Он позволил крохотным капелькам проникнуть в его черную душу и посеять рассаду тепла и добра, превращая его извращенный разум в светлый и отчищенный от зла и ненависти. На это способна любовь? Или бог просто повстречал девушку, которая не испугалась его, девушку, которая поцеловала его, манила его и заставляла дрожать от собственного холода в страхе потерять свою маску, которую он годами старательно лепил подобно величайшему мастеру. И теперь, когда результат на лицо, в какие-то легкие мгновения эта маска даёт трещину обнажая человека, желающего любви. Или монстра, коим он родился.
© Loki


сюжет | список персонажей | внешности | поиск по фандому | акции | гостевая |

правила | F.A.Q |

Эта история далеких веков, забытых цивилизаций и древних народов. Мир, полный приключений и опасностей. Жестокие войны и восстания, великие правители и завоеватели, легенды и мифы, любовь и ненависть, дружба и предательство... Здесь обыкновенный смертный, со всеми своими слабостями и недостатками, способен на захватывающий дух героизм, на благородство и самопожертвование, которые неведомы ни богам, ни другим живым существам. Это история беспримерного мужества, почти самоубийственной отваги, это история, где нет пределов достижимого...

Древний мир героев и богов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Древний мир героев и богов » Мгновения грядущего » "Шепот темного прошлого"


"Шепот темного прошлого"

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://funkyimg.com/i/2seKC.png
Действующие лица: Виктория, Зена
Место действия: Афины
События:

Поиски Виктории, наконец, увенчались успехом: в столице Греции, едва ли не самом шумном городе мира, пути наемницы и Королевы Воинов пересеклись. Но чем станет для обеих женщин эта встреча - началом новой дружбы или вражды, длинною в долгую-долгую жизнь?..

0

2

...Храм Ареса был едва ли не самым посещаемым в Афинах.  И это в, почти мирное-то время!  Однако в это величественное здание из тёмного гранита продолжали стекаться люди, оставляя богу войны различные подношения, в виде оружия, вина, а некоторые даже приносили в жертву мелких животных.  Неясно было, была ли это грубая лесть грозному богу тех, кто был на стороне богов, или задабривание, чтобы он не развязывал новые войны от тех, кто всецело был на стороне людей и желал, чтобы ужасы этой войны навсегда покинули хотя бы Грецию.  Но находились в Греции и такие, которым война была просто необходима:  наёмники!  Солдаты, наёмные убийцы, даже воры, промышляющие воровством и передачей "заказчикам" каких-нибудь секретных артефактов или документов. 
    Виктория была наёмницей, которой просто сказочно... не везло.  Конкуренция была так высока, что за лакомый заказ приходилось, в буквальном смысле, драться.  Девушка старалась не лить кровь понапрасну (она была наёмной убийцей, а не маньяком).  Наверное в том, что любовь к крови в ней немного поубавилась, было то, что она полгода прожила в племени амазонок, у которых кровожадные "порывы" были не в чести.  Однако, воительница не стала защитницей добра и справедливости, потому сейчас, стоя на пороге храма бога войны, она долго раздумывала -  заходить ли внутрь?  У меня даже нет подношения, -  подумала она, но, всё-таки вошла внутрь, не подходя близко к алтарю. 
- Ты же бог войны, -  сказала на, глядя куда-то вверх, -  так почему же не можешь помочь твоим слугам-воителям?  Где ты, когда ты так нужен?
Вики говорила твёрдо, без всякого раболепия и покорности, словно беседовала со старым приятелем.  Она относилась к Аресу с уважением, но испытывать перед ним раболепный страх почему-то не получалось.  Быть может, от того, что она его ни разу не видела.  Не увидела и сейчас  В храме стояла абсолютная тишина, даже огни свечей не всколыхнулись.
- Ну вот, -  разочарованно проговорила брюнетка, -  а потом вы, боги, обижаетесь, что в вас не верят.
А почему, интересно, я назвала себя его слугой?  Он, конечно, бог, но наниматься в слуги   увольте!  Развернувшись, брюнетка покинула храм.
    Ну?  И куда дальше?  Денег нет, работы нет, мыслей, где её искать -  тоже.  Хоть домой возвращайся, -  думала воительница, оглядывая буквально кишащую людьми улицу, на которой находился главный рынок города.  Минутный порыв вернуться в родную деревню быстро угас:  не для того она покидала болото, чтобы снова вернуться в него.  Разве что для того, чтобы увидеться с матерью, но, по придуманной для неё легенде, Вики работает помощницей лекарки (как раз здесь, в Афинах) и, если она придёт без гроша в кармане, да ещё и в доспехах, поскольку своё платье пришлось обменять в Фивах на новый меч, это будет выглядеть немного странно.  Виктория не хотела волновать и огорчать мать, которая всегда была против войн и оружия и, ещё неизвестно, как она встретит собственную дочь, пришедшую к ней с мечом в руке.  Время от времени девушка отсылала домой весточку о том, как многому она научилась и как уютно ей живётся в доме наставницы.  Даже для того, чтобы купить себе новое платье и добраться до дома нужны деньги, -  думала брюнетка, идя между фруктовыми рядами и, то и дело, натыкаясь на кого-то.  У Вик была одна-единственная мысль, как можно было раздобыть деньги, но она гнала её от себя, так как это занятие она считала ниже своего достоинства.
- А что делать, -  сказала она, обращаясь к самой себе, -  на богов надейся, а сама не плошай.  Вот и не буду.
Обежав глазами ближайшие ряды и лавки, она стала думать, около каких из них можно будет воровать.  Оружейная лавка?  Нет!  Можно вляпаться в такие неприятности, что потом вообще пожалеешь, что на свет родилась.  Лавка сладостей?  Тоже нет:  там почти одни дети, а обирать детей -  последнее дело.  Около лавки с тканями почти нет людей, лавка со специями почему-то закрыта.  Оставались фруктовые ряды.  По мере ого, как Виктория проходила по рядам, взгляд её неотрывно следил за людьми, находящимися у лотков.  Наконец, она увидела подходящую "жертву":  молодая девушка лет восемнадцати с длинными каштанами волосами, небрежно запалёнными в косу.  На локте у неё висела корзинка, до половины заполненная продуктами, поверх которой лежал небольшой не очень толстый кошель.  И как можно быть такой беспечной и держать деньги на виду?  Сама виновата.  Подойдя к лотку, Вики встала рядом с девушкой и, дождавшись, пока та наберёт несколько яблок, легко толкнула её в бок.  Как и ожидалось, девушка уронила фрукты.
- Ой!  Простите!  Я такая неловкая!  Давайте я помогу.
Воительница присела на корточки, ладонью отваливая укатившееся яблоко и возвращая его девушке.
- Спасибо большое! -  ответила девушка, взирая на Викторию большими зелёными глазами, такими чистыми и искренними, что та на миг устыдилась, что выбрала в жертвы именно её, -  мне самой нужно было не набирать в руки так много.
Девушки улыбнулись друг другу.  Воительница чуть качнулась в сторону, делая вид, что ей трудно подняться.  Пока девушка отвлеклась на то, чтобы помочь ей встать, её кошель уже был в руках брюнетки.  Пробормотав какую-то благодарность, Вики быстрым шагом направилась прочь.  Бежать было нельзя, потому что это будет выглядеть подозрительно, но уходить нужно было быстрее.  Воительница уже была в конце фруктовых рядом, спрятав кошель в дорожную сумку, когда услышала крик той самой девушки с каштановыми волосами:
- Украли!  У меня деньги украли!
Её тут же обступили люди, выясняя, видела ли она, кто это сделал.  И тут Виктория поняла, что пора бежать и делать это лучше всего там, где висят ковры на продажу, потому что за ними её будет труднее увидеть.  С колотящимся как боевой барабан сердцем, Вики побежала в выбранном ею направлении.

+2

3

Римляне полагали, что все дороги приводят к Вечному городу, и некая истина в том была - разумеется, если рассматривать Рим как земли вдоль Внутреннего моря, которые тянутся с востока на запад на многие мили. В действительности, в любом крупном городе сходились торговые и военные пути, а уж если тот имел статус столицы, то шансы насладиться уединением, гуляя по его площадям, сводились практически к нулю. Во всяком случае, Зена бы удивилась, найдя улицы Афин пустыми. Война многое изменила в жизни людей, но оставались вещи незыблемые, как само время. И это грело душу каждый раз, когда боги направляли воительницу в центр греческой культуры и искусства, не уступающий Египту или Александрии по роскоши. Бродить по берегу залива, уворачиваться от громоздких торговых лотков на агоре, подниматься на смотровую площадку с прекрасным видом на окрестности - эти традиции Зена создала еще с первого знакомства с городом, и до сих пор не изменяла им, непременно улучая минутку повидать "старых друзей". Афины были ее родиной, за которую она сражалась. Родиной, сосредоточившей в себе самое дорогое, ради чего стоило продираться сквозь ужасы войны и несправедливости мира, сколько бы их не возникало на пути.
С любовью оглядывая знакомые строения, Зена размышляла, куда двигаться дальше. В ее распоряжении имелся месяц - столько она выторговала себе у бессмертных на отпуск. Последние, разумеется, были просто поставлены перед фактом: следующие тридцать дней Королева Воинов ни во что не вмешивается и ни на чьей стороне не сражается - если только в крайних случаях, которые, была уверена женщина, не заставят себя долго ждать.
Так и вышло: прогуливаясь по рядам со специями, Зена услышала возмущенные крики. Воровство в Афинах заслуживало отдельного повествования, являясь такой же неотъемлемой частью города, как пятиметровая статуя богини-покровительницы, поэтому брюнетка и ухом не повела, крепче прижимая к поясу кошель. Пусть стража ловит карманников, она, Зена, давно этим не занимается. Вот если убийство или похищение, то да, сам Зевс велит вмешаться, а так...
Но где появляется герой, там преступники сами прибегают к нему в руки - неоднократно доказанная теория сработала и в этот раз. Насвистывая бодрый мотив, воительница свернула к ряду, где торговали коврами, - персидские были особенно хороши. Зена даже остановилась полюбоваться одним,цвета обожженной глины, всерьез подумывая купить его и послать в подарок Тесею. Однако благие намерения были бесцеремонно прерваны вывалившейся из-за ковра девушкой, что, судя по взмыленному виду, мчалась навстречу приключениям уже довольно долго.
Чутье сработало мгновенно. Рука сомкнулась на предплечье незнакомки, а синие глаза проложили диагональ к месту кражи - оттуда уже двигались металлические гребни шлемов, рассекая щитами волны людского моря.
- Кажется, ты кое-что забыла, - промурлыкала Зена, усиливая захват. - Например, отдать кошелек, украденный вон у тех людей, - она кивнула в сторону преследователей. - Я не ошибусь, предположив, что он у тебя в сумке? - неуловимым движением свободной руки женщина откинула закрывавший содержимое клапан. На самом верху обнаружился туго набитый мешочек, и воительница покачала головой. - Ты носишь меч, значит, считаешь себя воином. А настоящий воин никогда не опускается до воровства. Я не хочу вести тебя в тюрьму, - с этими словами она вложила в руку воровки кошель. - Лучше отдай по-хорошему. Счастья украденные деньги никогда никому не приносили.

+2

4

Гул вокруг обокраденной Викторией девушки всё не смолкал, поэтому и она бежала не останавливаясь.  Такое количество сочувствующих, что уже могли бы скинуться по одному динару, чтобы возместить ей потерю.  Солнце светило Вики в глаза так что приходилось то и дело пригибаться, чтобы не быть ослеплённой и не налететь на что-нибудь или кого-нибудь.
- Со мной столкнулась какая-то девушка, -  услышала Виктория слёзный рассказ шатенки, который не услышать было просто невозможно, так как она была уже почти в истерике, -  темноволосая.  В чёрных доспехах.  Она вон туда пошла.
Видимо, девушка указала городским стражникам направление, потому что сказав
- Не волнуйтесь, сейчас мы её отыщем и вернём вам деньги, -  они пошли прямиком к ряду, где продавали ковры.
Воительница оглянулась, но пока никого не увидела.  Подойдя к коврам, она встала между ними и аккуратно посмотрела, где примерно находится стража.  Двое солдат приближались медленно, но верно, будто знали, что она ещё не сбежала, а всё ещё находится в ковровом ряду.  Девушке ничего не оставалось, как рвануться вперёд, чтобы побежать ещё быстрее и свернуть в проулок, где уже точно можно будет спрятаться хотя бы в ближайшей таверне, или в борделе, где её точно не станут искать (правда, был риск, что посетители сего заведения примут её за гетеру, так что этот вариант воительница отмела сразу).  Но никаким её вариантам не суждено было сбыться, потому что чья-то крепкая рука перехватила её чуть выше средней длинны наручей.  Ну, вот и всё!  Попалась.  Придётся тебе подождать меня ещё немого, мама, -  подумала девушка, решив, что перед ней стражник.  Каково же было её удивление, когда она увидела что перед ней стоит женщина в, почти таких же доспехах как и у Виктории, только более массивных и сапогах повыше, чем у Вики.  У женщины были прямые чёрные волосы и пронзительные синие глаза, при взгляде в которые девушка невольно отвела свои карие.  Женщина была старше Виктории лет на десть, может чуть меньше. 
- Кажется, ты кое-что забыла, -  совершенно спокойным, даже немного "мурлыкающим" голосом сказала женщина, не ослабляя хватки.
- И что же? -  немного нервно спросила воительница, пытаясь высвободить руку, но безуспешно:  а она сильна.  Видно солдат или наёмник.  У неё доспехи свои, а не греческой армии, -  Извиниться, что налетела на тебя?  Извини, я е хотела.  Всё?  А теперь, разреши, я пройду?
Однако, женщина и не думала отпускать Викторию.  Звуки шагов приближающихся стражников становились всё более отчётливыми.  Сердце бывшей амазонки колотилось так, что готово было вот-вот выскочить из груди.  Эти черты лица... глаза... волосы...  Где-то я её уже видела, но, где?  Девушка пыталась понять, почему ей так знакомо лицо женщины-воина, хотя, она точно знает, что видит первый раз.  Будь у неё больше времени, она бы вспомнила, что видела его раньше.  Но не вживую, а на портретах, которые рисовали уличные художники, слышавшие легенды о легендарной Зене-завоевательнице.  Только она была более растрёпанной и доспехи на ней были другие.  Но сверкнувшие на солнце шлемы стражников были уже очень близко.
- Ну?  Что я ещё забыла? -  в голосе наёмницы была уже неприкрытая злость.
- Например, отдать кошелек, украденный вон у тех людей, -  невозмутимо ответила женщина-воин.  Её спокойствие начинало откровенно раздражать Викторию, -  1 не ошибусь, предположив, что он у тебя в сумке?
- Ошибёшься, -  ответила наёмница, продолжая предпринимать попытки вырваться из крепкой хватки, -  с чего ты вообще взяла, что я у кого-то что-то украла?
Девушка не успела даже дёрнуться, чтобы закинуть сумку за плечо, как несчастный украденный кошель уже лежал на ладони синеглазой брюнетки.  Она протянула его Виктории со словами:
- Лучше отдай по-хорошему. Счастья украденные деньги никогда никому не приносили.
Вики лишь ухмыльнулась.  Воительница не была воплощением абсолютного зла, но тьмы в ней всегда было больше, чем света, поэтому подобные нравоучения давно уже не вызывали у неё ничего, кроме усмешки.  Ей говорили подобное  в племени амазонок, но там она была вынуждена молчать, не выражая своего недовольства, чтобы не быть изгнанной из племени.  Здесь же можно было е молчать. 
- Да, кто ты вообще такая, чтобы читать мне нотации?
Стражники завернули за угол и, завидев двух, одинаковых по описанию потерпевшей, женщин, остановились, не зная, которую из них задерживать, ведь у обеих были тёмные волосы и чёрные доспехи.  Воспользовавшись моментом, бывшая амазонка свободной рукой ущипнула женщину за кисть, рука той дёрнулась и Вики смогла вырваться и убежать и скрыться за поворотом.  Один из стражников увидел кошель в руке синеглазой воительницы и сказал своему напарнику:
- Кошель у неё!  Держи её, а я побегу за второй, они могут быть сообщницами!
Оставшийся напротив воительницы стражник, подбежал к воительнице и, забрав из её руки кошель, крепко взял за локоть и потащил к выходу из ряда.
- Иди-иди, воровка! -  прикрикнул он на синеглазую брюнетку.

                                                                        ***

    Виктория бежала так быстро, как только могла.  Услышав, что её преследует стражник, она не стала сражаться, так как звон мечей, чего доброго, привлечёт остальную стражу, а сразу забежала в ближайшую таверну и спряталась под стол.  однако, СТРАЖА В Афинах была не только сильна, но и сообразительно, так что стражник сразу смекнул, что таверна на этой улице была самой первой, так что беглянка, скорее всего, забежит именно в неё.  Войдя внутрь, стражник обратился к трактирщику:
- Сюда забегала темноволосая девушка в доспехах?
- Может да, а может и нет, -  хитро улыбнулся трактирщик, -  я не видел.
Стражник, понявший, что трактирщик намекает на "вознаграждение" за информацию, схватил его за грудки и, уже приготовился с силой встряхнуть, как услышал звук распахивающийся двери -  так резко открыть её мог либо вбегавший, либо выбегавший человек.  Обернувшись, стражник увидел нужную ему девушку.  Отпустив трактирщика, который, не удержавшись, упал как мешок с костями, погнался за воровкой.
    Погоня продолжилась.  Вики начала уставать.  Пришлось остановиться и вынув из ножен за спиной меч, ждать, пока стражник подбежит ближе.  Завязался бой, силы в котором были почти равными, причём это самое "почти" было на стороне брюнетки, с удовольствием отметившей, что уроки, полученные в племени амазонок не прошли даром и, даже за такое короткое время она смогла многому у них научиться.  Нужно почаще устраивать поединки со стражей, а-то потеряю форму, -  думала воительница, опираясь на плечи мужчины и делая сальто через него так, чтобы оказаться сзади.  Она бы непременно убила его, просто перерезав горло, но реакция девушки была замедленной, потому что ей не давала покоя одна-единственная мысль:  кто же всё-таки та женщина?  Она так похожа на те картины, которые рисовали тессалийские и каринфские художники по описанию бардов, слагающих легенды о Зене -  королеве воинов.  Но это не может быть она.  Гроза Миров, Завоевательница!  Неужели она так изменилась и люди не лгут?  И это по её стопам я хотела идти?  Разозлившись толи на себя за неправильный выбор прототипа для подражания, толи на стражника, который никак не хотел сдаваться, Виктория резко выставила вперёд меч, пронзив им живот мужчины.  Истошно вскрикнув, он согнулся пополам, по инерции схватившись за смертельную рану и упал на землю.  С лезвия меа наёмницы капала кровь убитого.

+2

5

Отдавать кошелек девушка, судя по всему, не собиралась - да Зена и не надеялась на столь простой исход. Как правило, слова на воров не действовали, но лишить их шанса на исправление гречанка не могла, надеясь, что ее авторитета достаточно, чтобы припугнуть и образумить. В некоторых случаях славы Королевы Воинов и правда хватало (что радовало), однако ровно в половине оставшихся уличные мошенники отстаивали попранную честь до зубного скрежета (что тоже не могло не радовать, так как давало прекрасный повод размяться). В ход шли различные уловки: от запутывания следов до неприкрытой агрессии, успокаивать которую было даже забавно. Когда-то и Зена не гнушалась разбоем, потому легко узнавала в затравленном взгляде потерявших себя героев - кто знает, на что способен человек, чья вера в собственные силы перевешивает сомнения? Порой только и нужно помочь подняться, указать направление поисков - малость, на которую при желании способен каждый.
Поставив незнакомку на ноги, Зена попробовала воззвать к ее совести. Ухмыльнувшись, девушка поинтересовалась, с кем имеет честь разговаривать, но ответить воительница не успела: стражники бесцеремонно прервали беседу, определяя, кто из двух женщин больше подходит под описание. Их затруднение было понятно: обе темноволосые, с открытыми руками, перетянутыми наручами у запястий и плеч, нагрудными латами. Зена была выше, кроме того, на ней был плащ и кожаные брюки - замена поднадоевшему платью, что не было рассчитано на холода, да и поизносилось за годы странствий. Жертва воровства явно не отличалась наблюдательностью - как иначе объяснить тот факт, что мгновение спустя настоящая преступница улепетывала во весь дух, а Королеву Воинов вели под конвоем к площади? Посмеиваясь про себя, женщина ждала встречи с Димитрисом, начальником стражи, которого как раз собиралась навестить после прогулки по рынку.
- Боги, Зена, какими судьбами! - ахнул мужчина, обнимая подругу под разочарованное ворчание публики, настроившейся на громкое судебное дело.
- Шла тебя проведать, когда эти любезные господа, - она кивнула на заметно смущенных солдат, - предложили свои услуги. Без них я бы точно заблудилась, - в голосе через насмешку проскальзывала сталь. - Это ваш, держите, - Зена протянула заплаканной девушке в первом ряду мешочек. - В Афинах полно воров, следите внимательнее за вещами.
- Спасибо... - всхлипнула темноволосая, утирая слезы. Воительница улыбнулась ей, после перевела взгляд на Димитриса.
- Как твои орлы ухитрились меня с воровкой перепутать? Сходство есть небольшое, но я думала, меня здесь каждая собака знает.
- У нас теперь нет бездомных собак, - хохотнул мужчина, хлопая Зену по плечу. - По крайней мере, в таком количестве, как раньше. Как выглядела та девушка? Это ведь девушка?
- Да. Молодая, похожа на меня, но ростом пониже и потоньше. Темные глаза, черные волосы, приятная внешность. Таких здесь десятка два, - гречанка пожала плечами: воинов и путешественников в Афинах было не счесть, и все отдавали предпочтение немаркой черной коже. - Наверняка уже у границы города, если не дальше.
- Мой товарищ погнался за ней.., - рискнул вставить реплику стражник.
- Что же, если справится - получит кувшин отменного вина. Мне как раз привезли накануне, - Димитрис подмигнул Зене. - Пойдем, угощу тебя. Отказываться не смей - обижусь.
- И не думала, - порыв ветер донес до них звон мечей, попав в паузу между фразами, и этот звук воительница не спутала бы ни с чем. Дерущиеся могли быть кем угодно - от пьяных головорезов до тренирующихся юнцов - но интуиция подсказывала: воровка с оружием вполне годилась на кандидатуру одного из противников. Решив на всякий случай проверить, Зена быстрым шагом направилась к таверне на углу соседней улицы. Опоздала на взмах ресниц: зажав рану на животе, стражник медленно оседал на землю, когда женщине открылась картина нечестной схватки.
Не обратив внимания на незнакомку с окровавленным мечом, Королева Воинов подбежала к раненому. Хватило пары секунд, чтобы осознать: ему не выжить. Меткий удар повредил внутренние органы, и лучшее, что могла сделать Зена, - унять боль нажимом на узел нервных окончаний. Мужчина закашлялся и расслабился. Глаза его закрылись, он несколько раз дернулся и затих, отправляясь к богу подземного царства, что с возвращением ключа от Тартара вернулся к своим прямым обязанностям.
- Вижу, нотации придется прочитать. На доступном тебе языке, - покачав головой, Зена вынула из ножен клинок и, слегка крутанув его в руке, шагнула к воровке. Похоже, с отпуском придется повременить.

+2

6

Наёмница уже наклонилась было, чтобы вытереть меч о штаны убитого стражника, когда услышала шаги.  О боги!  Ещё один! -  подумала она, но, обернувшись, увидела, что это не второй стражник:  не обратив внимания на Викторию бросилась на помощь раненому.  По идее воительнице нужно сейчас прятать меч в ножны и бежать что есть силы, пока неизвестная отвлечена на стражника, но она продолжала вглядываться в женщину, пытаясь понять, действительно, ли это Зена или она просто принимает желаемое за действительное.  Нет.  Это не может быть она.  Это прямо сестра милосердия, а не воительница.  С другой стороны, говорят, что Зена в совершенстве владеет акупунктурой...  Запутавшаяся вконец Виктория не могла теперь даже про себя назвать эту, склонившуюся уже, фактически, над мертвецом брюнетку Зеной Коринфской.  Может её околдовали?  Говорили же, что её часто видели в компании какой-то девицы.  Так может та была ведьмой и превратила легендарную воительницу в голубку?  Меж тем, женщина-воин выпрямилась.  Руки её были полностью в крови убитого стражника и Вики невольно усмехнулась:
- Смотри, ты в его крови, а я нет.  Так тебя, чего доброго, и в убийстве обвинить могут.
На насмешку Виктории воительница, однако, не отреагировала и сказала жёстко:
- Вижу, нотации придется прочитать. На доступном тебе языке.
Вынув из ножен меч, женщина лихо прокрутила его в руке.  Вообще-то Вики порядком устала:  сначала беготня от стражи, потом бой, теперь ещё сражение.  Но меч в сильных руках противницы был прокручен с таким умением и лезвие его так ярко сверкнуло, отражая яркое афинское солнце, что у бывшей амазонки появился прилив сил а тёмные глаза сверкнули азартом и жаждой боя.
- Ну, попробуй, -  сказала она, криво улыбнувшись, -  если сумеешь убедить меня, что я не права -  с меня кружка вина!
Естественно, что даже если женщина победит, "перевоспитать" Викторию у неё всё равно не получится, так что это было сказано скорее для красного словца, чтобы раззадорить противницу.  Угу, сказать-то сказала, а вот с чего я буду ставить ей проигрыш?  Она лишила меня последних денег.  Сделав шаг вперёд, Виктория тоже прокрутила меч, скрестив его с клинком противницы.
    Начавшийся бой, сперва, больше напоминал танец.  Обе брюнетки сражались, практически, по правилам, не позволяя себе грязных, запрещённых приёмов.  От пляшущих на отполированных лезвиях солнечных лучей слепило глаза, так что та из воительниц, на чей меч упал блик, ненадолго выводила противницу из строя, потому что той приходилось зажмуриваться и это давало преимущество первой.  От звона соприкасающихся клинков, которые иногда даже высекали искры, кружилась голова.  Виктория любила музыку, но ни один музыкальный инструмент не вдохновлял её так, как звон мечей.  Вот синеглазая воительница провела нижнюю атаку, чуть разреза сапог Виктории, но до кожи не добралась.  Вики попыталась сделать свой коронный приём:  опереться на лечи противницы и сделать сальто через неё, но та отошла в сторону и наёмница, по инерции, пробежала вперёд, едва не ударившись о стену дома.  Улица была довольно узкой.  С одной стороны, это мешало, потому что негде было развернуться, а, с другой, от стен ведь можно было отталкиваться, что бывшая амазонку не преминула сделать.  Взбежав на стену, Вики оттолкнулась от неё и, сделав высокое сальто, вновь оказалась прямо перед синеглазой.
- Ты так и не представилась, -  сказала она, занося меч так, чтобы клинок чиркнул по плечу, выше наплечных колец, -  меня вот, например, зовут Виктория.
Не боялась ли воительница называть незнакомки своё имя?  Нет, не боялась.  Во-первых, потому что, если её противница не Зена, а солдат какой-нибудь армии, то рано или поздно услышит о женщине-наёмнице в чёрных доспехах (там информация о людях этой профессии распространяется очень быстро), а, если это всё-таки Зена, то она узнает о Вики ещё быстрее, так как провела (если верить слухам) долгие годы среди наёмников, убийц и воров (наверняка, у неё остались старые связи, через которые, если ей будет нужно, она выяснит, кто же была её противницей на узкой афинской улице).  Отвлёкшись на разговор, Виктория не заметила, как меч противницы чиркнул ей по ключице, едва не задев горло.  А, ведь ещё пара сантиметров и убила бы, -  шокировано подумала воительница, отскочив в сторону и проводя пальцами свободной руки по небольшой, но довольно глубокой ране, из которой тонким ручейком текла кровь, -  но, зато объяснила на понятном мне языке.  Полученная рана лишь раззадорила Викторию.  Словно фурия, она ринулась вперёд и яростно вскрикнув, резко прочертила клинком линию возле самого лица синеглазой воительницы и, как показалось Виктории, задела кончик её носа.  Противница, правда, не осталась в долгу и волнистая прядь чёрных волос бывшей амазонки мягко упала на землю.
- Ну, это уж наглость! -  хриплым напряжения голосом сказала наёмница, с разворота ударяя противницу ногой в живот.

+2

7

При ближайшем рассмотрении наряд незнакомки оказался почти полной копией наряда Зены. Да и глядела она странно, словно встречалась с Королевой Воинов раньше. Или (что более вероятно) слышала о ней. За все время гречанка повидала столько людей, желающих быть на нее похожими, что уже не удивлялась, встретив в очередном городе девочку в несоразмерных ее пропорциям доспехах. Выглядело это смешно, но Зена никогда не смеялась над мечтами детей - в конце концов, если поделить ее жизнь надвое, то вторая часть вполне годится для подражания - наоборот, старалась научить, что любое оружие второстепенно. Важно, ради чего биться, а не как. К примеру, воровка дралась просто так, в удовольствие, но, отдать должное, получалось у нее хорошо. Даже слишком.
- А с чего ты взяла, что я хочу тебя убедить? Ты убила человека, за это полагается казнь, - пожала плечами гречанка. Едва они скрестили клинки, Зена провела своим до кончика меча незнакомки, проверяя ее умение держать в руках оружие, а после легонько стукнула по лезвию плашмя. Как она и думала, темноволосая не испугалась и не выронила меч - лишь, насупившись, крепче сжала рукоять.
Поединок начался с разминочных ударов и блоков - воительница "прощупывала" противницу, пытаясь понять, кто та вообще такая. Манерой вести бой она напоминала амазонок, особенно когда, взбежав по стене, сделала заднее сальто. Но принципы, вернее, их отсутствие, выдавали, что в племени девушка не ужилась. Зена помнила: подопечные Артемиды не приветствовали бессмысленную смерть и не любили воинов с самомнением.
- Приятно познакомиться, Виктория, - тоном, сообщающим, что куда приятнее ей было познакомиться со змеей особой ядовитости, нежели с такими вот проблемами, мешающими отпуску, проговорила женщина. - Меня зовут Зена. И, полагаю, ты обо мне слышала, - она кивнула в сторону костюма наемницы, и когда взгляд Виктории машинально последовал за ее взглядом, резко подняла меч. Тот прошел по широкой дуге, оставляя глубокий порез на ключице, вызвавший у Королевы Воинов усмешку, а у девушки - минутную растерянность. Опомнившись, последняя бросилась в атаку, и ее оружие, в свою очередь, просвистело у самого лица Зены; не успей та вовремя отшатнуться - получила бы уродливую метку на всю оставшуюся жизнь.
- Ты неплохо сражаешься, но, чтобы быть мной, этого недостаточно, - много лет назад одна воительница уже выдавала себя за Зену, до сих пор воспоминания остались, и не сказать, что приятные. - Мало выковать такие же доспехи и найти похожий меч. За тебя говорят дела, и конкретно это, - она указала на мертвого - не лучшее, чтобы создать себе репутацию, - "Если, конечно, ты не собираешься прославиться, как второй Завоеватель", - мелькнуло у нее подозрение.
Меч отсек прядь волос, и девушка разозлилась - было с чего. Приняв удар ее ноги на наручи (специально для таких случаев увитые металлической лозой), Зена оттолкнулась от мостовой и перелетела через Викторию, попутно впечатав сапог между ее лопаток. Приземлившись, воительница сделала подсечку, в результате которой противница оказалась на земле.
Но, кажется, ее пыла это не умерило.

+2

8

- А с чего ты взяла, что я хочу тебя убедить? -  спокойно проговорила женщина, не прекращая орудовать мечом так быстро и ловко, что Вики не всегда успевала за ней, так что у неё уже начинало болеть запястье и, если бы не наручи, предохраняющие кисть, бывшая амазонка уже вывернула бы её, -  за это полагается казнь.
- И всё-таки, кто ты?-  парируя очередной сильный удар противницы, спросила Виктория, -  Начальник местной стражи?
Вики не получила бы эту дурацкую рану на ключице.  Никогда, ведь её было легко отразить, а с навыками амазонки на это почти не требовалось усилий, но воительница промедлила ровно потому, что услышала ответ на свой вопрос:
- Меня зовут Зена. И, полагаю, ты обо мне слышала, -  брюнетка кивнула на доспехи Виктории, так напоминающие одежду королевы воинов.
Наёмница уже сопоставила все факты и думала, что совершенно не удивится, услышав это имя.  Но она ошиблась, потому что один только его звук заставил сердце замереть.  Мысли смешались:  перед ней стояла легендарная Зена!  Зена Коринфская, завоеватель, гроза миров!  Её кумир, сформировавший её характер и определивший цели в жизни.  Но, в то же время, это была совсем другая женщина -  защитница добра, борец за справедливость.  Вновь скрещивая с ней клинок, Вики, на миг, подумала:  а, может быть, если она изменилась, то и мне последовать её примеру?  Однако, эта мысль тут же растворилась в звоне мечей, вылетев из головы при очередном головокружительном сальто.  Не смогу!  Девушка, вдруг, поняла, почему она не осталась в племени амазонок.  Не только из-за нотаций и нравоучений, которые ни раз читали ей старшие "сёстры" на первых порах обучения (Вики уже вышла из подросткового возраста, когда слова старших воспринимаются в штыки и кажутся "старомодными", скучными и препятствующими самостоятельности).  Амазонки, при всей своей воинственности, живут для других, а не для себя.  Они несут добро и помогают тем, кто нуждается в помощи.  А Виктория не смогла принять это.  Всякий раз, когда она пыталась думать и действовать как и её наставницы, что-то внутри неё протестовало.  Может, поэтому моим кумиром и примером стала Завоеватель, а не Зена-защитница?
    - Ты неплохо сражаешься, но, чтобы быть мной, этого недостаточно, -  сказала Зена, когда кончик меча Виктории прошёлся перед самым её носом.  Вики чуть улыбнулась.  Ей польстила похвала от самой Королевы Воинов:  я радуюсь как ребёнок!  Пора взрослеть.- но, чтобы быть мной, этого недостаточно.
Зена провела атаку так, что Виктория не смогла блокироваться и, если бы она вовремя не отскочила, то меч противницы распорол бы ей бедро.
- Не всё сразу, -  ответила наёмница, яростно парируя следующий удар и плашмя ударяя женщину клинком по шее.  Раны не было, но удар был довольно сильный.
В голосе брюнетки было столько непримиримой, огненной ярости, что, если бы её можно было материализовать, то она превратилась бы в несколько кинжалов, летящих точно в цель.  Отойдя от первого шока встречи с кумиром детства, Вики решила, что не станет раболепно следить за каждым движением противницы, а будет защищаться и нападать ровно так, как если бы перед ней был обычный, пусть и очень сильный противник.  Тем не менее, Зена продолжала свой "просветительный" монолог (может, это манёвр, чтобы отвлечь меня?):
- Мало выковать такие же доспехи и найти похожий меч. За тебя говорят дела, и конкретно это, -  она кивнула на труп стражника, от которого Вики теперь держалась подальше, чтобы не поскользнуться на крови, -  не лучшее, чтобы создать себе репутацию.
Ну-ну!  Можно подумать, что в мои год ты создавала её иначе, -  саркастически подумала Виктория и, сократив расстояние с противницей, пристально посмотрела ей в глаза:
- Это смотря о какой репутации речь, -  губы бывшей амазонки изогнулись в саркастической то ли ухмылке, то ли улыбке.
    И снова промедление.  Сильный удар в спину и наёмница уже летит лицом в землю. Только наручи защитили девушку от перелома кистей при падении.  Теперь уже ни о каких раздумьях и речи быть не могло.  Резко крутанувшись, Вики выбросила тело вперёд и ударила противницу ногами выше колен.  Та, по инерции сделала шаг назад, что дало наёмнице время для того, чтобы подняться. Она не выкрикивала пафосных речей наподобие:  "я убью тебя, Зена!" или:  "я буду той, кто убил легендарную Зену!" она дралась молча и только глаза её горели.  Пригнувшись от верхней атаки, Вики сделала быструю дугу и клинок разрезал на животе Королевы Воинов ту часть одежды, которая не была защищена доспехами.  То, что одежда была прорезана, Виктория видела, а вот была ли там рана, она не знала.  Выпрямившись, девушка буквально горлом наткнулась на остриё клинка Зены. Ощущение металла на горле лишь подхлестнули её.
- Однако!  Моя жизнь на кончике твоего меча, да, Зена?
Девушка снова ухмыльнулась.  Она любила играть со смертью, любила быть на грани, получая от этого адреналин, заставляющий её идти по лезвию кинжала, но идти только вперёд.  Она хотела сказать ещё что-то, но, пошатнувшись, наступила на какой-то предмет, который хрустнул у неё под ногой.  Несколько секунд ничего не происходило, но потом Виктория почувствовала, как земля будто дёрнулась у неё под ногами.  Девушка шатнулась в сторону, словно  бы была пьяна (что абсолютно исключалось) и округлившимися глазами посмотрела на Зену:
- Чувствуешь?  Земля дрожит!
Выставив меч наизготовку, Вики, забыв про бой, обернулась вокруг себя, пристально вглядываясь в окружающее пространство.  Улица была абсолютно пуста, не считая их с Зеной и трупа стражника.  Шум, слышный с соседних улиц доносился до наёмницы как сквозь вату.  Она была максимально сосредоточена, вся обратившись в слух и зрение.  Последовало ещё несколько толчков, в земле начали появляться трещины.  Что происходит?  Не иначе как боги взбунтовались!  Трещины увеличивались, превращаясь в разломы, из которых шёл горячий пар.  Наёмница не знала, что то, на что она наступила, являлось талисманом в форме сердца, переплетённого металлом.  Это был артефакт, в котором была заключена сила Тартара.  Как и почему он оказался у убитого ею стражника, было непонятно. 

                                                                               **8

    Давным давно Аид заключил разрушительную силу Тартара в кулон, выкованный Гефестом:  рубин в форме сердца, оплетённый металлом.  Обычным металлом, так как сила Тартара "воспротивилась" божественному металлу Гефеста.  И рубин пришлось позаимствовать из сокровищницы одного смертного царя, который так и не узнал о пропаже.  Аид запер силу Тартара, чтобы она не разрушила ни его (Тартар) ни землю смертных.  Но, месяц назад, артефакт таинственным образом исчез и обнаружился только сейчас, в доспехах афинского стражника из которых выкатился, когда тот упал, поражённый мечом греческой наёмной убийцы.

+2

9

- Ты явно не о хорошей печешься, - Зена ухмыльнулась в ответ. Виктории удалось стукнуть ее под колено - весьма болезненный удар, если бы не защищающие ноги латы, - и женщина отступила назад, благодаря чему противница смогла подняться. Сражение продолжилось: удар, блок, снова удар. Мечи без устали очерчивали круги в воздухе, то сужая, то увеличивая диаметр, пока острый кончик не распорол ткань туники Королевы Воинов. Кожа ощутила холод стали, но, к счастью, царапина если и появилась, то неглубокая. Подобные ей заживают быстро и следов не оставляют - радость для всех, кому шрамы "полагаются" профессией. У Зены их было много на теле - от честных битв и бесчестных поступков - некоторые со временем исчезли, каким-то предстояло до самой смерти служить напоминанием о недостатке ловкости в тот или иной отрезок времени. Гречанка привыкла к шрамам и не придавала им большого значения, однако старалась лишний раз не подставляться: в отсутствии глаза или пальцев тоже радости мало.
Виктория возликовала - это ясно читалось в темно-карих глазах. Но уже в следующее мгновение оружие Зены уперлось ей в шею, предлагая сдаться.
- Как видишь, - коротко отозвалась она. Нарушать тишину не требовалось, но почему бы не оставить последнее слово за собой? Нужно было спешно решать, что делать с преступницей, и разговор помогал потянуть время. Зена понимала: отпусти она Викторию - и та, завернув за угол, убьет еще десяток людей просто из желания отточить мастерство. Отдать же девушку Димитрису означало тот же исход с более длинным прологом, в котором пленница выберется из тюрьмы, зарезав стражу. Во избежание будущего зла стоило Викторию убить, однако Королева Воинов до сих пор колебалась, отнимая жизнь у виновного.
Внезапно наемница пошатнулась, и под каблуком ее сапога что-то хрустнуло. Поначалу ничего не произошло, но дрожание земли с вырвавшимся из-под ее толщи паром ясно сигнализировало о беде. Или о крупных неприятностях. Похожее Зена уже видела, когда Аид потерял ключ от Тартара, и им с Эроной пришлось спуститься в жерло вулкана, чтобы его достать. "Да что происходит там?! - возмутилась голубоглазая воительница, по примеру Виктории перехватывая поудобнее меч: в прошлый раз из земли полезли мертвые тела и едва не забрали с собой Ареса. - Аид собирается наводить порядок у себя или нет?" - наведываться в гости к богу подземного мира Зена не хотела, но выхода, похоже, не было: систематически повторяющиеся беспорядки наводили на разного рода подозрения: одно страшнее другого. 
- Не подходи близко к трещинам, - предупредила она, поднимая с земли расколотый артефакт, который тут же просыпался между пальцами обратно, словно остывший уголек, неосторожным движением кочерги превращенный в пепел.
- Вот вы где! - начальник стражи не торопился на помощь, предоставив подруге право самолично вершить правосудие. Гречанка оценила благородный жест по достоинству, но шутки - шутками, а вооруженный отряд пришелся весьма кстати. - Это и есть воровка?
- И убийца, - Зена кивнула на лежащего у ног солдата. Воспользовавшись тем, что Виктория не смотрит в ее сторону, она ловким ударом снизу выбила из руки девушки меч. Клинок зазвенел о камни мостовой, оставляя запястья свободными для кандалов, которые не замедлили появиться в руках Димитриса.
- Советую тебе не сопротивляться. Она опасна, приставь к ней бдительных охранников, - воительница серьезно взглянула на мужчину. - У Афин есть более важная проблема, - проговорила она, понижая голос. - Видишь трещины? В царстве Аида что-то не так, боюсь, как бы скоро город не посетили иные гости.
- Ты не удивлена, - проницательно заметил Димитрис. Они с Зеной шли позади стражников, волочивших пленницу к тюрьме, и тихо переговаривались, чтобы не сеять раньше времени панику. - Видела подобное раньше?
- Да. Приятного мало, поверь.
- Верю. Можно что-то сделать?
- Я постараюсь, но не могу ничего обещать. За последние три месяца Тартар открывается второй раз, и мне это не нравится. Вероятно, придется найти вход в него и выяснить уже на месте... Проследишь за Викторией?
- Я собирался ее повесить.
- Нет, - помедлив, ответила Королева Воинов, получив укоризненный взгляд друга. - Подожди немного.
- Зена, нельзя жалеть таких людей. Они лживы до мозга костей, и их не наставить на путь истинный проповедями о добре и бескорыстии. Ты - исключение из правил, тогда было другое время. Война не утихла, любой преступник может оказаться наемником богов. Что я рассказываю, ты же сама все знаешь!.. - Димитрис вздохнул, окинув взглядом торговые ряды, мимо которых они проходили.
- Знаю. И не жалею ее. Просто мне может потребоваться проводник, а брать у тебя людей я не могу: это билет в один конец.
- Ты герой, и горожане сочтут за честь сопровождать тебя. Но я понял твою мысль. Можешь рассчитывать на меня, - он протянул руку для прощального рукопожатия: тюрьма возвышалась прямо перед ними.
- Спасибо, Димитрис, - женщина с теплом пожала руку и заметила, что начальник стражи внимательно разглядывает ее. - Что?
- Ты изменилась с нашей последней встречи. И, признаюсь, новая Зена мне больше по душе, - он подмигнул.
- O tempora, o mores - о времена, о нравы. Цицерон сказал. Римский оратор.
- Не слышал о нем, - смотря вслед удаляющейся фигуре Димитриса, воительница осознавала, что ей самой новая Зена нравится. По крайней мере, в военной Греции пользы от нее было больше, а это уже что-то.

+2

10

Виктория не кричала, не возмущалась, потому что это выглядело бы, по меньшей мере, комично, но пыталась вырваться.  Цепи кандалов звенели при каждом движении.  Она расталкивала стражников локтями с такой силой, что те едва удерживали её.  Впервые в жизни на Виктории были надеты кандалы и она, не привыкнув к новой ситуации, слегка запаниковала:  нет-нет-нет-нет!!!!  Я не хочу в тюрьму!  Не дай бог, казнят ещё!  Но, каково же было удивление воительницы, когда Зена попросила знакомого стражника не делать этого.  Вики посмотрела на королеву воинов как на умалишённую:  я хладнокровно зарезала стражника, сражалась с ней, намереваясь, возможно, убить, а перед этим ограбила ни в чём не повинную девушку и она жалеет меня???  Нет, её точно околдовали.  Не могла же она так измениться?  Бывшая амазонка всё больше шокировалась от поведения Зены, но, уже через секунду, всё стало ясно:
- Мне может потребоваться проводник, а брать у тебя людей я не могу: это билет в один конец.
Ах, вот оно что?  Я нужна ей! -  девушка ухмыльнулась и, перестав сопротивляться, вскинула голову и спросила:
- Проводник куда?  И, почему в один конец?
- Узнаешь в своё время! -  грубо оборвал девушку стражник и потянул за цепь, -  Пошла!
- А ты сам-то знаешь? -  ехидно спросила бывшая амазонка.
Стражник смутился и ничего не ответил.

                                                                    ***

    Вопреки ожиданиям Виктории, когда её бросили в камеру, кандалов с неё не сняли.
- Это как?! - возмущённо спросила она уходящего стражника, протягивая к нему, закованные в кандалы руки, -  В камере я имею права быть без них!
- В камере ты имеешь право молчать, -  равнодушно сказал стражник и вышел.  Послышался характерный лязг закрывающегося замка.
- Вы что, все её слушаете?! -  крикнула Вики, встав посреди комнаты, -  Неужто она стала здесь царицей!  А я думала, что Тесей царь Афин!
Но на крики наёмницы никто не ответил, поэтому, ей ничего не оставалось, как сесть на каменное возвышение, которое, очевидно, должно было служить ей кроватью.  Хм!  Добренькая-добренькая, а королевские замашки остались!  Виктория подошла к стальной двери и, в бессильной ярости ударила по ней кулаком.  Цепи вновь зазвенели.
    Весь день воительница проходила туда-сюда по камере, как загнанный в клетку тигр.  Она злилась на Зену так, как не злилась за те несколько часов, которые они были знакомы.  Наверное, если бы Зена собственноручно убила её в честном бою, то перед смертью она бы уважала её больше, нежели сейчас.  Но какой из меня проводник?  Куда?  Это как-то связано с той трещиной в земле?  Ни на один из вопросов Вики не находила ответа.  Измученная догадками и голодом, воительница повалилась на каменное возвышение и тут же уснула, проспав даже тюремный ужин, который ей поставили у порога.
    Проснулась девушка от того, что в небольшое зарешёченное окошко ударил яркий луч уже взошедшего солнца.  Вот уж не думала, что смогу спать в тюрьме, -  удивлённо подумала брюнетка и села.  Кости ныли так, будто её всю ночь били, а руки затекли до того, что она с трудом могла шевелить ими.  Ну, Зена!  Убила бы!  Увидев миску с вчерашним ужином и чашку воды, девушка подошла к двери и, взяв её, уже собиралась вернуться к "кровати" когда дверь камеры отворилась...

+2

11

Остаток дня Зена провела в Афинской библиотеке. Просмотрев бесчисленное множество свитков, она, наконец, нашла нужный: тот, в котором упоминались входы в Тартар. Карта была весьма приблизительная (непонятно, кому потребовалось ее составлять, но поклон ему за это низкий), однако догадку воительницы подтверждала. Много лет назад ей довелось услышать легенду о пещере в окрестностях столицы. Поговаривали, там исчезал скот, и после на этом месте находили съежившийся скелет; а как-то раз двое путников чуть не шагнули в вытекавший из Стикса на поверхность ручеек - один из них потом клялся всеми богами, что разглядел призрачную лодку, окруженную туманом, там, где пещере полагалось иметь заднюю стенку. На правдивость сплетен Зена не рассчитывала, но, памятуя о собственном знакомстве с загадочным местом (остановилась там переждать непогоду и действительно заметила вдалеке силуэт закутанного в плащ лодочника, словно отделенного от нее пластом горного хрусталя), считала не лишним проверить. Порталов в Греции хватало, да и у Стикса, вопреки расхожему мнению, много притоков - какие-то точно выводят к людям. Наспех перерисовав карту, женщина отправилась гулять по городу, ненавязчиво вызнавая у словоохотливых афинян подробности легенды. Удача улыбнулась ей только к вечеру: живущий в самом сердце квартала ремесленников старик знал тех самых горе-путешественников и смог более-менее восстановить в памяти их рассказ.
"У пещеры растут три дерева, связанных в узел", - этот ориентир мужчина заставил ее повторить несколько раз, хотя в масличных рощах встречались и не такие экземпляры средиземноморской флоры. Закат уже позолотил мостовые, и Королева Воинов, посмеиваясь про себя над дотошным стариком, решила отложить визит к Виктории до утра - наемнице полезно провести ночь в заточении.

Когда над Афинами встало солнце и закипела жизнь, брюнетка, насвистывая, зашла в тюрьму, где стража, едва завидев ее, вытянулась по струнке (сколько преступников было поймано Королевой Воинов - не сосчитать!). Замок не мешало смазать - ключ с трудом сделал два оборота, прежде чем тяжелая дверь распахнулась, являя взору Зены слегка всклокоченную и до предела взвинченную девушку.
- Доброе утро. Как спалось? - она приподняла уголок губ в улыбке. - Вижу, ты уже собрана. Завтракай и пойдем, у нас много дел.

+1

12

Виктория предполагала, кто мог "навестить" её в тюрьме ранним утром, но всё же на лице Виктории отразилось лёгкое удивление, когда она увидела вошедшую.
- Доброе утро. Как спалось? -  спросила Зена, явно издеваясь.  Но Виктория решила подыграть и ответила с такой же "милой" улыбкой:
- Замечательно!  На твёрдом спать полезно.
- Вижу, ты уже собрана. Завтракай и пойдем, у нас много дел.
Зена была человеком дела и не стала попусту болтать.  Это немного разочаровало воительницу, так как она была не прочь получше узнать королеву воинов не только в бою.  Вики хотелось многое понять о ней:  прежде всего, осталось ли в синеглазой воительнице хоть что-нибудь из того, чем она так восхищалась в прошлом.
- Я готова, -  сообщила девушка, закончив с едой, -  у тебя нет случайно гребня?  Не могу же я пойти в таком виде с самой Зеной!  Засмеют.
Девушке, действительно, хотелось привести себя в порядок, но она понимала, что Зена не станет устраивать для неё лавку парикмахера и, потому вопрос этом был задан просто так, чтобы разрядить обстановку.  Кроме того, наёмнице до жути хотелось узнать, возможно ли разозлить Королеву Воинов не в бою, а, просто так, в мирной жизни и, что она станет делать?  Либо мудро не обратит внимания, либо снова будет читать нотации...

                                                                   ***

    Жара упрямо не желала спадать и, казалось, была сильнее, чем вчера, так что идти было довольно тяжело.  Руки Виктории не были закованы, ей даже было возвращено её оружие:  казалось бы - беги не хочу.  А наёмница и не хотела.  Во-первых, стоит только девушке броситься в сторону, Зена всё равно нагонит её и отправит обратно в тюрьму, во-вторых, Вики на своё несчастье была авантюристкой до мозга костей.  Её привлекала опасность и Зена, как раз туда её и вела.
    Выйдя из города, воительницы направились в сторону долины.  Шли молча.  Да и о чём было говорить женщинам, которые вчера едва не поубивали друг друга?  Виктория только изредка поглядывала на Зену, пытаясь понять, о чём та думает.  Но по сосредоточенному лицу брюнетки этого нельзя было понять, кроме того, наверное, что в синих глазах королевы воинов была тревога:  значит, там, действительно, опасно, раз даже она нервничает.  Я хоть выживу?  Или она, таким способом, собирается казнить меня? Отправить вперёд как пушечное мясо!  Завидев небольшую речушку, Виктория попросила остановиться, чтобы хотя бы умыть лицо, чтобы освежиться.
- Даже в реке вода тёплая! -  раздражённо сказала Вики, снова возвращаясь на дорогу, -  Неужто боги задались целью извести людей жарой.  Кстати, удобно -  всемирная засуха и нет проблем, -  Вики чуть улыбнулась, но, не увидев ответной улыбки, продолжила смотреть перед собой.
    Они шли уже около двух часов.  От жары Вики начала уставать, но виду не подавала, чтобы не выказать слабость.  Впереди показался небольшой лесок.  Именно туда и нужно было идти.  Небольшая тропинка вела в самую чащу.  По мере продвижения, лесок (а, вернее, уже полноценный лес) становился всё темнее.  Девушка тревожна напряглась и, вынув из ножен меч, выставила его прямо перед собой.  Жара здесь отступила, стало прохладнее.  Метров через пять стало ещё прохладнее, потом ещё и ещё....
- Почему здесь так холодно? -  спросила воительница, плечи которой покрылись мурашками, -  Что это за место и, кто это?
Виктория указала мечом вверх:  по небу летали скелеты с такими же скелетообразными крыльями.  Воительница пригнулась, когда одна из этих тварей пролетела над самой её головой.  Ещё неизвестно, где хуже:  в тюрьме или с ней.  Там, по крайней мере, все люди, с которыми можно договориться, чтобы не казнили, а это что такое?

+2

13

Вопреки ожиданиям Зены, зажатая в руках Виктории миска в ее сторону не полетела. Девушка даже мило улыбнулась, пошутив при этом, чем окончательно сбила с толку воительницу. Заключенным не полагалось так себя вести, но, может, наемница уверена, что сработает запасной план? Или попросту считает предстоящую миссию увеселительной прогулкой - чем не радость по сравнению с казнью-то? Королева Воинов изначально была начеку, теперь же и вовсе подобралась, готовясь к любой дерзкой выходке. Но вместо этого...
- У тебя нет случайно гребня? - Зена недоуменно посмотрела на пленницу, потом переместила взгляд на ее растрепанные волосы и усмехнулась про себя: даже в доспехах женщина остается женщиной.
- Разумеется, есть. Я все-таки родом из цивилизованной страны, а не с островов, - выглянув в коридор, она шепнула несколько слов охране. Молча мужчины вывели Викторию из камеры и проводили в небольшое помещение, предназначенное для умывания и прочих нужд. Ни окон, ни ведущих в подвал люков там по понятным причинам не имелось - безликий каменный мешок, полка для кувшина с водой и большой медный таз, помятый с одного бока. Зато был гребень и кусок жесткого мыла, вполне достаточный для однократного использования.
Когда Виктория привела себя в порядок, они покинули тюрьму. Как бы ни было велико желание Зены видеть наемницу в кандалах, пришлось снять цепи и вернуть оружие - ни к чему привлекать внимание толпы, и без того жадной до зрелищ. Обе женщины, напоминавшие схожим одеянием элитных бойцов, быстро двигались в людском потоке. Тот огибал их и тут же вновь смыкался за спинами, не переставая с любопытством делать предположения касательно цели похода двух воительниц.
- Признаться, я думала, что ты решишь сбежать при первой возможности. Хорошо, что ты этого не сделала, - разлепила губы гречанка, когда Виктория в десятый, наверное, раз бросила на нее жадный взгляд. Казалось, девушка хотела о чем-то спросить, но всякий раз не решалась. Учитывая искренне удивление при встрече, Зена могла предугадать содержание вопросов. Самой ей не давала покоя аналогичная мысль: что если они с Викторией уже знакомы? Лицо девушки не вызывало в памяти брюнетки никаких ассоциаций, но в Греции росшие в одной семье дети могли запросто иметь разных отцов, в том числе и с божественной кровью, поэтому на сходство делать упор не стоило. "Кто она? Почему выбрала меня для подражания? Что знает о моем прошлом? - сравнительно мало осталось на земле свидетелей "подвигов" Завоевателя. Получается, кто-то из старого поколения поделился воспоминаниями? - Боги, хоть бы она не была родственником убитого мною!". Но, кажется, мстить Виктория не собиралась или умело это скрывала: различив между деревьев речку, она попросила остановиться. Жара была чудовищной; открутив крышку фляги, Зена сделала пару глотков и скривилась: такая же теплая, как и в реке, о чем оповестила наемница, вернувшись.
Пещера находилась неподалеку, но заметно разросшаяся за последние годы дубрава захватила пригорки и низины, перепутав тропинки и оставив лишь крупные ориентиры, на которые и равнялась Королева Воинов. Еще какое-то время они шли с Викторией по проселочной дороге, а после свернули к лесу. Приятная после жары прохлада поначалу взбодрила их, однако по мере продвижения вглубь температура падала. Скоро изо рта начали вырываться облачка пара - Зена плотнее закуталась в плащ и прислушалась. Ее спутница обнажила меч, и вовремя: над головами пронесся скелет с широко раскинутыми крыльями.
- Это гарпии, стражи входа в Царство Мертвых. Мы рядом с ним - отсюда и холод, - прицелившись, женщина ловко перерубила основание черепа у нападавшего. Тот грудой костей свалился к ее ногам. - Видишь ли, Виктория, тот медальон, что ты раздавила, не был простой безделушкой. Я не очень понимаю как, но он связан с Тартаром, из-за этого дрожит и трескается земля, кипит вода в реке и прогревается воздух. Полагаю, - еще удар, в этот раз неудачный, - в нем заключена некая сила, которая выбралась наружу из трещины в корпусе. Поэтому я и хочу спуститься к Аиду и узнать у него подробности, - Зена с разворота отрезала другой гарпии крыло, а после метнула в подбиравшуюся со спины к Виктории тварь кинжал, угодив той в солнечное сплетение. - Они мертвые, с ними бесполезно сражаться, но можно попробовать прогнать, - увернувшись от очередной попытки схватить ее, гречанка сорвала с пояса деревянный свисток и, поднеся к губам, издала резкий, похожий на птичий крик. Гарпии заткнули  дырки в черепах, обозначавшие уши, однако атаковать не перестали. Пришлось еще трижды свистнуть, прежде чем создания смирились с поражением и, покружив, улетели прочь.
- Смотри-ка, не обманул! - рассказавший про пещеру ремесленник убедил Зену взять свисток - бери, мол, пригодится. Поставив в уме галочку поблагодарить старика, женщина вытащила меч и, вернув кинжал на место, раздвинула лесную поросль. - А вот и пещера, - на расстоянии фута от них действительно начинался вход в обитель Аида: с туманом, сыростью и кромешной тьмой - все как положено. - Не отставай, - бросила Зена через плечо и шагнула внутрь.

+1

14

Фраза, которую сказала королева воинов, очень позабавила Викторию:
- Признаться, я думала, что ты решишь сбежать при первой возможности. Хорошо, что ты этого не сделала, -  сказала Зена, когда они покинули тюрьму. 
Вики ничего на неё не ответила и весь путь они прошли молча.  Дала ответ брюнетка только тогда, когда первая крылатая тварь пролетела на их головами.
- Какой смысл мне было бежать от тебя, -  проговорила наёмница, размахивая мечом и не впустую -  она сильно ранила тварь в крыло, а Зена потом прикончила его окончательно, -  ты бы догнала меня и снова вернула бы в тюрьму.  Там бы меня точно казнили, -  интересно, за кого она меня принимает?  За глупую девчонку с самомнение по размеру больше, чем мозги?  Что ж, типичная ошибка, -  да что это за твари? -  снова спросила девушка, в сотый раз пытаясь справиться с очередной.
- Это гарпии, стражи входа в Царство Мертвых. Мы рядом с ним - отсюда и холод, -  буднично, будто говорит о погоде, ответила королева воинов.
Услышав ответ, Виктория громко расхохоталась, забыв даже о гарпиях:
- Я, конечно, наслышана о твоём прошлом, но, я не думала, что ты любишь настолько изощрённые казни, -  Зена метнула кинжал, отогнав гарпию за спиной Вики, чему та очень удивилась, в свою очередь, схватив одну из тварей за ногу и отбросив её в сторону ровно за секунду д того, как она протянула когтистые лапы к синим глазам Зены, -  хочешь скормить меня этим... или каким-нибудь другим тварям, чтобы задобрить Аида?
Обе женщины даже во время разговора не на секунду не прекращали сражаться с стражами царства мёртвых.
- Видишь ли, Виктория,-  заговорила Зена, отвечая на вопрос наёмницы, -  тот медальон, что ты раздавила, не был простой безделушкой. Я не очень понимаю как, но он связан с Тартаром, из-за этого дрожит и трескается земля, кипит вода в реке и прогревается воздух. Полагаю, - еще удар, в этот раз неудачный, - в нем заключена некая сила, которая выбралась наружу из трещины в корпусе. Поэтому я и хочу спуститься к Аиду и узнать у него подробности.
Какое-то время, Вики просто сражалась, попутно раздумывая над тем, что рассказала ей синеглазая воительница:  это значит я открыла что-то, что может утроить конец мира?  Может, я должна этим гордиться? -  девушка усмехнулась своим мыслям, потом спросила:
- А, зачем тебе я?  В качестве кого?  Вернее, в качестве чего?
Пока они говорили, сразу две гарпии налетели на Зену.  Мгновенно взобравшись на дерево, бывшая амазонка метнула кинжал, который, вроде бы, полетел прямо в Зену, но попал чётко в живот одной из гарпий.  Та оглушительно вскрикнула, взмахнув крыльями так, что сама же сшибла с плеч Зены себе подобную.
- Это благодарность за помощь, -  пояснила, спрыгнувшая с дерева Виктория, увидев удивлённый взгляд женщины, -  я имею ввиду, за помощь с гарпиями.
Зена предупредила, что тварей можно лишь отогнать, но не убить.  Потом она достала деревянную трубку и подула в неё.  Звук был столь резким, что девушка поморщилась и заткнула уши.  Мерзкие стражи Аиду тут же разлетелись в стороны.
- Похоже, эта штука может подействовать не только на гарпий.
- Не отставай, -  бросила через плечо, ушедшая вперёд Зена.
Вики пошла следом.
    Когда наёмница увидела, куда привела её Зена, она крепко задумалась:  что же, всё-таки, лучше?  Казнь через повешенье на городской площади, или смерть от монстров, которые скрывались прямо в обители мёртвых.  Взяв себя в руки, девушка ускорила шаг, ныряя в холодный голубой туман, вслед за Зеной.  Когда они подошли к порогу пещеры, Виктория услышала душераздирающие крики, вой и стоны, такие, от которых даже у неё, наёмной убийцы, кровь застыла в жилах.
- Это кричат души, заключённые в Тартаре, да? -  едва заметно дрогнувшим голосом спросила брюнетка, повернувшись к королеве воинов.
Стоило женщинам вступить на территорию царства Аида, как из темноты послышался оглушительный лай и звон тяжёлых цепей.  Наёмница сделала шаг назад, но выставила меч вперёд.  Лай продолжился, становясь всё более заливистым, но никого видно не было.  Женщины прошли дальше.  Вики огляделась по сторонам в поисках факела, но его не было.
- А тут всегда так...? -  начала было девушка, но недоговорила, потому что её кто-то сбил с ног, а, когда она упала, то ощутила что-то тяжёлое у себя на груди.
Потом что-то тёплое и мокрое упало ей на лицо.  Виктория вскрикнула, посмотрев перед собой.  Глаза немного привыкали к темноте и, вскоре, Вики увидела над собой целых три собачьих морды, с клыков которых стекала вязкая слюна.
- Прочь!  Пошёл прочь!
Наёмница дважды взмахнула мечом.  Первый удар -  мимо, а вот после второго, одна из голов болезненно завыла.  Чудовище отскочило в сторону.  Какое-то время, Виктория продолжала лежать.  Когда она, наконец, поднялась, то услышала хриплый, даже скрипучий голос, от которого содрогнулась, но на лице при этом не дрогнул ни один мускул:
- Что, Цербер, у нас гости?
Из голубого тумана медленно показался загнутый нос ладьи, которая плыла по чёрной, как сама тьма воде.  Человек (или не человек), который стоял в ладье, был одет в лохмотья, а на голове его были длинные патлы, свисавшие вниз.  Виктория продолжала держать меч перед собой, не могла разглядеть лица человека.  А человек, похоже, узнал Зену и, указав в её сторону кривым длинным пальцем, рассмеялся (смех его был похож на звук несмазанной телеги):
- А-а, это снова ты, Зена?  И снова не мёртвая? -  потом человек повернулся к Виктории, -  А ты, небось, только что умерла? -  в его голосе слышалась надежда, но бывшая амазонка развеяла её как дым:
- Нет.  Я живая.  А вы...?
- Да, что же это такое?! -  заблажил, вдруг "рулевой", зло ударив веслом по воде, -  Скоро в мире мёртвых живых будет больше, чем в мире смертных!  И это всё началось с тебя! -  он в упор посмотрел на королеву воинов и, наткнувшись на её ледяной взгляд, сбавил обороты и спросил уже спокойнее, -  Зачем пришла и, кто это с тобой?  Твоя подруга, о которой поют менестрели?  Та, что изменила легендарную Зену!
- Нет-нет-нет! -  замотала головой Виктория, -  Это не я!
Не дай боги, чтобы меня приняли за проповедницу добра и справедливости.  Хотя, попутешествовать рядом с Зеной месяца три я бы не отказалась.

Отредактировано Victoria (2017-03-15 22:48:01)

+2

15

Странно, что оглушившие воительниц крики не были слышны снаружи: магия - магией, а такое пение попробуй скрой! Зачем тратиться на защитные барьеры, когда достаточно позволить душам выть в полный голос, чтобы любопытные остались заиками до конца дней, Зена не знала, но полагала, у Аида имелись свои соображения на этот счет. Бог мертвых любил тишину (сомнительный факт, учитывая атмосферу на входе, но так говорили мифы, а на греческой земле им принято было верить) и не любил гостей (это женщина неоднократно проверила на себе), милые же разговоры палачей и жертв имели все шансы привлечь местный разбойный люд, рыщущий по лесам в поисках новых ощущений. Подобное к подобному или как там звучало... Штат, к слову, Аид набрал отменный, Зена поучилась бы у них, но не при Виктории же просить об этом, в самом деле!
- Верно, - голос спутницы едва заметно дрогнул, да и Королеве Воинов, признаться, было не по себе. Воображение с готовностью схватилось за кисть, но любоваться фресками на тему Страшного суда желания не возникло. Хотя если абстрагироваться от звона цепей и свиста ветра в ушах, пещеру нетрудно назвать красивой: резные сталактиты, зеленоватые отблески воды на камнях, приятная прохлада (в сравнении с жарой, по которой они шли больше часа). Ну а полчища повисших под потолком летучих мышей - ерунда. Предмет интерьера, идущий в комплекте с темнотой и позабывшим все мыслимые приличия собачьим лаем.
Не успела Виктория раскритиковать вкусы дизайнера, как что-то тяжелое сбило ее с ног. Зена усмехнулась: в ее первый визит сюда "объятье" с громадной псиной добавило седых волос на голове. Была у питомца Аида дурная привычка облизывать гостей, проверяя их на предмет стрессоустойчивости. К мертвым собака проявляла редкостное равнодушие (оно и понятно: забитые, молчаливые, погруженные в страдания - ни поиграть, ни облаять), а вот живыми интересовалась, не иначе как надеясь обрести нового друга: вечно брюзжащий Харон, похоже, и Цербера способен свести с ума.
Воительница стояла чуть поодаль, не предпринимая попытки помочь спутнице - схватка с гарпиями сравняла счеты - но Виктория справилась сама: царапнула одну морду мечом, и та вместе с остальными убралась восвояси.
- Он злопамятный, - а разве в аду бывает иначе?
Обиженный визг Цербера лучше любого маяка подсказал местонахождение женщин. Вскоре заскрипели уключины, и узкая лодка ткнулась носом в береговые камни. Спустя мгновение из тумана вынырнула фигура Перевозчика. Насколько Зена знала, спор по поводу одежды между Хароном и Аидом длился  десятилетия: бог убеждал помощника сменить лохмотья на нормальную одежду ("Неудобно перед людьми, что я беднее Зевса с Посейдоном, раз у меня подчиненные ходят в чем придется?"), но Харон был непреклонен ("Ты не понимаешь, их пугать надо сразу, потом на шею сядут, не справимся!"). Так и жили. До войны, во всяком случае.
- Снова я и снова живая, - гречанка улыбнулась. - Ты же знаешь, Харон, мне нельзя умирать. Иначе у тебя перенаселение тут будет. Итак вон народу сколько, - она кивнула на туннель у противоположной стены пещеры, где толпились души в ожидании, пока их примут на борт. Зена с Викторией зашли, если можно так выразиться, "с черного хода".
- Раньше их было больше. Помнишь те веселые деньки? - на физиономии лодочника появилась кривая ухмылка. - Работал сверхурочно, чтобы всех твоих жертв вовремя доставить к Владыке. За многих, причем, заступался - отличные парни были! Если бы ты, Зена... - тут взгляд его упал на Викторию, и ностальгический монолог, к вящей радости Королевы Воинов, прервался. - А ты, небось, только что умерла? Румяная слишком для трупа.
- Я живая, - качнула головой Виктория, и настроение Харона тут же испортилось. Стукнув веслом о воду, он разразился гневной тирадой, на что женщина молча выгнула бровь: это она виновата, что Аид ключи от Тартара раздает направо и налево?! Видимо, что-то подобное отразилось на ее лице, заставив Харона обуздать раздражение.
- По делу я, не ради забавы. Знакомься: это - Виктория. Когда-то была амазонкой, - наемница этого не рассказывала, но тактика ведения боя выдала ее. - Сейчас преступница, назначена на исправительные работы в Тартар, - прежде чем фантазия Перевозчика сумела придумать тысячу и одно задание новоявленной помощнице, Зена спросила в лоб: - Ты отвезешь нас к Аиду?
- Он не принимает, - после паузы буркнул Харон и собрался оттолкнуться от берега, но рука воительницы перехватила весло.
- Меня примет. Харон, на земле опять творится что-то непонятное. Мне нужно поговорить с ним и убедиться, что он к этому не причастен, - лодочник колебался, но молчал. - Когда врата Тартара откроются и выпустят мертвых наружу, будет поздно, - в глазах, запрятанных глубоко под грязными волосами, мелькнул страх. - Обещаю больше не приходить и никого не приводить с собой. У меня есть, чем заплатить, - этот аргумент стал решающим: Харон любил, когда все по правилам.
- Ты ведь не успокоишься... - он задумчиво почесал нос. Очередь из пассажиров, меж тем, росла, и требовалось скорее принимать решение.
- Нет, - Зена позволила себе мимолетную улыбку, осознавая, что победила.
- Садитесь, что с вами сделаешь, - сдался лодочник. - Но чтобы больше..!
- Честное слово воина, - и правда, пора завязывать с визитами в подземное царство: не ровен час, разозлится Аид и перекроет выход навсегда. - Держи, - кинув Харону серебряную драхму, которую тот ловко поймал и сунул в складки балахона, Зена ступила в ладью. С "садиться", конечно, перевозчик душ погорячился, но и так сойдет.

+1

16

Проследив за взглядом воительницы, Вики посмотрела на противоположный берег Стикса:  сотни умерших ждали своей очереди на переправу.  Виктории даже стало немного совестно за то, что из-за них с Зеной души, половина из которых и так попадёт в Тартар, ещё и вынуждены ждать столько времени.  Вдруг что-то заставило воительницу попристальнее присмотреться к душам умерших.  На Викторию смотрел Декстер -  её недавний заказ.  Он тоже заметил Викторию.
- Ты рада видеть меня здесь?  Скажи!
Не было слышно не единого звука, так что Вики прочла по губам.  Упитанный мужчина оттянул ворот рубахи, демонстрируя рану на груди. 
- Тебе это нравится? -  снова прочла по губам мёртвого воительница.  Декстер злорадно улыбался.
Интересно, что он хочет услышать? -  ухмыльнувшись, подумала Виктория.  Она не чувствовала ни вины, не раскаянья, ведь те, кого она убивала не были ей не родственниками, не друзьями  не возлюбленными.  Эти жертвы - её работа, за которую она получает плату.  Так уж вышло, что наслушавшись легенды о Зене Грозе Миров, девушка встала на тёмную, скользкую от крови, дорожку.  Ступила и не пожалела.  У всех в этой жзни есть предназначение:  кому-то судьбы определили путь воина добра, кому-то -  царя, кому-то полубога, а вот путь Виктории нечто такое, что нельзя назвать абсолютным злом, но и до понятия "добрая" наёмнице как до Олимпа.  Так и живёт Виктория, как цирковая артистка на канате, покачиваясь то в одну, то в другую сторону.  Правда пока что "покачивания" оттенялись тёмной стороной её натуры.  Ей это нравилось, хотя она старалась скрыть это, чтобы лишний раз не привлекать к себе внимания там, где ей это было не нужно.
- Чего ты хочешь? -  также одними губами проговорила брюнетка, обращаясь к своей жертве, -  Если ты ждёшь, что я...
- Знакомься: это - Виктория. Когда-то была амазонкой.  Сейчас преступница, назначена на исправительные работы в Тартар.
- Прости, что? -  бывшая амазонка начисто забыла про Декстера и теперь сверкала глазами, резко обернувшись к Королеве Воином, -  К каким к Церберу, работам?!
Услышав своё имя, пёс, до этого сидящий молча, радостно вскочил, завиляв хвостом.  Вики уже хотела было усмехнуться, но Цербер уже приготовился к прыжку.  Может, он и правда злопамятный?  Интересно, по мне всё ещё заметно, что я амазонка?  Надеюсь, что только по боевым навыкам.  Брюнетка не хотела быть похожей на амазонок ни в чём, кроме боевых навыков (они, всё-таки, полезны), потому что, во-первых, так она станет лакомым кусочком для любого работорговца, которому будет совершенно неинтересен факт того, что она уже давно не с амазонками.  Во-вторых, амазонки, как правило, добросердечны и всегда рвутся кому-нибудь помогать и кого-нибудь спасать, а это в планы наёмницы точно не входило (если только нужно спасти кого-то очень дорогого, но амазонкой для этого быть совершенно не обязательно).  Меж тем, трёхголовый пёс прыгнул и, на этот раз, Вики успела вовремя отскочить и Цербер, по инерции прыгнул на Зену, которая объясняла Харону цель их визита.
- Садитесь, что с вами сделаешь, -  сдался наконец, перевозчик, принимая плату.
    Войдя в ладью, Вики осталась стоять.  Лодка со скрипом плыла по чёрной воде, наклонившись к которой, девушка почувствовала такой холод, что даже замирало сердце.  Выпрямившись, брюнетка стала смотреть по сторонам:  стоны, вой, даже крики.  Вот неприкаянные, мрачные души мечутся туда-сюда по бесформенному помещению, посреди которого стояло что-то типа фонтана -  он не бил, но внизу была вода.  Вот, замурованные в стену люди, которые обречены смотреть на что-то, что видят лишь они.  Вот кто-то катит в гору камень, который за несколько сантиметров до вершины скатывается вниз.  Кажется, это Сизиф.  Говорят, что когда-то он смог поймать саму Селесту!  Харон пел какую-то дурацкую песню про распоротый живот, что ужасно раздражало бывшую  амазонку, так что пришлось прикрыть глаза и начать считать до десяти, чтобы не сорваться.  Скорость лодки тоже радости не приносила.  Ещё пять минут такого черепашьего шага и я сама встану на вёсла!
- Приехали! -  проскрипел Харон.  Ладья остановилась.  Когда обе воительницы сошли на берег, перевозчик сказал, указав пальцем на Зену, -  Помни -  ты обещала! -  потом, посмотрев на Викторию, ехидно заметил, -  А тебя я с нетерпением жду.  Только мёртвую, а-то из-за тебя тут не меньшее перенаселение.
- Я постараюсь не усугублять его, но ничего не обещаю, -  в тон Харону ответила Вики и развернулась прочь.  Проворчавший что-то злое перевозчик душ, поплыл в обратном направлении, скрип уключин было слышно ещё довольно долго.
    Посмотрев вперёд, Виктория увидела величественный, мрачный в своей красоте и красивый в своей мрачности замок с высокими узкими окнами, коваными двустворчатыми дверьми и высокими остроконечными башнями. 
- Нам туда? -  спросила девушка, кивнув на замок.
На боковых башнях сидели крылатые, похожие а птиц, чудовища и по временам дышали огненными струями.
- У меня сегодня день открытий, -  проговорила наёмница, держа меч наизготовку, -  кто это? -  она указала остриём меча на чудовищ на башнях.
Брюнетка говорила совершенно обычным, ровным голосом, так что могло показаться, что её гнева по поводу того, что она здесь, оказывается, на исправительных работах (если Зена, банально, не пошутила) и вовсе не было.  Гнева, действительно, не было, но и сердечной теплотой к Зене Вики тоже не прониклась:  просто нужно было как можно больше говорить с ней, иногда даже разыгрывать глупенькую, чтобы, лишний раз, выслушать объяснения от своего, теперь уже, возможно, бывшего кумира:  интересно, что же, всё-таки, должно случиться, чтобы "плохая" Зена показала себя?  Хотя, опыта и знаний у неё хоть отбавляй, так что, если я буду "хорошей девочкой" смогу хоть чему-то у неё научиться за то время, пока мы здесь.  Интересно, какой он -  Аид?!

+1

17

Цербер грустно вилял хвостом, смотря на отплывающую лодку: так надеясь на ласку, он получил лишь щелчок по носу от Королевы Воинов, которая едва удержала равновесие под тяжестью кинувшегося на нее пса.
- Что у него за манеры, Харон! - возмутилась Зена, стряхивая песок с доспехов. - Выдрессируй его уже - ведет себя, как щенок. Не пугает, не охраняет... Три лишних рта кормить приходится зазря.
- Боги с тобой! - расхохотался перевозчик. - Тут еды невпроворот, вон, целая очередь, - он кивнул на вторую партию пассажиров, жавшихся друг к дружке у края воды. - Кто их считает? Одним больше, одним меньше...
- Или сразу десятком, - согласилась Зена. Со стороны их диалог выглядел дико, но Королева Воинов знала, что другого такого ревностного блюстителя традиций в Тартаре не найти. Харон мог сколько угодно брюзжать и скабрезничать, однако в его вотчине всегда царил порядок: ни одна душа за столько лет не проскользнула незамеченной к выходу, не потерялась по пути к Владыке А это о чем-то да говорило.
- Смотрю на грешников и поражаюсь: такие умные были на земле, и где теперь их ум? - лодочник заметил Сизифа на склоне горы и покачал головой. - Неужели сложно подкладывать под камень булыжники поменьше, чтобы тот не скатывался обратно?
- А так можно? - Зена удивленно выгнула бровь.
- Ты что же, считаешь, Аида безумным? - заворчал Харон: ему не нравилось, когда бога смерти недооценивали. - Оговорено условие - закатить камень на вершину, а какими способами его выполнить - остается на усмотрение каждого.
- Сроки даются?
- Вечность, - хмыкнул он. - Редко, когда находят решение за меньший срок. Нечего было Селесту трогать! - крикнул перевозчик, погрозив кулаком несчастному. Гречанка промолчала: она присутствовала при поимке богини, оправдать царя не получилось бы и с ораторскими способностями Габриэль. Да и смысла нет: кто-кто, а Аид не судит второпях, дает возможность высказать все аргументы в свою защиту.
Лодка ткнулась носом в берег, и Харон махнул веслом в сторону замка, напомнив про обещание. Зена надеялась, что сумеет его выполнить, но если ей потребуется информация, которую больше негде взять, она вернется и, невзирая на плату, добьется, чтобы ее пропустили. Харон это знал, как и знал, что кроме Королевы Воинов никто больше не осмелится на подобное. Она была героем, а героям прощается всё.
- Верно, - кивнула она, подходя ближе. Женщины сошли на берет и оказались перед воротами, по обе стороны от которых восседали каменные уродцы. Вопреки обыкновению, статуи были живыми и дышали огнем, предупреждая гостей еще раз подумать, прежде чем переступать порог обители бога мертвых. - Это горгульи, они неопасны, пока мы идем туда, - Зена поймала за цепь молоток, выполненный в виде волчьей головы, и трижды постучала в железную створку - та отозвалась глухим звоном. Не успел звук стихнуть в глубине двора, как ворота распахнулись, явив взору просительниц широкую каменистую дорожку, ведущую к самому замку. - Попасть к Аиду несложно. Сложно вернуться, - бросив долгий взгляд на Викторию, Королева Воинов перешагнула порог и двинулась вперед.

0

18

- Значит они будут опасны, когда мы будем выходить оттуда? -  толи спросила, толи констатировала Виктория.  Наёмница не верила в то, что здесь нет никакого подвоха для живых.  Иначе бы все разгуливали в царстве мёртвых как у себя дома, так что оно уже не стало бы называться таковым.
Или покусились бы на знаменитый шлем-невидимку Аида, -  думала девушка, уверенно идя вслед за Зеой?  Почему уверенно?  Потому что, во-первых, Короле Воинов защитит её, если что (Виктория же нужна ей), во-вторых, она просто не хотела казаться слабой и будет идти с поднятой головой и расправленными плечами, даже если до смерти перепугается.
- Попасть к Аиду несложно. Сложно вернуться.
Вот эта фраза как раз напугала девушку, но она промолчала, хотя сердце забилось чаще.  Изощрённое наказание:  оставить меня здесь, если не удастся спасти.  Ну. хотя бы расскажу Сизифу про камешки, о которых говорил Харон.  Держа меч наготове, брюнетка переступила порог, стараясь держаться вровень с женщиной-воином.  Впереди был длинный узкий коридор, который практически не освещался -  факел был лишь в самом начале.
- Взять его? -  спросила бывшая амазонка, кивая на единственный источник света.
Зена вроде бы покачала головой (так показалось девушке в полумраке помещения).  Пожав плечами, Вики продолжила движение, держась ближе к правой стене.  Дойдя до поворота, она с горечью поняла, что вторая его часть ещё длиннее.  Чтобы скоротать время, а, заодно переключиться с пугающих мыслей о невозвращении, воительница спросила:
- А этот Сизиф, зачем он похитил Селесту?  Это же безумие!  Ну, или просто глупость.
Интересно, можно ли убить смерть?  И почему в критической ситуации мне на ум всегда приходят глупые вопросы?
    Наконец, коридор закончился и перед воительницами "выросла" высокая дубовая дверь, окованная железом.  Никаких цепей с молотками здесь не было, впрочем, как и дверных ручек.  Виктория опустила меч, но пока не убрала его в ножны.  Она уже хотела было спросить у Зены, куда они пришли, когда тяжёлые двустворчатые двери распахнулись сами собой.  Глазам брюнеток предстало большое помещение, в центре которого стоял заваленный пергаментами дубовый стол и резное кресло.  Стены были зачем-то задрапированы тяжёлыми пурпурными гардинами.  Пол был выложен чёрной плиткой.  Из освещения было только несколько подсвечников.  Вот уж воистину жилище бога мёртвых!  Кстати и сам он сидел в кресле, положив голову на руки.  Когда женщины переступили порог и дверь за ними захлопнулась с тяжёлым лязгом, мужчина поднял голову и просиял, увидев Королеву Воинов:
- Зена?  Ты... ты ведь не мертва, да? -  голос бога звучал растерянно и обречённо, -  А, если нет, значит ты пришла зачем-то?  Или за кем-то?  Ты уже знаешь про амулет?
Аид поднялся из кресла и теперь Вики смогла как следует рассмотреть его:  высокий бледный мужчина с растрёпанными чёрными волосами и острыми чертами лица.  Его тёмные глаза ввалились и под ними залегли тени.  Красный плащ и тёмные доспехи бога понравились наёмнице, а вот поведение бога разочаровало:  он ходил туда-сюда по помещению, то и дело всплескивая руками или сокрушённо берясь за голову:
- Тут такое творится!  Ты бы знала!  После того как какой-то негодяй расколол амулет, из Тартара открылся проход в мир живых.  Я с трудом могу удержать проклятых грешников!  Те, кто узнал про проход так и норовят сбежать обратно.  Я кажется упустил двоих или троих.
В помещении повисла тишина.  Аид смотрел на Зену, ожидая её ответа.  Потом обратил внимание на Викторию:
- А ты кто такая?  Что здесь делаешь?  Ты не мёртвая.
- Пока нет, -  отозвалась воительница, делая шаг вперёд, -  я... я подруга Зены, -  ляпнула она первое, что пришло ей в голову.
Бог подземного мира удивлённо приподнял бровь:
- А, где же Габриэль?
Вики пожала плечами, дескать, откуда мне знать.  Аид подождал секунду, потом продолжил часть своей тирады так, будто и не отвлекался вовсе:
- Эх, найти бы мне этого негодяя!  Он бы у меня провёл вечность в таких муках, которые ему бы и в страшном сне не приснились!
Вики чуть заметно поёжилась, но трусливо прятаться за спину Зены не стала, чтобы не привлекать внимания.  Это же она была "негодяем", раздавившим амулет Аида.

+1


Вы здесь » Древний мир героев и богов » Мгновения грядущего » "Шепот темного прошлого"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC