Он позволил крохотным капелькам проникнуть в его черную душу и посеять рассаду тепла и добра, превращая его извращенный разум в светлый и отчищенный от зла и ненависти. На это способна любовь? Или бог просто повстречал девушку, которая не испугалась его, девушку, которая поцеловала его, манила его и заставляла дрожать от собственного холода в страхе потерять свою маску, которую он годами старательно лепил подобно величайшему мастеру. И теперь, когда результат на лицо, в какие-то легкие мгновения эта маска даёт трещину обнажая человека, желающего любви. Или монстра, коим он родился.
© Loki


сюжет | список персонажей | внешности | поиск по фандому | акции | гостевая |

правила | F.A.Q |

Эта история далеких веков, забытых цивилизаций и древних народов. Мир, полный приключений и опасностей. Жестокие войны и восстания, великие правители и завоеватели, легенды и мифы, любовь и ненависть, дружба и предательство... Здесь обыкновенный смертный, со всеми своими слабостями и недостатками, способен на захватывающий дух героизм, на благородство и самопожертвование, которые неведомы ни богам, ни другим живым существам. Это история беспримерного мужества, почти самоубийственной отваги, это история, где нет пределов достижимого...

Древний мир героев и богов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Древний мир героев и богов » Взгляд в прошлое » Уроки старого Феникса.


Уроки старого Феникса.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Действующие лица: Basta, Riano
Время и погода: Около двадцати лет назад, Конец лета.
Место действия: Забытый всеми богами горный уголок Европы
События:

В отдалённых и особенно труднодоступных местах, таких как небольшое горное поселение, все добровольно забредшие путники кажутся чем-то необычным и интересным. Но этот скиталец был поистине необычен. У него почти не было с собой вещей, только тощая сума и высохший узловатый посох. Бывшая когда-то охристой, но побуревшая от палящего солнца и долгой дороги мантия свисала и обволакивала тело множеством объёмных складок. Мужчина передвигался уверенно и статно, но голова его была седа, как у самого древнего старика. Конечно, этот человек стал предметом долгих и красочных разговоров и сплетен. Все слухи человек не опровергал и не подтверждал, тонко и витиевато уходя от ответов, простым людям надоело выводить его на чистую воду, и они отступили.
Но то были обычные рабочие люди. У двух  друзей, молодых и горячих, настойчивость била через край. Они с завидным постоянством расспрашивали старика, интересовались, требовали ответа и даже следили за ним, уходившем гулять далеко в горы.
Их терпение увенчалось успехом. Однажды мужчина показал им фокус - поднял с земли горсть сухих листьев, растёр её между ладонями, а когда ладони раскрылись вверх взмыла огненная бабочка, мерно хлопая пламенными крыльями.
День за днём, фокус за фокусом, ребята и сами не заметили, как помогли старику построить дом у подножия потухшего вулкана. Каково же было их удивление и счастье, когда старик сказал- "Приходите через неделю, я научу вас кое-чему". И что-то подсказывало друзьям, что не корзины плести зовёт их престарелый колдун.

+3

2

Ранним знойным утром двое путников легко одетых выходят на пыльную дорогу, омываемую последними в этом засушливом году волнами жары. Идут они достаточно размеренно, с хорошим темпом, но не торопясь. Идут рядом друг с другом, но будто бы сохраняя дистанцию, степенно сохраняя ведомую только им границу между ними.

Один из путников — достаточно крепкий, коротко-стриженный блондин с немного грубым лицом для своего, вроде бы, юного возраста. Идет чуть вразвалочку, с нарочитой беззаботностью и уверенностью, хотя будь вы наблюдателем этой сцены, вам бы показалось, что даже идя к вам затылком, он все равно наблюдает за вами.
Второй — более стройный и менее массивный юноша с длинными кудрявыми волосами цвета пшеницы. В его движениях чувствуется несдержанность, торопливость, он постоянно останавливает себя, чтобы не сбиться с шага, не забежать вперед. Он с любопытством смотрит по сторонам, Производит впечатление веселого молодого человека.

Ру удивляется, что старый человек не назвал даже своего имени, что уж говорить о других подробностях.

— Сейчас это не так важно, мы идем к нему учиться. И руку даю тебе на отсечение, он нас обучит огненному колдовству — отвечаю я — Остальное разузнаем потом. Это наш шанс, Ру. Близятся перемены, и точно тебе говорю, они тебе не понравятся. Зреет что-то очень плохое, и лишняя практика в таких смертельных искусствах нам как раз не помешает…  — Спешно замолкаю, понимая, что наговорил лишнего.

Мы еще долго спорим, Ру удивляется откуда я могу это знать будущее, говорит что иногда боится меня, когда я говорю таким тоном. Я отвечаю ему, выравнивая тон разговора, что все прекрасно знают все эти слухи о войне, мятеже богов, о том, что Север в огне. Что в храмах боги перестали отвечать мольбам жрецов. А черед знамений перестал прекращаться. Ру будто переключается, немного улыбается своим мыслям, между делом пиная по дороге камешек.

— Ты слишком беззаботный для своего возраста, ты об этом еще пожалеешь, я говорил тебе. Мы дети очень плохого времени, у нас будет всё иначе, чем у наших родителей и предков, попомни мои слова, братишка — говорю я ему, ненароком мрачнея, выдавая свои давние мысли

Но Риано непробиваем для серьезных вещей, кудрявый весельчак скачет и прыгает вокруг меня, показывая язык и дразнясь тем, что моя мрачность не перестает его радовать. Он спрашивает, улыбаюсь ли я когда-нибудь. Улыбаюсь. Радуюсь, что проснулся. Ибо мне снятся ужасные сны, где он погибает.

Отредактировано Basta (2017-04-27 00:47:33)

+3

3

[AVA]http://www.imageup.ru/img174/2574192/3333333333333.jpg[/AVA]
На краю лета облака вились высоко, подобно навьюченным караванам. По предгорьям гулял порывистый тёплый ветер, шевеля волосы путников.
Риано был рад. Ещё бы, сегодня, как и ближайшую неделю, ему не нужно было пасти вздорных мохнатых коз, и собирать с валунов озорных козлят, не весть как забиравшихся на крутые выступы.
Слова Басты тревожили его. Всегда. Плохое время, плохие нравы, беспокойные слухи. Если послушать его, то мир катится в тартарары и обязательно падёт, разрушится, всем нам гореть в огне и гневе божеском. Но здесь всё было так же как и всегда - свежий ветер, каменоломни, весенние сели и горные обвалы, редкие набеги разбойников - вот и все беды. Если представить на миг, что всё, о чём говорит Баста- правда, становится тошно и страшно. И Ру в который раз волновался, то ли о том, что слухи могут быть правдивы, то ли о душевном состоянии друга. И в который раз он взашей выкидывал беспокойство, заменяя его улыбкой и дурацкими рожицами.
- Так говоришь, будто я беззубый старик, которому впору только ворчать. Вот ты на такого гораздо больше похож. - Ру показал язык, моментально отпрыгивая в сторону. С Бастой всегда следует держать дистанцию, чтоб не напороться на аргументированный кулак.
- Практика в смертельном искусстве? Ты сам-то себя слышишь? Это же сказка! Огонь! Пламенные птицы, взмывающие в небо! Когда я выучу первый фокус, обязательно покажу его Амире! Смертельное искусство? - его взгляд должен был быть похожим на укор.
В самом деле фокусы с огнём пришлись бы по душе шестилетней кудрявой племяннице, которую Ру навещал слишком редко. Но всё могло бы быть иначе, если бы огненное искусство подчинилось мальчишке. Внезапно в голове родилась такая мысль, в которую страшно было поверить.
-И всё же он не сказал нам своего имени. - Понизив голос, сказал Ру над ухом товарища, и прошёл вперёд.
На пригорке, прижавшись боком к отвесной скале, ютилась крохотная хижина. Но только непосвящённые видели её таковой. На самом же деле сложенное из камней строение прилегало ко входу в округлую пещеру, что существенно влияло на размеры жилища.
Старик сидел на траве у входа в непостижимой позе, как каменная статуэтка. Если бы не ветер, трепавший одежду, то отличий от статуи не было бы совсем.
Ру прокашлялся: -Мы пришли!
Человек медленно приоткрыл глаза. Может он просто по старчески дремал на солнышке?
-Хорошо. Возьмите те корзины. На дне лежат листья, соберите доверху таких же.
Товарищи замялись. Риано пошёл было в сторону корзин, но получил от Басты увесистый толчок в плечо. Пришлось остановиться.
-Но мы пришли учиться... Ты сказал, что научишь нас.. - голос не звучал уверенно.
-Чему?- округлил глаза старик.
- Огненному искусству.
- Хм. Принеси мне уголёк из очага голыми руками. Нет? Тогда идите собирайте листья.
Риано не мог ничего противопоставить такому указанию. Известно, что голыми руками нельзя носить угли, обожжёшься. Он взял ближайшую корзину. Но Баста не был слишком послушным, он бросил яростный взгляд, чертыхнулся и скрылся в дверном проёме.

Отредактировано Riano (2016-10-20 18:56:58)

+1

4

Через мгновение послышался грохот падающей мебели и явно чего-то глиняного, а еще через одно — уверенным, гневно-взбешенным шагом старший из двух путников вылетел из хижины, держа перед собой сжатый кулак. Всё бы ничего, но при внимательном взгляде стало ясно, что глаза его кажутся стеклянными, губа закушена до крови, вены на шее вздуты, а из кулака идет едва заметный дым, и к тому же пахнет паленой свиной щетиной и горелым мясом.

Ру отпрянул в ужасе, немного запоздало поняв, что сделал его компаньон. Старик же, к этому времени куривший непонятно откуда взявшуюся тонкую трубку, с хитрецой и вызовом смотрел в глаза Басте и будто ждал дальнейших действий.

- Держи. Старик - едва сдерживая сбивающийся от боли голос сказал ему Баста. Подняв руку перед собой, он вкладывал все оставшиеся силы в агрессивный и вызывающий взгляд на отшельника

Мне он не нужен. Просто положи наземь его, этого будет достаточно - грубо, но как-то по отечески сказал старик. Казалось, что в фразе и глазах старика явно было что-то не так, то ли он лукавил, то ли намеренно тянул время в желании понаблюдать за мучениями непокорного юноши

- Я. Не могу. - едва процедил Баста, будто не своим голосом, и слеза скатилась с его щеки

Конечно не можешь - ответил старик, попыхивая трубкой. - Ведь ты уже горишь.

Это случилось за долю секунды  — рука Басты пылала желтым пламенем, кожа лопалась и бугрилась волдырями, огонь очень стремительно перекидывался на плечи и голову, превращая Басту в живой факел. В эту секунду Ру бросился к другу и схватил горящую руку Басты, с трудом, но смог открыть его ладонь, хотя ладонью это уже было назвать сложно. Затем взял уголь и швырнул оземь, затушив его ногой. Всё это время он поддерживал Басту за руку и плечо, что-то говоря ему. И чудесным образом пламя начало пропадать с тела его компаньона. Сам же Баста стал резко оседать на землю, потеряв окончально сознание. Риано уложил дымящееся тело на землю и только тогда оглянулся на старика. Тот сидел в той же позе и дымил трубкой, но взгляд его был серьезен, внимателен и несказанно мудр, даже для его лет. После этой беззвучной дуэли взглядами, стало заметно, что старик глазами указывает на его руки — Риано растеряно опустил глаза и лицо его побелело, как от ужаса. Его руки пылали белым пламенем. Ярким и мощным. Но в отличие от произошедшего минуту назад с Бастой, кожа его не покрывалась волдырями и не лезла лохмотьями. Не было вообще заметно, что его кожа пострадала хоть каким-то образом. И тогда Риано яростно закричал от догнавшей его боли, запрокинул голову вверх, и рухнул на землю без чувств рядом со своим другом.

Старик же, пару минув покурив трубку и глядя на дымящиеся тела своих незадачливых новых учеников, встал и пошел в дом. Вернулся со склянками и горшочками терпко пахнущих мазей и настоек и принялся перевязывать лежащих. Однако он стал хмур и лоб прорезала складка от сдвинутых плотно бровей. Раз за разом он прокручивал в памяти второго паренька, который “спас” своего друга и загорелся сам. Конечно не это привлекло внимание старого чародея, а белые пылающие глаза юноши и крылья, сотканные из пламени, появившиеся на пару секунд за его спиной.

Отредактировано Basta (2017-05-03 22:05:27)

+3

5

Нет, все конечно знали, а тем более Ру, что Баста конченый бунтарь. Посторонним людям следовало бы не злить молодого ярого юношу, без сильных последствий это получалось (и то не всегда) только у его незадачливого курчавого друга. Конечно, Баста вспылил. Из только им ведомой злости, он донёс горящий уголь, только совсем не казалось, что он вышел из противоборства победителем.
Риано побелел от ужаса, оттого, как резко он возненавидел хитрого и такого спокойного с вида старика. Молодой человек вдруг увидел вздымающееся от руки Басты пламя, вот уже казалось, что вся фигура парня покрылась огнём. Ноги сами понесли навстречу. Не может человек так гореть от какой-то головёшки в руке. Тело друга, всё ещё стоявшего на ногах, выглядело бездыханным. Он не проронил не звука! А только стал безжизненно опускаться на землю. Уголь давно был растоптан, пламя угасло само собой. Нехотя выпуская руку Басты, Ру вскипал от негодования. Старый  отшельник точно колдун, злой и беспощадный. Светловолосого юношу редко что-то злило, но сейчас…
Ещё немного и он дотянулся бы до охровой мантии старикана, но руки, его собственные руки полыхали белым пламенем. В истерике Ру даже не закричал, завизжал! Было больно, хотя кожа оставалась в целости. Было больно на сердце, как от самого мерзкого обмана.
Больше сын каменщика ничего не помнил.
Очнувшись, он обнаружил себя и своего друга рядом, накрытых кисеёй белого тонкого полотна. Оба были спрятаны от палящего солнца под навесом. Руки сложены на груди, как у готовых к погребению. Снова ужас охватил мальчишку, он сорвал простыню, жадно осматривая свои руки, будто бы видел их первый раз в жизни. Всё на месте, выглядит достойно, видимых повреждений нет, даже длинные золотистые волосы не пострадали. Риано бросился к другу, стал расталкивать его.
Басте досталось больше. Левая рука от пальцев до локтя была мастерски забинтована, из под повязок несло дикой зловонной дрянью. Рукав рубахи будто оборван, на плече и вороте её тёмные пятна. Брови походили на изжёванные лохмотья, коротко стриженные волосы лишились клока у виска. С сухих растресканных губ сорвался тихий стон.
- Бастыч, - умоляюще воззвал Ру. -Ты жив! Давай, вставай. Ну давай, ты как?,- всё ещё продолжал расталкивать он друга.
И друг ответил, он закряхтел и заворочался, как медведь после спячки, злостно сужая сонные глаза. Кулаки его сжались, даже тот свёрток с мазью превратился в кулак, но Ру перехватил его руки.
-Давай уйдём отсюда, пока не поздно, - горячо зашептал он. – Старик колдун! Чего ещё ждать от него, давай уйдём, пока целы ноги.
Почти за шиворот Риано утолкал  неповоротливого товарища за ближайший валун, по пути угодив ногой в корзину с листьями. Видимо Басте всё ещё было больно, он хрипел и рычал при каждом движении. Он сопротивлялся, не хотел уходить. Но в этот раз тощий напарник взял верх, и отпустил бунтаря, только когда хижина отшельника скрылась из виду.
-Послушай! – начал было оправдываться Ру, но взгляд его соскользнул в сторону, - сколько же тут этих листьев.
Вокруг богатыми кустиками с мелкими фиолетовыми цветами росли целые кущи травы, за которой посылал старик.

+1


Вы здесь » Древний мир героев и богов » Взгляд в прошлое » Уроки старого Феникса.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC