-Прости меня! - воскликнул он, а наемница от неожиданности подскочила на месте, - Ты наверное голодна? Аполлон поднялся на ноги и щелкнул пальцами. Сейчас же перед ними появился маленький стол, ломившийся от разных блюд, - Забудь о волках, их мы есть не станем. Не думаю, что такие злые животные будут съедобными. Сам Аполлон уселся на одно из двух золотых кресел и, как ни в чем не бывало, взял со стола кисть винограда, подавая пример девушке. [читать дальше]
Эта история далеких веков, забытых цивилизаций и древних народов. Мир, полный приключений и опасностей. Жестокие войны и восстания, великие правители и завоеватели, легенды и мифы, любовь и ненависть, дружба и предательство... Здесь обыкновенный смертный, со всеми своими слабостями и недостатками, способен на захватывающий дух героизм, на благородство и самопожертвование, которые неведомы ни богам, ни другим живым существам. Это история беспримерного мужества, почти самоубийственной отваги, это история, где нет пределов достижимого...
annukxenarumina

Древний мир героев и богов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



We’ll change the world

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

[NIC]Joe Hayers[/NIC]
[STA]проекция мечты[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bnEF.jpg[/AVA]
[SGN]проекция мечты[/SGN]
http://funkyimg.com/i/2bnN9.gif http://funkyimg.com/i/2bnNv.jpg
Действующие лица: Kate Osborn (Annuk), Joe Hayers (Loki)
Место действия: Египет, Каир.
События:

Компания под руководством Джо создала программу способную перевернуть этот мир верх дном. Всё началось, когда программу похитили, дабы Хэйерс не продал её заказчику.

*

http://funkyimg.com/i/2fZpC.gif http://funkyimg.com/i/2fZpD.gifhttp://funkyimg.com/i/2fZsx.gif http://funkyimg.com/i/2fZsw.gifhttp://funkyimg.com/i/2fZtb.gif http://funkyimg.com/i/2fZtc.gif

Отредактировано Loki (2016-05-09 18:21:38)

+2

2

[NIC]Kate Osborne[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/2jZDw.png[/AVA][SGN]- Беги или гори, - прошептала я и облизнула губы.
Кто сказал, что "гори" значит именно "сдохни"? (C)

http://funkyimg.com/i/2fZZk.gif[/SGN]

Внешний вид: без пакетика

- Уважаемые пассажиры, наш самолёт совершил посадку в городе Каир. Температура за бортом 32 градуса Цельсия, время 14 часов дня. Командир корабля и экипаж прощаются с вами. Благодарим, что выбрали наши авиалинии, - голос ещё что-то вещал, призывая не вставать с места, но Кейт уже не слушала. Утомительный перелёт подошел к концу и единственное о чём она могла думать это - гостиничный номер, чистые простыни и холодный душ.
Каирская жара проникала даже через стены самолета. Слишком плотная одежда, для Египта в это время года, моментально облепила тело. Она кивнула на прощанье, сидевшей рядом женщине, и как только громкоговоритель смолк, поднялась с места. В здании аэропорта она миновала короткую очередь и подошла к стойке таможенного контроля. 
- Добро пожаловать в Каир, мисс Остин, - Кейт улыбнулась и, наконец, уговаривая себя не бежать, вышла на улицу. На автобусной остановке девушка тщательно спрятала фальшивый паспорт на дно рюкзака и набросала поверх корочки свертки с одеждой. Только после этого она почувствовала себя достаточно спокойной, чтобы поймать машину и укрыться в салоне.
Кондиционер работал на полную мощность. Таксист привычно оскалился в зеркало заднего вида, стараясь поймать её взгляд, но Кейт, притворившись измученной перелётом туристкой, закрыла глаза и откинулась на сиденье. Она действительно была изнурена, как морально, так и физически. Последние несколько недель, ставшие апогеем годичного плана, промелькнули, как в бреду. Это было третье путешествие в Египет за месяц, и как хотелось верить последнее.
Чёрно-желтое такси свернуло на двухполосную дорогу и резво мчалось в сторону отеля Мариот. В колонках поп-певец страдал об очередной хабиби.
Осень в Каире не похожа и на что. Море отсюда далеко и кажется, что в этом мире асфальта, пыли и деловито снующих арабов жидкостей не существует совсем. К полудню город накаляется до состояния выкипающего чайника. Над кривыми улицами стоит плотная масса тумана, но не влажного, как в Лондоне или даже Москве. Здешний туман иного сорта. Он нападает из-за угла, опускается на плечи и вдавливает в землю. Туман пахнет гарью и шит тем же материалом, что и старое пуховое одеяло.
Кейт приоткрыла глаза, наблюдая за улицами сквозь заляпанное стекло и отыскала взглядом реку. Нил виден в любой части города, и где бы вы не оказались, по правую руку будет тянуться полоска серой воды, бликующая на солнце. Река похожа на спину гигантского животного, которое неподвижно застыло в кратере и только ждёт момента чтобы очнуться. По ночам этот зверь становится гагатовым и жадно выпивает свет, так же, как в старину, вероятно, поглощал сияние звёзд. Иностранцу глядящему на реку-праматерь становится непонятно, отчего древние так носились с этой лужей.
Машина затормозила возле здания отеля, Кейт передала водителю деньги и выпрыгнула на дорогу раньше, чем он успел выторговать сверхурочные. Не оглядываясь она вбежала по лестнице. В лицо дыхнуло прохладой.
Большой зал отеля Мариот отличался красотой, которую в Америке 20-х годов несомненно признали бы ослепительной. Лепнина на потолках, золоченная люстра, чей свет вспарывал комнату лучом прожектора, диваны и креслица, сплошь сочетание ярко-красного и навязчивого бордо. Возле мест для посетителей расположились столики с ножками, вырезанными в виде львиных голов, что был уже слишком, но казалось ничуть не остужало пыла неизвестного архитектора. Тут и там виднелись пятна ковров с арабскими узорами и профилем сфинкса. За спиной администратора красовалась репродукция Уорхолла, те самые знаменитые и очень неясные большинству жителей планеты баночки томатного супа.
Скучающий портье встал смирно при виде посетителя и оглядел девушку с ног до головы. Ни единой мелочи не укрылось от его цепкого взгляда. Неряшливый костюм, дешевый рюкзак через плечо, запылённые мокасины. Он едва заметно покривился и окончив осмотр встретился взглядом с Кейт. По всему было видно, что в этот самый момент он искал способ вежливо сообщить голодранке о том, что это место не её полета.
- Добрый день, мисс! – выговорил человек, как только девушка поравнялась со стойкой. Его английский был даже слишком хорош. На вид, служащему отеля не могло быть больше сорока лет. На почерневшем от солнца лице выступила дежурная улыбка. Кейт осклабилась в ответ и припала к отполированной до блеска стойке.
- Мне нужен номер, - уже очень долго она не заказывала жилье заранее и предпочитала решать такого рода проблемы на месте. Обычно, люди не придают значения тому, насколько легко скрыться от преследователей, если просто не оставлять номеров телефона и не сообщать всему информационному пространству деталей своего маршрута. Для того, чтобы исчезнуть с радаров достаточно минимального набора средств и не стоит верить каждому, кто твердит обратное. В искусстве маскировки, самое главное не допускать глупых ошибок. Эту науку Озборн усвоила даже слишком хорошо.
Лицо служащего отеля исказила мимолётная судорога, как будто он собирался чихнуть, но в последний момент забыл, как это делается.
- Наличные вперед за три дня. Вас устроит? - Кейт продолжала улыбаться. Она выложила на стол паспорт и долго рылась в рюкзаке, швыряя в портье извинительными гримасами. Мять деньги не глядя оказалось не простой задачей. Пять кружочков с сотенными купюрами легли поверх документа.
- Извините меня. Ужасно неудобная сумка, - служка нарочито медленно заполнил бланки и протянул бумажки для подписи. Только после этого, с осторожностью взял деньги.
- Добро пожаловать в отель Мариот, мисс! Ваш номер на седьмом этаже.
Кейт кивнула в знак благодарности. «Мудак».
На пути к номеру она встретила единственного человека. Основательного вида мужчина с выражением строгости на квадратном лице составил ей кампанию в лифте и пропал из поля зрения, как только сомкнулись автоматические двери.
Кейт провела по замку магнитной картой и дождалась, пока механизм сработает. Спустя секунду замок щелкнул. Она вошла в комнату и проделала те же действия наоборот, запечатывая убежище.
Девушка окинула взглядом просторное помещение. Окна спальни выходили на север и при желании, а самое главное в отсутствие тумана, отсюда можно было увидеть шпиль каирской телебашни. Всё в номере казалось смутно знакомым, как будто где-то и когда-то она уже видела ту же картину и только призрак города, льнувший к стеклу, опровергал это впечатление. Не делая попыток продолжить исследования, Кейт медленно разделась. Вещи сыпались на пол коридора и она тут же отпихивала их ногой. Розовый шарф оказался самым юрким и доскользил до зеркального шкафа в углу комнаты. Шёлковый отрез расплылся яркой лужицей, напоминая не то облако лепестков тамариска, не то кровавый отпечаток странного оттенка. Лучше бы тамариск. Когда-то она читала, будто древние египтяне верили, в то, что цветы этого дерева даруют удачу. А в нынешней ситуации ей пригодится любая помощь.
Интересно, какой старый бог покровительствует аферистам?

Я не забыла, просто я тупнячок )

+2

3

внешний вид

http://www.starslife.ru/images/content_images/_3b4c36f5.jpg

- Ты куда так рано? – девушка протянула руку, коснулась плеча Джо, пытаясь его остановить. Мужчина отмахнулся. Работа ждать не будет. Ночью одно, а днём другое.
Сегодня был очень важный день для него и всей его карьеры руководителя компании компьютерных технологий, которую ему в наследство передал отец. Все делали ставки и гадали через сколько предприимчивый и нестабильный сынок компьютерного магната уничтожит статус и активы компании и как долго он продержится на посту директора и владельца. Никем не забыто, как несколько лет назад Джо залил парочку этажей передовых разработок, уничтожив капитальную партию товара и доход самой компании просто потому, что не поделил что-то со старшим Хэйерсом. В другой компании, что приняла его на работу (энтузиазм и изобретательность вместе с пробивным характером позволяли Джо выпутаться из любой ситуации, а его красноречивость располагала к себе людей) он сжег партию новейших компьютеров, потому что разработчики внесли в них свою лепту без ведома главного идейного вдохновителя. Скептические взгляды на него бросали старики и остальные старожилы компании, как и совет директоров. Другой персонал – менеджеры, разработчики, программисты, секретари и т.д. боялись его, как огня. Ни в одной компании владелец не приходил на работу чуть ли не каждый день, контролируя каждый шаг подчиненных. Понять такое поведения Хэйерса можно было. Компания теперь полностью в его руках и плевать он хотел на совет директоров. Для галочки только отчитывается перед ними.
Они были против разработки программы, над которой команда самых лучших специалистов, нанятых Хэйерсом работала несколько месяцев. Но в результате наклевывалась отличная многомиллиардная сделка и страны всего мира ставали в очередь, лишь бы первыми заполучить и испробовать прототип программы в действии. А ТекИнкорп в результате должна была получить многомиллиардный договор. Сегодня именно тот день.
На дворе все еще гуляли сумерки, вокруг загородного дома Джозефа не было фонарей, только раскрывались просторы леса, что открывали взору человека великолепие природы. Высокие деревья, шум игривого ветра и по-настоящему бесценные звуки ночного леса. Нарушил природную идиллию хозяин дома, когда выехал на машине по направлению к городу.  Он мчался на огромной скорости в меру требования выброса адреналина. В нём не было стоп крана, он относился к числу обезбашеных, несмотря на то, что к категории молодежи его отнести сложно. Взрослый состоятельный мужчина, под два метра ростом, спортивен, настоящий бизнесмен, а живет воедино с адреналином. Хэйерс понимает, что есть огромная вероятность попасть в аварию, покалечить себя, или к каким последствиям могут привести его такие действия. Он прекрасно это всё понимал и это его не останавливало. По дороге Джо заехал к сотруднице. Она была одной из разработчиков, которая в последствии выступила против существования этой программы. Точнее против того, чтобы программу продавали.
Хэйерс ступил на порог небольшого домика, который не отличался аккуратностью. Двор не прибран, газон давненько не стригли, вокруг разбросаны пластиковые стаканы, бутылки из-под алкоголя, надувной бассейн наполнен грязной водой. Мужчина постучал несколько раз, ему никто не ответил.
- Мартина, - Джо продолжил стучать. – Мартина, сейчас восемь утра. Я знаю, ты дома.
В доме послышался какой-то шорох, а затем дверь отворилась. Девушка выглядела совсем плохо, видимо, у неё действительно вчера была бурная вечеринка.
- Проваливай, Джо! – вместо приветствия сказала она. Мартина попробовала закрыть дверь, но Джо не позволил, нагло вошел. Девушка нервно выдохнула и сложила руки. – «Проваливай, Джо» для тебя звучит, как приглашение?
- Выглядишь плохо.
Девушка хмыкнула.
- Чего приперся?
- Программа. Скоро мы её продаём, и я хотел, чтобы ты была среди нас. Сегодня мы станем, как никогда богаты.
- Ты козел, Хэйерс! Какой же ты урод! И тебе хватило духу еще прийти сюда! Ты знаешь, что я против продажи. Черт возьми! – она нервно приложила ладонь ко лбу. Заявление Хэйерса моментально отрезвило девушку. – Когда мы начинали разрабатывать эту программу – это было просто баловством. Игрой на спор, помнишь? Так это всё начиналось и должно было закончится уничтожением, а не продажей. А что если эта программа попадёт не в те руки?
- Если не мы – это сделает кто-то другой. Сама знаешь.
- Господи, тебя только деньги и слава волнуют. Авось переплюну папочку? Ты гнилой человек, Джо. Единственное, что ты любишь больше себя – это деньги и шлюх. Убирайся. Я не собираюсь принимать участия в этом. И когда придет время отвечать за последствия - моего имени в списке не будет!
- Значит, ты не придешь. Жаль, - пожал плечами младший Хэйерс. Он развернулся к выходу и только у него сказал. – Раньше тебя тоже интересовали только деньги и секс. Ты размякла, когда снюхалась с ним.
Мартина что-то бросила вдогонку бизнесмену, но он вовремя закрыл дверь. «Нам больше будет».
На работу Хэйерс приехал к десяти часам. Передал ключи парковщику и отправился внутрь. Он был настолько ослеплён большим кушем, который сеоро срубит, что не заметил напряжение, витавшее в офисе на этаже, где работала его команда. Остальных он держал подальше от себя, что бы не раздражали. Джо всех поприветствовал и скрылся в своем кабинете. В это время в офисе разыгрались самые настоящие баталии, кто пойдёт докладывать начальнику неприятную новость. Все знали горячий и взрывной характер Хэйерса. Он иногда просто не поддавался контролю, вытворял все, что хотел. Однажды он битой разломал рабочее место одного из сотрудников, допустивших ошибку. Неоднократно трощил мебель у себя в кабинете, но самое страшное, в пылу гнева он мог избить человека. Потом приходили повестки в суд и каждый раз дело оборачивалось в пользу Хэйерса, так как он предлагал отличную сумму за компенсацию телесных повреждений и морального ущерба.
- Стэн, ты с ним еще с самого начала. Иди скажи, тебя он не тронет.
Стэн неохотно вошел в кабинет Джо. Тот был в отличном настроении. Пригласил Стэна сесть, налил себе и ему виски, пока его помощник не сообщил, что программу украли.
Владелец ТекИнкорп уставился на своего друга, гнев и злость закипала в нем. Джо понял, что ему нужно срочно продать программу, прежде, чем это сделают конкуренты, которые очевидно и украли её.
- Принеси мне копию, нужно связаться с заказчиком срочно. Пусть Лара звонит в офис…
- Джо, Джо, опусти трубку, - попросил Стэн, ибо Хэйерс уже набирал номер секретарши, чтобы дать ей указания. Джо положил трубку подозрительно всматриваясь в лицо друга. – У нас программы нет.
Красный цвет засиял ярким сигналом бешенству, что проснулось в директоре. Он буквально ногой выбил дверь, Стэн оставался сидеть в кресле. Понимал, что сейчас это самое безопасное место.
- Вы! Лучшие умы Америки. Вы были никем, на вас было плевать всем компаниям, вас не хотели брать на работу без чертового опыта, или каких-либо заслуг. Всем было насрать на ваше мышление, на ваши способности. Я! Я вытащил вас из дерьма. Ты, - указал Джо пальцем на молодого парня. – Играл в сетевушки, зарывая свой талант, пока я тебя не взял к себе работать. Ты бы дальше раздавал чертовы листовки на сраных улицах! Я про каждого, кто сидит здесь могу сказать. Вы чертовы гении, и никто не додумался сделать копию! Сборище идиотов. Вот кто вы!!!
Хэйерс схватил телефон и швырнул его прямиком в парня с планшетом, который только сейчас вошел. Тот был настолько противоположным своему начальнику и меланхоличным, что просто увернулся от летящего в него предмета, пожал плечами и подошел к Джо, когда у других тряслись коленки.
- Не парся, Джо. Я установил в программу небольшой червь. Он не вредоносный, как раз для таких случаев. Мы сможем отследить местоположение устройства с программой. Вот еще пару секунд и вуаля. Готово! – Стиви развернул экран планшета к Хэйерсу и там мелькала огромная красная точка. Стиви нажал на неё, карта видоизменилась и показала точное местонахождение программы. 
- Ты молодец, Стиви.
Отправить туда наёмников?
- Какие наёмники, мы не в компьютерной игре живем, - Стиви пожал плечами и сел за свой рабочий стол. Остальные все еще стояли. – Лара, билет на самолет в Каир и номер в Мариоте. Срочно!
Из кабинета вышел Стэн.
- Что ты задумал, Джо?
- Верну нашу программу, - Хэйерс вернулся в кабинет, набросил пиджак. Он вылетает немедленно. Затем пошел прочь. Он не стал никого бить, что-то жечь или разбивать. Хэйерс просто сказал. – Вы уволены! Все, кроме Стиви. Стиви – ты молодец!
Через несколько часов Джо уже летел прямиком в Каир.

[NIC]Joe Hayers[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mtyK.jpg[/AVA]
[STA]проекция мечты[/STA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2mtyT.gif  http://funkyimg.com/i/2mtyU.gif[/SGN]

+1

4

[NIC]Kate Osborne[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/2jZDw.png[/AVA][SGN]- Беги или гори, - прошептала я и облизнула губы.
Кто сказал, что "гори" значит именно "сдохни"? (C)

http://funkyimg.com/i/2fZZk.gif[/SGN]

Когда Кейт спустилась в лобби часы над стойкой портье показывали начало седьмого вечера. В холле было прохладно и безлюдно. Сквозь неподвижные стеклянные двери в зал пробивался рассеянный желтый свет и чертил на стенах узловатые тени. Из стилизованного репродуктора звучала классическая музыка.
Несмотря на то, что каждая подушка лежала на своём месте, а полы сияли чистотой, при вечернем свете Мариот показался Кейт заброшенным и неприветливым, даже сильнее, чем на первый взгляд. Отель напоминал аристократа, вынужденного принимать под своей крышей нерадивых родственников и в тайне мечтающего добавить по унции мышьяка в чай. Что угодно только бы его наконец оставили в покое.
Последние два года политическая ситуация в Египте была раскалённой. Не взирая на внешнее спокойствие, которое транслировали в СМИ власти, надеясь таким образом вновь привлечь туристов, поток стремительно уменьшался. Бум интереса к египтологии, захвативший мир в начале двадцать первого века, остался в прошлом. Все чаще иностранцы выбирали для отдыха спокойные европейские города, побаиваясь настроений, бродивших в мусульманских кругах. И если курорты у моря продолжали пользоваться спросом у немцев и бесстрашных русских, фешенебельные мастодонты, вроде Мариота в центральных регионах страны, увядали. На смену им приходили дешёвые хостелы, где за десять долларов можно было рассчитывать на постель и близость к главным достопримечательностям.
Услышав звук шагов, швейцар прервал свои занятия (судя по тому, что успела разобрать Кейт, он смотрел телевизор). На секунду на лице мужчины отразилось удивление, но оно быстро приняло прежнее холодное выражение. Девушка кивнула портье и пересекла зал. Прежде чем выйти на улицу, она услышала пронзительный писк телефонного аппарата, но секундой позже звуки отеля растворились в душном египетском вечере.
Над раскалённым асфальтом висела тягучая, словно сахарная вата, дымка. Кейт перешла на противоположную сторону дороги и сверившись с указателем, направилась к каирскому музею.
Огромное, похожее на ипподром здание, странного розового оттенка даже в это время осаждали туристы. Большая часть людей с задумчивым видом расшаркивалась возле статуй, автоматически щелкали затворы и округа наполнялась едким белым светом.
От такого количества народа Кейт растерялась. Она догадывалась, что музей был местом посещаемым, но никак не ожидала, что это обстоятельство не ограничивалось временем и носило настолько масштабный характер. Взглянув на часы и убедившись, что времени вдоволь Озборн опустилась на лавку и стала рассматривать окружение.
По правую руку возвышалась гранитная статуя фараона Аменхотепа. Она представляла собой точную, но значительно уменьшенную копию той, что находилась в музее. С другой стороны расположилась фигура Тии. Почему неизвестный архитектор предпочёл разделить фараона с супругой было непонятно. Чёрные похожие на ночное небо глаза жены фараона смотрели вдаль. Нимб солнца, на четверть сгоревший в золотых облаках, отсвечивал в каменных зрачках.
Кейт любила Египет. Несмотря на жару, вечную пыль и язык, который так и остался  загадкой, её неизменно тянуло в Каир. Как будто существовал некий внутренний магнит, и она возвращалась опять и опять, привлеченная слышимым ей одной зовом. Мимо пронеслась стайка детворы. Заливисто хохоча и тыча измазанными мороженным пальцами, они громко переговаривались на итальянском.
Человек возник неожиданно. Быстро сбежал по ступенькам и осмотревшись, направился прямиком к Аменхотепу. Копия была установлена почти одновременно с датой открытия музея, только после неё появились мраморная Бастет, плита с изображением Тутанхамона и обелиск с бюстом Нефертити. Поравнявшись с пьедесталом, мужчина поморщился, словно его внезапно настиг болевой спазм, как делал всегда, проходя мимо упущенной музеем реликвии. Владычица Амарны ответила подчёркнутым безразличием. Она тоже поступала так всегда.
Кейт сидела в тени статуй и рассматривала сад. От учёной туристки, которые пачками ежедневно прибывали в эти края её не отличало абсолютно ничего. Складывалось обманчивое (как он хорошо знал) впечатление, что она прибыла на экскурсию и теперь в тишине то ли ждёт своей очереди, то ли наслаждается минутой тишины. Для полного соответствия образу не доставало лишь изящных очков или дело портили кудрявые волосы, растрёпанные на ленивом ветру? Ему хотелось, как можно скорее уладить дело, ректор музея успокаивал себя тем, что имел к сложившейся ситуации весьма косвенное отношение. До такой степени, что по заверениям даже его ближайшего друга и соратника, который помогал уладить юридические тонкости, узнать о его вмешательстве будет практически невозможно. Как только он выполнит свою часть сделки, останется получить деньги и забыть о произошедшем.
- Добрый вечер. - Мужчина приблизился к скамье и отряхнув сидение, устроился на самом краешке. Кейт повернула голову.
Маду Елсаед был высоким и плотным господином неопределенного возраста. Ему могло быть от тридцати до шестидесяти, в зависимости от того, в каком расположении духа он находился и насколько правильным было освещение. Тёмные волосы, тщательно зачёсанные на бок, скрывали уже обозначившуюся проплешину. На лбу сидели очки в стальной оправе.
Впервые с мистером Елсаедом они познакомились семь лет назад, на конференции, еще задолго до того, как в жизни обоих ворвался Джо Хэйерс и парочка решений, верных или неверных, связала их крепкими узами. В то время Кейт не имела постоянного места заработка и занималась тем, что помогала делегатам, прибывшим в Америку, устроиться в городе. Работа не требовала особенных усилий. Знаний языка, приобретенных в лингвистической школе, оказалось достаточно для того, чтобы развлекать иностранцев нехитрой беседой в то время, как они осматривали достопримечательности Нью-Йорка.
С Маду они поладили сразу. Он был профессором египтологии и относился к тому типу людей, которым посчастливилось обожать свою профессию. Любые разговоры, неважно, начинались ли они подбором ресторана для ужина или рассказом сопровождающего о той или иной местности, этот человек незаметно, как она поняла позже, даже для самого себя, переводил на интересующие его темы. Он мог часами, или как в случае с Кейт, неделями, рассуждать о влиянии культуры древнего Египта на нынешний мир, говорить об Эхнатоне, перед которым испытывал двойственные чувства преклонения и неприязни, но выше всего, будто божество стояла загадочная и пламенная любовь к Нефертите - первой и единственной владычице Амарны. Учёный называл её жемчужиной востока, мог без конца разбирать наиболее существенные, на его взгляд, теории появления жены фараона в Египте и без конца, словно заведенный твердил о неправомерности присвоения немцами статуи императрицы. Единственного сохранившегося свидетельства того насколько прекрасной она была.
Именно с его подачи Кейт заинтересовалась историей Египта и спустя неделю в компании профессора едва не рассталась с трезвым рассудком, возмечтав бросить все и укатить вместе с Маду на родину. В определённый момент ей стало казаться, что она влюблена. Но даже тогда со всей ясностью мысли, доступной только в двадцать, понимала, что чувство это вызвано, отнюдь, не профессором, но тем образом, который он создал вокруг себя и Кейт, окружив их на время, будто скорлупой, миром древности с его забытыми чудесами. Сейчас она с улыбкой вспоминала события тех давних лет и глядела на постаревшего ректора с приязнью и недовольством на себя за то, что втянула его в аферу.
Маду снял очки и протёр рукавом летнего пиджака, стараясь не задерживать на Озборн внимания. 
- Я рада вас видеть, – она накрыла его локоть, прерывая ритмичное подергивание руки вытирающей стёкла. В ответ мужчина кивнул. Кейт понимала и уважала желание египтянина отгородиться, однако пришлось сделать  усилие дабы подавить разочарование. Старый друг не желал общения, во всяком случае в данным момент. Когда всё закончится она обязательно напишет ему длинное письмо с извинениями.  
Кейт вытащила из сумки конверт, свёрнутый вдвое и положила на скамью между собой и профессором. Солнце опустилось за за крыши малоэтажок и золотило тупоугольный наконечник накладной бороды фараона. Свет пробивался через небесную массу будто с трудом, и Кейт пришло в голову сравнение с рыбой во льду.
- На железнодорожной станции. - Английские слова в устах профессора Елсаеда звучали инородными. Он откашлялся и вновь забормотал: - На железнодорожной станции. Я оставил это в зале ожидания. Ячейка оплачена до завтрашнего полудня. "На тот случай, если я передумаю, - Кейт опять подавила улыбку". Назвать пистолет "этим" было очень в стиле профессора. Удивляло и то, что он не воспротивился встрече тет-а-тет, вместо того, чтобы написать. По всему было видно, что сам он начинал жалеть об упущенной возможности. Когда она отвела взгляд от горизонта конверта на месте не оказалось. На сиденье, посверкивая в вечернем полумраке серебряным боком, лежал небольшой ключик.
- Спасибо, - а что еще она могла сказать?  Профессор опять кивнул и поднялся, чтобы уйти. Она смотрела, как мощная фигура шагает, пробираясь через людской погром и пропускает стройную молодую девушку с остекленевшими от новых впечатлений и жары глазами. В последний момент Маду сделал поворот на сто восемьдесят градусов и опять оказался перед Кейт. 
- Кей, ведь я тебе друг, и как друг обязан предупредить. Твой замысел, - девушка опустила голову и слегка повела шеей в бок, после чего автоматически поднесла руку ко рту, сжимая кончик пальца зубами. В устах египтянина слова "замысел" и "предупредить" звучали чересчур остро, а то обстоятельство, что он даже не представлял насколько верно попал в цель, придавали им сходства со злым пророчеством. Целую минуту Маду буравил профиль Кейт глазами, пока наконец, не сказав ни слова на прощанье, удалился.
Оставшись в одиночестве, она еще некоторое время сидела неподвижно. Вечернюю жару сменила прохладная ночь, туристы, не считая самых настойчивых, разбредались, унося вместе с собой оживление и шум. Спустя час окрестности погрузились в молчание, на фасаде здания загорелись огни. Фигуры богов и правителей древности, взявшие музей в оцепление, вернули себе первоначальный облик и выглядели величественно, почти устрашающе, освещенные снизу белыми лампами.
Кейт покрутила в руках ключик и задумалась о непрочитанной нотации профессора Маду. Она не осуждала его желание предупредить, как раз это Озборн была в состоянии понять. Злило иное - бескомпромиссная, тупая вера историка в то, что его принципы стоят на голову выше воззрений Кейт. Он не осуждал себя за покупку оружия и помощь в переправке заграницу части украденной программы, вероятно, оправдываясь тем, что полученные деньги пойдут на благо музея. И Кейт не сомневалась, так оно и будет! Но означало ли это, что он был лучшим человеком, чем она. Едва ли. Каждый сам выбирает, как поладить с совестью. Будь то бесконечное выдумывание оговорок, пустое самобичевание, что угодно. В конечном итоге, девять из десяти продадут надуманные принципы, стоит лишь предложить приемлемую валюту. Ну а десятый пусть катиться в рай в одиночку.
***
Следующим утром Кейт проснулась позже запланированного. Утомлённый перелётом и выматывающим разговором организм был морально не подготовлен вставать по будильнику, и она переводила звонок до тех пор, пока здравый смысл не взял вверх над усталостью. В дубовых полах комнаты отражалось перевернутое небо Каира. Девушка потянулась, растягиваясь поверх белых простыней и замерла, прислушиваясь к утренним звукам. В коридорах Мариота, несмотря на рабочий день, правило больничное безмолвие. Перекатившись в угол кровати, Кейт добралась до стоявшего на тумбе телефона и долго ждала, пока кто-нибудь ответит на вызов. Когда на том конце провода раздался сонный голос портье кудрявая заказала кофе и завтрак в номер. Соскочив с постели девушка, как была, босая и растрёпанная, прошлёпала в душ. Там она включила горячую воду и подошла к балкону. Овальные окна выходили в сад, захватывая участок автострады. Стоило распахнуть створки и в ту же секунду ванная комната наполнилась шумом моторов и рёвом автомобильных гудков. В помещение ворвался тёплый утренний пар, притворявшийся здесь свежим воздухом. По меркам Египта, утро было прохладным. Над телебашней, выделявшейся на фоне синего неба, распустился цветок белых облаков. Он будто нарочно огибал очертания башни, делая её похожей на обоюдоострую иглу. Оставив окно чуть приоткрытым, Кейт забралась в ванную и её фигуру тут же поглотил белый пар. В какой-то момент она услышала, как в смежной комнате открылась и снова закрылась дверь и порадовалась, что принесли кофе.
В ванной она провела пол часа, с удовольствием использовала весь ассортимент многочисленных баночек и флаконов, как артиллерия выстроившихся рядом с зеркалом. В завершении процедур у потолка вился ароматный туман, напитанный тяжёлым запахов масел и благовоний. Не одеваясь, Кейт завернулась в мягкое махровое полотенце и возвратилась в спальню. 
Одна рука продолжала поддерживать ручку двери в уборную, вторая крепко ухватилась за полы импровизированного халата. С мокрых волос на пол стекала вода. Брюнетка задушила крик, родившийся в горле, и почувствовала, как по влажной спине, между лопаток, скатилась капля. На кровати, вытянувшись в полный рост, лежал мужчина. На его ногах сидели отполированные до блеска туфли, глаза были дремотно прикрыты. Почему-то именно туфли поразили Озборн больше всего. Она рассматривала их широко распахнув глаза, в то время, как мысль истерично билась, подыскивая выход из сложившейся ситуации. Но выхода не было. 
В дверь тихо постучали. Кейт зажмурилась.
"Локи! - внезапно вспыхнуло в скованном ужасом сознании запоздалое воспоминание - бога лжецов зовут Локи". Стук повторился, с трудом взяв себя в руки, девушка разлепила веки и встретилась взглядом с серо-зелеными глазами Джо Хэйерса. До полудня оставалось три часа.

+1

5

Весь перелёт Джо спал. Он ненавидел их и всегда в это время старался спать. Впрочем, кресло самолёта как-то само умудрялось убаюкивать его и как только самолёт взлетал, Хэйерс становился самым тихим пассажиром и спал вплоть до приземления.
В Каире его встретили нужные люди – предоставили машину, должны были отвезти в отель. Пока что всё шло гладко, и данная миссия почему-то не казалась чем-то сверхъестественно сложным. Джо включил телефон, чтобы проверить активность маячка. Слава богу сигнал всё еще находился в Каире. Мужчина отвел взгляд от экрана и посмотрел за окно. Тут же в голову врезались воспоминания из детства. Он ехал рядом с отцом в машине, что шикарней этой. Мальчишка прилип лицом к стеклу, огромными глазами наблюдая за новым миром, который открывался за окном. Каждый раз дергал отца, восхищенно кричал.
- Не сейчас, Джо, - постоянно отвечал родитель.
Не сейчас Джо. И никогда больше. Хэйерс вырос человеком особо опасным. Он умел располагать к себе, умел внушать и нравится окружающим. Его мысли казались вдохновляющими. Он без труда проникал в сердца, тем и был опасен. И прекрасно, если бы сам Джо был человеком хорошим. Но таким его трудно назвать. Он провел детство и юность в борьбе со своим родителем, которого остальной мир боялся и уважал, но в итоге стал в разы хуже человеком с той лишь разницей, что еще не достиг отцовских высот.
- Остановите, - машина резко затормозила. Шофер удивленно посмотрел на пассажира. – Подождите.
Джо вышел из машины и зашагал к огромному стеклянному зданию. Вошел внутрь, подошёл к регистрационной стойке. Симпатичная блондинка приветственно улыбнулась сначала, а потом признала того, кто вошел. Она схватилась за трубку, чтобы позвонить, но Джо ей не позволил. Аккуратно положил телефон назад. Он отрицательно покачал головой и прошел мимо. Очевидно, Хэйерс знал, куда идёт. Еще бы, ведь всё это здание принадлежало Питту Рикзи. Отец завещал часть своей компании этому недотёпе, вместо сына. Помнится, лет пять назад, Джо пришел в бешенство, когда узнал. Как он был унижен тогда. Отец собрал совет директоров и позвал Джо, дал ему ложную надежду. На самом деле это был еще один удар в спину. Джо должен был прийти и выпить бокал лучшего шампанского за своего нового босса, Питта Рикзи. Хэйерс выпил тогда за Рикзи, но чувствовал себя обиженным и униженным, ведь собственный отец предпочел какого-то доходягу своему сыну. Джо Хэйерс человек злопамятный, весь в отца. Он бесцеремонно «ворвался» в конференц-зал, спокойно открыл дверь. Питер, который представлял свой бизнес-план скудному числу акционеров замолчал с ужасом и удивлением. Остальные обернулись, а Джо как ни в чем не бывало вальяжно сел за кресло и подал жест Рикзи, что тот может продолжать, не срывать же совещание. Опасаясь полного провала директор филиала, основанного старшим Хэйерсом продолжил. Джо слушал в пол уха, но ничего интересного для себя не уловил. Увы, это разочаровало его эго, потому как здесь нечего портить, Питт прекрасно справляется с этим сам. Когда дверь за последним акционером закрылась, Джо встал и широко расставил руки:
- Питт, как поживаешь?
Вопрос был естественно риторическим. Джо прошелся по кабинету, как у себя дома, открыл заначку в стене и достал оттуда бутылочку отборного виски и два стакана.
- Джо, не скажу, что рад видеть, - спокойно, но с подозрительной интонацией сказал Питт.
- Я знаю, - усмехнулся Хэйерс.
- Говорят, у тебя дела идут вверх?
- Это правда, - Джо протянул стакан собеседнику. – Чего не скажешь о тебе.
Незваный гость сделал глубокий глоток, Рикзи не стал пить вместе с ним.
- Что тебе нужно?
- Забавно, - Джо продолжал издеваться, он снова ухмыльнулся. – Я думал это твоих рук дело. Твоих и отца, но смотрю, что я крупно ошибся.
- Ты, о чем вообще?
- Забудь! – одним глотком Джо выпил виски, поставил стакан на стол и широкой походкой победителя с лицом полным необъяснимого триумфа покинул кабинет. Питт Рикзи в недоумении провожал странного гостя взглядом.
Хэйерс подумал, что программу украл Питт с подачи отца. Джо посчитал, раз маячок показывает Каир, значит отец не стерпел того, что его сын, полнейшая бездарность и легкомысленность, возымел успех колоссальных масштабов.
Подъезжая к отелю Джо испытывал странные чувства. Он готов был воевать с отцом, как всегда. Разрушить эту часть его жизни, а теперь, оказалось, что он просто погнался за призрачной догадкой, рискуя потерять след программы. Мужчина разблокировал телефон, маячок все еще был на месте. Джо с облегчением вздохнул. Наконец, машина остановилась, дверь открылась и на пороге отеля появился он, с самодовольной улыбкой застегивая строгий пиджак, который идеально на нём сидел. Хэйерс умел приковывать взгляды, особенно тех, кто его не знал. Ну остальные, кто знаком с ним поближе старались не попадать в его поле зрения. Общение с ним отравляет не только разум, но и душу. У него хорошо подвешен язык и тяжело противостоять тому, что предлагает этот человек.
У ресепшена он предоставил свои документы, ему дали ключ от номера. Швейцар осведомился про багаж - Хэйерс был без него, только со своим портфелем, который не постеснялся отдать. Сам бизнесмен пошел к лифту, поднялся на нужный этаж, после шел коридором, рассматривая номера. От провожатого отказался, этого Джо как раз-таки и не любил.
Младший Хэйерс готов был открыть дверь в свой номер, но телефон вдруг издал писклявый сигнал. Отслеживающий маячок на флешка четко показал мужчине, что он находится буквально рядом с тем, зачем приехал. Джо с интересом взглянул на соседнюю дверь. Удивительно, но она оказалась не заперта. Мужчина спрятал телефон во внутренний карман пиджака и аккуратно вошел. Он ожидал увидеть два варианта развитый событий – либо в номере никого и отслеживающая программа ошибается, либо здесь всё вверх дном и вора самого обворовали. К счастью, здесь было всё в порядке. Джо не стал спрашивать есть ли кто в номере. Нагло вошел, осмотрелся. Он остановился у приоткрытого окна, запустил руки в карманы и затих. Судя по всему, хозяин номера был в душе, или… хозяйка. Хэйерс постоял несколько минут, затем присел на мягкую постель, а там и вовсе нахально улегся, заложив руки за голову. Он лежал в таком положении, чувствуя себя королём мира, пока в дверь не постучали. Джо сделал шаг к входу и наконец встретился с хозяйкой номера. Она стояла в дверном проёме, обмотавшись полотенцем. Кажется, Каир просто располагает к Хэйерсу, или госпожа удача обитает именно здесь. Он перекрыл девушке проход, облокотившись рукой о правый откос, а левым плечом к другому откосу и смотрел сверху вниз на неё. В дверь вновь постучали.
- Не сейчас! – крикнул мужчина. Похоже, девушка осталась без кофе. По крайней мере на данный момент. Брюнетка пробежалась глазами по комнате, в поисках выхода, но его не было, ибо Джо перекрывал его целиком. И наверняка она не побежит вон из номера голой. Его самодовольная и надменная улыбка сменилась серьезным выражением лица. Вдоволь налюбовавшись красивым образом, мужчина спросил: - Сколько?

[NIC]Joe Hayers[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2mtyK.jpg[/AVA]
[STA]проекция мечты[/STA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2mtyT.gif  http://funkyimg.com/i/2mtyU.gif[/SGN]

+1

6

[NIC]Kate Osborne[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/2jZDw.png[/AVA][SGN]- Беги или гори, - прошептала я и облизнула губы.
Кто сказал, что "гори" значит именно "сдохни"? (C)

http://funkyimg.com/i/2fZZk.gif[/SGN]

Появление Джо Хэйерса в Каире, номере, да что там, в её собственной постели не просто было удивительным стечением обстоятельств, оно было запредельным и невозможным.
В первое мгновение Кейт еще продолжала рассматривать ботинки мужчины. Покрытые уличным песком, в кондиционированной белизне номера, они казались ей анахронизмом. Гнилостной мухой на поверхности свежего молока, и она увлеклась этим несоответствием до такой степени, что когда подняла глаза, удивилась во второй раз. Большая фигура Джо заполнила весь проход. Он не выглядел ни усталым, ни особенно злым, и лучше всего, кажется, даже не узнавал Кейт. Или только делал вид, она не настолько хорошо его знала.
Девушка поправила халат на груди, и едва не рванула обратно в душ, только громадным усилием воли удержав рвущееся по инерции тело, когда Хэйерс гаркнул на ломившегося в дверь официанта. Дверь теперь была закрыта на ключ. В замочной скважине медленно раскачивался брелок пластиковой карточки - простое серебряное колечко. Однако потерять самообладание теперь было бы все равно, что подписать себе смертный приговор. Миндальничать с вором никто не станет, к тому же, принимая в расчёт все то немного, что она знала о бывшем начальник он скорее самостоятельно свернёт ей шею, чем будет тратить время на то, чтобы везти в штаты и сдавать на руки правосудию. Кейт всегда считала, что слухи о жестокости Джо были чем-то вроде городской легенды. Или вернее сказать легенды корпоративной. В мире больших финансовых конгломератов, среди которых фирма Джо Хэйерса занимала не последнее место, могло существовать лишь два типа отношений между начальником и подчинённым. Первых либо любили, что бывало крайне редко и осталось где-то во временах Генри Форда, либо возводили на пьедестал этакими химерами в строгих костюмах. Джо Хэйерс был химерой. Колючей, но притягательной. Его уважали, к нему старались держаться поближе, но не любил никто. 
- Разорить может не разорю, но без штанов оставлю, - Кейт лучезарно улыбнулась. Договорив, она нырнула под руку мужчины.
Комната казалась ей незнакомкой. У кровати лежала сброшенная хлопковая простыня, электронные часы на прикроватный тумбе светились тусклым зеленым неоном. На стуле, возле входной двери, чуть прикрытый малиновым палантином висел рюкзак. Быстро пробежав помещение глазами, Кейт взяла с кровати полотенце для рук и промокнула волосы. - Но может быть в другой раз.
- Можете передать этому говнюку портье, я уже ухожу. Извините, - не торопясь она вновь обошла Джо. На этот раз с другой стороны и вернулась в ванную комнату. Вещи были сложены на подоконнике аккуратной стопкой.
- Лично против вас я ничего не умею, но скажите, как вы с  ним работаете? - поинтересовалась аферистка и сбросила полотенце. Стоя спиной к двери, не торопясь натянула через голову летний сарафан, спустившийся ниже колена. Это была вторая вещь прихваченная Кейт из Америки, На этом её скудный гардероб исчерпывался. В платье она выглядела моложе своих лет, и собиралась активно этим пользоваться.
В подростковом возрасте Кейт страшно переживала, что ей не досталось внешности роковой соблазнительницы, однако со временем поняла, невинность и миловидность ценятся не меньше. Волосы намочили спину, и она снова взялась за полотенце, положив его на плечо, перекинула кудри вперед. На висках образовались тугие колечки. - И за кофе я, кстати, заплатила. Хорошо, он не мог слышать в какой панике мечется её сердце.
По лицу Джо нельзя было прочесть ничего. Полуулыбка приклеилась к уголкам губ, расслабленная поза и носы ботинок, продолжающие разглядывать её в упор. Кому придёт на ум являться в Каир, вырядившись, как на деловую встречу?
- Ну не важно, - она вновь очутилась в комнате и стала неспешно собирать вещи. Последним Кейт прихватила рюкзак. На этом этапе руки её тряслись с такой силой, что малиновый шарф все же выскользнул из пальцев, тамарисковым облаком разлившись под ногами. Бежать! Озборн подошла к двери и взялась за ключ.

+2



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC