Вечерело. Прохладный ветер приятно касался кожи, стараясь приподнять подол итак короткой юбки. Густые светлые волосы плавно развивались, иногда падая на глаза. Она торопилась, стараясь побыстрее преодолеть «красоты» местного леса. Наверное, скоро солнце уже сядет, и круглая луна выплывет из-за горизонта. Деревья едва слышно скрипят, качаясь на ветру. Дикие цветы пышно разрастались по обе стороны дороги. Лишь иногда невиданные птицы испуганно вскрикивали и хлопали крыльями. Каллисто настороженно смотрела вперед, иногда оглядываясь, дабы убедиться, что ее никто не преследует. Не то чтобы, она от кого-то убегала, просто вечерний лес не самое безопасное место. [читать дальше]
Эта история далеких веков, забытых цивилизаций и древних народов. Мир, полный приключений и опасностей. Жестокие войны и восстания, великие правители и завоеватели, легенды и мифы, любовь и ненависть, дружба и предательство... Здесь обыкновенный смертный, со всеми своими слабостями и недостатками, способен на захватывающий дух героизм, на благородство и самопожертвование, которые неведомы ни богам, ни другим живым существам. Это история беспримерного мужества, почти самоубийственной отваги, это история, где нет пределов достижимого...
annukxenarumina

Древний мир героев и богов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Древний мир героев и богов » Альтернативная реальность » Когда жажда золота слишком сильна


Когда жажда золота слишком сильна

Сообщений 21 страница 25 из 25

1

http://funkyimg.com/i/2Aaau.jpg

Действующие лица: Ksav, Barsa, Annuk, Orfei, Braneyn, Kainan
Место действия: город Колорадо-Спрингс, прерия, Гранд-Каньон
События: Примерно 1874 год.

В Колорадо-спрингс "золотая лихорадка". В небольшой городок на прииски съезжаются со всего континента. День и ночь в горах и шахтах стучат молотки, звенят кирки, слышны взрывы и грохот падающих камней. Берега рек оккупированы частными владениями, чьи хозяева не подпускают к воде никого даже на расстояние пушечного выстрела. Золото выкапывается, вымывается, случайно находится повсюду. Счастливчики обогащаются, неудачники остаются ни с чем. Однако, среди искателей драгоценного металла есть те, кто жаждет сорвать наибольший куш. Местная банда давно выслеживает в прериях одного старого индейца из племени апачи, хранившего великий секрет о Гранд Каньоне. Однажды, в далекие времена, один отряд золотоискателей набрел на него и обнаружил там невиданные залежи золота. Золотые пласты сверкали на солнце подобно миллиону горящих свечей. Золото манило и ослепляло, помрачая рассудок. Ведь любым человеком, в сердце которого живет хотя бы малая частичка тьмы, увидевшим такое богатство, овладевает желание обладать им безраздельно. Отряд перебил друг друга, вырваться живым из каньона удалось только одному, но и то, не успел всадник и отдалиться от него, как его окружили апачи и сказали, что никто не имеет право владеть столь огромным сокровищем, ибо оно не принесет людям ничего, кроме смерти. Индейцы выкололи мужчине глаза и вырезали язык. С трудом он добрался до города и на ощупь успел начертить на бумаге свою историю, после чего сразу скончался. С тех пор многие люди пытались найти легендарный Гранд-каньон, но их поиски не увенчались успехом. Примерно лет тридцать спустя, в городе появились эти бандиты. Они были наслышаны о давней истории и решили отыскать легендарное золото во что бы то ни стало, и начали они с индейцев. Им удалось выйти на племя, но индейцы не согласились провести их. Тогда, бандиты, под покровом ночи расстреляли племя, но карты они так и не обнаружили. Банда была поймана и посажена в тюрьму. Однако, не прошло и пяти лет, как они совершили организованный побег и вернулись в Колорадо, что бы продолжить поиски выживших апачи. В то же время в городе оказываются еще несколько новых лиц. По чистой случайности, они встречают в пустыне того самого индейца, и тот, стреляет в них, считая их охотниками за картой. В ходе перестрелки, индеец погибает, умоляя их перед смертью сохранить его секрет. Путешественники находят в его вещах карту и один из них успевает ознакомиться с нею. В этот момент на них выходят члены банды и, угрожая расправой, требуют отдать план местности. Выполняя последнюю просьбу старика, путники уничтожают бумагу. Теперь карта существует лишь в голове одного из них. Бандитам ничего не остается, как сохранить им жизнь и взять в плен. Они заключают сделку - жизнь, в обмен на увлекательное путешествие в Гранд-каньон. Какие приключения ждут вынужденных спутников на пути и как сложится их судьба про прибытию на место. Сдержат ли бандиты свое слово, смогут ли друзья и напарники сохранить верность друг другу или жажда золота будет настолько велика, что разрушит связи, создаваемые годами?


Золотой Каньон

http://s7.uploads.ru/t/Phtr9.png
http://s3.uploads.ru/t/KpNYg.png
http://s6.uploads.ru/t/26cNg.jpg
http://s2.uploads.ru/t/AUYrT.jpg
http://s3.uploads.ru/t/Wk10H.jpg

Колорадо-Спрингс

http://s2.uploads.ru/t/1owl5.jpg
http://s2.uploads.ru/t/tMrC2.jpg
http://s6.uploads.ru/t/TpM9w.jpg
https://pp.vk.me/c621627/v621627818/418d/TduDbnGek9k.jpg
https://pp.vk.me/c621627/v621627818/41aa/tSUUkhVN7Ds.jpg

Отредактировано Ksav (2018-08-13 18:46:58)

+5

21

[NIC]STANA STEMPFORT[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2heHS.jpg[/AVA]
[SGN]https://31.media.tumblr.com/e772730748e4b0ae0a269398b3a0fe9e/tumblr_mz15ilyMNe1rtz7puo3_r1_250.gif[/SGN]

Ее семья, по понятным причинам, никогда не была набожной. Однако, не смотря на это, жили Стемпфорты в те времена, когда церковь имела огромное влияние, а значит и не могла быть вычеркнута насовсем из жизни разбойничьего клана. Ведь, они, помимо преступной деятельности имели и вполне легальные доходы. Свой "бизнес", как стало модно говорить. И не один. Но, любое дело, даже самое прибыльное, не будет иметь успеха у населения, если его руководитель не получил поддержку церкви. Потому, для поддержания общественного статуса каждое воскресенье (ну, может и не каждое, но все же), семья собиралась в родовой часовне. Службу в ней вел местный пастор, имеющий в клане месячное содержание, который "отпускал" грехи и благословлял семью на новые деяния. Так что, можно сказать, на исповеди бывать молодой бандитке приходилось и не раз, но носили они скорее демонстративный характер, нежели традиционный. После чего, семейный пастор прятал хрустящие купюры себе под рясу и шел в город, что бы проповедовать о покаянии и скромности жития горожанам. Вот и верь после такого в существование высших сил и божественной справедливости.

- Не знаю, зачем Господь привел сюда вас, - Ответила Стана на фразу священника про Господа: - Но у меня на вас другие планы.
Молодой пастор, что понравилось бандитке, не дрогнул пред дулом пистолета. Напротив, он даже осмелился отойти от него и склониться над покойным испанцем. В этом девушка ему мешать не стала. На испанца было все равно, но наблюдать за красивым священником было любопытно. Пока он шептал молитвы об упокоении души, в разговор вступила светловолосая девушка. Речь ее была дерзка, местами даже через чур, что, при сложившихся обстоятельствах было недальновидным.

- Воу - воу. Аккуратнее, мисс. - Стана изобразила театральное опасение, после чего спрыгнула с коня и подошла к блондинке. Ствол револьвера скользнул по шее пленницы, найдя конечную точку под ее подбородком:  - Вы красивая девушка, - заключила она, рассмотрев лицо упрямицы: - А эти "уголовники" - мужчины, и они будут совсем не прочь укротить столь строптивую блондиночку.

В подтверждении ее слов, индейцы похотливо крякнули. А бандитка перевела взгляд на вторую девушку, что до сих пор не проронила ни единого слова. Она так здорово перепугалась, что практически слилась со своей лошадью. Очень юная и так же фантастически красива. "И когда только святой отец успел подцепить этих красоток?" - Подумала Стемпфорт. На монашек они явно не были похожи.

- Ну, ну, не расстраивайся так. - Стана ободряюще улыбнулась аристократке и тактично намекнула: - Ты тоже очень хорошенькая. А что касается "отпустить вас домой" - ответила она на слова кудрявой незнакомки: - Так мы уже выдвинули свои условия...

После небольшого диалога между Джоном и священником, брат огласил свое предложение. Пленников начали обыскивать, превратив это действие в всеобщее веселье. Стемпфорт и Ринго наблюдали за происходящим со стороны. Веселье кончилось, когда у заложников не оказалось карты. Вызвав гнев Джонни наряду с общим замешательством, незнакомцы подписали себе смертный приговор. От переговоров, кузен перешел к решительным действиям. Связав троице руки перед собой, он приготовился к неминуемому расстрелу. Действенный ход. Под страхом смерти, человек может рассказать много интересного, если действительно что-то знает. А если они не знают? Что ж... Будет жаль, очень жаль. Ведь Стана надеялась на более длительной общение с проповедником. Но кузен, конечно же, здесь был прав. Без карты пленники были им совсем бесполезны. К тому же лишние свидетели им тоже ни к чему.

Не убирая оружие в кобуру, блондинка сложила руки на груди. Она удивлялась их упрямым отрицаниям. Ради чего еще им было отпираться? Разве их собственные жизни не перевешивали золотую чашу весов? К чему карта сокровищ мертвецам? Либо это такой протест, мол ни вам ни нам? Слишком безрассудно. Молчание - было самой грубой ошибкой заложников. С другой стороны, а был ли у них шанс спастись? Даже в противном случае, если бы они признались бандитам, то Джон все равно бы убил их. Стана это понимала как никто другой. Ибо глава банды уже предлагал сделку, которую пленники решили игнорировать. Такие подарки делаются очень редко, а второй раз и того реже. Момент всегда нужно ловить вовремя.

Когда Джонни стал отсчитывать секунды до выстрела, Стана встретила взгляд священника и пожала плечами, мол, ей очень жаль, но спасти сейчас их может только чудо. И чудо, к ее удивлению, произошло как гром среди ясного неба, а точнее - как вихрь в голой пустыне. Невесть откуда послышался топот животных, которых так ненавидел молодой падре. Наряду с лошадиным ржанием раздались возбужденные голоса и выстрелы. Запахло опасностью и порохом. "Что за черт?!" Бандитка успела пригнуться, за секунду, до просвистевшей над ее головой пулей. На них скакала шальная группа людей. Мужчины палили без предупреждения, не разбирая кто пред ними - преступники или обыкновенные гражданские. Стало быть, им было без разницы - и конечной целью было уложить всех присутствующих.

Джонни с индейцами двинулись на передний план, защищая, как бы странно это ни звучало, заложников от случайной гибели. Но, если рассудить, ничего странного в том поведении не было. Банда уже считала золото Гранд-Каньона своей собственностью, а эти люди возможно владели информацией как к этому золоту подобраться. Иными словами, в данный момент - именно живые пленники обладали ценностью и являлись чем-то вроде собственности группировки. А свое имущество банда всегда оберегала от чужого посягательства. Так что никаких вопросов по поводу просьбы брата у сестры не возникло. Пальнув пару раз в приблизившегося наездника, Стана бросилась к пленным.

- Ложись! Ложись! - Скомандовала она, грубо и бесцеремонно толкнув их на песок. Не время для вежливости, знаете ли. Всадники стреляли высоко, но при желании, пули и лежащих задеть могли. Что творилось впереди разобрать было непросто. Лошади с седоками и без сновали то тут то там, взрыхлив землю настолько, что она столбом поднялась вверх, забиваясь в нос, рот, глаза и уши. Закашлявшись, бандитка натянула до глаз шейный платок. Разумеется ни времени ни средств, что бы поухаживать подобный образом за девушками и священником возможности не было. Главное было сберечь их от пуль. А вот это уже было задачей не совсем простой. Так как перестрелка происходила на открытом участке, и спрятаться здесь было ну совершенно некуда.

- На ноги не поднимайтесь! - сквозь шум послышался предупредительный голос Станы. Вдруг, они решат воспользоваться моментом и бежать: - В миг превратитесь в решето! - Пули свистели одна за другой. Блондинка то и делала, что пригибалась как можно ниже. Нет, если дальше так пойдет, рано или поздно один из "летучих шмелей" точно укусит их в задницу. Необходимо укрытие. Выпрямившись, бандитка подбежала к ближайшей лошади, и поймав ретивую под узцы подвела ее к троице. Не мешкая, тут же выстрелила животному в голову. Благородный конь скопытился и рухнул на песок. Его широкая спина стала всем неплохой защитой. Такой трюк ей приходилось видеть у индейских воинов. Вот теперь можно было и пострелять. Сняв со спины винтовку и положив ее на бок животного, Стемпфорт принялась держать оборону. Когда патроны кончились, девушка вновь спряталась за спиной коня, прислонившись к нему спиной. Рядом с ней плечом к плечу находились духовник и аристократка.

- Что? Страшно? - как бы между делом поинтересовалась она, перезаряжая винтовку: - Я бы вам дала оружие, - и взглянув на трясущиеся руки преподобного, добавила: - да боюсь поранитесь.

Обычно в книжных романах бандиты привычные к подобным ситуациям, и пафосно сообщают, мол такое с ними приключается чуть ли не каждый день. Но, в реальности все по другому. Нет, далеко не каждый день в их жизни похож на сегодняшний. Этот уж слишком пересытился событиями, и с почетом мог занять первое место среди самых безумных дней в жизни. К счастью, перестрелка быстро закончилась. Банда сработала чисто и слажено. Большая часть всадников была убита, остальные повернуты вспять. Правда не обошлось без потерь и со стороны самих преступников. Двое индейцев все же полегли, но остальные, не смотря на это, уже праздновали победу. Стемпфорт поднялась на ноги и присоединилась к общему ликованию, передав надзор за пленными одному из чероки.

Ужасающее со стороны веселье на трупах, было прервано совершенно неожиданно. Вдруг, ни откуда ни возьмись, за спиной Ринго возник человек. Ощутив оружие у затылка, Джон замер. Замерла и вся банда. На самом деле в тот момент, у Станы все внутри перевернулось. Она испугалась за брата. Думала, что незнакомец непременно выстрелит. Но прошла секунда, другая, а выстрел так и не разрушил сложившуюся тишину. Вместо того, мужчина произнес всего лишь одну фразу:
- Вы убили моего индейца.

В тот же час на человека были направлены ружья всех членов банды. Стана стянула бандану с лица и теперь пристально смотрела на мужчину. Взгляд ее не предвещал для мерзавца ничего благоприятного. Если его палец на курке сдвинется хоть на долю миллиметра, он тут же распрощается со своей жизнью. Впрочем, бандитка была не глупа и понимала, что в обратном случае, если она или кто-то из членов банды поступят так же, то Ринго не жить. Да, и незнакомец подтвердил это предположение словами. Потому, обе стороны некоторое время напряженно молчали.

- Кто ты такой? - наконец спросила блондинка. В нотках ее голоса смешались и требовательность и замешательство. В ответ, человек пожелал, что бы преступники опустили оружие. Каков наглец! Диктовать им условия! Но, впрочем, теперь, и сами бандиты были не в том положении, что бы препираться. Жизнь кузена сестренке была слишком дорога. Индейцы посмотрели на нее, ожидая решения, она же в свою очередь переглянулась с братом. Девушка поняла его знак и еле заметно кивнула кузену.

- Я убью тебя сразу, как только передумаешь. - предупредила она незнакомца, поднимая дуло револьвера к плечу. Это дикий запад. Только идиот будет опускать оружие пред лицом опасности. Индейцы последовали примеру предводительницы.
- Ну? - спокойно спросила бандитка, когда незнакомец снял Ринго с прицела: - Чего ты хочешь?

Отредактировано Ksav (2018-02-21 20:50:52)

+6

22

[NIC]Nora[/NIC]
Элеонора пребывала в гневе. Об этом говорила каждая частичка ее тела  а, также, непокорный взор серо-зеленых очей светловолосой представительницы прекрасного пола. Она не переносила разбойников, этих охотников за чужим состоянием и жизнями. Для нее, молодой вдовы, привыкшей добиваться всего в своей жизни кропотливым трудом, была отвратительна сама мысль безнаказанного посягательства на честь и достоинство другого человека. Глава шайки, в лице миловидной белокурой особы, снизошла до того, чтобы спешиться со своего мустанга и подойти вплотную к заложнице.
- Миссис, а не мисс! – возмущенно воскликнула мадам Хоукс, - в отличие от некоторых, я замужняя женщина! И пусть ее «благоверного» супруга уже несколько лет не было в живых, это касалось только Норы, а не тех, кто сейчас находился среди «благородных» джентльменов, окруживших ее и остальных путников. Овдовев, Элеонора продолжала носить обручальное кольцо на безымянном пальце ее левой руки, однако на время путешествий женщина снимала его и вешала на цепочку на шее, скрывая под одеждой от посторонних глаз, как и сегодня. Была бы ее воля, Нора бы непременно стерла это издевательское выражение с еще совсем юного лица светловолосой бандитки. Но приходилось проявлять осторожность. Элеонора была не на своей территории, в компании малознакомых ей индивидуумов, и союзников у нее здесь не наблюдалось. Миссис Хоукс отвлеклась от созерцания главы разбойников и перевела взгляд на индейцев. Те похотливо взирали на нее и мадемуазель Дешнер, с которой сейчас чуть ли не ворковала молодая бандитка. Краснокожие мужчины, похоже, давно не ласкались с женщинами и явно были бы рады восполнить этот пробел, вдоволь намиловавшись с захваченными ими представительницами прекрасного пола. От подобной мысли Элеонору всю передернуло от отвращения. Становиться подстилкой для дикарей ей совершенно не хотелось. Отец Бэлл пытался вразумить разбойников, уговорить их оставить путников в покое, однако было понятно, что эти бандиты плевать хотели на каждую реплику представителя духовенства. Им проще пристрелить падре и двух его спутниц, нежели проявить благоразумие и милосердие. Один из бандитов, потеряв терпение от бесполезных разговоров, схватил Филиппу и, приставив к ее виску пистолет, принялся требовать отдать им карту. Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы, внезапно на дороге не показались очередные всадники. Мгновенно между бандитами и неизвестными вспыхнула перестрелка. Чтобы не схлопотать шальную пулю, миссис Хоукс была вынуждена послушаться «совета» белокурой главы шайки и упасть на землю. Увы, открытое пространство, на котором они все находились, не позволяло воспользоваться ситуацией и поискать путь к спасению. Проклятье! Норе совсем не нравилось валяться в дорожной пыли и грязи, но другого выхода из сложившейся ситуации у нее не было. Что творилось сейчас в душе у падре Бэлла и мадемуазель Дешнер, она не имела ни малейшего понятия. Вероятно, священник воспринимал встречу с этими уголовниками, как очередное испытание, посланное ему Всевышним, что же касалось его темноволосой знакомой, тут можно было предполагать и панику, и испуг и раздражение, одновременно. Миссис Хоукс надеялась, что подоспевшие к месту захвата заложников, всадники, разберутся с бандитами и освободят попавшую в плен троицу, но разбойники оказались куда шустрее атаковавших их людей. Несколько «спасителей» были убиты, за остальными вдогонку с улюлюканьем устремились индейцы, под предводительством того самого бандита, который недавно удерживал в своих объятиях Филиппу. Элеонора медленно поднялась на ноги и принялась отряхивать свое испачканное платье. От осознания сложившейся ситуации женщине хотелось грязно выругаться, но она сдержалась. До уровня пленивших ее злодеев, мадам Хоукс не опустится. И что теперь? Очередные угрозы немедленной расправы? Блондинка посмотрела на своих «товарищей по несчастью». Неужели у них нет шанса выжить? Отправиться на тот свет от рук этих невежественных индивидуумов и их «воинственной принцессы»? Несправедливо и обидно, одновременно. Но, похоже, еще не все было для наших путников потеряно. Появившийся словно из неоткуда, неизвестный представитель сильного пола направил свой пистолет на одного из бандитов. Остальные разбойники навели в ответ на него свои пушки, но атаковать не спешили. Светло-русая бандитка явно не обрадовалась тому, что кто-то осмелился угрожать смертью одному из ее приближенных. Между разбойницей и незнакомцем завязался разговор.
- Кто вы? – не выдержав, поинтересовалась Элеонора. – Вы пришли помочь нам? – с надеждой в голосе, обратилась к неизвестному ей мужчине мадам Хоукс.

Отредактировано Barsa (2018-01-31 11:50:00)

+4

23

[NIC]Philippa Deshner[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/29eZP.gif[/AVA][SGN]Я рождена аристократкой, а не бандиткой (С)[/SGN]

Вопреки всему, что принято думать о девушках, воспитанных в богатых семьях, Филиппа, хоть и не почитая себя семи пядей во лбу, не находила в себе и полагающейся по статусу глупости. Она с радостью играла прелестную, пусть и неопытную хозяйку в доме отца. С удовольствием принимала ухаживания местных сквайров. Закономерно планируя, через год, максимум два, обвенчаться с кем-нибудь из молодых соседей. Могла долго и, как это принято в обществе, разговаривать ни о чём с местными дамами. Любила хороший чай в розоватом фарфоре и пышные пирожные на тонком блюдце. Но дурой Филиппа не была.
Девушка выразительно посмотрела на молодого священника, он как раз окончил молитву и возвращался на свое место. При жизни Корсо трудно было назвать истинным христианином. Однако смерть, которую он принял так бессмысленно и жестоко, на взгляд Филиппы окупала, если не всё, то многое.
Шея лошади вновь приманила к себе, и она глубокого вдохнула родной запах конюшен. Вряд ли удастся в ближайшем будущем обрести даже пародию на душевное равновесие, но незримая связь с домом поддерживала силы. Когда Артур отошел, она набралась смелости взглянуть на тело у своих ног и мысленно поблагодарила Всевышнего за то, что лишена «удовольствия» видеть лицо слуги. Это было бы чересчур.
Обмен репликами между девушкой и священником тем временем продолжился.  Филиппа обнаружила что, опять не мигая смотрит на мужчину.
Карта была надежно спрятана под седлом Храбреца и самым очевидным решением было отдать её. Но было ли оно верным? Лгал ли священник ради спасения Филиппы или по каким-то собственным причинам, она не знала. Да это было и не важно. Девушка попыталась поймать взгляд Элеоноры. Острые светлые глаза обводили бандитов, увлеченные словесной дуэлью. Не получив столь необходимого поощрения, Филиппа сникла. Что ж, это решение она примет сама. Главное, чтобы потом не пришлось платить за него высокую цену. Верить в благородные порывы разбойников не приходилось. Скорее всего, заполучив вожделенную вещицу, они оставят их в пустыне. Тела несомненно найдут, но какой толк от возмездия, если ты мертвец?
Ну, ну не расстраивайся так, - голос бандитки отвлек Филиппу от невеселых мыслей. Внешность и манера речи девушки являли настолько сильный контраст с её поведением и словами, что это невольно внушало чувство опасности. Как если бы одна из кукол с фарфоровым личиком, вдруг, отряхивала платье с кринолином и шла на задний двор, дабы поучаствовать в убое скота.
На момент обыска Фил пришла в себя настолько, что могла стоять на месте без особых усилий. Слезы жгли глаза, она стряхивала их тыльной стороной ладони, отчаянно ненавидя собственную слабость. Обыск завершился скоро. Под храпение индейцев каждая вещь была подвергнута тщательному осмотру. В свой черед Филиппа не брыкалась и молча сносила унизительную процедуру. Она мечтала, наконец, покончить со всем этим абсурдом, и как не парадоксально, до сих пор верила в возможность скорого избавления. Только один раз она не выдержала и зашипела, что не пристало настоящей леди, на индейца, когда тот обхватил её руками, подбираясь к широким юбкам.
Что по-твоему я должна там прятать? – Дрожащий голос подвел её. Молодой апачи смерил Филиппу долгим взглядом, посмотрел на своего длинноволосого вожака, занятого разговором и опустился на колени возле тела Корсо. После того, как с действом было покончено, им связали руки за спиной и поставили на колени. Филиппа испытала прилив облегчения, поняв, что с обыском покончено. Черный конь был по-прежнему оседлан, и карта находилась в безопасности. 
С кого же мы начнем? – до этого момент она избегала прямо смотреть на главаря банды. Веселья в его голосе заметно поубавилось, и он выглядел грозным.
Может быть с тебя красавица? - Чужие пальцы коснулись подбородка и Филиппа очнулась, словно до сего момента пребывала в спокойной прострации, а теперь была вынуждена вернуться на землю. Дуло пистолета было странно холодным на такой жаре.
Не делайте того о чём пожалеете, - тихо проговорила она. Из-за неудобной позы и кольта, приставленного к голове она не могла видеть лица мужчины, и как следует соображать, но инстинктивно понимала, её слова не произвели на него впечатления. Умирать не хотелось. Она боялась сказать что-то не то и тем самым еще больше разозлить разбойника. В последний момент голос подвел её. Пистолет упирался в кожу и ей казалось, с каждой лишней секундой пока он находится там и давит все сильнее грозясь в любом момент проткнуть голову насквозь, он может убить без единого выстрела.   
Это же бессмысленно! Скоро здесь будет шериф, - договорить она не успела, задохнувшись от обилия эмоций и близкая к обмороку. Как и ранее, перестрелка и появление новых людей в пустыне произошли неожиданно. Филиппа успела отпрянуть от бандита и глупо подумать: не пустыня, а проходной двор! Как будто все жители Колорадо решили одновременно прогуляться в этом неблагожелательном к человеку краю. Пули свистели над головой, и в течении первых секунд лишь чудом все индейцы оставались стоять на местах.
Храбрец, лежать! – Филиппа поползла к лошади, когда один из тех мальчиков, которые их обыскивали, замертво рухнул возле нее. Из-за вихря песка, поднявшегося от движения, она закашлялась. Фил сорвала с головы косынку и закрыла лицо, она тщетно старалась разглядеть происходящее. Черный жеребец Корсо метался вокруг сталкиваясь с лошадьми индейцев, и совершенно потеряв ориентацию в пространстве.
Храбрец, лежать! – прокричала Филиппа из последних сил, кашляя и задыхаясь от ужаса. Конь не услышал, но остановился, прижимая уши к голове и вращая влажными глазами. – Лежать! - повторила она команду на французском. Многие лошади в их конюшнях были обучены именно на этом языке. Храбрец услышал её, но не двинулся с места. Рядом упал еще кто-то и Филиппа затихла, сжавшись в комок на земле. Сердце билось как сумасшедшее.
- Лежать! – крикнула она на этот раз на плохом испанском. Храбрец сомневался лишь секунду. Конь опустился на колени и медленно, как будто не было ничего удивительного в криках вокруг, лег сначала на живот, а потом на правый бок. Песок забил горло, и она откинулась на спину надрываясь от кашля. Из глаз лились слезы.
Стрельба переместилась в другую сторону. Фил по-прежнему лежала на песке задыхаясь и хватая воздух пересохшими губами, которые упирались в ткань косынки, не давая вздохнуть полной грудью. Я сейчас упаду в обморок, - ежесекундно думала девушка, припав к земле. Она потеряла своих спутников из виду в тот момент, когда упала на землю и сейчас впервые вспомнила о их существовании. Лишь немного приподнявшись на локтях, она обернулась через плечо. Пастор, Элеонора и блондинка находились совсем близко. Каждый из них был занят собственными мероприятиями по спасению жизни и, если для её миролюбивых спутников это означало лежать неподвижно, для бандитки служило поводом зарядить кольт. Внезапно прямо у них над головой свистнула и врезалась в ствол коричневого кактуса пуля, пробив старое растение насквозь. Кактус громко хрустнул и начал заваливаться в бок.
Если они не хотели разделить его участи, нужно было срочно найти убежище.
Конь едва ли успел понять, что происходит, когда пистолет Станы оглушительно щелкнул и разнес череп несчастного животного. Вместе с остальными Филиппа укрылась за его телом, напоследок оглянувшись на по-прежнему лежавшего недвижимо Храбреца. Умный мальчик.
Перестрелка закончилась так же внезапно, как и началась. Свист пуль стих, стоны раненных и умирающих стали гораздо громче. Среди общего гомона голосов слышалась отменная брань и топот, немногих уцелевших лошадей. До сегодняшнего дня Филиппа могла вспомнить немало случаев, когда жизнь её находилась в опасности. В основном это были объездки норовистых лошадей, падения, даже драки (пусть и всего лишь с раскудрявыми малолетними соседками, как и она в то время) однако она и не подозревала, что такое настоящая угроза быть убитой. И надеялась, более ничего подобного испытать ей не придется. Филиппа поднялась на ноги и стащила косынку.
В их компании появилось новое лицо. На шерифа, несмотря на военную выправку, незнакомец был непохож, его оружие находилось в опасной близости от лица главаря банды.
Сделайте одолжение, спустите курок, - прежде, чем как следует подумать тихо проговорила Филиппа. К счастью, никто из бандитов не обратил на неё внимания. Оставшиеся в живых индейцы выглядели не лучше мертвых, которые усеивали небольшой клочок пустыни.
Нынче у стервятников и койотов будет славный ужин.

+4

24

[NIC]DARREN HAWKINS[/NIC][STA]аристократ-дикарь[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2DTvf.jpg[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/2DTr2.gif
"I’ve seen the battle and I’ve seen the war 
And the life out here is the life I’ve been sold.”
[/SGN]

Стадия преследования и разнюхивания закончилась как раз тогда, когда кучка идиотов решили действовать самостоятельно. Впервые Даррен столкнулся с тем что его не послушали. Хотя остальные случаи он, скорее всего, пытался забывать ибо терпеть не может, когда люди не выполняют приказов. Не потому что он был человеком, что кровь из носу хотел какой-то власти пусть даже и мнимой, или потому что любил распоряжаться людьми. Нет, это все сущая ложь, просто в своей жизни Хоукинс часто попадал в ситуации, где ему приходилось брать инициативу на себя, иначе результат будет неудовлетворительный. Когда есть возможность посидеть в тени и выполнять чьи-то приказы – он также прекрасно с этим справляется. Сейчас он отправился на самоубийственную миссию, с которой хотелось бы выбраться победителем. Так вот, Даррен был человеком не желающим власти, а человеком, что горит идеей и поэтому ради воплощения той самой идеи готов горы проломить в буквальном смысле. Власть ему чужда, а вот контроль – это вполне по его части. Люди подчинялись ему в своё время, а еще раньше шли за ним. Теперь этот человек оказался в прериях, где наставил пушку на опасного преступника, потому что в голову ему стукнула безумная идея.
Когда на него мигом взглянуло дуло ружья каждого члена банды, Даррен не дрогнул, не сдвинулся в места и даже не переступил с ноги на ногу. Обычно такие маленькие незатейливые движения выдают легкую нервозность. Да черт возьми, кто не станет нервничать, когда на него направили с десяток (а у страха глаза велики) ружей. Хоукинс не нервничал вообще. Странное противоречие, учитывая, что недавно он совсем не хотел отправляться на тот свет и даже взялся за это дело, чтобы спасти свою шкуру. Теперь он казался тем человеком, которому не страшна смерть априори. Если бы только ребята, что были с ним остались и послушали его, Даррен спланировал бы грамотную атаку. Он знал много военных тактик, а иногда мог придумать на ходу в зависимости от ситуации. Вот только один в поле не воин. Бывший солдат остался сам на этом задании и тактика им уже выбрана.
- Кто ты такой? – Даррен в ответ неприятно улыбнулся. Девушка подняла дуло револьвера к плечу. В этот момент Хоукинсу сильно не хватало ружья под  его плечом. Остальные сделали, как она. Выждав приличную паузу, южанин опустил револьвер несмотря на то, что именно этого могли от него и ждать. Он отошел от Ринго на шаг в сторону в случае, если бандит захочет ответить обидчику. Вообще вариантов развития событий было много и все заканчивались тем, что мистера Хоукинса поразит чья-то пуля. Будь то Ринго, Стана, или все разом члены банды. Даррен понимал это и осознано опустил оружие. Не потому что по-глупому и выдуманному кодексу трусов стрелять в безоружного нельзя - чтобы продемонстрировать что он не представляет угрозы на данный момент. К огромному счастью стрелять в него не стали. Это был самый маловероятный исход событий, но только Господь, в которого ветеран войны не верил, распорядился так, что пока сапоги мужчины еще потопчут земли Дикого Запада.
- Ну? Чего ты хочешь?
Даррен привык быть прямолинейным и всегда говорил по сути, не отступая от дела.
- Принять участие в вашей гонке, - просто ответил мужчина. Он заметил, как члены банды переглянулись. – Я знаю, кто вы.
Напряжение стало еще больше.  Слишком нервные снова подняли не него оружие, только Хоукинс на это не отреагировал. Вёл себя уверенно, будто он хозяин ситуации. Это также одна из его привычек, что бесила окружающих.
- Те ребята, которые напали на вас были моими людьми. Тихо, спокойней, - мужчина улыбнулся. Теперь и его дуло смотрело вверх, он даже слегка приподнял руки. Откровенно говоря, обстановка накалялась. Даррен стоял один против целой банды.
- Кто вы? Вы пришли помочь нам? – одна из заложниц не выдержала. Даррен удивился, потому как остальные и даже пастор предпочитали с осторожностью наблюдать, никто не рискнул дать о себе знать бандитам.[float=left]http://funkyimg.com/i/2DTtm.gif[/float] Хоукинс медленно перевел взгляд на пленную, а потом мельком посмотрел на остальных и себе под ноги. Он подумал, как бы заложники не вытворили чего и не угробили себя вместе с ним. Да, он пришел помочь. Именно поэтому он здесь. Вслух же не сказал ничего.
- Губернатор жаждет ваши головы, - спокойно сказал Даррен. – Вы натворили дел, работаете шумно и грязно. Не мне судить конечно. Меня отправили, чтобы я притащил ваши задницы на суд. Но я один, а вас много. Человек я благоразумный и многое повидал. Те идиоты, которых отправили со мной полегли, потому что не слушали приказов. Я к чему веду. Когда власти поймут, что вы перестреляли добровольцев и что я не вернулся, о чем они конечно же жалеть не станут, за вами отправят элитный отряд. Они найдут ваш след быстрей, чем вы успеете унести отсюда ноги.
Хоукинс бросил тяжёлый взгляд на заложников. Две девушки и служитель церкви. Чудо, что они еще живы. Потому как бандитам проще было бы их убить и найти карту. Даррен в своё время состоял в преступной группировке и никогда не перечил главарю, бывало выполнял его приказы, но в деле бандитизма никогда не хотел перетягивать весло на себя. О том, что спустя какое-то время после ухода из банды он убил главаря – история умалчивает. Убийства, грабёж, или поиски золота по трупам – это те идеи, которыми южанин никогда не загорится. Но, допустим, первым он промышлял ранее, когда мстил за семью. Иногда на работе, когда к нему подсылали убийц. Грабил собственные поезда чисто ради интереса и что бы ударить по карману тех толстосумов, что прогнали его с работы по причинам ревности к женщинам или к самой власти. Золото мужчину никогда не интересовало. Ему нужна идея. Сейчас главное спасти жизни этих людей. Задача не из простых. Смертоносная идея.
- Я не угрожаю, хочу предложить свои услуги. Помогу добыть золото. Я разбираюсь в такого рода работах. Вам не придется самим рыть землю. Я найду надежных людей, они пойдут за мной, потому как с вами работать не станут. Насчет платы – дело десятое.
Хоукинс знал, что Стана и Ринго не захотят делиться золотом ни с какими рабочими, не будут делить его с индейцами, что входят в их команду. Не станут отдавать долю ему и уж тем более не собираются платить каким-то там рабочим. Также мужчина допускал мысль, что сами Стана и Ринго могут сцепиться друг с другом в итоге, если жадность в них победит. Но в одиночку им не добыть огромные залежи золота, какими бы жадными те не были. Это не пиратский сундучок, закопанный на острове, лопатами откапывать.
- Вы пока подумайте над моими словами, а я присмотрю за заложниками, - мужчина положил пистолет в кобуру и отошел в сторону. Он подошел ближе к девушкам и пастору, стал спиной к разбойникам, положил руки на пояс якобы ждёт решения. На самом деле Хоукинс оценил ситуацию. Среди заложников девушка знатного происхождения, очевидно, из какой-то богатой семьи. Её статус может сыграть на руку им всем. Молчаливый проповедник и отважная блондинка. Даррен почесал нос, мельком оглянулся, чтобы проверить слушает ли их кто. Индеец, что был приставлен к заложникам отошел помочиться. Удобно вышло. Даррен обратился к ним.
- Они ищут карту? – осторожно поинтересовался мужчина. Хорошо, что некоторые из бандитов стали скандировать о том, что Хоукинса нужно пристрелить немедленно. – Если так кто-то один кивните.
После подтверждения вопроса, Даррен расправил плечи и переступил с одной ноги на другую потянув воздух носом.
- Значит слушайте меня, если она еще у вас - держите её как можно дальше от них. При удобном случае избавьтесь от неё, - Хоукинс говорил тихо, тоном какому сложно возразить. – Если найдут карту, вы им станете не нужны.
Бандиты успокоились, стало тише, отлучившийся индеец вернулся обратно. Даррен замолк. Мужчина продолжал сверлить глазами заложников, будто пытался понять, у кого из них хорошая память и кто спрятал карту. Более пристальный взгляд он задержал на блондинке, пока не услышал шаги за спиной. Конфедерат развернулся абсолютно спокойный, каким был с самого начала.
- Что решили?

Отредактировано Braneyn (2018-03-29 14:34:10)

+6

25

[NIC]JOHNNY RINGO[/NIC]
[STA]Потомственный бандит[/STA]
[AVA]https://avt-23.foto.mail.ru/mail/gor55-55/_avatar180?[/AVA]
[SGN]Когда изобрели порох-карате закончилось.[/SGN]

офф

Милая, Барса, заранее прошу прощения, за один момент в посте. Надеюсь, ты на меня не обидишься. Это просто игра  ;)
Хоукинс, тоже прости. Ты крут. ничего личного

Хотелось размозжить башку незнакомцу, но Джон терпеливо ждал. Не стоит провоцировать того, кто навел на тебя пушку. К счастью люди здесь собрались воспитанные и быстро пришли к соглашению. Оружие опустили, и взгляды противников встретились.

(*звук удар хлыста* Тема Клинта Иствуда).

Перед бандитом стоял нормальный с виду мужик - типичный представитель дикого запада. Шляпа, широкие плечи, запыленные сапоги, изрядно истертое серебро на револьвере. Видно, что оружием своим владелец пользуется и довольно часто. В общем, это был не городской простофиля, а человек, имеющий за собой немалый опыт. Не даром же он подкрался к Джону настолько бесшумно и незаметно. Ну? И чего тебе в самом деле от нас понадобилось?

При сложившихся обстоятельствах, глава банды должен был его пристрелить. Пристрелить, забыть и вершить свои дела дальше. Одному богу лишь известно, отчего он еще этого не сделал. Возможно в его голове разгорелась дискуссия о том что было бы веселее -  повесить негодяя или же протащить за лошадью до самого каньона?

Решение начало склоняться ко второму варианту, как тут незнакомец изъявил желание присоединиться. От наглого заявления, былая мысль бандита мгновенно улетучилась. "Чего?" Поначалу он даже и не собирался внимать никаким аргументам. Естественно, нет. Левый мужик со стороны ему был не нужен. Но, раз уж он здесь, раз уж притащил свою задницу на собственный страх и риск, то ради уважения его храбрости, Ринго даст ему шанс сказать.

- Нас многие знают. - Бросил Джон незнакомцу. - А что касается твоего желания... - Внизу прозвучал щелчок.- У тебя минута, что бы заинтересовать меня, приятель. - револьвер Ринго был нацелен в живот Даррена.

Как и принято у цивилизованных джентльменов, разборка велась в спокойном тоне. Никто не орал, не брызгал слюной, не мерялся яйцами -  всё довольно культурно. Но без последствий диалоги такого рода здесь заканчиваются редко. И вероятность того, что бродяга унесет свои кишки в кармане, была велика. И это еще в лучшем случае...

- Те ребята, которые напали на вас были моими людьми.
Конечно, признания мужика не понравились никому. Новости хреновые. Значит на Ринго и его людей уже ведется масштабная охота. И это при том, что сам он застрял на одном месте. Брюнет посуровел, а тут еще масло в огонь подлила та самая пленница-блондинка. "Что за баба, твою мать!" - эта мысль отчетливо мелькнула в глазах главаря. Он закатил глаза и тогда взглянул на стоящего рядом с ней чероки.

- А, ну, заткнись. - индеец перехватил блондинку за предплечье, хорошенько встряхнув при этом. Отношение к дамам даже у бандитов было более менее почтительным, но эта леди просто выводила Ринго из себя. Очевидно рядом с нею не было мужчины, который бы ее приструнил. Что ж, он возьмется за ее воспитание... Чуть позже.

Строптивая умолкла, внимание вновь переключилось на неизвестного.

- Сочувствую. - Разочарованно кивнул Ринго в сторону мертвецов: - Надеюсь, ты не платил им вперед.
Направленный ствол неумолимо служил напоминаем о скоротечности времени.

- Я к чему веду. Когда власти поймут, что вы перестреляли добровольцев и что я не вернулся, о чем они конечно же жалеть не станут, за вами отправят элитный отряд. Они найдут ваш след быстрей, чем вы успеете унести отсюда ноги.

Ну, в этом мужик был прав. Бандитам действительно пора уходить. Из-за громкой перестрелки, сюда скоро нагрянет местный шериф. Да и отведенная минута уже почти трещала по швам.

- Я не угрожаю, хочу предложить свои услуги. Помогу добыть золото. Я разбираюсь в такого рода работах. Вам не придется самим рыть землю. Я найду надежных людей, они пойдут за мной, потому как с вами работать не станут. Насчет платы – дело десятое.

"Хм" Помедлив пару секунд, Ринго крутанул револьвер в руке. Описав полный круг, дуло нашло свою цель в небе и остановилось. Убийство откладывается? Да, предложение незнакомца возымело свой эффект. Ринго не хотел делится золотом, но, как ни крути,  рабочие люди ему были нужны. Сперва он думал свалить всю работу на краснозадых, но кто знает, как эти сволочи поведут себя на месте. С белыми, конечно, договариваться проще - пообещал денег и все. У тех же вечно какие-то свои заморочки, то с дУхами, то с прочей атрибутикой. Так что с людьми бродяга не прогадал. Предложение дельное. С другой стороны, с какого, спрашивается, черта, Джону доверять ему?

Проводив наглеца взглядом, Ринго воспользовался паузой только, что бы перемолвиться с сестрой. Решение насчет парня он уже вынес. По глазам бандитки было ясно, что непрошенный гость ей не нравится, и она недоумевала какого черта тот до сих пор ходит на своих двоих. Не дожидаясь, пока Стемпфорт откроет рот, дабы высказать свое отношение к ситуации, он приложил указательный палец к ее губам и отрицательно покачал головой:
- А-а...Убить его всегда успеем. А вот лишние руки нам точно не помешают. - Глаза мужчины, вдруг азартно заблестели: - И что-то я не припоминаю, что бы когда- либо видел у тебя в руках кайло. - Черт, а ведь он бы даже заплатил за то, что бы увидеть, Стану за столь кропотливой работой!  - Но это и к лучшему, дорогая. - заговорчески шепнул он ей на ухо. - Мне кажется бригада профессионалов нанесет каньону намного меньший урон, чем твои очаровательные ручки.

Джон наслаждался произведенной реакцией. Порой ему так нравилось поддевать кузину. Злилась она забавно.

Доверия к незнакомцу не возникло ни у кого. Даже краснокожие, и те высказывались в его адрес довольно однозначно.
- Белого человека надо убить! Духи говорят, от него будет зло.
-Убить. Убить. Убить! - Скандировали остальные чероки.

- Замолчите.
-Одним словом, не повышая интонации, Джон остановил этот самопроизвольный митинг. Дай волю, и эти дикари начнут считать что их мнение тоже имеет свой вес: - Значит так, слушайте мою команду. Мы уходим отсюда прямо сейчас. Берем пленников и движемся в направлении Пайквью. - Индейцы удивленно переглянулись, мол, чем обоснован такой выбор?
- Там, неподалеку - пояснил Ринго для индейцев: - живет один наш приятель. Ночевать будем у него. - Джонни взглянул на небо. Солнце стремительно снижалось. Надвигались сумерки. - Поторопимся, надо успеть до темноты.

Команда согласно закивала. С направлением все было понятно, оставалось решить лишь один вопрос. - Что будем делать с ним? - спросил индеец, скосив глаз на Даррена.
- Как что? - загадочно ухмыльнулся Ринго: - Дадим ему то, чего он так хочет.

Жестом он приманил двух индейцев и те пошли за ним. В то время, наглец в шляпе развернулся на звуки шагов. - Что решили?

Для начала Ринго решил поквитаться. Не сбавляя шагу, он с ходу врезал мужику в грудь. Удар был такой, что заставил того сложиться пополам. В ту же секунду, чероки схватили мужчину за руки и завели их назад, не давая ни единого шанса высвободиться или ударить в ответ. Револьвер конечно же был конфискован.

Ринго склонился к лицу мужчины (благодаря чероки тот все еще пребывал в неудобном скрюченном положении), и приставил пистолет к его лбу:
- Еще раз станешь угрожать мне, - произнес он таким убедительным тоном, что сомневаться в сказанном не приходилось: - я засуну твой ствол тебе прямо в задницу. И заставлю на ней прыгать. Ясно? - Под тяжелым взглядом бандита, ствол вдавливался в лоб парня все сильнее и сильнее. Напряжение длилось еще несколько секунд и только потом главарь, резким нажатием оттолкнул его голову назад, убрал пушку и выпрямился. На челе незнакомца красовался круглый отпечаток.

- Что решили... - повторил Ринго. Он нехотя пожал плечами и добавил: - Возьмем тебя с собой. Эй, ты, Сыч! - а это уже было адресовано индейцу - разведчику. - Иди, разузнай мне все, что только сможешь о нем. Да побыстрее!
Дикарь закивал головой, и опрометью бросился в сторону города. Через несколько секунд его тощая фигура исчезла за большим холмом и бесследно пропала.
- Посмотрим еще, на что ты сгодишься. - Это было последнее, что бандит бросил незнакомцу. После чего, того хорошенько связали по рукам, ногами и навьючили на лошадь, как какой-нибудь мешок.

С пленниками в этом плане отнеслись более гуманно. Их усадили на свободных лошадей. В результате стычки с переодетыми солдатами последних было предостаточно. Однако, что бы избежать нежелательных глупостей, и дамам и пастору еще покрепче связали руки перед собой, а поводы их коней привязали к лошадям чероки.

Джонни забрался в седло, и увидел, что несколько индейцев все еще тусуются возле трупа старика. Они наспех разорвали пустой мешок и теперь обертывали его этой тканью..

- Что... - начал он было раздраженно: - Что вы там копаетесь? Забросайте его камнями и поехали.

Время играло им не на руку, но индейцы, очевидно, не разделяли его рвения. Они сурово уставились на своего белого вожака и сказали:
- Нет. Он был вождем и шел в каньон де Оро. Мы похороним его там.

Совсем обнаглели! Теряя самообладание Ринго быстро заморгал, надеясь уловить в разрисованных лицах хоть какой намек на шутку..
- Вы рехнулись! - Усмехнулся бандит: - Да пока мы до туда доберемся он уже начнет смердеть.

Но суровые дикари были настроены вполне серьезно. Вождь для них был фигурой почитаемой, и согласно их индейским традициям - не отдать ему дань уважения являлось великим грехом. "Псы смердящие" - выругался про себя Ринго. Да что бы еще раз в жизни он имел дело с кучкой дикарей! Конечно же, на чувства краснокожих ему было плевать. А вот на успех своего мероприятия - нет. Потому, видя, как некоторые ирокезы покрепче ухватились за ружья, Джонни пришлось вспомнить ради чего он вынужден терпеть их.
- Ну, конечно. - кивнул он и развел руками: - Раз он вождь, то мы похороним его по всем правилам. "Идиоты" Ринго уже во всех красках представил какая же им предстоит вонючая прогулка, если он не придумает как избавиться от трупа раньше. Кто сказал, что например, ночью его не смогут утащить койоты?...

Сей молчаливый компаньон достался Даррену Хоукинсу. Индейцы перекинули труп старика на ту же лошадь, что и его. Теперь можно было отправляться. Объехав свою команду и убедившись, что пленные надежно связаны, Джон дал сигнал и банда быстро двинулась в путь.

Пустошь, усеянная трупами, осталась позади. В этот раз, Ринго был согласен, банда сработала действительно хладнокровно и грязно. Они оставили самый приметный хвост, какой только могли. Потому им и нужно было двигаться в район Пайквью - там пролегало множество перегонных троп - среди них следы бандитов затеряются бесследно. Это одна из двух самых главных вещей, которые Ринго сегодня должен быть сделать. Вторая - это как следует нажраться в честь побега, победы и предстоящего наиинтереснейшего приключения.

Бандит обернулся назад, и окинул взглядом людей, с которыми ехал: - Любимая сестричка (и надежная напарница одновременно); кучка дикарей, которые, не смотря на некоторые нюансы, были ребятами надежными и исполнительными; молодая симпатичная аристократочка; молчаливый, но храбрый священник; бойкая ковбойша и тот парень, делящий лошадь с мертвецом.

В том, что оно будет интересным, Ринго уже и не сомневался.

Отредактировано Kainan (2018-08-01 09:29:25)

+2


Вы здесь » Древний мир героев и богов » Альтернативная реальность » Когда жажда золота слишком сильна


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC