Он позволил крохотным капелькам проникнуть в его черную душу и посеять рассаду тепла и добра, превращая его извращенный разум в светлый и отчищенный от зла и ненависти. На это способна любовь? Или бог просто повстречал девушку, которая не испугалась его, девушку, которая поцеловала его, манила его и заставляла дрожать от собственного холода в страхе потерять свою маску, которую он годами старательно лепил подобно величайшему мастеру. И теперь, когда результат на лицо, в какие-то легкие мгновения эта маска даёт трещину обнажая человека, желающего любви. Или монстра, коим он родился.
© Loki


сюжет | список персонажей | внешности | поиск по фандому | акции | гостевая |

правила | F.A.Q |

Эта история далеких веков, забытых цивилизаций и древних народов. Мир, полный приключений и опасностей. Жестокие войны и восстания, великие правители и завоеватели, легенды и мифы, любовь и ненависть, дружба и предательство... Здесь обыкновенный смертный, со всеми своими слабостями и недостатками, способен на захватывающий дух героизм, на благородство и самопожертвование, которые неведомы ни богам, ни другим живым существам. Это история беспримерного мужества, почти самоубийственной отваги, это история, где нет пределов достижимого...

Древний мир героев и богов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Древний мир героев и богов » Альтернативная реальность » Welcome to the anteroom of death...


Welcome to the anteroom of death...

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Действующие лица: Эрона, Арес, Дисгармония
Место действия: В основном - Олимп. Но, с заходом в Царство Аида.
События:

Спокойная жизнь на Олимпе закончилась… С приходом к власти Ареса – Бога войны, никто из Пантеона не позволял себе каких-либо выходок. До сего дня… Дочка Ареса, славившаяся своим импульсивным нравом, убила Дисгармонию. Не нарочно, так получилось. Однако, хлопот любимому папе Эрона доставила не мало. Боги ополчились на девушку, оно и понятно – такие вещи, по закону Олимпа, должны караться. Нынешний верховный Бог должен судить собственную дочь. Или же – найти альтернативу, вытащить Дис из царства мертвых, чтобы она принесла в Пантеон свидетельские показания. Ситуация усложняется тем, что Аид благополучно запечатал вход в собственное Царство – разногласия у него с Аресом, что тут поделать. Бог войны с дочерью находят обходные пути, освобождают любовницу и мать. А Дисгармония, в ответ, заявляет при всех Богах, что Эрона специально убила ее. Арес должен доказать невиновность дочери, времени очень мало. Удастся ли ему это сделать? Или, придется наказать Эрону?

+1

2

С того момента, как Арес стал верховным Богом, прошло около трех недель. Дни летели быстро – быстро, на Олимпе полным ходом шли реформы, поэтому, пока папа занимался изменением Олимпийского законодательства, Эрона старалась помочь ему, хотя бы – по мелочи. Присмотреть за армией, чтобы солдаты не расслаблялись, сделать наметки в планировании очередного военного сражения, провести системные физические тренировки среди воинства Бога войны. А еще нужно было уделять время Баядерке и Рейну. Вот и сегодня, завершив с солдатами очередную тренировку по отработке навыков ведения ближнего боя, Богиня ярости, наконец, покинула тренировочную площадку. Девушка переместилась на опушку леса, где должна была встретиться со своими питомцами. Она устало опустилась под раскидистое дерево, чья крона надежно закрывала брюнетку от лучей уходящего солнца. День потихоньку сдавал свои позиции, уступая место своему брату – вечеру. Солнце медленно уплывало за горизонт, освещая верхушки деревьев и землю золотистым цветом. Откуда-то с поля шел одуряющий запах свежескошенного сена, пыльная тропинка, тонкой змейкой, уходила далеко в лес. Природа - идеальное творение Богов. Их мудрость – вот что лежит в основе такой биологической сущности, как «природа». И на этом, вся божественная мудрость закончилась. Ибо, сотворенные ими, «по образу и подобию» люди, оказались далеки от идеала. В массе своей, смертные – алчные, жаждущие власти и наживы, существа. Иные из этих двуногих особей не устоят не перед чем, по головам пойдут, только чтобы усадить свою задницу на теплое и денежное местечко. Руководить любит и хочет каждый – от царя до простого крестьянина. Вот только, мозгов на сию должность хватает у единиц. Поставь какого – нибудь выходца из нижнего слоя населения на главенствующую роль, и вряд ли он сумеет правильно расставить приоритеты. Равно, как и рассмотреть поставленные перед ним задачи, рассчитать, к чему приведет то, или иное действие, каковы вероятности и риски победить. Или, проиграть. Хороший руководитель – дальновидный руководитель, грамотный, умеющий взвешивать все «за» и «против». Царями не становятся, ими рождаются. С особым типом мышления, с выдающимися умственными данными. Царей – дураков нет, а если таковые и сидят на троне, то, они там, или не задерживаются, или трон им перешел по наследству. Как у людей, там и у Богов. Например, Зевс. Он идиот, старый и бестолковый. Поэтому, его сын смог свергнуть батеньку, и занять его место главы Пантеона. Не удивительно – среди Олимпийцев Арес был самой яркой личностью. Умён, хитер, расчетлив, великолепный стратег и тактик. С такими качествами не только можно стать правителем Олимпа, папе вполне по силам властвовать над миром. Но, об этом они с Эроной подумают позже, сейчас главное – не допустить волну возмущений среди греческих Богов, полностью завладеть их волей, «прижать к ногтю», чтобы сидели, как мыши и пискнуть не смели. Хотя, вряд ли кто-то из них посмеет бросить вызов сыну Зевса – смелости не хватит. Если, только Афина дерзнет… Но, папа быстро ее осадит, он это умеет. Да и не станет Паллада связываться с Аресом. Если уж, она на церемонии себя вела достаточно адекватно, то, скорее всего, она не преподнесет никаких сюрпризов в дальнейшем. Ах, эта церемония коронации… Это было прекрасно!

Около трех недель назад.

Зал Войны играл яркими огнями, в свете нескольких паникадил. Сиял, словно начищенное зеркало, мраморный пол. Всевозможные виды холодного оружия украшали стены. Повсюду – тематические фрески: легендарные битвы, в которых принимал участие Арес, его триумф. В центре помещения красовался амвон – именно здесь Судьбы должны были провести коронацию сына Зевса. Эрона и Афродита хорошо поработали, подготовив Зал войны для столь великого торжества. В ночь перед праздником, Богиня ярости почти не спала. Она ерзала на кровати, в радостном предвкушении. Через считанные часы, ее папа станет верховным Богом! Ура! Этот день, наконец, настал! Брюнетка так долго ждала его, путь к вершине Олимпа был очень длинным и непростым. Столько усилий, нервов и ресурсов ушло на то, чтобы свергнуть с престола мерзкого, убогого старикашку Зевса. Несмотря на трудности, Богу войны удалось осуществить задуманное. Он победил, и несомненно, Арес станет величайшим правителем Олимпа. Его дочь была в этом твердо уверена.
Рассвет еще только начал вступать в свои права, а Эрона уже крутилась перед большим напольным зеркалом, выбирая наряд для праздника. Сонная Баядера, зевая, растянулась на кровати девушки, и в пол – глаза наблюдала за веселой, оживленной, как никогда раньше, Богиней ярости. Одно за другим, летели на пол роскошные платья, а брюнетка все продолжала примерку. Ей все не нравилось, все было не тем. Наконец, спустя определенное количество времени, питомица девушки не выдержала:
- Ты уже часа три наряжаешься… - Заметила она, широко зевая. Пантера обнажила белые, острые клыки, и со вкусом провела по собственной мордочке ярко – розовым языком, похожим на лопату. Эрона, через зеркало, бросила на нее укоризненный взгляд:
- Сегодня – самый важный день в моей жизни. Как же ты не понимаешь?!
Несмотря на ворчание недовольной Баядерки, Эрона все примеряла и примеряла платья. Пока, в конце-концов, не остановила свой выбор на ярко – красном шелковом наряде, отлично подчеркивающим фигуру. Длиной до пола, полностью закрытое – то, что нужно для сегодняшнего мероприятия. Элегантная прическа, и безукоризненный макияж довершали образ девушки. Дочка Ареса с улыбкой повернулась к своей питомице:
- Что скажешь, Дерусь? Кажется, очень достойно…
Та лениво окинула брюнетку взглядом. Эрона, со своими примерками, толком не позволила пантере высыпаться – подняла ее чуть свет.  По взгляду черной пантеры было заметно, что она очень недовольна данным фактом. Поэтому, животное перевело взгляд на собственные лапы, и пробурчало:
- Хорошо, что до начала церемонии еще есть пара часов… Если бы коронация была назначена на утро, ты с вечера начала бы наряжаться…
Эрона искренне рассмеялась, слишком уж комична была ворчунья Баядерка. Девушка подскочила к питомице, чмокнула ее в нос:
- Не бубни… Пойду к папе пораньше, поздравлю его до начала торжества… Можешь спать, сколько душе угодно. – Богиня ярости, веселая, как ребенок, покинула свои покои. Брюнетка решила прогуляться по Олимпу пешком – не всегда же использовать телепортацию. Звонко цокая каблуками, она шла по Главному залу Олимпа. Путь лежал мимо большого зеркала, Эрона, на ходу, окинула себя взглядом, и улыбнулась собственному отражению – красотка, что тут сказать. Дочка Ареса отвернулась от зеркала, и тут же столкнулась с насмешливым взглядом Афины. Вот с кем, а с тетушкой ей встречаться совсем не хотелось. Паллада была единственной из Пантеона, перед кем Эрона испытывала чувство вины. Богиня ярости, по сути, предала всех своих родственников, не считая Афродиты, которая всегда была на стороне Ареса. Афина принимала активное участие в воспитании племянницы, а чем та отплатила ей? Чёрной неблагодарностью. Опустив глаза, Эрона постаралась прошмыгнуть мимо Богини мудрости, но не тут-то было.
- Спешишь к своему папочке? – Раздался голос, полный иронии. Пришлось остановиться и, гордо вскинув голову, взглянуть на златокудрую Палладу:
- Попытаешься меня остановить? – Эрона сложила руки на груди, в голосе ее звучала открытая агрессия. Богиня ярости давала понять Афине, что не боится ее, и в случае нападения, без проблем отразит атаку. Хотя, конечно, это было не совсем так. Вряд ли дочка Ареса смогла бы победить тетю, ибо, среди женского населения Олимпа, Афине не было равных по тактике ведения боя. Но, та не собиралась нападать, лишь презрительно смотрела на брюнетку.
- Я все думаю, что с тобой будет, когда Арес предаст тебя… - Эта фраза была столь неожиданной, что Эрона неосознанно отпрянула от Афины, и медленно моргнула. Замешательство длилось секунду, девушка сумела взять себя в руки. Ну и чушь несет Паллада! Папа никогда так не сделает, он же любит Эрону. Разумеется, Богиня ярости не преминула высказать это сестре Ареса. В ответ, она получила спокойный, холодный взгляд и легкую улыбку на породистом лице. Златокудрая покачала головой, поджав губы, а в следующий момент, произнесла:
- Деточка, видишь ли в чем дело… Твой папа уже подумывает о том, как бы возвести на Олимп Микаэлу. Ты можешь мне не верить, но вот увидишь – не пройдет и пары дней, как Арес придет к тебе с этим разговором.
Племянница во все глаза смотрела на Богиню мудрости. Афина сама-то верит в то, что изрекла? Все это – чушь. Арес никогда так не сделает, ибо знает, как его старшая дочь – Богиня относится к сводной сестрице. Папа никогда не предаст Эрону, это исключено. Брюнетка рассмеялась в лицо миниатюрной Богине:
- Бред! Папа не предаст меня ни ради Микаэлы, ни ради Зены. Я в этом уверена.
- Да? – Афина изогнула левую бровь, - Тебя, разве, не удивляет тот факт, что Арес внезапно ожил именно тогда, когда ты посягнула на жизни Зены и их общей дочери?
- О чем это ты? – Внутри все содрогнулось, Эрона, не мигая, смотрела на тетушку. Дочка Ареса отказывалась верить ее словам, однако, где-то глубоко в душе, девушка не могла не понимать, что в них есть резон. Брюнетка всегда считала, что Мика и Зена для папы на первом месте, и ради них он пойдет на все. Со временем, видя, как Бог войны относится к ней самой, эти подозрения утихли. Как думала Эрона, сомнения ушли навсегда. Ничего подобного, они просто замерли, выжидая момент. Такой, как сейчас, например.
- Сопоставь факты. – Улыбка сошла с лица Златокудрой Паллады, она одарила брюнетку ледяным взглядом, и продолжила, - Арес вернулся к жизни, чтобы защитить от тебя свою любимую женщину и дочь. Если он, как ты утверждаешь, любит тебя, почему же не отвечал на твои мольбы, и не реагировал на твои слезы? – С этими словами, Богиня мудрости рассыпалась в сиянии золотых лучей. А Эрона отправилась дальше, но не к Аресу. Прямиком в свои покои, к огромному неудовольствию спящей Баядеры. Девушка упала в кресло, уставившись в одну точку. Нет, слова Афины – ложь! Папа не мог так поступить, он не мог поставить жирный крест на всем том, что они с Эроной преодолели вместе. Или… Мог? И сделал это? Нет же! Абсолютно исключено. А может – не исключено? Внутри Богини ярости разгорелась нешуточная борьба, желание идти на церемонию просто отпало. Но, не ходить нельзя – это будет высшей ступенью неуважения по отношению к Аресу. Хотя, почему она должна проявлять уважение, если он предал дочь? А точно ли – предал? Или, это фантазии Эроны, умело подогретые Афиной? Заплаканная, абсолютно в растрепанных чувствах, эмоционально разбитая, брюнетка таки, отправилась на коронацию.
В зале Войны собрались почти все Боги, дочь явилась на торжество к родителю одной из последних. Забившись в угол, Эрона наблюдала за происходящим. Вот Арес появился в зале, перед лицом Судеб и собравшихся Богов. Судьбы восседали, как королевы, на небольшом амвоне, к которому вели три ступени. Перед ними стояла позолоченная подставка с тонкой, длинной ножкой. А на ней лежала огромная, толстая книга в кожаном переплете. Поднялась младшая из Мойр – Клото, приблизилась к книге, и начала читать странный, абсолютно бессмысленный, с точки зрения Эроны, текст:
- Πράγματι, ο Θεός είναι ο Μόνος. Είναι ο Κύριος του ουρανού, της γης και ό, τι μεταξύ τους. Το ένα φοβάστε. Είναι ο Θεός σας, που σας βγάλει από τα δεσμά του σκότους, έτσι δεν сотворите άλλο Θεό μπροστά στο πρόσωπο Του. Όποιος Τον υπηρετεί... Αυτό και Θα κάνω. Και ποιος θα τον αρνηθεί από Αυτόν, και Αυτός θα...*
Затем, Клото опустилась на свое место, и пришла очередь Лахехис подойти к книге. Эрона слегка пропустила то, что зачитывала средняя из Судеб. Ибо, девушку отвлекла Афина. Опять она со своими колкими словечками! Паллада появилась совсем рядом с дочкой Ареса, и не обошлась без ядовитой словесной стрелы:
- Ты не рядом с папой? Но, отчего же?
Брюнетка сжала кулаки, пытаясь не обращать внимания на тетушку. Она вслушивалась в слова Лахехис, и не слышала их, ибо Афина слишком хорошо знала болевые точки племянницы. Слишком умело нажала на них, и продолжала нажимать:
- Странно так… Страйф, вон, в первых рядах… Афродита рядом… А ты где-то на задворках…
- Оставь меня! – Резко повернулась к ней Эрона, зло сверкнув глазами, - Я не стану слушать твой бред!
- Бред? – Афина усмехнулась, чуть склонив голову вправо, - Хорошо, если я несу бред, то почему же, твой отец не прервал церемонию, видя, что тебя нет рядом? Не пришел за тобой? Подумай об этом. – Афина рассыпалась в воздухе. Богиня ярости лишь судорожно выдохнула, пытаясь сдержать слезы. Настроение пропало окончательно, хотелось просто развернуться и уйти. Не думая о последствиях. С большим трудом сдержавшись от этого поступка, дочка Ареса заставила себя взглянуть на амвон. Теперь там выступала Атропос, Эрона не вслушивалась в слова старшей из Судеб, думая о своем. Атропос достаточно долго что-то читала, глухо и монотонно, совсем не понятно. Наконец, она замолчала, и села на место, давая новому Верховному Богу подойти к книге.
«Клятва…» - Пронеслось в голове у Эроны между всеми теми мыслями, что сейчас царили в мозгу. И брюнетка оказалась права, Арес, действительно, давал клятву Верности:
- Я, Арес – Бог войны, ныне провозглашенный верховным Богом, клянусь в верности Богам Олимпа. Клянусь, при осуществлении своих полномочий, уважать и защищать права жителей Пантеона, достойно исполнять свой долг, возложенный на меня Судьбами, с честью нести службу перед лицом Олимпийцев. Служу Олимпу!
По залу пронесся гул – это Боги выражали то ли одобрение, то ли – возмущение. Все равно, теперь уже все равно. Судьбы возложили на голову Ареса корону, а значит, с этой секунды он – правитель Олимпа. Торжественная часть церемонии была завершена. Мойры первыми покинули зал Войны, проследовав в Главный зал, где должен был состояться праздничный ужин по случаю вступления Ареса в новую должность. Вслед за ними, один за другим, туда стали отправляться Олимпийцы. Эрона стояла, опустив голову, полностью в собственных мыслях. Из раздумий ее вывел голос Ареса. Мужчина появился рядом с дочкой, и взволнованно смотрел на нее. Даже голос свидетельствовал об обеспокоенности нового верховного Бога. Еще бы! Такой день, а Эрона вот-вот заплачет:
- Что произошло? Сегодня такой праздник для нас, а на тебе совсем лица нет...
Горькая улыбка коснулась губ брюнетки. Она подняла голову, вперилась взглядом в родителя:
- Скажи, это правда, что ты пришел тогда в Храм ради Зены и Мики? Чтобы уберечь их от меня… И что ты планируешь возвести Мику на Олимп? Мне не нужны объяснения, только да или нет… - Голос ее был холодным и твердым, а на лицо – застывшая маска пустоты. Богиня ярости догадывалась, каким будет ответ.
- Нет. - Сын Зевса не задумался ни на секунду, - Как подобное могло прийти тебе в голову? После всего того, что мы провернули вместе, ты всё ещё сомневаешься во мне? – По взгляду брюнета было заметно, что он недоволен данной темой. Сей разговор злил Бога войны. А Эрона, вместо того, чтобы закрыть эту тему, развила ее:
- Это было до того, как мы захватили Олимп. – Ее голос был непривычно равнодушным, - Скорее, я сомневаюсь в себе, ведь, когда ты сымитировал свою смерть, я каждую секунду думала о тебе, разговаривала с тобой… Ты не мог не слышать меня. А стоило мне напасть на Зену, ты пришел. Значит, ты наблюдал за мной… И выходит, что видел всю мою боль, но не смог стерпеть тот факт, что твоя любимая женщина может умереть. И ваша общая дочь – тоже… И значит, ты перешагнул через меня ради них. А раз так, то, я так и не смогла стать идеальной дочерью…  Только, - Богиня ярости моргнула, сдерживая слезы, - я больше не буду стараться это сделать…
- Я устал, дорогая моя, устал... – Арес грустно вздохнул. - Уже и не представляю, какие ещё доказательства тебе нужны. Хочешь оправданий или правду? - Не дождавшись ответа, брюнет продолжил, - Ладно. Я закрылся от других богов, полностью. Особенно первое время. Чтобы никто случайно не обнаружил меня. А они искали. Зевс не сразу поверил в то, что я вдруг решил копытца откинуть. - Лёгкая улыбка на секунду появилась на лице олимпийца, так же быстро исчезнув, - Иногда я позволял себе роскошь подсмотреть, как у тебя дела. Мне было больно, очень больно... Когда я улавливал твои чувства... Но я не хотел срывать все замыслы, оставалось совсем немного, - Арес сделал короткую паузу, повернувшись боком к Эроне и устремив взгляд куда-то в пустоту, - Но, когда я в последний раз подсмотрел, я почувствовал столько боли и злобы, что не выдержал и явился. Не из-за Мики, не из-за Зены. Только ради тебя. - Бог войны заглянул в глаза дочери. - Я боялся, что если не остановлю тебя сейчас, то потеряю навсегда. Ты была на краю пропасти, и я принёс в жертву весь свой план, чтобы не дать тебе сорваться вниз. Не дать стать чудовищем из-за меня и моей глупости.
Услышав эти слова, дочка Ареса моргнула, пытаясь переварить услышанное. Ей стало стыдно, очень стыдно за свое поведение, за то, что повелась на слова Афины, усомнилась в папе. Однако, в голове не укладывался один вопрос, который она тут же задала Аресу:
-  Ты боялся потерять меня? Почему? Почему я была на краю пропасти? Если бы я убила Зену, ты бы меня возненавидел, да? И тем самым – потерял бы? Мику я не тронула бы, даже тогда, будучи в том состоянии, как бы я к ней не относилась, как бы не ревновала – на тот момент она была единственным напоминанием о тебе, единственной связью. – Девушка улыбнулась, - Сестра, как – никак… - Богиня ярости вздохнула, и робко подняла на родителя глаза, - Папа, мне так страшно… Я боюсь тебя потерять, боюсь, что если ты приручишь Микаэлу, то мне придется делить с ней не только Олимп. Мне придется делить с ней твою душу, и, в итоге, она меня вытеснит. Вся эта ревность… - Эрона замолчала, боясь признаться кое в чем, даже самой себе. Затем снова сделала глубокий вдох и выпалила на одном дыхании:
- Она – от страха и неуверенности в себе. Ты же всегда Зену любил, а она родила Микаэлу… Понятно, что любовь перешла и на Мику…
- Я боялся потерять тебя не из-за того, что убийство Зены испортило бы моё отношение к тебе, а по той причине, что ты, встав на этот путь кровопролития из-за меня, могла уже никогда не вернуться назад. Страх того, что после преодоления этой черты даже моё чудесное "воскресение" не вернуло бы мне мою любимую дочь, был куда сильнее, чем желание завершить свой план по захвату трона. - Арес слегка улыбнулся, положив ладонь на щеку дочери. Его взгляд был теплым и настоящим - Я люблю тебя, Рона. И я был готов пожертвовать Престолом Олимпа ради тебя. - Бог войны поцеловал Эрону в лоб, приобняв её. - А Мика... Не из-за матери я её люблю, нет. Мать забрала её у меня и спрятала. И я никогда ей этого не прощу.
Эрона прижалась к Аресу. Молча, не задавая лишних вопросов. Девушка не могла не понимать, что, если бы Арес заполучил Мику, то она – Эрона – всегда была бы для папы в стороне. Это было больно, а с другой стороны… Богиня ярости, также, не могла не понимать, что всеми этими своими «закидонами», она причиняет Аресу боль. Когда любят – так не поступают. Это не любовь – это эгоизм.
- Но, сейчас ты можешь обрести ее… - Неожиданно, даже для себя самой, заявила брюнетка, - Наладить отношения. – Слова давались, на редкость – легко, хотя в душе разгорался ураган из эмоций. Если Арес возведет на Олимп Мику… Это будет катастрофа для Эроны, реализуется ее самый страшный страх. Возможно, развитие событий будет именно таким. А возможно… Нет, невозможно. Просто невозможно, и все тут.  Мика отберет у Роны папу, если успеет. Довольно. Хватит уже Эроне мешать верховному Богу быть счастливым из-за своей ревности. Если она увидит, что Мика становится ближе и важнее, чем Богиня ярости, для Ареса – девушка сама уйдет в сторону. Молча. Без скандалов и истерик. Без выяснений отношений. Чёрт… Опять эгоизм, и собственная важность – нет, брюнетка не исправима.
- Ты победил Богов, реализовал свою мечту… Ты стал верховным Богом – это же просто шикарно! Но, тебе всегда хотелось, чтобы Мика была твоей дочерью не только по крови… - Эрона моргнула, понимая для себя возможные последствия восхождения Микаэлы на Олимп. Арес станет папой только для «любимой» сестрички Богини ярости. Ладно, как будет, так и будет, - Так сейчас самое время осуществить еще одну мечту. – Брюнетка улыбнулась.
- Ей не место на Олимпе. - Ответил Арес, заглянув в глаза Роны. Судя по тому, как изменился его тон и взгляд, спокойствие стоило Богу войны неимоверных усилий над собой, - Она не родилась здесь, в ней больше людского, чем божественного. Тут она не найдёт своё счастье. В отличии от тебя. – Сын Зевса сделал короткую паузу, немного наклонившись к дочке. - Я хочу, чтобы вы были счастливы. Обе. Поэтому каждый должен оставаться на своём месте. - Глава Пантеона сделал полуоборот, обняв дочь за плечи. - Ты остаёшься со мной тут, а она – там.
Эрона была счастлива, по – настоящему. Ее глаза радостно блестели, на губах сияла улыбка. Папа рассудил очень мудро, ибо, наверняка, понимал, что Эрона и Микаэла не смогут ужиться на Олимпе. Точнее, Богиня ярости не примет сводную сестрицу, и пойдет на крайние меры. В отношении самой себя. Фу, опять этот эгоизм! Брюнетка слегка сморщила нос, ругая себя за данную черту. Довольно. Пора упрятать эгоизм и ревность глубоко – глубоко внутрь, изжить до конца их не получится. И при Аресе никогда более не проявлять отрицательных эмоций в отношении его младшей дочери. Просто, понять для себя, раз и навсегда, что папа любит и Рону, и Мику. Также, как Богиня ярости любит Баядеру и Рейна – одинаково. Но, разной любовью:
- Папочка, - Девушка крепко прижалась к верховному Богу, - я даю слово, что больше не стану причинять тебе боль, проявляя свою неприязнь к сестре. – Ее голос стал четким и твердым, лицо приняло серьезное выражение, - Эта моя ревность… Она… Она как… - Брюнетка подбирала слова, не потому что, пыталась быть аккуратной с ними, а благодаря тому, что не могла найти сравнение, - Как нападки Баядерки на Рейна! – По – детски воскликнула Эрона, сумев, наконец, выразить словами то, что она думала, - Смешно, и глупо. Дерка, ведь, ревновала меня к Рейну… Не могла понять, что она мне ближе и роднее, мы же всю мою жизнь вместе. А Рейн… Он слишком заумный для коня, но очень преданный и рассудительный. И я веду себя сейчас, как моя пантера… - Богиня ярости вздохнула, покачав головой, - Как дура.
- Всё хорошо, солнце. - Арес обнял дочь. - Не злись на себя. Лучше пошли к остальным, а то они уже без нас там пьют. Гулянка из-за меня, а я её пропускаю... -  Мужчина улыбнулся, - Не хорошо.
- Идем. – Кивнула Эрона, на лице ее сияла улыбка…

Опушка леса.

Эроне тогда повезло, что папа не взорвался. Очень повезло, ибо страшно представить, что было бы, доведи она родителя до «точки кипения». Больше никакой ревности, никакого ее проявления – это чревато. Слишком чревато.
Перед девушкой материализовалась Баядера, вслед за ней – Рейн. Пора было прогуляться в компании собственных любимцев. Эрона села верхом на коня – без седла, без уздечки – просто прокатиться по лесу. Ахалтекинец неторопливо брел по тропинке, и едва проникающие сквозь верхушки деревьев последние солнечные лучи путались в серебристой шерсти животного. Баядерка скакала во все стороны, то гоняя бабочек, то пытаясь поймать комара, или какого – нибудь жука. Эрона тихонько беседовала с Рейном, периодически окликая пантеру. Богиня ярости все дальше и дальше уходила в лес. Наконец, девушка с любимцами вышла на небольшую, аккуратную полянку. Прямо на ней возвышалась весьма убогая хижина.
- Это еще что такое? – Нахмурилась Эрона, спрыгнув с Рейна, - Кто позволил в моем лесу строить столь жалкую лачугу?! – Дочка Ареса переместилась прямиком в хижину, намереваясь поговорить по душам с ее владельцем. Однако, кое-что заставило ее отложить свои намерения. В помещении находилась Дисгармония, с очередным любовником. К счастью, Эрона была невидимой для них обоих, девушка замерла, прислушиваясь к весьма интересному диалогу между матушкой и мужланом. Дис роптала на Ареса, и предлагала своему смертному уродцу сделку: он помогает свергнуть сына Зевса с трона, а в награду получает этот самый трон, и тело Богини раздора. От услышанного у Эроны глаза на лоб полезли, вся кровь закипела от ярости. Что?! Какой-то неотесанный баран на месте ее совершенного папы?! Не бывать этому, никогда! Брюнетка видела, что с тех пор, как Арес стал верховным Богом, ее матушка стала странно себя вести. Но, чтобы до такой степени – этого дочка Ареса и предположить не могла. Как этой кукле крашенной, вообще, совести хватило на такую задумку?! Чувство злости и ненависти росло с каждой секундой, Эрона обнажила меч. Тот самый, который дарил ей папа, и которым можно уничтожить Бога. Она предстала перед лицом Дисгармонии и опешившего мужика, пылающая яростью. Ноздри подрагивали от злости, в карих глазах плескалась ненависть и презрение:
- Здравствуй, мамочка. – Ядовито бросила брюнетка Дис, - Прошу прощения за внезапное вторжение, но ваш разговор крайне заинтересовал меня. – Губы растянулись в ледяной улыбке. Эрона, не мигая, смотрела в глаза раздорницы. Сейчас будет интересно, очень интересно. Для дочери Ареса начнется забавная игра под названием «Убей смертного».

*Дословный перевод - ("Воистину, ваш Бог – Единственный. Он – Господь небес, земли и того, что между ними. Его одного бойтесь. Он – Бог ваш, который выведет вас из рабства мрака, да не сотворите себе другого Бога перед лицом Его. Всякий, кто служит Ему… Тому, и Он послужит. А кто отречется от Него, от того, и Он отречется…")

+2

3

Свершилось то, чего так боялись главные олимпийцы, ждали божки поменьше и мечтала Дисгармония - Арес стал Верховным богом. Дис не стала вдаваться в подробности, лишь не забыв намекнуть богу войны, что и она сыграла в этой славной победе не последнюю роль. Однако, была мягко сказано проигнорирована мужчиной. Это немного обидело куколку, но решив, что пока рано качать права, и Арес и так помнит про ее прошлые заслуги, успокоилась. Все таки они столь времени вместе, и не важно чем конкретным занимались - будь то захват мира или лежание на кровати голышом. Он же не может просто так не наградить ту, в преданности которой никто не сомневался с создания всех миров? Она же столько раз жертвовала ради него и своей жизнью, и идеями, и силами, и мечтами... Не могло это все пройти бесследно.
О да! Это будет сильнейший скачок в ее головокружительной карьере! Хватит ей быть второй а то и третьей после Деймоса. Она заслужила награды. И неплохой. Например, роль единственной Карательницы. Без Немезиды эта деятельность пустует. А Дис, в тот раз, не пройдя испытательного периода от Геры, мечтает вернуть данное направление. Но отдать эту должность раздорнице была бы глупость, так считал Зевс и его Ко, это ведь просто развяжет ей руки к убийствам. Хотя, Зевс, какие убийства? Они ей не интересны. Эта работа нужна ей, чтобы чувствовать себя сошкой побольше, коим она сейчас является.
Арес, Арес.. Грядет новое время! Время второго пантеона войны...

Однако, прошло некоторое время, а Арес никак не реагировал и даже не позвал Дис на пиршество. Совершенно странно и некрасиво с его стороны. Даже Эрона, ее малютка дочка, совсем никак не среагировала на отсутствие маменьки. Ну и ладно!
Можно было бы завалиться в наглую, это вполне в ее духе, но нет, тут нужно действовать иначе, очень тонко. Нужно уметь дозировать свое присутствие, иначе наступит перенасыщение. И скоротечный БУМ от нового Верховного.
А пока, Дис собрала свой личный совет на окраине захваченной разбойниками, деревушки, состоящий собственно из тех самых разбойников.
- Замолчи! От твоего брюзжания у меня голова раскалывается! - богиня закатила глаза и потерла виски.
Какой-то разбойник засмеялся:
- А раньше тебя это возбуждало, моя роза.
- Меня окружают идиоты... - подумала Дисгармония, но натянуто улыбнулась. - Прогони всех. Нужно остаться наедине.
Главаря не надо было упрашивать дважды. Дав кивок в сторону двери, как его шайка исчезла за дверями избушки.
Мужчина тут же начал снимать штаны, обнажив волосатые гениталии.
- Оденься, придурок! Мы не собираемся спать. Нужно поговорить с глазу на глаз.
- А я то думал.... - разочарованно главарь натянул свои панталоны, сплюнув от досады в сторону. - Так о чем же?
Куколка усмехнулась. Мужики - такие звери... Она ловко умела манипулировать ими, то подпуская совсем близко к своему шикарному телу, то отталкивала их до лучшего момента. Редко кому доставался столь ценный приз, поэтому каждый из разбойников пытался показать себя более достойным, нежели свой товарищ.
- Зайка.. - девушка погладила щетинистую щеку мужчины, - Видишь ли, что на Олимпе творится... Арес стал Верховным богом, но не вспомнил обо мне.. Как то это не по-братски, неправда ли? Я ему служила верой и правдой, а меня даже на пиршество не позвали.
- Ну еще бы! Кому нужен раздор на празднике? Я бы тоже тебя не позвал. От греха подальше- зло зарычал мужик, почесывая пузо.
Это очень вывело из себя богиню, но она сдержалась, чтобы не испепелить столь ценного служку.
- Ты можешь занять его место. И получить меня... У меня есть гениальный план... В общем...
Но Дис не успела даже начать рассказ, как появилась ее дочь.
- ММм. Эрона. Чем могу быть полезна? Дочь, ты не в курсах, что подслушивать и лезть в дела взрослых, не хорошо?
Она отошла от мужика и подошла вплотную к яростнице.
- Чего тебе надо?
О да, она была обижена на дочь. Еще как! И пусть скажет цель своего визита, и убирается восвояси.

+1

4

Стоя напротив раздорницы, Эрона смотрела на нее так, как смотрела бы на любого другого представителя греческих Богов. То бишь, как на чужую. По сути, Дисгармония и ее биологическая дочь таковыми были. Их ничего не связывало, кроме общей крови. Не было ни схожести взглядов, ни общности в поведении, ни однотипности мышления. Даже внешне Богини не были похожи: смуглая, большеглазая Эрона пошла в папу. Глаза Дискорд горели злобой, и смотря на нее, дочь Ареса, внезапно, усмехнулась. Ей вспомнился ответ Бога войны на вопрос дочери:
- Пап, что ты нашел в моей матери?
- Просто секс, ничего более… - Брюнет слегка улыбнулся, - Но, получилось нечто большее.
«Нечто большим» была сама Богиня ярости. И она жаждала поставить на место матушку, а заодно – убрать с дороги ее любовничка. И где Дис находит таких страшненьких смертных? Или, она способна соблазнить только подобное убожество? Впрочем, Эрону совершенно это не касается. Девушка здесь не для того, чтобы разбирать на какой тип мужчин влияют чары ее маменьки. Дочка Ареса, с милой улыбкой, смотрела в глаза Дисгармонии:
- Ну и в бомжатнике ты живешь, Дискорд. – Брюнетка брезгливо сморщила нос, оглядывая ветхую избенку. Изнутри она выглядела еще более жалкой, чем снаружи. Грубые доски вместо стен, грязное окно. На стекле было столько пыли, что стало очевидно – здесь никто и никогда не прибирался. Об этом свидетельствовал и сырой дощатый пол под ногами. Кое-где, сквозь него, проглядывала коричневая земля. Убогость картины довершал грубо сколоченный стол, грязно – серого цвета, несколько таких же стульев, и ошметки какой-то, весьма неаппетитной, еды на столе. Ну, и сам мужик, стоявший за спиной Дис – лохматый, заросший щетиной, и явно – давно не мытый, - Хотя, с милым – Рай в шалаше, не так ли? – Эрона метнула взгляд, полный презрения, на патлатого мужика. На что он издал довольно громкую отрыжку, заставляя дочку Ареса брезгливо скривиться.
- И этому отребью ты решила предложить власть на Олимпе? – Взгляд брюнетки снова вернулся к Дисгармонии, - У тебя ничего не выйдет. – Тихо, но твердо произнесла Богиня ярости, поворачиваясь к Дис спиной, - Можешь не возвращаться на Олимп, уж я позабочусь о том, чтобы папа лишил тебя должности и бессмертия. – Бросила она через плечо, направляясь к выходу из халупы. Эрона ничем не рисковала, повернувшись спиной к врагам. Если Дис атакует, Богиня ярости сто раз успеет отразить ее нападение, даже не будучи лицом к сопернице. Про смертного недочеловека и говорить нечего.
Сзади раздалось пыхтение, и быстрый шепот. Глаза Эроны сузились от ярости. Все просто, слишком просто. Дочка Ареса не могла уйти просто так, не наказав безумного наглеца, который решил повестись на уговоры Богини раздора и возжелал занять место верховного Бога. Почему девушка желала расправиться именно с плохо пахнущим любовником Дис? Потому что, он слишком дерзкий смертный. И к тому же – безмозглый дерзкий смертный. А Дисгармония… Что с ней взять? Она – холерик, а таковые живут эмоциями, но не разумом. Но, тем не менее, матушка понесет свое наказание, Эрона не собиралась спускать ей с рук грязный замысел. Равно, как и не собиралась оставлять в живых наглеца – разбойника. Робко скрипнула покосившаяся дверь, когда ее ручки коснулись тонкие пальцы Богини ярости. Солнечный свет проник в домик, брюнетка застыла на пороге, а затем, в долю секунды, выхватила из ножен меч. Резкий разворот корпуса, и меч уже летит к цели. Но, что Эрона видит? Дисгармония стоит рядом с мужланом, и внезапно – резко переносит его прочь от опасного места.
«Нет-нет-нет…» - Дочка Ареса оцепенела, все произошло настолько быстро и непредсказуемо. Брюнетка зажмурилась, стиснула зубы, готовая перенестись к матери, но – не успела. Звук меча, рассекающего плоть, эхом отозвался в ушах.
- Мамочка! – Отчаянно выдохнула Богиня ярости, боясь открывать глаза. Ее страшила та картина, которую девушка могла увидеть.

+1

5

Это какой то день сурка на Олимпе. Судьбы что ли так развлекаются? Постоянно одно и то же... Только Дис надумает захватить Олимп, только найдет армию... Тут появляется Эрона, тычет пальцем в любовника, злится и сваливаает... Можно уже что-то поинтереснее придумать?
- Тебе не надоело, дочь? - богиня раздора зевнула, похлопав ладонью по губам. - Шалаш, отребье... Спрашивается, какого черта здесь делаешь ты? Зачем меня преследуешь и якшаешься с отребьем? А? Вали к своему дорогому папочке.  Он обманет тебя, как обманул когда-то меня. Ему выгодно держать тебя на коротком поводке. Всех держать. Но нет, я не такая...
Разбойник что-то вякнул.
- Заткнись! - но тут же был оглушен ревом богини.
Это реально все ее достало! Дисгармония помогла Аресу свергнуть Зевса, а он оставил ее с носом. Кажется, никогда еще она не ощущала столь остро желание к мести. От любви до ненависти, один шаг, Арес... Даже дочка не поможет.
- Проваливай отсюда, Эрона.  - вдогонку кинула Дис, когда маленькая воительница направилась к выходу. - И никогда не возвращайся.
Хотя та и не думала об этом, безбоязненно повернушись к ней спиной. Дис кивнула в сторону разбойника, требуя принести ей вина.
Заказ уже быо начал выполнятся, но вдруг произошло немыслемое. Только вот Дис отвернулась от дочери и мужика, как она заметила летевший со свистом меч, явно ища ножны в теле ее слуги.
Один взмах руки и тело тушкой падает с неба в другом месте. Она успевает телепортировать разбойника, но на то он и божественный меч, что никогда не промахивается.
Дис застыла, не понимая, что происходит. Она медленно опустила голову и с ужасом увидела, в своем теле тот самый меч, который она когда то давно пыталась украсть у Гефеста.
И тут накатила волна безумной боли. Сколько раз в поединках и драках ее тыкали мечом? Ну... Несколько тысяч точно. Смертным мечом, от которого ни царапинки, ни кровинушки.
- Дисгармония! - послышался испуганный крик главаря ее новой армии. Как трогательно... Наблюдать его голые пятки, мелькнувшие в дверях.
Богиня резко вытащила меч, с ужасом лицезрея свои ладони, полбные кровью. КАк часто боги видят свою кровь? Да многие вообще уверены, что ее у них нет.
- АА. - Дис без сил упала на пол, пытаясь мысленно залечить рану, прекрасно понимая тщетность операции. Боль разносилась по всему телу, затуманивая разум. Дис перестала воспринимать окружающий мир. Звуки перестали существовать. Только где-то вдали, было что-то похожее на слово "Мамочка!". Нет, это явно не ее.
Интересно, Селеста приходит за душами богов? Наверно нет.
Как бы не пыталась куколка надеяться на лучшее, что это просто очередное испытание для нее, очередная шутка Ареса, но все было тщетно. Силы физические, как и божественные, покидали ее. Она пыталась телепортироваться, нагло прося о помощи заклятого врага по имени Арес, но не могла. Не могла и пошевелить рукой, которой наивно продолжала держать рану, из которой просто хлестала алая кровь.
Вот так просто? По-человечески? Серьезно?!
Кукольные глаза закрылись. Все погрузилось в темноту. Как вдруг вдали показался огонек, мелькающий и вселяющий надежду.
Нужно следовать за ним! Он должен вывести душу из этой устращающей тьмы. Страшно оставаться одной здесь.
- Эрона..- то ли мысленно, то ли в голос, прошептала Дис, и ее нить судьбы была перерезана Мойрами.

+2

6

[NIC]Ares[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/14950963.jpg[/AVA]
Это был триумф, которого мир ещё не знал. Арес столько лет ждал, когда же представится возможность установить своё господство над Олимпом и всей Грецией. Путь его был усеян неудачами, но бога войны это не остановило. Преодолевая одно препятствие за другим, он уверенно добрался до главной битвы своей кампании - битвы за Престол. И он вышел из неё победителем. Умело устранив всех, кто способен оказать сопротивление, сын Зевса встретился лицом к лицу со своим отцом, которого он так ненавидел. Зевс был слаб, слишком уж много сил у него забрали последние события войны со смертными, а Арес находился едва ли не на вершине своего могущества. Война, охватившая всю Грецию, укрепляла его пламя, питала его и усиливала. Поэтому исход схватки был предрешен ещё до её начала. Падение Зевса было предсказано Судьбами. Без особых усилий бог войны победил главу Пантеона, единолично возглавив Олимп и украсив свою умную головушку прекрасной короной. Скипетр Зевса, увы, был уничтожен в схватке. Впрочем, он годился лишь как трофей, ибо ни один другой бог не имел права им распоряжаться.

Разумеется, не обошлось без недовольных. По правде, такими были почти все, ибо уж слишком мало кто видел Ареса главой Пантеона. Но им пришлось смириться, ведь бросать вызов богу войны сейчас было просто самоубийственно. Один нюанс - смертью уж точно не испугать того, кто мёртвыми повелевает. Поэтому Аид стал тем единственным, кто не напялил на лицо фальшивую улыбку и не расщедрился на бездушные поздравления. Он взбунтовался и запечатал врата своего царства, не позволяя богам пересечь его границы. К счастью, долг и совесть не позволили ему перестать пропускать души погибших в место их последнего упокоя, поэтому на его акцию протеста Арес особо не отреагировал. Вообще, он полностью её проигнорировал. Пока Аид продолжал принимать мёртвых, его выступление не создавало никакого неудобства. При особом желании бог войны, а теперь уж новый глава Пантеона, мог и переместиться в царство "любимого" дяди да попытаться объяснить тому, что он не прав, но в этом не было абсолютно никакого смысла. По крайней мере, пока. Да и власть Аида в Тартаре была слишком уж сильна, чтобы лишний раз с ним там соревноваться. Даже столь могущественному олимпийцу, как Арес. Поэтому новый верховный бог занялся более важными делами - укреплением своей власти наверху и установлением контроля над остальными представителями Пантеона. Но всё оказалось не так просто...

Занимая должность бога войны, которая и теперь остаётся за ним, Арес считал, что его папочка вообще не занимается ничем полезным. Только следит за своим любимым сыночком и пытается наплодить ещё детишек, запрыгивая в постель к каждой второй привлекательной гречанке. Какого же было его удивление, когда, добравшись до трона Олимпа, сын Зевса понял, сколько всяких полезных, но скучных вещей, делает верховный бог. Следит за всем населением, контролирует его количество и состояние, заботиться о балансе, решает небольшие вопросы, возникающие между богами при пересечении их зон влияния, не спускает глаз одновременно с каждого представителя Пантеона, дабы те не натворили много лишнего, как это часто бывает, регулярно советуется с Судьбами с целью совместного творения и улучшения будущего Греции, да ещё и встречается с богами других Пантеонов... Верховная власть, конечно, привлекает, но не много ли всего лишнего свалилось на головушку бога войны?

- Ждал большего? - спросил Баал, заглянув в глаза олимпийца.
- По правде, меньшего. Если смотреть с точки зрения количества, - ответил Арес, откинувшись на спинку  и сделав глоток вина из чаши. - Свалилось дел на голову, ещё не привык. Но ничего не поделаешь, верховная власть всегда связана с кучей дополнительных обязанностей.

Баал был верховным богом Вавилоно-Ассирийского пантеона, имел в своём распоряжении огромные территории на Ближнем Востоке и почитался далеко за его пределами, в том числе некоторых частях Римской империи, Испании и особенно в Карфагене, где ему также поклонялись как верховному богу, громовержцу и богу войны. Пожалуй, был одним из самых влиятельных глав Пантеонов. Также славился своими натянутыми отношениями с Индуистским Пантеоном и Египтом (Сетом в том числе). Слишком уж часто их территории и зоны влияния соприкасались, что иногда приводило к конфликтам, в том числе вооруженным. Внешне Баал с Аресом были весьма похожи - первый также был кареглазым брюнетом, с короткой стрижкой, лёгкой небритостью на лице и весьма приятными чертами, что для бога не было чем-то необычным. Ростом он был немного ниже олимпийца, а в глазах больше отражалась мудрость и спокойствие, нежели коварство и самоуверенность. Впрочем, этому верить не стоило. Баал был ещё тем хитрецом и цену себе уж точно знал. Тем не менее, среди богов он зажил себе славу философа, а также любителя порассуждать и понаблюдать за обычными человеческими жизнями, зачастую вовсе не интересными для других бессмертных.

Признаться, Арес не ожидал увидеть у себя на пороге такого гостя, ведь до этого им приходилось встречаться не больше пары-тройки раз. На мгновение это даже обескуражило... Но только на мгновение. Через пару минут двое верховных богов уже сидели на удобных диванах друг напротив друга, попивая вино из кубков и рассуждая о последних событиях.

- Забавно, правда? Старик Зевс, известный своими любовными похождениями на весь мир, оказывается, столько всего полезного делал, а вы даже и не в курсе, - Баал закинул ногу на ногу. - У нас всё более открыто.
- Не знал, что у вас демократия, - Арес сделал ещё один глоток вина.
- Я бы не назвал это демократией. Скорее, мягкая диктатура, - гость улыбнулся. Выдержав короткую паузу, он продолжил: - Теперь, когда ты стал верховным богом, тебе стоило бы немного пересмотреть свои взгляды на мир. Бездумно убивать тысячи людей на войнах, при этом не взяв во внимание возможные последствия, больше нельзя, ибо разгребать результаты всего этого не Зевсу, а тебе.
- Ты ещё скажи, что мне стоит проникнуться идеей гуманизма, - с ухмылкой ответил олимпиец. - Ценить каждого смертного, ибо все они - личности. Каждый со своими чувствами, эмоциями. И их жизни бесценны, да? - продолжил он, не скрывая иронии.
- Ну зачем же так радикально? - с аналогичной улыбкой ответил коллега. - Конечно, все люди являются личностями, каждый одарён интеллектом. В определённой мере, - гость медленно приподнял кубок, сделал пару глотков и отложил его на столик рядом. - А уж некоторые смертные и их судьбы могут быть даже интереснее многих богов. Думаю, ты об этом знаешь. Из личного опыта, - многозначительно выразился Баал, чуть приподняв брови. Намёк был ясен. - Но этим пусть богини любви занимаются, дело в другом. Для нас - верховных богов - имеет значение то, что люди и их вера - очень важный ресурс. Исчерпаемый ресурс, за состоянием которого нам нужно тщательно следить. Последние события, задевшие все Пантеоны, отчётливо об этом напоминают. Поэтому я и советую тебе немного унять свой пыл и позаботиться о почве, на которой держится Олимп. Сейчас это важнее всего.

Арес слегка улыбнулся в ответ на слова Баала. Бог войны не особо любил, когда ему советовали, что и как делать. А уж боги из других Пантеонов - тем более. Но, не смотря на это, он понимал, что тот прав. Войны и прочие разборки можно было отложить, стабилизировать ситуацию на земле, среди смертных, сейчас было наиболее важным и приоритетным заданием. Зевс провалился, недоглядел. В итоге всё полетело в Тартар. Греки поднялись против своих богов, а там волна прошлась и по остальному миру. Неизвестно, как Баалу удалось решить проблему у себя во владениях, да и была ли она там вообще, но вот к огромному счастью для олимпийцев, им, особенно Аресу, удалось более-менее навести порядок. Но он всё ещё был очень шатким. Лишние толчки могли обрушить мир обратно в пропасть. И новому верховному богу Греции это уж точно было не на руку.

- С чего вдруг такая забота? - с любопытством спросил грек, не сводя глаз со своего гостя.
- Прежде всего из эгоистических целей. Если падёт Олимп или любой другой Пантеон, то у смертных возникнут претензии и к остальным. Мне это ни к чему, - спокойно ответил Баал. - К тому же, ты мне нравишься больше, чем Зевс. Дамский угодник из него лучший, чем верховный бог. А с тобой, думаю, мы без труда найдём общий язык.
- Несомненно, - лаконично ответил Арес. Он выдержал короткую паузу, после чего продолжил: - Ты заскочил в гости чтобы просто побеседовать, поздравить и дать ценный совет? Приятно.
- Не совсем. Вообще, я тут с приглашением. В Вавилон. На чаепитие, - громовержец улыбнулся и хотел было потянуться за кубком с вином, но остановился. Передумал. Через мгновение он продолжил: - Раз уж Зевс не рассказал вам о менее важных мелочах, то я очень сомневаюсь, что он поведал тебе о наших встречах верховных богов, которые происходят не регулярно, но весьма часто. И посещают эту сходку все, без исключения. Теперь пора и тебя приобщить к нашему кругу, как нового и единственного верховного бога, что получил свою власть не по праву создания, а отобрав её у предшественника.
И вновь Арес был удивлён. Немного, но всё же... Конечно, он подозревал, что главы Пантеонов со всего мира как-то держат связь друг с другом и общаются, но о регулярных встречал олимпиец не был в курсе. Зевс не шибко делился с кем-то подобными вещами. Впрочем, больше всего бога войны удивил другой факт.
- Погоди... Ты хочешь сказать, что я первый? Серьёзно? - с недоверием спросил сын Зевса, всё ещё не веря в то, что больше никто в мире так и не отбирал Престол Пантеона у его предыдущего владельца. В это время какое-то странное, незнакомое и неприятное ощущение возникло глубоко внутри, на секунду нарушив эмоциональное состояние бога. Оно ушло так же быстро, как появилось, но осталось неприятное ощущение того, что случилось что-то не особо хорошее.
- Получается, да. Наша маленькая компания ещё никогда не менялась. До этого момента ни один верховный бог полностью не терял свой трон, - Баал удобнее устроился на диване. - Были опасения касательно Ра, уж очень там Сет разошелся, но наш самовлюблённый солнце-бог чудом выкрутился. Моя ставочка пролетела, признаться. Я ждал другого. Но следует отдать ему должное.
- Неожиданно, по правде. Впрочем, приятно. Люблю быть первым, - с улыбкой ответил Арес. - Так чем же вы занимаетесь на этих собраниях?
- Выслушиваем истории Одина о подвигах его народа, - бросил лёгкую шутку Баал, тут же продолжив: - Но это только в перерывах. В целом...

Гостю не дали закончить. Другой гость прервал его своим появлением, возникнув из чёрной вспышки позади Ареса. Новый верховный бог Греции заметил это по взгляду своего собеседника. И почувствовал. Даже не глядя, он знал, кто прервал их с Баалом беседу.
- Здравствуй, Танатос. Какой сюрприз, я тебя не ждал, - произнёс олимпиец, не разворачиваясь.
- Прости, Владыка, что прерываю, но у нас кое-что случилось. Это требует немедленного вмешательства, - произнёс мрачный парень в чёрном наряде, сложив руки за спиной.
- Ладно, я немного задержался. Пожалуй, меня уже заждались, - Баал поднялся на ноги, на что Арес ответил тем же. - Дела Пантеона важнее всего. Я позже сообщу тебе точное время. До встречи, - бросил он напоследок, разворачиваясь.
- Баал, - окликнул его Арес и, дождавшись вопросительного взгляда на себе, продолжил: - Но я таки надеюсь, что в будущем мы, как боги войны, ещё немного повоюем. Карфаген и Рим так и ждут встречи на поле боя.
- Непременно, - улыбнулся покровитель карфагенян в ответ. - Я подготовлюсь.
В следующую секунду он растворился в воздухе, оставив Ареса наедине с богом смерти. Танатос, хоть и был олимпийцем, но среди своих родственников любовью не пользовался. Слишком уж он был мрачным, вёл одинокий образ жизни и даже не принимал даров от смертных. Но бога войны он уважал и был его должником ещё с ранних времён. Да и Арес относился к нему иначе, чем другие олимпийцы. На коронации Танатос не был, но позже явился одному только главе Пантеона и лично поздравил его с подобным достижением. Это было весьма приятно.
- Ещё раз извини, но я не мог ждать, - произнёс он, как только Арес развернулся и их взгляды пересеклись.
- Что случилось? - спокойно спросил брюнет, ожидая наихудшего. В ином случае Танатос не пришел бы.
- Несколько мгновений назад твоя дочь убила свою мать, - склонил голову бог. - Проткнула ей грудь мечом, который ты ей подарил.
От услышанного Арес замер на месте, не в силах сразу осознать всю ситуацию. Эрона убила Дисгармонию...? Это же идиотизм. Олимпиец не хотел в это верить, но Танатос был явно не из юмористов и это далеко не глупый розыгрыш. Теперь бог войны понял, что за чувство его побеспокоило во время беседы с Баалом. Внутри медленно начала закипать злость... Конечно, сын Зевса знал, что у его ненаглядной красавицы-доченьки не лучшие отношения с мамой, но чтобы настолько... Она нарушила закон Олимпа, она пошла против богини и, соответственно, против Ареса. Это недопустимо. Эроне следует запастись очень и очень сильными оправданиями своего поступка, дабы получить прощение отца. Сочувствия к Дисгармонии олимпиец не чувствовал, пожалуй, ведь её всё равно можно вернуть к живым, это не такая уж и большая проблема. Если не считать бунт Аида, разумеется. Вся суть сейчас была в поступке Эроны и в том, что за ним последует.
- Ты знаешь закон Олимпа, Арес. Знаешь, что её за это ждёт. Поэтому я, только узнав об этом, сразу же явился к тебе. Проблема требует твоего срочного вмешательства, - молвил Танатос, подняв спокойный взгляд.
- Да, я знаю закон, много его нарушал, - ответил новый глава Пантеона, сцепив зубы и недовольно помотав головой. - Ох, Эрона-Эрона...
По верховному закону, бог, убивший другого бога, представал перед судом всего Олимпа и лишался своих сил за такой проступок. Исключений не было. Конечно, в качестве нового Владыки Арес мог добиться совершенно другого результата для своей любимой дочери, но это вызвало бы целую гору негодования со стороны других олимпийцев. Закон следует чтить, он одинаков для всех. А Эрона разочаровала... Очень сильно разочаровала. Впрочем, несмотря на внутренний порыв, бог войны попытался сдержаться и не делать поспешных выводов. Возможно, сложившаяся ситуация имеет под собой адекватное объяснение. Хоть это и сложно представить.
- Спасибо за оперативность, - обратился Арес к богу смерти, намереваясь мгновенно отыскать свою дочь и разобраться в ситуации.
- Если будет нужно ещё что-то, обращайся, - поклонился парень. - Я твой должник.
В ответ сын Зевса лишь кивнул, в следующее мгновение растворившись в синей вспышке.

Место, где олимпиец оказался в следующее мгновение, было похоже на какую-то дряхлую деревенскую хижину. Впрочем, плевать. Это сейчас не имеет абсолютно никакого значения. Как и какие-то убогие разбойники, что носятся в разные стороны, а от появления Ареса и вовсе повыпрыгивали из помещения через все возможные отверстия. Взгляд главы Пантеона неспешно нашел Эрону, что стояла с закрытыми глазами и явным ужасом на лице. Отыскать Дис не составило труда. Вернее, её труп с окровавленным клинком рядом. Кулаки Ареса медленно сжались. Он слегка прикрыл глаза, сделав глубокий вдох. Контролировать себя было сложно, ибо ярость так и вырывалась наружу, но бог войны с этим справился. Выдох. Кулаки разжались, глаза медленно приоткрылись, а злой и крайне недовольный взгляд остановился на Эроне. Буря эмоций всё сильнее бушевала внутри, вырываясь на свободу. Лишь здравый ум подсказывал, что выражение лица дочки вовсе не походило на того, кто несколько мгновений назад мог безжалостно убить свою мать. Но факт был на лицо. Неужели история повторяется? Ведь такая картина уже имела место в прошлом. И главной героиней там также была дочь Ареса...
- И как ты это объяснишь, Эрона? - сквозь зубы молвил бог войны, испепеляя девушку взглядом. - Я очень и очень надеюсь, что у тебя целая гора просто неимоверно весомых оправданий. Неимоверно весомых, - он выдержал небольшую паузу, бросив ещё один взгляд на тело Дисгармонии. - В противном случае, у меня для тебя плохие новости.

Отредактировано Seth (2017-07-23 16:30:18)

+2

7

Эти секунды Эрона запомнит навсегда. В воздухе, густым маревом, повисла оглушающая тишина. Время замерло. В этой липкой тишине было слышно, как бьется сердце брюнетки. Глухие протяжные удары напоминали бой колокола – набата. Набат у смертных – символ предупреждения об опасности, призыв на помощь. Помощь Дисгармонии могла оказать сейчас только ее дочь. Если успеет. Совсем рядом раздалась вспышка, символизирующая чье-то появление в хижине. Но, Эроне было совсем не до визитера, она даже не поняла, кто это. В голове билась одна мысль – успеть… Только успеть, только спасти…
Девушка резко открыла глаза. Первое, за что зацепился взгляд – темно – бардовая лужа крови. И тонкая фигурка матери в середине этой лужи. Холодный пот выступил на лбу Богини ярости, она бросилась к Дискорд, упала на колени, подхватив голову и плечи родительницы на руки:
- Мамочка, только не умирай! – Сдавленно прошептала брюнетка, - Пожалуйста, потерпи. Я помогу… - Бессмысленные слова срывались с губ, по щекам потекли слезинки. Правой рукой дочка Ареса судорожно пыталась залечить тошнотворно – глубокую рану в груди Дисгармонии. Рану, которую та получила по вине собственной дочери. Да, Эрона совсем не желала причинить вред маме, а вон как все вышло… Богиню ярости душили слезы, в отчаянии, она вновь и вновь пыталась излечить раздорницу, но все было тщетно. Дисгармония, как будто, спала. Только отсутствие дыхания и лужа крови свидетельствовали о том, что Богиня раздора отправилась на встречу с Аидом.
- Мамочка… - Черноволосая голова с закрытыми глазами покоилась на левой руке Эроны. Дочка Ареса держала то, что осталось от Дисгармонии, как держат младенца. Брюнетка жадно вглядывалась в родные черты лица, ее губы лихорадочно двигались, - Прости меня… Я… Я все исправлю, я не хотела, правда…. Так не должно было быть… Это неправильно… Ну зачем ты обезопасила его? Зачем?! Лучше бы на твоем месте оказалась я сама… - Шепот перешел в стон, Эрона склонилась к Дис, коснулась губами еще теплого лба. Тело Богини раздора, как это бывает у бессмертных, медленно растаяло в синих вспышках. А ее дочь так и продолжала стоять на коленях, опустив голову, вперив невидящий взор в лужу крови. Как жить дальше с таким грузом на плечах? Богиня ярости несколько минут назад убила родную маму, неумышленно, но… Боль от осознания этого была просто невыносимой. Ну, зачем? Зачем Эроне понадобилось убить этого мерзкого разбойника именно таким способом – мечом, который мог нанести увечье Богу? Испепелить его, и всех дел. Огромное чувство вины, вперемешку с отчаянием и болью постепенно овладевало дочерью Ареса. И выход из этой ситуации был только один – немедленно найти папу, рассказать ему о произошедшем, и сообща помочь Дис. Он поймет, что Эрона не виновата, что она совсем не хотела такого исхода, несомненно поймет.
Девушка медленно поднялась на ноги, окинула пустым взглядом хижину. У порога стоял Арес, собственной персоной.
- Папочка! – Взвизгнула брюнетка, увидев его. По щекам градом катились слезы. Она хотела броситься к родителю, обнять его, рассказать обо всем. И не смогла. Не смогла, увидев его взгляд – полный гнева, злости и осуждения. Но, самым страшным было ни это. В глазах главы Пантеона можно было прочитать разочарование. Увидев это, Эрона остановилась на полпути, налетев на невидимую стену. Она, не мигая, смотрела на Ареса, понимая, что он даже не рассматривает вариант того, что все вышло случайно. Да, это безумие – думать, что убийство собственной матери – случайность. Но, все же, зная Эрону… После всего того, что Бог войны и брюнетка пережили вместе, после всех передряг и приключений, Эроне казалось, что она хорошо знает своего папу. А главное – что он отлично знает дочь. Богиня ярости и предположить не могла, что Арес сможет подумать, о том, что девушка, когда – либо, бросит ему вызов. Ведь, убийство Богом Бога сурово карается, это вызов Олимпу, а значит, и папе. Брюнетка смотрела на главу Пантеона, и понимала, что он смог… Смог предположить подобное, и даже не пытается разглядеть в произошедшем случайность, не допускает мысли об этом. Наоборот:
- И как ты это объяснишь, Эрона? Я очень и очень надеюсь, что у тебя целая гора просто неимоверно весомых оправданий. Неимоверно весомых. В противном случае, у меня для тебя плохие новости.
Рушилось все. Все ценности, все взгляды, все идеалы Богини ярости летели в пропасть. Здесь и сейчас. Арес видит в ней всего лишь одну из Богинь пантеона, а не дочь. Даже говорит, как начальник, а не как папа. Оправдываться и что-то объяснять не было никакого желания. Чего владыка ждет от нее? Что Эрона упадет перед ним на колени, вымаливая прощение, как было однажды? Тогда она стояла на коленях перед папой, а сейчас папы нет. Есть Арес – Бог войны, новый верховный Бог. Дочерью она была, когда ему нужно было достичь цели. Цель достигнута – Эрона использована и больше не нужна. Как быстро забылось все хорошее, однако. Один неверный шаг со стороны Эроны и все… Разочарование и недовольство. Заслужила, в конечном итоге, мда… Она не станет вымаливать прощение, не станет оправдываться. Да и зачем? Арес не поверит ей, стопроцентно – не поверит.
Слезинки давно уже высохли, на смену им пришла оглушающая боль. Эрона одна, понимания ждать не от кого. Она предала весь Олимп, а ее сейчас предал единственный родной человек, которому она доверяла безоговорочно. Отношения «папа-дочка» закончились с приходом Ареса к власти, теперь есть только «начальник – подчиненная». Она даст ответ, но не перед родителем – перед верховным Богом.
- Мои действия совершенны неумышленно, Владыка. – Единственное, что произнесла Богиня ярости, отчужденно глядя на Ареса. Голос ее был монотонным, без всякой эмоциональной окраски. Эрона знала, что ее ждет: суд и изгнание с Олимпа. И это не казалось ей чем-то страшным. По крайней мере, в сравнении с тем, что происходило сейчас в этой хижине.
- Я прогуливалась в компании своих животных, и набрела на эту хижину. Меня возмутило ее внезапное появление в моем лесу. – Девушка сглотнула и, не глядя на главу греческих Богов, продолжила бесцветным голосом, - Заглянула, увидела Дисгармонию в компании очередного разбойника – любовника. Мне не понравился их разговор, я не могла оставить этого смертного живым. Я решила картинно удалиться, не испариться, а выйти за дверь обычным, механическим путем. С той целью, чтобы уходя, красиво убить наглеца – метнуть в него меч. Но, мама… - Голос Эроны сорвался и задрожал, но она не заплакала, гордость не позволила рыдать перед «начальником», - Она отбросила его к стене, а меч уже был запущен в полет. От неожиданности, я не успела среагировать должным образом. – Богиня ярости замолчала. Девушка не стала говорить, что именно ей не понравилось в разговоре между матерью и ее любовником. Зачем? Да и история, рассказанная ей, звучала неправдоподобно, доказательств не было – несостоявшаяся жертва сбежала, а вместо него под горячую руку Эроне попала собственная мама, - Когда все произошло, он трусливо сбежал. – Добавила Богиня ярости, закончив свое грустное повествование, - Вы будете держать меня здесь в заточении до суда, Владыка? Или, позволите мне вызволить мою маму из лап Аида? – Не дожидаясь ответа, Эрона прошла к двери, и распахнула ее. В хижину упал тусклый солнечный луч, в лесу постепенно смеркалось, пронзительно жужжали комары. Пошатываясь, Эрона вышла на свежий воздух. Арес, непременно, придерется к этому ее поступку, примет за очередной вызов. Ну и пусть. Все равно. Теперь уже все равно…

+2

8

Как то все было довольно странно.
Будто Дисгармония долго спала. Богам не требуется отдых, еда или сон. Но они подражают людям, тихо завидуя тем, что они могут что-то чувствовать. Олимпийцы ведут себя совсем, как смертные. Любят, изменяют, пиршествуют, дерутся за власть, рожают других богов, пусть порой и нереальными способами, строят козни друг друга и ненавидят. Но не умирают. Это харам, запрещено.
И честно сказать, Дис никогда не интересовало, что же станет с ней, если вдруг, ну допустим такой редкий случай, что она умрет. К Аиду она не ходила, Селесту тоже не спрашивала. Это же просто из рода фантастики. Бог умрет, ха!

Богиня зевнула и потянулась. Местность ей была не известна, хоть и походила на какую-то пещеру на окраине какой-то пустыни.
Одинокая фигура куколки стояла посреди песчанных барханов и казалась совершенно крошечной.
-Тааак... по-деловому обвела взглядом пустыню, богиня, сложив пальцы козырьком.
Было дело, и она одно время мечтала посетить египетский пантеон и пожить в настоящей пустыне. Но Зевс наложил всяческие запреты на посещения других земель, особенно это касалось богов, отвечающих за власть, войны. Ну ясное дело, боится старик, что они найдут себе сторонников посильнее и свергнут его.
Но одно дело мечтать о чем-то далеком, и другое - стоять в центре этого песчанного великолепия.
-Тааак.... - куколка почесала затылок, соображая, как она здесь очутилась. На альтернативную реальность и проделки сестриц Фурий не похоже. Эти двинутые просто не могли настолько реально и красочно изобразить иллюзию пустыни, они ведь ее никогда не видели. Хотя Дис ее тоже никогда не видела своими глазами, как она судить то может?  Интуиция, дамы и господа, и только она. Фантазия у Фурий не такая хорошая. Максимум на что способны эти три курицы - это наслать понос или заставить тебя плясать чечетку.
Неет, тут дело в проделках кого-то другого. Или чего-то. Надо разобраться...

Взгляд опустился вниз, и она заметила, что ее кожаное платье испорченно, будто от ножевого.
Странно, она ничего такого не помнит. В последнее время она не дралась, не воевала, можно сказать, что вела достаточно спокойный для нее, образ жизни в глухой лочужке. Раны тоже не было. Дис оттопырила корсет и заглянула на грудь. Такая же маленькая и аккуратненькая, без каких-либо следов пластической хирургии и ран от меча.
- Как это все странно...
- Ничего странного. Ты же мечтала попасть в пустыню, радуйся.
- Кто это?
- Я это ты. Мы же мечтали попасть в пустыню, вот и радуемся. Давай радоваться вместе?
- Давай.

Дисгармония вновь почесала затылок, соображая, что никогда не имела привычки общаться с самой собой.
Она медленно проводила взглядом огромный куст перекати-поле, который пронесся мимо нее, подгоняемый легким ветром, и направилась куда-то вперед.
- Эй, оазис в той стороне.
- Пофиг. Я откопаю свой.

Говорят, боги очень любят играть судьбами людей. Но кто бы мог подумать, что боги иногда играют и судьбами других богов....
Наверно, это Мактуб. Ее судьба. Ее смерть. Больше всего на свете богиня раздора боялась остаться совершенно одна.
Это ее крест. Потому, что это ЕЕ Мактуб.

+2

9

[NIC]Ares[/NIC][AVA]http://savepic.ru/14950963.jpg[/AVA]Любая полная смена власти – процесс очень тонкий. Меняются взгляды, приоритеты, порядки, планы, направления дальнейшего развития... В общем, историю начинают писать с нового листа. Часто подобные перемены, как и всё новое, сопровождаются негодованием общества. В особо сложные времена доходит вплоть до восстаний, переворотов и гражданских войн. Дабы сохранить спокойствие в напряженный период перестройки на новый лад и смены предводителя, что будет согревать трон в дальнейшем, нужно приложить немало времени и усилий. Если этого не сделать до построения крепкой вертикали власти, то престол может вновь резко пошатнуться. И чем дольше длился период властвования прошлого правителя, чем популярнее он был среди своих подопечных, тем больше этих самых усилий и понадобиться. Для людей и десяток лет – много. А что говорить, если власть не менялась уже тысячи лет? И в один момент внезапно изменилась? Сложно даже представить, какие последствия это может вызвать, до чего может довести и чем закончиться. Именно в такой ситуации сейчас и находился Арес. Бог войны свергнул с трона Олимпа того, кто занимал его уже не одну тысячу лет, чья власть считалась абсолютной и непоколебимой. Это словно вырвать из земли тысячелетнее дерево, корни которого уже почти намертво вонзились в землю на огромную глубину. Последствия подобной выходки будут колоссальными и разгребать их придётся ещё долго. Но, в конкретно этом случае, оно того стоило. Слишком уж дряхлым, бесполезным и слабым стало это "тысячелетнее дерево" по имени Зевс. Пришла пора отправить его на дрова и освободить почву. Собственно, этот этап уже был пройден. Теперь наступил самый сложный – привести землю в порядок и подготовить её для посадки нового, молодого дуба. То бишь, разобраться с остальными богами, поставить их на место, добиться их повиновения и уважения, а не только лишь страха. И это будет совсем не просто. Вот Аид уже начал зубы показывать, бунтуя и закрывая врата Царства мёртвых. К счастью, особого дискомфорта он пока не доставляет, поэтому можно смело заняться делами "наверху", доводя до ума Олимп и закрепляя своё верховенство над богами.

Именно за этим занятием Ареса и застали крайне неприятные новости о выходке его дочери, убившей собственную мать. Это было как раз то неприятное событие, что могло пошатнуть и без того едва стабильную ситуацию. Бог войны вспыхнул. Эмоции на время взяли над ним гору, наполняя нутро злостью и разочарованием. Даже мелькнула мысль, что Эрона, спрятавшись за спиной главы Олимпа, совсем позабыла о каких-либо ограничениях, почувствовала вседозволенность и наглым образом избавилась от назойливой матери, отношения с которой были под напряжением. Но верить в это очень и очень не хотелось. И не зря. Только увидев свою дочь над телом матери, Арес мгновенно засомневался в собственных догадках. Правда, случилось это уже после того, как брюнет успел на эмоциях выдать не совсем приятную речь, которая, несомненно, задела Эрону. Брать слова назад было уже поздно, осталось лишь пожалеть, что произнёс их. Да ещё и таким тоном.

– Мои действия совершенны неумышленно, Владыка, – холодно ответила Эрона.
Её слова, вместе с взглядом и этим пустым, абсолютно безэмоциональным тоном, было неприятно слышать. Они ранили, похуже любого кинжала. Аресу стало неприятно. Он должен был это предвидеть. У дочери был крайне сложный характер. Одно необдуманное слово, вместе с её умением додумывать то, чего нет, легко могло привести к вечным обидам, ревности и куче других проблем. И попробуй потом убедить её в том, что это был лишь голос эмоций, вызванный очень неблагоприятной ситуацией, без единой нотки правды и какого-либо подтекста. В общем, с доченькой повезло. Лучшего подарочка и не придумать. Но Арес любил её. Не взирая на проблематичный характер и постоянные приключения, что сваливаются на головушку по её вине, она была для него ближе и дороже всех других. И ради неё он был готов на многое.
Злость, которую испытывал бог войны, быстро потухла. Он моментально взял себя в руки. Кулаки разжались, а на лице появилось привычное хладнокровное выражение. Сейчас Эрона сказала чистую правду. Она не умела врать. Ему. Он сразу же видел, обманывает его дочь или нет. И сейчас он ей верил. Но воображение, при всём его богатстве, всё ещё не смогло нарисовать картину случайного убийства Дисгармонии. К счастью, мучить себя догадками долго не пришлось.
– Я прогуливалась в компании своих животных, и набрела на эту хижину. Меня возмутило её внезапное появление в моем лесу, – начала свой рассказ Рона. Как это обычно и происходило, ни одно приключения не обходилось без участия её "зверьков". – Заглянула, увидела Дисгармонию в компании очередного разбойника-любовника. Мне не понравился их разговор, я не могла оставить этого смертного живым.
Пока всё весьма обычно. Дис в компании смертных любовников... Арес отлично знал о её развратных похождениях и большом количестве любовников среди военачальников и бандитов, которых она соблазняла и использовала как для получения удовольствия, так и для воплощения каких-то коварных и, по мнению олимпийца, мелочных планов. Брюнет был уверен, что без такого начальника, как он, Дис бы лишь пугала крестьян своими бандами, не более того. Возможно, в нём сейчас говорило его самолюбие, но... К тому же, именно это большое количество любовников и заставило сына Зевса засомневаться в том, что Эрона действительно может быть его дочерью. Но сейчас не об этом.
– Я решила картинно удалиться, не испариться, а выйти за дверь обычным, механическим путем. С той целью, чтобы уходя, красиво убить наглеца – метнуть в него меч.
О, это "картинно удалиться"... Арес и сам был любителем подобных вещей. Просто появится и исчезнуть было слишком банально, поэтому он любил делать это эпично, эффектно и красиво. Правильное впечатление – уже половина успеха. Иногда получалось настолько шикарно, что бог войны и сам собой восхищался, желая пересмотреть всё это со стороны. Не удивительно, что дочь унаследовала подобную черту, если это можно было так назвать.
– Но, мама… – голос Эроны сорвался и слегка задрожал. Уже на этом момента всё стало ясно и фантазия Ареса, наконец, нарисовала картину, которую дочь подтвердила своими дальнейшими словами: – Она отбросила его к стене, а меч уже был запущен в полет. От неожиданности, я не успела среагировать должным образом.
Арес облегчённо вздохнул, даже позволив себе едва заметно улыбнуться. Дисгармония получила урок, давно пора. К тому же, не смотря на всю абсурдность подобного убийства богини раздора, теперь изгнание с Олимпа Эроне не грозило. Если, разумеется, доказать её правоту на суде богов. А это должно быть весьма просто.
– Вы будете держать меня здесь в заточении до суда, Владыка? Или, позволите мне вызволить мою маму из лап Аида? – холодно спросила девушка, направившись к двери.
Бог войны в ответ слегка помотал головой. Он уже устал от подобных ситуаций, что всё повторяются и повторяются... Но здесь была его вина, глупо это отрицать. И вообще, иногда Ареса даже забавляли эти выходки Эроны. Он принимал их в качестве вызова и проверки его ораторского искусства. Сможет ли он быстро справиться с очередной эмоциональной вспышкой дочери? Сколько слов для этого понадобиться? Раунд первый, поехали.

Бог войны несколькими шагами подошел к дочери, что остановилась в двери, спиной к нему. Он стал позади неё и осторожно положил руки ей на плечи.
– Прости, дорогая, я погорячился с эмоциями... – произнёс Арес, понизив тон. – Ты же знаешь, какое сейчас важное и нестабильное время... Мы ведь с тобой вместе прошли этот путь. Плечом к плечу. Многим пожертвовали, много усилий приложили для того, чтобы оказаться здесь. Чтобы покорить Олимп. Чтобы взойти на этот Престол. Наш Престол, не мой, – олимпиец чуть наклонился к уху дочери. – Но это ещё не конец. Выкорчевать тысячелетний дуб – лишь половина работы. Теперь нужно привести в порядок почву, дабы посадить там другое дерево. И это сложнее всего, – брюнет сделал короткую паузу, выпрямившись и убрав руки с плеч дочери. – Вокруг нас много врагов. Аид бунтует, Афина недовольна... Пусть Престол и наш, но один неверный шаг может его пошатнуть, – Арес принялся обходить дочь, чтобы заглянуть ей в глаза. – И когда я узнал, что произошло, то испугался, что ты сделала этот шаг, – олимпиец остановился напротив Эроны. – Испугался, что ты не оставила мне выбора. Что я буду вынужден перебить половину Олимпа, ибо изгонять тебя я не стану. Никогда, – сын Зевса осторожно приподнял подбородок дочери правой рукой, дабы их глаза встретились. – И это была ошибка. Из-за вспыхнувших эмоций я забыл, что ты единственная, кто меня никогда не предавал и никогда не предаст. Но согласись, сложно было представить, что убийство Дис могло быть случайностью... Такой нелепой случайностью, – олимпиец слегка улыбнулся. – Ох уж эта твоя непутёвая мамочка... Придётся теперь вынести врата Тартара, вломить Аиду и вытащить её оттуда на суд. А дальше уже дело слов. Ты со мной? – олимпиец с вопросом заглянул в глаза дочери, чуть наклонившись.
На словах план Ареса звучал вот так просто, будто это обычная прогулка, но всё было куда хуже. Не смотря на власть верховного бога и свою силу, что превосходила любого из богов греческого Пантеона, в Тартаре он был лишь мелкой пешкой посреди огромного царства Аида. Так повелось, что подземный мир был построен по другим принципам, нежели миры Зевса и Посейдона. Хозяин там был только один и у его слова противовеса не было. Как сказал владыка Аид, так и будет. Вы можете прийти к нему хоть всем Олимпом, но он так же легко даст вам пинок под задницу, отправив вон из своих владений, да ещё и подгоняя Цербером. Но, всегда есть обходные пути... И Арес в этом деле эксперт. Тайные способы попасть в Мир мёртвых ему уже приходилось применять на деле. Достаточно вспомнить, как он воскресил великих воинов древности и устроил кровавое побоище в Спарте. Тогда, правда, всё было куда проще, ведь врата не были запечатаны Аидом. На этот раз придётся труднее. Но когда это сложности пугали бога войны? Они лишь предают остроты ощущениям и интереса игре.

Отредактировано Seth (2017-07-23 22:56:20)

+1


Вы здесь » Древний мир героев и богов » Альтернативная реальность » Welcome to the anteroom of death...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC