильно, поскольку он сам боролся внутри с теми сущностями, что засели глубоко – любовью к человеку, человеческому подвигу и преданностью монахам тэнгу. Только первое всегда вытесняло второе. Так было при его жизни и осталось с ним до сих пор.
И вот натянутая струна лопнула, сильно перекручены колки. Лезвие им же вверенного Зене меча аккуратно коснулось горла. Кай оставался по-прежнему неподвижным и невозмутимым. Он не слышал, как воительница извлекла оружие, как идеальное лезвие рассекло влажный воздух, пока не достигло цели. Асур ожидал этого. Кай догадывался, что подобное может произойти, как только он положит в руки чужестранки оружие. Со своей стороны, он сделал шаг доверия, отдав ей свой второй меч. Не так безупречен, как его собственный, (которым когда-то давно владел сам содзёбо) поскольку был выкован обыкновенными людьми и стал трофеем из его прошлого. Меч принадлежал Ясуно, самураю, который питал особую неприязнь к полукровке, но к концу их жизненного пути мужчины смогли стать хорошими друзьями, разделяя общую потерю. Ирония в том, что клинок Ясуно неоднократно прикасался к горлу демона, но так и не смог оборвать ему жизнь. Теперь в руках Зены старый меч нашептывал ронину слабую песнь смерти, молитву тысячи душ перед отправкой в неизвестность.
- Я не назывался твоим другом, - спокойно ответил асур. Его не смущало, что Зена подошла слишком близко. Обычно такой приём действует на жертву, как захват удава, заставляя дрожать. Всякому приносит дискомфорт нарушение личного пространства, а лезвие у горла явно даёт понять, что твоё пространство не просто нарушено, а ты буквально загнан в угол, то затруднительное положение, из которого не выбраться. – Сила твоя не измеряется силой человеческой, или закалом в боях. А владение оружием только средство проявления силы физической, не более. Я говорил о другом. Всё, что ты перечислила мне ранее - поверхность твоих возможностей.
Кай опустил взор к земле – матери всего, затем также спокойно добавил.
- У тебя мощная ки. Тэнгу еще не сталкивались с такой энергией в человеке, поэтому повторюсь – им нужна твоя сила. Та, что позволяет тебе принимать решения, та, что ведет внутреннюю борьбу противоречий. Сила, которая не видна человеческому глазу, скрытая глубоко внутри.
Ронин не винил воительницу в том, что она проявила недоверие. Она задавала правильные и справедливые вопросы, что в очередной раз доказывало её невероятность и что тэнгу не ошиблись в своих желаниях. Главная цель лесных демонов запутать человека, обмануть с выгодой для самих себя. Тот, кто доверился тэнгу считался либо большим храбрецом, либо глупцом. В отношениях с лесными демонами стоило полагаться только на удачу. Одним монахи помогали, других - уничтожали. С Зеной всё иначе. Они используют её, потому что только так можно будет избавить мир от великой королевы воинов, в которой видели угрозу практически все сильные мира сего. Неспроста греческая воительница попала в лес заблудших душ, во владения самых опасных из демонов Японии и Кай один из них. Она права, ей не стоит доверять ему, до тех пор, пока он не поверит сам себе.
- Ты можешь не доверять мне, но доверяй себе и своему чутью, - ронин посмотрел перед собой и растворился в серой дымке. Всего доля секунды и он возник перед королевой воинов, чтобы взглянуть на неё. Темные карие глаза с тяжелым взглядом устремили взор прямиком в искрящиеся синие глаза воительницы. Кай появился перед катаной. Лезвие по-прежнему касалось горла демона, только теперь он стоял напротив чужестранки. – Если хочешь – убей. Если сердце тебе подсказывает поступить именно так, слушай его.
Асур оставался спокоен. Он примет любое решение воительницы. Может, это был тот самый шаг на пути к восстановлению доверия? Чтобы натянутая струна, лопнувшая так внезапно превратилась в твердую нить, из которой сплетут прочный канат.
Между мужчиной и женщиной воцарилось напряженное молчание. Вокруг тишина и только звуки водопада из горной долины да шелест призрачной листвы разбавляли потусторонний покой. Кай аккуратно накрыл ладонь женщины, крепко сжимающую рукоять катаны и медленно опустил.
- То, что я совершаю не даётся мне с легкостью, также, как и тебе не легко мне доверять. Я понимаю это и ценю, - Кай слегка склонил голову и прикрыл глаза, отдавая дань почтения сильной женщине.

+4

17

Зена не удивилась отсутствию страха у ронина. Бояться нужно трусливых людей, которые ударяют исподтишка в спину, рассекая кожу и плоть под ней от лопатки до лопатки в стремлении добраться до сердца. Истинные воины никогда не забывали о благородстве, о том, что для поединка как минимум требуется оружие в руках обоих противников. Кай был безоружен сейчас, а времена, когда гречанка с легкостью перерезала горло не способным защититься, канули в прошлое. Или же нет? Достаточно легкого движения - и кровь мужчины разбавит малахит травяного покрова, хотя красное лучше смотрится на белом, не на зеленом. Но асур не человек, как и Зена. Значит, не будет ран, крови, усталости... наверное. Катана не могла быть обычной - смысл давать меч, который не убьет тэнгу? - следовательно, вред какой-никакой причинить сумеет. Если Королева Воинов захочет.
Она не хотела.
Ее атака была психологического свойства, рассчитанная (самую малость - а вдруг!) на беспокойство ронина. Волнующийся собеседник - полезный собеседник, его легко вывести на чистую воду умелым давлением, угрозами. Шантажом. Да чем угодно - на войне все средства хороши, особенно если бой ведется за собственную душу.
Мужчина остался спокоен.
- Ты не назвался и моим врагом. Пока.., - игра слов, от которой меняется смысл сказанного. Воспоминания о чувствах и ярлыках еще не остыли, и Зене было важно понимание, кто друг, а кто - враг, пусть за краем земной жизни это и не имело значения. Да и ей ли не знать, что порой враг надежнее самых преданных друзей...
Короткие волосы Кая щекотали щеку, но, вопреки всему, сведенная до пары дюймов дистанция не вызывала смущения. Может, потеряв связь с телом, женщина потеряла и дремлющие в нем инстинкты? Боги разберут, как у призраков все устроено: то ощутимые и видимые, то почти прозрачные, сквозь предметы проходят, на голоса в сотне миль от себя отзываются...
- Я знаю, о чем ты говоришь, - Зена надавила на клинок. - Ваша религия отделяет силу душевную от силы физической, материализуя ее в особую субстанцию. И я допускаю, что тэнгу сильно не хватает энергии, раз им есть дело до чужестранки. Как будто в Японии мало сильных личностей... Но вопрос мой заключался в ином: чем ты докажешь, что заслуживаешь доверия?
- Ты можешь не доверять мне, но доверяй себе и своему чутью, - возразил Кай и исчез, оставив в руках воительницы клочья серого дыма. "Черт возьми! - следовало ожидать, что честная игра не в почете у духов. Мысленно помянув старика Аида, Зена едва заметно вздрогнула, когда мужчина очутился прямо перед ней, подставив шею под лезвие. - И ведь справа встал, чтобы удобнее было замахнуться!".
– Если хочешь – убей. Если сердце тебе подсказывает поступить именно так, слушай его, - ровно проговорил он, прикрывая глаза, и гречанка с трудом подавила раздражение: убежденность окружающих в  безотказности этого приема сводила с ума. Ронин думает, что Зене не достанет мужества снести ему голову одним ударом? Или надеется, что здравый смысл возьмет верх? А, может, проверяет, не ошибся ли содзёбо, выбрав из сотни воителей и воительниц единственную, по его мнению, достойную? Последнее предположение льстило, но сути не меняло: Кай ставил на честь Королевы Воинов, и, как бы гречанка не злилась, оба знали, что риск оправдан. Удар не последует. Не сейчас.
С шорохом задвинув катану в ножны, она в упор посмотрела на мужчину.
- Если бы я слушала только сердце, то не стояла бы здесь. Иногда помимо чувств и сиюминутных желаний нужно прислушаться к голосу разума, -  уточнять, что для нее такое "иногда" - норма, Зена не стала. - Как мы поступим дальше, Кай? Вернемся в пещеру? Или продолжим экскурсию?
Самурай имел полное право отплатить той же монетой, и женщина с пониманием отнеслась бы к такой реакции. Она нарушила негласные законы гостеприимства, обнажив меч против хозяина, использовав подарок против дарителя. Но с совестью Зена как-нибудь справится, а доверие... доверие - словно лёд на поверхности реки: чем дальше от течения, тем прочнее. Да и держаться берега благоразумнее, когда спасаешься от погони - меньше шансов пойти ко дну.

+3

18

Меч Ясуно в этот раз не нанес Каю ущерба. Неоднократно клинок подымался на него, но еще не было такого случая, чтобы он завершил начатое, чьей бы ладони тот не служил. Сейчас ситуация не нова. Катана некогда великого самурая опустилась.
Ронин посмотрел на Зену, он серьезно кивнул в знак согласия с каждым её словом. Сердце и разум должны работать в безраздельном тандеме, только так можно миновать беду, в которую сам себя можешь загнать. Это та мудрость, что непостижима многим личностям и не понимая её люди страдали от собственных поступков. Это то, чему еще при жизни стоило поучиться самому Каю. Даже сейчас он иногда позволял себе отдаваться чувствам больше, чем разуму. Ситуация с греческой воительницей тому прямое доказательство. Разум говорил, что он обязан выполнить долг перед соплеменниками и учителем, но сердце твердило иное. Странно то, что спустя время метаний между тем, какой поступок хорош, а какой является плохим, разум неразрывно присоединяется к сердцу. Так произошло и сейчас. Кай подозревал, что так будет продолжаться до тех пор, пока он имеет силу хранить в себе остатки человеческого. В противном случае разум уничтожит эмоции, а сердце превратится в философию далеко трудно постижимую для монахов тэнгу.
- Тебя утомил лес? – осведомился Кай. – Моя пещера не станет в пользе, когда придется бежать. Только бегством можно будет спастись, после приобретения новой жизни.
Кай знал, о чем говорит. В схватку вступать со всеми демоническими силами абсолютно бессмысленно. Даже самые искусные воины познавали неудачу и пали смертью храбрых в туманах здешних лесов. Демонов можно убить, но для обычного человека это нереально и дело не в оружии. Нет никакого оружия волшебным образом способное убить тэнгу, или остальных. Всё дело в руке, что орудует клинком. Но это не тот случай. Бежать отсюда Зена должна после того, как выпьет из источника жизни, когда её сердце вновь забьётся и она минет призрачную грань вернувшись в мир реальный – станет уязвима куда более, нежели сейчас. Тогда выход будет один – бежать. Бежать быстро, как только сможет и не отвлекаться на схватку с врагом. А чтобы бежать, нужно хорошо знать лес, иначе также будешь обречен на провал.
Асур подошел ближе к подножию горы. Им необходимо было взобраться на вершину. Казалось, что это практически невозможно, но только зоркий глаз сможет разглядеть увесистые скрытые мхом ступени, ведущие к верху.
- Нам туда.
Кай ступил первым и попросил Зену быть осторожной и внимательной, потому что ступени скользкие и, наверное, также же коварны, как сами тэнгу. Когда ронин был мальчишкой, воспитанником демонов, он часто приходил сюда, излазил здешние скалы вдоль и поперек. Не один раз он срывался и падал, но чудом ему удавалось не сломать хребет, или шею. А вот руки и ноги он ломал часто, после ему приходилось, преодолевая боль продолжать тренировки в наказание за подобное своеволие. Боль не пугала Кая с детства, испытав её однажды, мальчишка навеки с ней подружился и никакие наказания не могли его заставить прекратить поиски. Тогда он еще не знал, что пытается отыскать выход из здешних злополучных мест.
Подъём большой, но мертвых не волнует время. Каждая ступень всё выше приближала к утёсу, куда и собирался взобраться Кай. Оттуда ниспадал водопад огромным потоком кристально чистой воды, которая у земли куда-то исчезала в клубах вечного тумана. Красота здешних мест поила, или отравляла энергетикой. Сюда можно было прийти, чтобы подумать, чтобы оставить земной мир и приблизиться к небесам, которые также непостижимы. Так делали многие в поисках просветления. Кай просветления не искал, ему достаточно было уединения и свечи на самодельном алтаре. Сюда он приходил вспомнить, что за пределами мистического леса существует реальный мир.
Достигнув вершины Кай подал руку Зене, помог ей взобраться на самый верх. Здесь они были не одни. Ронин уловил подозрительный взгляд воительницы и почувствовал, как её тело напряглось в преддверии возможной атаки, или обороны. Но ни в том ни другом не было необходимости. Здесь сидел монах. Он был чем-то похож на тэнгу, но если присмотреться, то становилось ясно, что он не один из них. Монах одет в красные одежды, а его спокойное и безмятежное лицо было больше похоже на человеческое. Он не шелохнулся при появлении посторонних. Кай не смел ему мешать. Монах сам ощутил присутствие асура здесь, медленно открыл глаза, поднялся с земли и встретился взглядом с Каем. Он склонил голову, Кай ответил жестом приветствия тэнгу и после ямабуси ловко скрылся из виду, будто ему не нужны были ступени.
- Горные монахи, - пояснил Кай. – Горы их обитель. Посмотри туда.
Лесной демон указал рукой вдаль, где заканчивалось плотное кольцо деревьев, покрытых мрачным туманом.
- Видишь четкую линию, где летают птицы и естественно шумит ветер? Там заканчиваются владения тэнгу и начинается обыкновенный лес, в котором у тэнгу нет власти. Они не посмеют тронуть тебя, если ты выберешься отсюда. Но даже в обыкновенном лесу не стоит останавливаться. Тебе придется бежать до тех пор, пока ты не покинешь его, - ронин задержал взгляд на той полосе очень похожей на линию горизонта, где соприкасается не земля и небо, а мифический лес с лесом человеческим. Он вспомнил, как в детстве бежал сломя ноги, не переводя дух. Бежал до тех пор, пока обессиленный не упал в ручей и кто знает, что бы с ним случилось не найди его тогда Оиси. – Запомни направление, только в той стороне ты сможешь обрести свободу. Это единственный путь. Остальные вернут тебя обратно.
Осталась еще одна проблема – как добраться до реки жизни. Пока решения бывший самурай не отыскал.

+4

19

Влажный мох скользил под пальцами, и Зена на какой-то миг пожалела, что не обладает когтями демона, доставшимися ей после очередной попытки Цезаря ликвидировать врага Республики. Тогда в комплекте шли рога, а от них чудовищно болела голова, зато крылья - настоящие, с размахом в три метра - пришлись бы сейчас очень кстати. "Тэнгу тебе их обеспечат без проблем", - вот только лучше она будет самостоятельно карабкаться на гору, чем примет подарок духов в знак согласия остаться с ними. Все-таки Зена была далека от магии и предпочитала ей старую-добрую сталь. Соратники Кая, как она поняла из непродолжительного знакомства с Содзёбо и хранителями святилища, использовали преимущественно духовную силу, и в том гречанка видела проблему. Нельзя победить, сражаясь на разном оружии. "Обзавестись бы инструкцией по управлению новым телом..." - что-что, а эту полезную информацию от чужеземки точно скроют за семью замками и десятью печатями. А пока она станет подбирать ключи, передумает вообще куда-либо уходить. Другая бы передумала - намерение Королевы Воинов вернуться было непоколебимым.
Ступеньки неожиданно закончились, и Кай помог ей взобраться на каменистую площадку. Вид с нее открывался поистине сказочный - Зена не сразу заметила мужчину в красной одежде, безмятежно расположившегося на краю утеса, а, заметив, потянулась к мечу. Но едва коснувшись рукояти, почувствовала живую энергию - монах не был духом, однако видел ронина. Или чувствовал? Разобраться женщина не успела: коротко поклонившись, тот птицей соскользнул вниз, оставив желание подбежать к обрыву и успеть отыскать алое пятно в водопаде до того, как его скроет пена брызг. Умом Зена понимала: с той стороны горы наверняка есть тропинка, но настолько неожиданно было встретить на такой высоте человека, что предположения одно другого фантастичнее сами лезли в голову.
- Они безобидные? - "Мне следует их опасаться?" - в переводе на нормальный язык.
Самурай тем временем уже указывал куда-то вдаль; проследив за направлением, воительница с удивлением обнаружила, что граница владений тэнгу видимой невооруженному глазу полосой прошлась по кронам деревьев, рассекая лес на безжизненный темный и привычный светлый, полный звуков и запахов, простиравшийся дальше к горизонту. Словно обитель духов накрыли прозрачным куполом, сквозь который никого не впускают и не выпускают, дабы не нарушить равновесие миров. "Или не позволить сбежать потенциальной пище", - иначе, кроме как сосудом для чужой силы, Зена себя после рассказа Кая не воспринимала.
- Когда я выпью из источника жизни, у меня останутся способности перемещаться, двигаться быстрее ветра? Или я полностью верну физический облик со всеми смертными ограничениями? - мужчина обошел внимаем этот вопрос, а гречанке было важно знать. - Потому что навскидку до границы - восемь тысяч футов, может, больше. Без остановок пробежать такое расстояние трудновато. И что мешает тэнгу устроить засаду прямо у излучины реки? - она обрисовала участок, через который, предполагалось, будет пролегать ее марафон. - Добудем воду, и на месте преступления попадемся. Я думаю... - сказать, о чем она думает, Зена не успела: с камня вспорхнул крапивник, маленькая пичужка длинным хвостиком. Цвет у шпионки был ярко-желтый, до боли напоминавший одеяние тэнгу. Если бы не отсутствие живности в принципе, Королева Воинов еще могла бы списать это на проявление местной фауны, но тут совпадение явно бросалось в глаза. Прежде чем Кай успел возразить, Зена подняла с земли камень и прицельно метнула - подбитая птица вслед за ним рухнула вниз и пропала из виду.
- Вроде как крапивник - божество входа в потусторонний мир, - уроки японской поэзии, в которую влюбилась Габриэль, ступив на чужую землю, не прошли для подруги даром: за тот час, что они добирались до города, амазонка успела провести Зене краткий экскурс в мифологию, историю и театр. Имена вылетели из головы воительницы в ту же секунду, как попали, но кое-какие вещи задержались. - Надеюсь, после такого грубого обращения путь сюда мне будет заказан, - "да я и так больше в Японию ни ногой". - А если без шуток, то нам следует поторопиться, пока не сбежались все демоны. Я примерно знаю, где находится источник, могу попробовать отвести нас туда, - женщина протянула руку, предлагая воспользоваться тем же способом, каким они переместились к морю до этого. "Хоть бы Кай не спросил, откуда у меня информация!", - объяснить ронину, почему, первый раз отказавшись испить волшебной воды, она рвется сделать это во второй, было даже труднее, чем пробежать злосчастные восемь тысяч футов.

+

Ты же понимаешь, что нужно спросить, да?))

+2

20

В здешней тишине и чистоте воздуха, так близко к облакам, ронин затерялся в реальности. Влажные скалы - дети величественных гор, покрытые многолетним мхом, слезами их родителей. Здесь то самое место, где человеческий глаз увидит невообразимую красоту природы, познает её силу, но просвещенный насытится невероятной ки, если умеет управлять собой, своими мыслями и эмоциями. Неоднократно Кая учили забывать их, толковали, что эмоции — это слабость. Но разве эмоции не предопределяют духовность? Злые люди в ненависти своей сильны, сила добрых людей в их открытости и способности прощать. В чем сила духов, в чем сила монахов? И откуда черпают силы тэнгу? Кай припомнил, как в юности долго размышлял над этими вопросами и в поисках ответов приходил именно сюда, в те далёкие времена, когда еще не обладал именем. Без имени лесной демон был частью чего-то великого. Но теперь у него есть имя и нареченный Каем он будет с этим именем до конца.
Только сейчас, когда Зена заметила не малую площадь, которую занимает лес, Кай взглянул на картину реальным взглядом. Как бы оценил данную ситуацию обычный человек. Он совсем забыл, что это он может бежать часами мили напролёт без остановок, что это он быстр, как ветер, даже когда не применяет навыков тэнгу, поэтому виновато опустил взгляд и задумался. «Верно, она не добежит». Остановки приведут к катастрофе, тэнгу подымут все силы против них. Зена хотела внести какое-то предложение, вероятно. Кай готов был внимательно слушать, но рассказ воительницы прервал желтый маленький друг.
- Стой! – Кай не успел остановить королеву воинов. Она сбила птицу еще до того, как он смог крикнуть. Для самого быстрого из всех тэнгу он оказался медлительным в сравнении с гречанкой. Еще с молодости ронину стоило усвоить урок, что слишком огромная самонадеянность ведёт к неминуемому поражению. Иногда, он это забывал. Сейчас он ни с кем не соревнуется, он собирался помочь этой женщине вернуться к жизни, которую у неё несправедливо забрали. Её народ пропадет без такого героя, как Зена. Кай чувствовал это и глубоко внутри на духовном уровне, ровно настолько, насколько ему позволяли умения руководить собственным подсознанием, оно подсказывало, что час воительницы еще не пробил. Поэтому ожидал, что она поверит ему, будет в точности исполнять его указания без импровизации. Видел бы себя Кай со стороны. Каким глупцом он оказался, как мог рассчитывать на доверие, когда принадлежит к поработителям и окажись на месте Зены стал бы доверять такому, как он в последнюю очередь. Естественно, что греческая воительница будет контролировать ситуацию, для своего же блага. После того, как она сбила птицу гостей стоило ожидать с минуты на минуту. Кай уже слышал, как шуршат боевые мантии его собратьев. Выслушав последнюю фразу королевы воинов, он схватил её за руку и вместе они спрыгнули в бездну, навстречу пропасти превратившись в облако бестелесного тумана. Но даже в таком состоянии Кай ощущал, как сверху на вершине горы на него уставилось с десяток орлиных глаз и мелькают желтые крылья. В отличии от многих тэнгу, бывший самурай отказался от своих.
Вместе они приземлились и обрели телесную оболочку. Кай отпустил Зену также внезапно, как и взял. Он изъял катану и стоял наготове. У тэнгу есть крылья и в любой момент они могут напасть.
- Я победил Содзёбо однажды. Испытайте свою удачу, братья, - произнес Кай. Убивать братьев он не хотел, как и сражаться с ними. Вокруг горы возникла стальная энергетика, очевидно, что монахи тоже не хотели скрестить мечи с Каем, или ожидали приказа. Он еще немного поразмыслил, тогда внезапно нахмурился и спрятал меч. – Уходим.
Тэнгу спускались с вершин, похожие на огромных хищных птиц, но делали это медленно. Кай вместе с Зеной успели скрыться в непроходимых зарослях.
- Содзёбо требует видеть тебя. Он знает о наших планах, но затеял какую-то игру. Тэнгу не спешили нападать и это временно, - лесной демон сделал паузу и осмотрелся. - Ты сказала, что знаешь, где источник. Откуда?
Сам Кай знал про источник относительно немного, почти что ничего. Во взгляде ронина возникло недоверие ровно, как и вопрос – правильно он поступает, предавая братьев?

Отредактировано Kai (2017-07-27 01:39:00)

+1


Вы здесь » Древний мир героев и богов » Взгляд в прошлое » "Обратная сторона Пути"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC