При большом желании Эмилия легко могла стать аристократкой, но, оказавшись на земле, поняла, что в этом нет абсолютно никакого смысла. Может реверанс и озадачит разбойника с большой дороги, но грубая брань, кулак и меч быстрее объяснят, что на воспитанных девушек нападать себе дороже.
© Emilia


сюжет | список персонажей | внешности | поиск по фандому | акции | гостевая |

правила | F.A.Q |

Эта история далеких веков, забытых цивилизаций и древних народов. Мир, полный приключений и опасностей. Жестокие войны и восстания, великие правители и завоеватели, легенды и мифы, любовь и ненависть, дружба и предательство... Здесь обыкновенный смертный, со всеми своими слабостями и недостатками, способен на захватывающий дух героизм, на благородство и самопожертвование, которые неведомы ни богам, ни другим живым существам. Это история беспримерного мужества, почти самоубийственной отваги, это история, где нет пределов достижимого...

Древний мир героев и богов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Древний мир героев и богов » Взгляд в прошлое » Как там страшно! Наверное, там опасно! Давай туда пойдем! ©


Как там страшно! Наверное, там опасно! Давай туда пойдем! ©

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s020.radikal.ru/i719/1601/c4/b40480ad67e1.gif

http://i016.radikal.ru/1601/9f/1bb11562b26b.gif

Действующие лица: Pirithous, Nicoleta
Время и погода: Восемь лет назад; Погода отличная, но временами моросит дождь;
Место действия: Где-то в лесах между Афинами и Фессалией;
События:

В кои веке Тесей никуда не планировал уезжать, решив заняться своими царскими делами. А это значило, что Ипполит ни на шаг не отходил от отца, а Николета могла наконец отдохнуть. На протяжении всего года Пирифой прилежно, с завидной частотой наведывался в Афины, чтобы увидеть свою прекрасную амазонку. Решив воспользоваться данной свободой, он предложил Ники прокатиться с ним до Фессалии, заодно и с сыном познакомил бы да и мир бы показал. Поскакав наперегонки, эти двое увлеклись - амазонка вырвалась вперед и пропустила поворот. Казалось бы, что стоит вернуться и спокойно продолжить путь в Фессалию? Но что-то пошло не так...

+5

2

За весь тот год, что Пирифой ездил в Афины, он успел заметить одну интересную вещь: если Тесей дома и никуда не убегает по своим таинственным делам, то маленький Ипполит от него не отходит. Есть Ники рядом, нет ее - это уже неважно. Для ребенка отец был как свет в окне и больше его ничего не волновало. Не то что Полипет. Этот как проснется утром, так все - поминай как звали. Зови его - не зови, впустую. Он будет носиться где-то во дворце, доводить слуг, смеяться и играть. Есть дома отец, нет его, умер он, живой - какая разница! Пирифой всегда считал, что сын у него особенный - мальчишке было наплевать на окружающий мир. После смерти Дамии, Полипет совсем от рук отбился. Ну разве что повышенный голос и строгость его немного возвращают на грешную землю и напоминают о правилах поведения. Но и Пирифой особо не ругал его. Маленький же еще, вырастет, образумится. Скорее всего. Другое дело Ипполит. Весь такой ласковый, любящий и воспитанный. Хотя воспитанием его заняты - Тесей, Николета и еще пара нянек. Скоро к ним присоединятся учителя. Странно что этот ребенок был так поход на Антиопу - в частности характером и поведением, хотя воспитывали его все, кому не лень.
Пришпорив коня, Пирифой очень быстро миновал все леса и поляны, хотя ехал уже достаточно давно. Очень давно. Неблизкий путь лежал между этими двумя городами. Но оно того стоило. Ради Николеты точно. Царь постоянно вспоминал их первую встречу, а затем и последующие. Но первая... Пирифой мечтательно прикрыл глаза и едва не слетел с коня, получив по лицу веткой.
- Тьфу... - Фессалиец выплюнул пару листиков изо рта и скривился. Небезопасно это - о девушках думать в дороге. Лучше о птичках. Вон они как сладко поют, чирикают с утра до вечера, сплетничают наверное обо всем. Одна другой докладывает как день прошел, вторая жалуется на неверного мужа, который в чужом гнезде нашел себе приют, третья утомилась птенцов кормить и плачется, что птица-мать отказывается сидеть с внуками, пока она, летая в разные места, старается добыть пищу на всю пернатую семью. Нелегкая жизнь у птичек. Вон полетела одна. Наверное, работу ищет, чтобы деток воспитать и прокормить. Вот она забота материнская. А отцы от безделья на других птичек засматриваются. Те, что покрасивее, в гнездах сидят, кокетливо крыльями отмахиваются, а потом с чужими мужьями по кустам да дуплам чирикают томно.
Пирифой доехал до развилки и свернул направо. Вот уже показалась главная дорога, которая вела в Афины. Навстречу ему ехала телега с разным провиантом. Тесей любил, когда между его городом и другим велась торговля и вообще народ общался и жил в мире. Наверное для этого он отправлялся куда-то и пропадал где-то там днями и неделями, пока маленький Ипполит жался к Николете с одной стороны, а фессалиец с другой. Это были веселые вечера - если маленький наследник афинского трона отказывался спать, то и Пирифой, и амазонка наперебой начинали ему что-то рассказывать, отвлекать, развлекать. В итоге ребенок так уставал, что мог уснуть даже стоя. Своеобразная семья - не мать, не отец и не сын. Но все вместе они очень увлекательно проводили время, чем несказанно удивляли всех во дворце. Зато когда Ипполит все же засыпал наконец, то потом начиналось другое веселье. Тесей, помнится, узнав про все, сперва немного хмурился, для вида даже отчитал друга, а потом рассказал, где хранятся другие запасы вина. Это на случай если Пирифой и Николета снова случайно организуют себе свидание. Фессалийцу показалось тогда, что Тесея все это позабавило. Но вот и славно - без драк, без ссор, без лишних слов. Теперь Пирифой знал, где можно достать вино, меня даже была отведена отдельная комната на случай внезапного визита в отсутствие Тесея. Покои эти находились на почтительном расстоянии от комнаты Ипполита, чтобы вдруг не разбудить сие невинное дитя неподобающими звуками. Можно подумать из комнаты Тесея никогда такие не раздавались.
Пофыркав немного от внутреннего возмущения о делах минувших, Пирифой подобрался к массивным воротам города. Стража, признав царя Фессалии (грех не узнать-то, он и днем, и ночью являлся и они уже за много миль его чуяли и слышали и пол-оборота узнавали), пустили его в Афины, раскланявшись. Первый делом фессалиец поприветствовал всех на своем пути, даже тех, кто стоял к нему спиной и плевать хотел на визит постороннего царя. А он тем временем добрался и до дворца. Кругом было тихо, не считая воплей детворы на улицах. Но во дворце было спокойно. То ли Тесей спал, а Ипполит спал на нем, не отходя, и все вокруг ходили на цыпочках, чтобы не разбудить обожаемого царя и его сына, то ли все ушли гулять - Тесей, Ипполит, Ники и советники, взявшись за ручки, бродили по саду, распевали народные песни и мечтали хором о мире во всем мире.
Двери распахнулись и Пирифой вошел во дворец. Дворецкие направили его в тронный зал, где и находился царь. Фессалиец миновал широкий коридор с высокими зеркалами, прошел по парадной зале и бесшумно приоткрыл дверь. Тесей лениво восседал на троне, перебирая какие-то пергаменты и что-то помечал. Ипполит сидел подле него на подушках, играя с Ники, которая развлекала мальчика пока царь был занят. Прислушавшись, Пирифой понял, что его друг очень негромко о чем-то говорит с амазонкой. Надо признать что отношения этих двоих улучшались с каждым разом и это радовало Пирифоя. Непонятно почему правда. Вот и теперь Тесей что-то сказал и улыбнулся амазонке, та засмеялась и ответила. Идиллия.
- Значит я тут спешу, мчусь со всех ног, листья жую, птичек пугаю, а они сидят и веселятся, - деланно возмущенно воскликнул Пирифой, широко распахивая двери. Тесей мгновенно обратил на него внимание и поприветствовал улыбкой. Интересно, он хоть когда-нибудь бывает злым или просто без настроение? Не считая периода страданий по погибшей жене. Наверное нет. Пирифой опустил глаза - Ипполит, вырвавшись из рук Николеты, радостно подбежал к гостю. Фессалиец легко подхватил его и пару раз подбросил в воздух, вызывая у мальчика смех. - Вот только ты и рад мне, и ждешь меня. Не то что эти неверные! - поделился печалью царь с ребенком. Тот опять засмеялся в ответ. Вот как такого не любить и не баловать! - Неважно, что каждый мой приезд - внезапен и спонтанен! Ты всегда мне рад!

+3

3

тога

пусть будет такая
http://www.festogfarver.dk/3925-thickbox/gudinde-kostume.jpg

Довольно частым гостем во дворце стал друг Тесея. Всё началось после той ночи, когда Ники встретила его в лесу и немного поваляла в траве. Тогда изменилось многое, в том числе и отношение Николеты к мужчинам. И каждый такой приезд Пирифоя, всё больше сближал амазонку и царя. У неё менялось отношение к мужчинам, и она становилась более открытой. Девушка стала общаться с другими слугами, даже с теми двумя, которые когда-то побеспокоили Ники и фессалийца на кухне. Воительница стала чаще выходить за территорию дворца, гулять по улицам, знакомиться с людьми. Не всё время ей сидеть в четырёх стенах и приглядывать за маленьким мальчиком. Ипполита она иногда брала с собой, пару раз ей удавалось его вывести за территорию города, но естественно со стражей и через главные ворота, и днём, не ночью. А то бы ей Тесей голову оторвал за это, если бы узнал, что его маленького сына водят гулять туда, где не положено, под луной. Но при появлении в Афинах царя Фессалии, распорядок дня юной амазонки менялся. Добавлялись прогулки по садам, совместные обеды, но всегда неизменным пунктом в распорядке, оставался ночной поход на кухню. Хотя бы раз, им удавалось уложить будущего царя, спать пораньше. Тогда они отправлялись на ночную прогулку по городу, чтобы найти приключения и нагулять аппетит, а после возвращались. Пирифой готовил для Ники. Они пили вино, смеялись, всё как в первый раз. Это стало своеобразной маленькой трахеей этих двоих. И неизменно, Николета засыпала в объятиях мужчины. Одно время он продолжал оставлять её одну, но через пару месяцев, оставался с ней. Первый раз, когда девушка проснулась и увидела его рядом, то немного испугалась, пару раз пнула его и сама упала с кровати. Было больно, потому что она ударилась всем, чем смогла, ногой, рукой, головой, спиной и даже попой. Правда, после этого послышался звонкий смех и девушка, лёжа на полу, хохотала, понимая, что испугалась совершенно напрасно. И со временем, она привыкла так просыпаться, иногда даже не в своих покоях, потому что комната, которую выделили специально для этого гостя, находилась ближе к кухне, и следовательно идти до неё было ближе. И в случае внезапного падения с кровати, маленький Ипполит больше не просыпался.
Самое важное то, что Пирифой всегда появлялся внезапно, он не предупреждал заранее, просто приезжал и всё. Но это всегда нравилось Николете, то что он неожиданно появлялся, иногда привозил что-то, но девушка была рада его видеть не зависимо от того, появлялся он с пустыми руками или нет. Так и получилось в этот день. Тесей недавно вернулся из очередного похода и планировал остаться на некоторое время в городе, чтобы разобраться с делами. Когда такое случалось, то его сын проводил время с ним, ну, точнее рядом, играя с Ники, пока отец чем-то занимался. Сегодня получилось так, что они с самого утра засели в тронном зале. Царь сидел со всякими бумажками, а Ипполит с Николетой, натаскали туда кучу подушек, чтобы было удобно сидеть, ну, или лежать.
Утро выдалось немного утомительным, маленький мальчик бегал по всему дворцу, заставляя амазонку и своего отца, бегать за собой. Но всё же он успокоился, и тогда все могли вздохнуть спокойно. Ники удобно устроилась на подушках и покрывале, одну она положила себе под голову и обняла, а остальные были разбросаны вокруг. На одной из подушек сидел Ипполит и игрался, пытаясь перехитрить амазонку в этой игре, но у него не получалось и всё заканчивалось его смехом. А после он оказывался совсем рядом с девушкой и обнимал её. Это было очень мило, первое время это казалось странным воительнице, но потом она привыкла, и теперь не представляет и дня, без этих маленьких ручек, которые обвиваются вокруг её шеи. Когда Тесей разобрался с важными бумагами, он стал рассказывать о своих приключениях, где он был, что видел. Всё это было очень интересно и увлекательно, даже его сын заинтересовался и стал слушать, хотя скорее всего мало, что понимал. Но Николете это было интересно, когда-нибудь она тоже хотела посетить другие города и места, но пока у неё не было для этого времени, кто-то должен был приглядывать за наследником трона Афин. И приходилось лишь представлять всё, о чём рассказывал мужчина. Некоторые истории были забавными, а уж с мимикой Тесея, эти истории становились в разы веселее. И звонкий смех Ники тому подтверждение.
- Не правда, такого просто не могло быть, - отмахнулась амазонка и продолжила смеяться, обнимая маленького Ипполита, пока он не вырвался из её объятий и не побежал в сторону. Она обернулась и увидела Пирифоя. Тут же на её лице сменилась улыбка, став более мягкой и нежной, такой же как взгляд. Он умеет удивлять и появляться в самые неожиданные моменты. Девушка почти моментально поднялась с пола, но всё так же оставалась в стороне. Амазонка хотела подбежать к нему и обнять, но всё же понимала, что сейчас в помещении находятся два царя, маленький наследник и это будет не совсем прилично. Она вертела головой, смотря сначала на Тесея, а потом на Пирифоя. Ники продолжала бы так дальше вертеть головой, если бы афинский царь не кивнул, давая добро юной воительнице поприветствовать мужчину. Николета тут же сорвалась с места, фессалиец только и успел отпустить ребёнка, как девушка оказалась рядом. Она обняла его за шею и прижалась к груди.
- Я тоже рада тебя видеть, и ждала намного сильнее, чем Ипполит, - прошептала амазонка, утыкаясь носом в шею мужчины. Только так, и проявляла свои чувства к Пирифою Ники, при Тесее и его сыне, да, и при всех остальных. Она никогда не целовала мужчину при маленьком мальчике, хотя несколько раз фессалиец пытался поцеловать его, но девушка либо успевала повернуть голову, либо выставить перед его лицом ладонь. Так что, ему приходилось смириться с объятиями и тихим шептанием о том, что поцелуи будут потом.

Отредактировано Nicoleta (2016-01-30 05:31:27)

+2

4

- Правда? - искренне обрадовался Пирифой, но так же шепотом. Ипполит пока не планировал отходить на приличное расстояние или вообще покидать помещение, чтобы фессалиец мог с удовольствием поприветствовать амазонку. Еще и Тесей взирал на них снисходительно. Ну или как-то так. Пирифой не особо задумывался об этом. Продолжая обнимать амазонку одной рукой, второй гость потрепал Ипполита по волосам. - Кажется ты по отцу скучал. Вот иди и отвлекай его от дел, - великодушно разрешил фессалиец и подтолкнул трехлетнего мальчика в сторону Тесея. Более сговорчивого человека Пирифой в жизни не видел. Сказано - сделано. Ипполит мгновенно помчался к отцу, а тот едва успел словить его. - Скажи мне, о благородный Тесей... - обратился фессалиец к другу. Это было что-то вроде традиции или привычки, шутливо обращаться друг к другу, нарекать разными эпитетами, которые характеризовали одного и второго. - Не собираешься ли ты в ближайшее время покидать свои теплые покои?.. - поинтересовался Пирифой, не отпускай Николету. Его бы воля, он бы сразу перекинул ее через плечо и унес. Но в чужом дворце такое вряд ли стоит делать. Еще и советники за стеной наверное подслушивают и подглядывают. Вот это изображение какой-то битвы на стене - наверняка там есть специальные дырочки, в которых можно разглядеть любопытные глаза. На следующее утро после незабываемого знакомства с Николетой и признанием Тесею, Пирифой тщательно проверил комнату амазонки, подозревая, что по дворцу наверняка бродят извращенцы. К счастью, все обошлось и все остались живы. Но Ники с тех пор еще долго предпочитала переодеваться и спать в полной темноте. Так вот... - Нет? То есть ты будешь прилежно сидеть во дворце, присматривать наконец уже за своим сыном, заниматься своими делами, да? И, надеюсь, Ники тебе не нужна... - добавил Пирифой, выразительно отображая на лице все коварные планы. Тесеем не был бы Тесеем, если бы не понял очень тонкого намека.
- Если Ники не против, то забирай ее, - разрешил афинский царь, продолжая держать на руках сына.
- Ты же не против, о свет моей жизни? - обратился фессалиец уже непосредственно к самой амазонке. - Конечно же не против! Что за вопросы! - Сам себе ответил он и перевел взгляд на друга. - Если вдруг в наше отсутствие на Афины нападет враг, бей его, бей! А мы потом вернемся и восхитимся тобой, - сообщил он и увлек девушку в сторону выхода. - Не скучайте! - крикнул Пирифой напоследок и наконец покинул тронный зал. Как только двери за молодыми людьми захлопнулись, фессалиец огляделся по сторонам, выглянул из-под лестницы, которая частично прикрывала собой вход в зал, а потом повернулся к Николете. - Как же я скучал... - произнес он негромко и прижался губами к ее губам, наконец-то целуя. Дворец Тесея был немного странной конструкцией. Основной вход вел через коридор в гостевой зал, где находился фонтан, и где обычно собирались гости. По бокам этого помещения тянулись вверх лестницы. Одна с левой стороны прикрывала собой проход в столовую царя, а вторая справа - в тронный зал. Вроде - если ты не знаешь куда идти, то и не найдешь. А Пирифой знал. Поэтому теперь его и амазонку надежно скрывала лестница справа. Раз советники еще не вышли охать и сокрушаться о его загубленной жизни, значит были далеко...
Поцелуй немного затянулся, потому что последний раз фессалиец приезжал почти месяц назад. Так уж вышло, что какие-то непонятные личности покусились на его город. Он-то и так не шибко большим был, а эти вовсе решили то ли с землей его сравнять, то ли просто отобрать силой. Хорошо хоть Пирифой на месте был: сына спрятал, учителя тоже, быстренько позвал свою армию и выставил их за городские ворота сражаться. Сам собрал свой личный отряд лучших бойцов и отправился отбиваться с другой стороны. Угадал он верно - враги думали, что царь дурак. А царь был тем еще гением и побил противников от души, лишив их возможности повеселиться на его похоронах. Покончив со всеми делами, Пирифой искренне понадеялся, что за все это время Николета не позабыла его, а то обычно он приезжал раз в две недели, а то и раз в неделю на один день. Иногда ему казалось, что Ипполит его видит чаще, чем родного отца. Даже Полипе столько не видит его, сколько чужой сын. Но все были довольны. И Ипполит, и Ники, и Тесей. Ну кроме советников и некоторой прислуги - все. Ну может еще пара поклонников Ники были против его частых приездов. Но какая разница, о боги, ему-то что до их чувств, когда он сам благодарил все что можно каждый день за то, что у него есть амазонка.
Наконец оторвавшись от губ Ники, Пирифой перевел дух, вспомнил где он и зачем, и широко улыбнулся.
- Предлагаю тебе наконец покинуть этот дворец, этого город и... посмотреть на мой, - помедлив произнес фессалиец. - Заодно покажу тебе хорошие дороги, познакомлю со своим сыном, на тебя наконец посмотрят мои подданные. А то они уверены, что я брежу, постоянно говоря о тебе. Наверное считают тебя моей больной фантазией, - со смехом добавил царь и снова, но уже коротко поцеловал амазонку. Для пущей убедительности. - Обещаю вернуть тебя потом в целости и сохранности. Возможно не сразу... Но когда-нибудь, - деланно серьезно вставил Пирифой еще пару фраз. Он мог конечно и вовсе не отпускать Николету, попади она в Фессалию, но он хорошо знал о ее привязанности к малышу Ипполиту да и самому Тесею. Если уж его друг общался с женщинами и при этом не спал с ними, то это дорогого стоило. Это стоило ценить. Но в одном Пирифой был уверен - его друг никогда не позволит себе ничего лишнего с амазонкой. Во-первых, ее любил сам фессалиец и это уже накладывало определенные ограничения. Во-вторых, Ники была подругой и сестрой Антиопы. Это тоже немного смущало. А в третьих, зачем? У Тесея хватало воздыхательниц и без юной амазонки. Зато Пирифой мог спать спокойно, зная, что Николета в безопасности.

+2

5

- Правда-правда, - тихо пролепетала амазонка, теснее прижимаясь к мужчине. Маленький Ипполит всё ещё был рядом с ними и совсем не хотел так скоро уходить от любимого друга отца. Ну, что сказать, все любят царя Фессалии, мужчина хоть куда, красавец, весёлый, прекрасно со всеми ладит, такого просто невозможно не любить. Вот и маленький сын Тесея не стал исключением. Но фессалийцу удалось убедить, что ему необходимо быть рядом со своим отцом и он убежал к нему. В этот момент, Ники встав на носочки, коснулась губами щеки Пирифоя.
Сегодня он был более взволнован, чем обычно. И Николета была уверена, что он что-то задумал. А уж, когда он стал спрашивать Тесея о его ближайших планах, то амазонка поняла. Они давно говорили о том, чтобы куда-нибудь отправиться вдвоём. Например, в Фессалию или какой-нибудь другой город. Ники мало где была, приблизительно год назад, она лишь начала изучать Афины и гулять по городу. Но к сожалению, воительница не могла уезжать куда-то надолго. Ипполита нельзя было оставлять надолго. Его отец и так часто отсутствует, а матери вообще нет. Поэтому девушка не могла так поступить с маленьким мальчиком. А Пирифой, конечно, хотел показать ей свой дом, познакомить с сыном, со слугами и показать остальным. Она успела наслушаться от него историй, как никто не верит ему о существовании юной амазонки, которая украла его сердце. На самом деле, как-то гуляя по городу с будущим царём, ей повстречались путники. Они говорили о том, что они из Фессалии и решили отправиться в это путешествие, чтобы своими глазами увидеть таинственную воительницу. Конечно, эти двое смеялись, но всё же у них был аргумент: " - Не просто так ведь, наш царь чуть ли не каждую неделю наведывается в Афины!" Тогда амазонка лишь засмеялась и скрылась за углом, пока те двое её не заметили. Когда она рассказала об этом Пирифою, то они долго смеялись и тогда он решил, что она обязательно должна побывать в Фессалии. И даже, если ему придётся привязать Тесея к его трону и закинуть Николету себе на плечо, для того, чтобы вывезти из города. И кажется, наступил тот момент, когда ничто не мешает фессалийцу забрать Ники себе на несколько дней.
Диалог двух царей развивался настолько стремительно, что амазонка даже не успела согласиться на маленькое приключение, как Пирифой потащил её к выходу из зала. - Я постараюсь не задерживаться на слишком долгое время! Ипполит, слушайся отца! - Только и успела крикнуть Ники, как дверь за ней закрылась. Она осталась наедине со своим фессалийским царём. И он не смог не воспользоваться этим моментом. Да, и Николета не особо сопротивлялась, даже наоборот. Она с превеликим удовольствием ответила на поцелуй мужчины, обнимая его за шею и сильнее прижимаясь к нему.
Как бы не пыталась отрицать Ники, но всё же она успела соскучиться по Пирифою. Обычно он приезжал раз в неделю или две. Но в этот раз всё было не так, его не было целый месяц. Девушка переживала, ведь до неё долетала весть, что на город напали. Пусть, их царь и превосходный воин, но никто не может быть уверен, что останется жив на поле боя. Всякое может случиться. Потом была весточка о том, что всё закончилось хорошо. Он жив, с дворцом всё хорошо, но сам он не появлялся. Николета стала переживать, что наскучила ему. Может он встретил другую девушку, влюбился в неё и забыл о амазонке. И такие мысли посещали голову юной воительницы, когда она засыпала в своей кровати одна. Но она понимала, что такое возможно, они не клялись друг другу в вечной любви и ничего не обещали. Амазонка всё равно ждала и надеялась, что если вдруг он встретил кого-то, то хотя бы лично скажет ей об этом. И как же она была рада, когда он сам зашёл в тронный зал и не оттолкнул её. А теперь ещё и этот поцелуй, который определённо был более долгим, чем предполагалось сначала. Сейчас она была уверена, что все её мысли, были лишь фантазией и долгим отсутствием Пирифоя.
И всё же поцелуй закончился, но будь воля этих двоих, они могли бы целоваться вечно. Мужчина не выпустил из своих объятий Ники, а она не перестала его обнимать. Они всё так же стояли под лестницей и восстанавливали своё дыхание. А царь Фессалии тут же рассказал о своём плане. - Мне нравится, что ты придумал, - амазонка наклонила голову в сторону, - и я с удовольствием помогу доказать тебе, что я не просто твоя фантазия. А самая настоящая и живая девушка, - она осторожно коснулась губами его щеки.
- Когда-нибудь? - Николета нахмурилась, - только, чтобы это когда-нибудь не затянулось на слишком долго. Сейчас Тесей говорит, что никуда не собирается, а через несколько дней решит, что слишком засиделся во дворце. Я не хочу, чтобы Ипполит оставался без присмотра. Я обещала Антиопе, что буду приглядывать за мальчиком, если Тесея не будет рядом. Я согласна поехать с тобой, если ты обещаешь меня вернуть, как только я захочу назад. Пирифою оставалось лишь согласиться, потому что выбора у него не было. Получив его согласие, воительница быстро поцеловала его и взяв за руку, потянула за собой.
Девушка довольно быстро и торопливо вела царя в свою комнату. Пустив его внутрь, она закрыла дверь и взволнованно посмотрена на мужчину. - Что мне надо взять с собой? В каком виде лучше ехать? Не думаю, что моя одежда подходит для первого знакомства с твоими подданными и твоим сыном. Но у меня больше ничего нет, - Николета посмотрела по сторонам, - ещё несколько вещей, которые мне дал Тесей, но они совершенно не подходят для дороги. Что же делать? Ники растерянно посмотрела на Пирифоя, не зная, что делать дальше. Где сейчас найти то, что может подойти для первого знакомства с его сыном.

+2

6

- Для начала тебе надо успокоиться, - выдохнул Пирифой, когда Ники затянула его в комнату и перестала тащить через весь дворец. Он не стал ей говорить, что с царями стоит быть поаккуратнее. Особенно на лестницах. Каменных. Но девушка была так взволнована, что мужчина прикусил язык и лишь чуть склонил голову вперед, разглядывая ее исподлобья. - Подожди, ты же не хочешь вырядиться как все эти безмозглые дамы? - насмешливо поинтересовался царь, скрестив руки на груди. Он прислонился к стене и наконец выровнял дыхание после поцелуя и пробежки. - Все ждут амазонку. Мою амазонку. Ответ очевиден! - воскликнул он, словно они спорили уже не первый час и Николета пыталась надеть на себя что-то странное. - Возьми с собой оружие, а одежду мы найдем и у меня во дворце!
Девушки всегда были такими странными. Они могли упасть в обморок от вида крови, разрубить врага пополам, изменить мужу с выводком кентавров, принести себя в жертву богам - и все это радостно и непринужденно. Но выбор наряда вызывал у них большую головную боль, чем все вышеперечисленное. Как им вообще живется-то? Пирифой никогда не задумывался о том, во что он одет. Да, всякая разная царская одежда дома и в гостях, доспехи на войне, ничего в спальне с девушками. Не было у него этой проблемы. Вот еще - забивать голову тщательным подбором наряда. А вот девушки просто сводили его с ума. Даже те, кто по сути просто работал на  него или жил в его дворце. Например дочь его учителя. Она почему-то не выходила замуж, но каждое утро (по крайней мере в те дни, что Пирифой бывал дома) долго, слишком долго выбирала себе наряд, чтобы просто позавтракать с отцом и царем. Один раз фессалийцу надоело молча ждать и он прямо спросил, в чем такие невероятные различия между ее тогами, если она не может определить какая лучше. Ответ последовал сразу и был таким длинным, что все успели позавтракать, а Полипет еще и поиграть с учителем. Оказывается, утренняя тога длиннее дневной, чтобы не отвлекать от важнейшего приема пищи, ее плечики шире, пояс свободнее. После сна тело еще не пробудилось, поэтому стягивать его нельзя. Но если коротко изложить все это, то Пирифой резко выпил свое вино и убежал. Больше он никогда не говорил с девушками об одежде. До этого момента.
- Ники, поверь мне, ты мне нравишься в любом виде - и милой девушкой с длинной тоге, и воинственной амазонкой, и спящей без... Ай! - Пирифой увернулся от какого-то предмета, который полетел в него. Пролетел мимо к счастью. - Что я такого сказал? - возмутился царь, уперев руки в бока. - Я говорю, что мне неважно в чем ты поедешь. Можешь хоть мешок надеть! Тебя уже все любят, хоть и не верят в твое существование. Забавно, правда? Я им рассказываю, они в восторге, говорят - она такая милая, наверное, - вздыхают, ахают, смахивают слезы умиления, а потом успокаивают меня и говорят, что когда-нибудь мне повезет и я женюсь и перестану бредить. Но мой бред они любят. Это, видимо, должно меня успокаивать. Поэтому я намерен привезти тебя. А если ты будешь копошиться, бегать и выяснять, что надевают в таких случаях, я повезу тебя в Фессалию голой! - деланно сурово пригрозил Пирифой и перехватив взгляд Николеты, жизнерадостно рассмеялся. Долго еще он не мог успокоиться, но потом притих, лишь посмеиваясь про себя. Иногда, когда фессалийцу было очень скучно, он представлял себе, что бы сделал Тесей в той или иной ситуации. Все-таки дружба дружбой, но характеры у них были разные. Они вообще во многом были непохожи. Вот например сейчас. Если бы Тесей был месяц в разлуке с любимой девушкой и совершенно неожиданно оказался бы с ней в спальне наедине, то тут уже двух мнений быть не может. Без лишних слов ясно, как бы он выразил свои чувства. Пирифой помнил еще те моменты, когда его друг радовался долгожданной встречи с Антиопой. Он был так рад, что Пирифой приходилось по-быстрому убегать из комнаты, уводить слуг, советников, соседей, жителей города и ждать. Все лучше, чем быть свидетелем этой бурной радости. Себя же фессалиец считал более сдержанным что ли... Сейчас конечно отличный момент. Стоит только встать, отобрать у амазонки вещи, что она держит в руках и повалить ее на кровать. А потом решать, ехать ли им куда-либо или можно перенести знакомство с городом на другой день. Но Пирифой так долго ждал этого момента, этого дня. Ему не терпелось вывезти Ники из Афин, где она была подобна птичке в клетке. Главное - покинуть город, а повалить ее можно и по дороге. Лес густой, трава мягкая, кусты радушные и привыкшие. Другое дело, что сама амазонка не согласится, но и это решаемо. Никогда не знаешь, где тебя одолеет невиданная страсть.
Все так же посмеиваясь, Пирифой продолжал наблюдать за переодеванием Николеты и с самым приличным видом держал себя в руках. Просто любовался. Предварительно он, конечно же, проверил хорошо ли закрыта дверь. Подозрение в наличие извращенцев во дворце не пропало, а усилилось, стоило ему снова вспомнить советников. Наверняка эти старики любят молоденьких девушек. Ходили жуткие слухи, что в некоторых храмах старые жрецы устраивали страшные оргии, жертвами которых становились совсем юные девы. Они-то наивно полагали, что посвящают себя служению богам, а на деле все было иначе. Ужаснее. Пирифой был уверен, что обнаружь он подобное, непременно всех жрецов бы порешил.
Устав стоять в стороне, фессалиец приблизился к амазонке и мягко обнял ее сзади, ласково касаясь губами ее обнаженного плеча. Как же он скучал... Не проходило и дня, часа, минуты, чтобы он не вспомнил о ней. Все его мысли были заняты Николетой... Конечно и о нападении на город он думал, и о сыне, и еще о каких-то мелочах. Но в минуты покоя, амазонка возвращалась к нему и он был счастлив. Знал, что скоро все закончится и он снова ее увидит. А теперь он мог поцеловать ее плечо, а потом шею. Если дать ему волю, то и всю девушку целиком. Но желание поскорее вырваться отсюда подгоняло царя, напоминая о долгой дороге, темном лесе и ожидающих подданных.
Пирифой же знал, что не стоит мешать Ники. Теперь он уже не мог устоять и остановиться. За одним поцелуем последовал другой, за ним третий и далее по списку. Но их любовное уединение было нарушено каким-то страшным шумом. На миг показалось, что повара бежали с горой посуды, запутались в стражниках и все вместе покатились вниз по лестнице, а сверху в них воткнулись копья.
- Давай поспешим, - наконец уверенно произвес фессалиец и помог девушке надеть и поправить верх. Взяв ее за руку, царь бросил прощальный взгляд на эти теплые покои и поспешил прочь из них. Они миновали погром, который учинили слуги, разбросав что-то. Тесея видно не было: либо он привык к этому, либо не считал нужным бежать и проверять каждый естественный шум. Внизу стояли три советника и недовольно шептались. Заметив Пирифоя и амазонку они замерли. - Мое почтение, наимудрейшие, - насмешливо поприветствовал их царь Фессалии, приобнимая Ники и замирая перед ними. - Как поживаете? - Продолжил улыбаться мужчина. Советники запыхтели от злости. Помнили еще как застукали царя и амазонку на кухне в один из вечеров. Хоть Николета держалась своих правил и никогда не позволяла себе лишнего на людях и тем более при Ипполите, но на кухне-то никого не было! Они были совершенно одни. Весь дворец дрожал от храпа слуг и кто бы мог подумать, что именно в тот день, когда поцелуи вот-вот бы уже перетекли во что-то большее не в положенном месте, эти мерзкие советники пришли за горячим отваром за своих тощих ягодиц! Да, именно для них. Потому что именно это они обсуждали, когда вошли. Пирифой тогда долго смеялся. Очень долго. Фраза советника: "Уважаемый, этот отвар сделан из лучших трав Эллады. Он поможет Вашим ягодицам оставаться упругими" - надолго осталась в голове царя. Он не удержался и рассказал Тесею. Он сделал это. А потом хохотал, когда смеялся Тесей, видя любого из советников каждый раз.  Это было жестоко, но справедливо. - Прошу нас простить, но мы не можем остаться и поболтать с вами. У нас важнейшие дела, господа. Мы отправляемся на поиски... редчайших трав, - со смехом закончил фразу Пирифой и схватив Ники за руку, выскочил из помещения, слыша, как советники, топая ногами, мчатся в тронный зал, жаловаться Тесею. Эхом раздался его нервный смех. А фессалиец тем временем бодро вышел из дворца и вдохнул полной грудью. - Чувствуешь? Это запах свободы! - воскликнул он и поспешил вниз, увлекая за собой девушку. У подножия лестницы их ждали кони уже готовые к долгому путешествию. Слуги наполнили дорожные сумки провизией, чтобы хватило, покормили и лошадей. Теперь осталось только покинуть сами Афины. - Готова?

+3

7

Амазонка испуганно смотрела на Пирифоя и была такое чувство, что она видит его впервые. Ну, конечно, он же наверняка, описывал им прекрасную молодую воительницу, которая постоянно ходит в такой одежде, которая еле прикрывает её тело. Или нет, кто знает, что мог на рассказывать фессалийский царь своим слугам. Николета выдохнула и стала перебирать свои немногочисленные вещи. Если уж царь сказал, что стоит одеться, как настоящая амазонка, то почему бы и нет. Тем более, эта одежда, как никогда подходит к дороге, это удобно и практично. А во дворце и правда, он сможет найти ей что-нибудь более подходящее. Не возить же постоянно туда-сюда вещи. Ники уже сделала свой выбор в пользу того костюма, который фессалиец уже видел однажды, как раз во время их первой встречи. "...и спящей без..." - услышав это, девушка схватила первое, что ей попалось под руку и кинула в мужчину. На лице отчётливо можно было увидеть возмущение и смущение. Щёки юной амазонки стали розовыми и она отвернулась от Пирифоя, делая вид, что всё ещё выбирает в чём поехать. Но этот парень был неугомонным и даже так, он сумел ещё  больше заступать девушку. Ей всё же пришлось провернуться к нему. Не зная, что такого увидел смешного царь Фессалии, но его это очень рассмешило. Сама же Николета, не видела абсолютно ничего смешного. Но ей нравилось наблюдать за таким счастливым Пирифоем, когда он не думает о проблемах и кажется, абсолютно свободным. На лице девушки появилась улыбка и она отошла к кровати, чтобы положить на неё вещи и переодеться.
После знакомства с другом Тесея, и когда он рассказал ей, что в её комнате могут быть различные щели, через которые часто подглядывают, Ники, прежде чем начать переодеваться, внимательно проверяла закрыта ли дверь, обходила комнату пару раз и только потом начинала снимать с себя одежду. Сейчас, когда рядом находился фессалиец, амазонка решила пренебречь этим, потому что боялась, что это ему покажется странным. Ну, и она надеялась, что в его присутствии никто не станет подглядывать. Хотя, он сам проверил, насколько надёжно закрыта дверь. Воительница даже сейчас, немного стеснялась присутствия мужчины в своей комнате, но при этом уже не единожды предавалась с ним любви под покров ночи. Прятаться от него она не стала, а всего лишь повернулась спиной, всё же, он её уже видел без одежды.
Оставшись обнажённой, Николета поспешила начать одеваться. Первым делом, она надела на себя нижнюю часть, а взяв в руки верх, она почувствовала, как тёплые ладони коснулись её кожи, а губы плеча. Девушка улыбнулась и сделала попытку продолжить одеваться, но за первым поцелуем последовал второй. А ведь терпение у неё тоже не железное, она так же, как и мужчина скучала. Скучала по этим прикосновениям, поцелуям, объятиям. Ники даже заметить не успела, как повернулась лицом к Пирифою и обняла его за шею, прижимаясь к нему. В какой-то момент, в голове амазонки, даже была идея остаться здесь и никуда не ехать. Можно ведь перенести поездку на потом, ну, какая разница, когда все увидят таинственную возлюбленную царя Фессалии. Сегодня, завтра или через неделю. От этого же ничего не изменится. Но как хорошо, что есть знаки судьбы, которые вовремя предостерегают и помогают сделать правильный выбор. Громкий шум, кажется даже какие-то крики и воительница отпрыгнула от царя, испугавшись. Правда, потом она поняла, что этот шум устроили в коридоре и никаким образом, это не относится к тому, что они делали в её покоях. Ники засмеялась и всё же надела верх, и даже приняла в этом помощь от фессалийца.
Дальше всё происходило слишком быстро, она даже не заметила, как бежала следом за мужчиной вниз. Видимо он очень сильно хотел поскорее увезти от сюда свою амазонку. Но как обычно, где Пирифой, там обязательно будут советники Тесея. Завидев его они были не рады, они вообще не очень были рады, что Николета так сблизилась с ним, но ничего поделать не могли. Девушка улыбнулась им и помахала рукой на прощание. Вместе с царём Фессалии они покинули дворец и Ники сразу подбежала к своему коню. Погладила его и что-то прошептала.
- Конечно готова! - ответила амазонка, оседлав коня, - не отставай! Сказала она Пирифою, который всё ещё стоял на земле. Ждать она его не стала, знала, что он её очень быстро нагонит. Тем более, что в городе, Николета не рискнула сразу пуститься вскачь. Они довольно медленно ехали через город и старались нигде не останавливаться. Все оглядывались на амазонку, а мужчины жадно облизывались, глядя на её тело. Наконец они выехали за территорию города, а там уже можно было не ограничивать себя в скорости.

+2

8

Запрыгнув в седло, Пирифой уже был готов сорваться с места и нестись вдаль, навстречу новым приключениям и восторгам. Наконец-то он покажет своим людям Николету - любимую амазонку, бесстрашную воительницу и просто красивую девушку, которую он полюбил однажды всем сердцем. Вспоминая ту дивную ночь на кухне во дворце Тесея, Пирифой мечтательно вздыхал. Только он, бесстрашный царь Фессалии, мог найти себе девушку на чужой кухне.
- не отставай! - крикнула амазонка и царь пришпорил коня следом. Прекрасная пара покинула город в мгновения ока. Только платья простолюдин дернулись им вслед. Пирифой и Николета мчались вперед, царь подгонял коня и на очередном повороте, ему удалось настигнуть любимую.
- Ты хоть знаешь дорогу, что летишь быстрее ветра? - поинтересовался он и ветер не унес его слова, а донес до ушей Ники. Девушка наверное услышала его или просто соскучилась, но сбавила ход. Теперь они скакали вровень, пока не оказались в самой чаще леса. Риф поискал глазами знакомые тропинки, но он так увлекся преследованием Ники, что кажется потерялся в трех соснах. Они решили немного отдохнуть (долго же ехали, устали). Пирифой позволил коням пожевать траву, а сам уселся на поваленное бревно и посмотрел на амазонку. - Расскажи, как сильно ты скучала по мне, пока я правил страной, а ты бегала за Ипполитом по всему дворцу, - фессалиец лучезарно улыбнулся, надеясь услышать душещипательную историю о тоске и любви, о том как прекрасная дева томилась в заточении и сердце ее рвалось навстречу его! Пирифой мечтательно подпер лицо ладонями, с надеждой глядя на Николету. Ему несказанно повезло, что она ответила ему взаимностью. Их знакомство было настолько странным, что правда могло сойти за разыгравшуюся фантазию. Если бы наутро не появился Тесей, Риф решил бы что ему все приснилось.
Вскочив на ноги, он потянулся всем телом и даже немного покружил воительницу по небольшой полянке.
- Я очень надеюсь, тебе понравится Фессалия! Знаю-знаю, ты не бросишь Ипполита потому, что Антиопа просила присмотреть за ним... Но может лет через десять, когда ему уже будет не нужна нянька с копьем, ты согласишься жить со мной? - не без улыбки поинтересовался молодой и бодрый царь. Сейчас сын Тесея был маленьким и неспособным постоять не то что за себя, а даже на двух ногах ровно. Тесею тоже нужна был поддержка - не вовремя жена его отправилась в гости к Аиду! Он не спешил говорить, что хочет жениться на ней: боялся спугнуть. Ники могла, правда могла схватить копье, коня и убежать куда глаза глядят. Он не хотел этого. Тесей был в курсе и предупредил друга не делать глупостей. Ники только-только привыкала к мужчинам и боялась любого неосторожного слова. Не то что бы боялась, но копьем в глаз могла запустить. Это да. Фессалиец за это и обожал ее. За умение орудовать копьем. Строптивая амазонка - мечта любого царя. Жаль, что Антиопа умерла. Было бы весело ходить друг к другу в гости, где мужья - цари, а жены - амазонки. Пирифой снова мечтательно вздохнул.
Через какое-то время, когда лошади их отдохнули и наелись, а сами путники уже успели отсидеть себе мягкие места, царь и амазонка снова были в седле и мчались вперед, навстречу новым ощущениям. Дорога вела их далеко вперед, пока наконец они не очутились на перепутье. Но Ники снова вырвалась вперед. Молодец! Риф с удовольствием чуть отстал, наблюдая за амазонкой сзади, но залюбовавшись ею, а она - дорогой, они оба проскочили нужный поворот. В первый момент Пирифой немного растерялся, но продолжил скакать вперед, пока не позвал девушку:
- Ники, стой!
Амазонка послушалась и они вдвоем оказались в самой глухой чаще леса. Царь не стал спешиваться, но это не мешало ему  опасливо поглядывать по сторонам. Риф даже хотел обнажить меч, но передумал.
- Кажется, нам нужно ехать обратно, - негромко прошептал он, почему-то не повышая голоса. Но тропинка, по которой они приехали, затерялась среди деревьев и теперь смело можно было утверждать, что они заблудились. Фессалиец приподнялся в седле, вглядываясь в деревья. Какие-то шорохи и голоса доносились до его чуткого царского слуха, и ранимая душа истинного героя требовала не медля все выяснить. Он осторожно направил коня дальше, протискиваясь сквозь густые дебри веток и кустов. Голоса журчали и усиливались. - Я схожу с ума или меня кто-то окружает, - пробормотал он. Взгляд его выцепил птичку на дереве, которая со страху пыталась взлететь, но не могла. - Это знак - прошептал он амазонке, которая ехала рядом. Царь обнажил меч, а Ники - достала свое оружие.

+1

9

Девушка наслаждалась поездкой и скоростью, не часто ей в последнее время удавалось покататься на лошади в своё удовольствие. Большее количество времени она проводила с маленьким Ипполитом, а с ним такие развлечения опасны. Так что изредка Николета довольствовалась тихими конными прогулками с маленьким мальчиком и в окружении стражи. Поэтому амазонка никак не могла упустить такой возможности, тем более её любимец тоже соскучился по скорости, и был рад немного развеяться. Но спустя некоторое время, Ники поняла, что слишком разогналась, во-первых: она не знала дорогу, во-вторых: она соскучилась по Пирифою и побыть с ним рядом в дороге, она может лишь сбавив скорость.
Некоторое время они ехали рядом, Николета восхищалась лесом, природой и птичками, а Риф больше молчал и лишь изредка что-то говорил. Если бы не надо было заботиться об Ипполите, то девушка с удовольствием бы путешествовала с фессалийским царём, он бы рассказывал ей о новых городах, показывал новые дороги и учил бы всему. Но амазонка нужна была в Афинах, так что придётся пока довольствоваться этим небольшим приключением. Спустя некоторое время, всем потребовалась остановка. Кони проголодались, а им надо было размять ноги. Пока Пирифой занимался с животными и искал себе поваленное бревно, амазонка потянулась и немного прошлась по полянке.
- Я очень-очень скучала, - тут же отозвалась Николета и подойдя ближе, села на колени к царю, - ты даже не представляешь как! Я предлагала маленькому Ипполиту сбежать в Фессалию, чтобы повидаться с тобой, но он лишь говорил на своём детском языке, которого я не понимаю. Но вполне возможно, что он говорил о том, что не знает дороги и наше с ним приключение будет слишком опасным. Потому что, если бы о таком узнал Тесей, то возвращаться в Афины мне было бы очень опасно. Амазонка коснулась губами щеки Пирифоя и продолжила: - а однажды ночью я так соскучилась по тебе, что совершила небольшой набег на кухню, правда потерь со стороны припасов почти не было и без тебя это было не так весело, но я вспомнила нашу первую встречу. Девушка прижалась к мужчине, положив свою голову ему на плечо: - но тебя так долго не было, что я начала переживать... вдруг я тебе больше не нравлюсь или ты нашёл себе другую, например, когда собирался навестить меня, по дороге в Афины тебе встретилась другая прекрасная девушка, которую ты тут же полюбил и забыл меня. Потом дошла весть о том, что на Фессалию напали и я очень переживала, что с тобой могло случиться несчастье, что ты мог умереть или тебя ранили. Ники перестала улыбаться и сильнее прижалась к Пирифою, будто это могло что-то изменить в прошлом или она будет меньше переживать в будущем, - но потом советники Тесея сказали, что всё в Фессалии хорошо, царь жив и здоров, город в безопасности, - улыбка вновь появилась на лице девушки.

На небольшой поляне, на которой решили устроить остановку двое влюблённых, послышался девичий смех. Пирифой, совершенно неожиданно для Ники встал и покружил её. Всё это было необычно дляамазонки, она ещё не совсем привыкла к проявлению чувств со стороны мужчины, все эти объятия, мимолётные поцелуи, он мог её абсолютно внезапно взять на руки и покружить. Николета старалась привыкнуть этому, и даже пыталась сама показывать свои чувства к царю, обнимая его, садясь ему на колени... конечно, для него скорее всего, всё это было не так неожиданно, как для неё, но она честно старалась.
- Я уверена, что полюблю Фессалию так же, как и ты любишь её, - хоть Ники только и предстояло знакомство с городом и его жителями, но Пирифой всегда так красочно описывал его, что амазонка думала, что уже бывала там не один раз. И была уверена, что там всё так же прекрасно, как и в словах царя. Так что она с нетерпением ждала момента, когда ей самой удаться побывать в Фессалии. - Что? Жить с тобой? - глаза девушки расширились от удивления и может быть немного от испуга. Ей очень нравился Пирифой, и скорее всего она даже была в него влюблена, но она точно не была готова к такому. Но Николета не стала сразу паниковать, а повторила слова мужчины у себя в голове: "Но может лет через десять, когда ему уже будет не нужна нянька с копьём, ты согласишься жить со мной?". Через десять лет, тогда и правда, Ипполиту уже не потребуется защита Ники, там за воспитание наследника уже и сам Тесей возьмётся, так что амазонку ничего не будет держать в Афинах, если он не попросит её остаться. - Десять лет... так долго, - вслух начала рассуждать девушка, а подняв взгляд на царя Фессалии продолжила, - это значит, что ты так долго будешь со мной? И не бросишь меня? Когда до Николеты дошёл весь смысл этих слов, её глаза засияли, а на лице появилась улыбка.
Время шло вперёд и двум путникам тоже следовало отправляться дальше. Амазонка вновь оказалась в седле и не думала медлить, ей хотелось поскорее увидеть Фессалию, познакомиться с сыном Пирифоя, жителями города. Так что нельзя было задерживаться, но видимо у Пирифоя было своё мнение на этот счёт и он постоянно отставал от девушки. Иногда Ники немного притормаживала, чтобы он мог нагнать свою возлюбленную, а иногда специально вырывалась вперёд, навстречу ветру. Пока девушка не услышала, как мужчина её позвал. Она остановилась и даже развернувшись, пошла ему навстречу. Николета огляделась и поняла, что даже не заметила, как они оказались в чаще леса, если бы не Риф, то она так и скакала бы дальше, и никто не знает куда-бы её эта дорога привела. Потому что судя по лицу царя Фессалии, даже он сейчас не смог бы сказать, где они оказались, увлёкшись ездой.
В целом всё было прекрасно. Рядом любимый человек, вокруг природа и надо бы наслаждаться этим моментом, но слишком напряжённо как-то стало вокруг, шорохи и голоса доносились откуда то из-за деревьев. Инстинктивно Николета достала копьё и взяла его поудобнее, чтобы было легче обороняться, если на них вдруг нападут. Амазонка посмотрела на Пирифоя и хотела улыбнуться, но вместо этого тихо прошептала: - мне страшно. Хотя чего ей бояться? Она же амазонка, бесстрашная воительница, которая готова к любым неожиданностям. Видимо спокойная жизнь в Афинах, постоянная забота фессалийского царя и вечные стражники вокруг, повлияли на её отвагу... но она надеялась, что не очень сильно и всё же, была надежда, что в чрезвычайно опасной ситуации девушка не растеряется. Тем более, ей нельзя было сейчас умирать, "-я должна вернуться к Ипполиту и заботиться о нём, а через десять лет перебраться в Фессалию, чтобы жить с Пирифоем, как он хотел. Так что сейчас точно ничего страшного не должно произой...". Мысли прервал нарастающий гул голосов. Скрывающиеся до этого люди за деревьями, вышли и теперь Николета видела кто им угрожал. И если бы она знала кто это, то всё было бы намного проще, то есть, это определённо были люди, обычные люди нормального размера, но они были очень странные. Вместо одежды какие-то грязные и рваные тряпки, которые лишь местами прикрывали их наготу, сами люди такие же грязные, на шее у некоторых висят кости, собранные на верёвочке, а у других из костей поменьше сделаны браслеты на руках и ногах. Их волосы в ужасном состоянии и зубы... Всё это вызывало отвращение и Ники совсем не хотелось задерживаться здесь, ей даже не хотелось пачкать своё копьё о них.
- Как думаешь, а мы можем развернуться и просто убежать? - прошептала девушка царю, продолжая с опаской оглядываться на приближающихся аборигенов, - я предлагаю развернуться и бежать, а в крайнем случае воспользоваться оружием. Я их не боюсь, нет... но ты посмотри на них, как можно было себя довести до такого состояния? - пока Николета говорила, она даже не заметила, как гул прекратился и все внимательно смотрели на них двоих. Амазонка напряглась и сильнее сжала копьё. Один из "грязных людей" начал говорить, но девушка не понимала его, возможно он обращался к двум путникам, а возможно пытался приободрить своих соплеменников, чтобы они с улыбкой на лице разделывали свою добычу. Думать об этом совсем не хотелось, поэтому немного натянув поводья, Ники начала очень медленно отходить назад, конечно это было заметно настолько, насколько мог делать незаметно шаги назад конь, на котором сидела девушка. Неудачная попытка побега, не осталась не замеченной. И спокойный голос их вождя прервался, после чего со всех сторон послышались крики и девушка увидела, как на них бегут все эти люди.
- Бежим! - крикнула амазонка, развернувшись на коне. Хотела Ники обойтись без жертв, но в такие времена это довольно сложно. Ей всё равно пришлось расчищать себе путь, чтобы никто не поранил Фима или её. Несколько аборигенов получили копьём по голове, кому-то повезло меньше и теперь они истекали кровью, хотя Николета старалась причинить им как можно меньше ущерба. Всё же, если они сейчас смогут уйти от них, то следующая встреча будет менее трагичной и они вспомнят, что два путника не искалечили их всех, а значит они добрые люди и можно их будет не трогать. Скорее всего эти мысли немного наивны, и при следующей встрече эти люди будут более агрессивны и злы, но амазонка хотела верить в лучшее.

+1

10

Чуткая душа великого правителя Фессалии наполнилась сомнениями и опасениями. Доселе ему не приходилось встречать столь странных людей. Царь много странствовал и повидал такого, от чего даже у этих непонятых личностей волосы дыбом бы встали везде. Он не спешил проверять, что скрыто под их грязными тряпками, есть там вообще что-то или же там поселились злобные духи местного леса.
- Как думаешь, а мы можем развернуться и просто убежать?
Пирифой никогда не убегал с поле боя и считал это дурным тоном, так как невежливо поворачиваться к врагу задом. Того глядишь, наброситься кто и откусит ценный кусок полупопия. Может эти аборигены мечтали о его царском тыле? Риф с сомнением посмотрел на толпу и перевел взгляд на Ники, которая еще что-то бормотала и начала отходить назад. Вот он хотел ей сказать, что лучше не надо, но противники уже заметили ее попытки побега, а ведь эти господа с тряпках (хорошо звучит!) только-только начали что-то лепетать на своей лесном языке жителей кустов. Может они только что обвенчали Пирифоя и Николету, назначив их царем и царицей этих чащ?
- Бежим!
Пирифой не стал спорить, тем более, когда амазонка уже улетела вперед, а толпа погналась за ними. Пришпорив коня, царь решил, что никогда никому не расскажет, как удирал от непонятного кого посреди леса. Это была бы забавная история, окажись он в ее центре бесстрашным героем, а не тем, кто отбивается мечом от вопящих аборигенов.
- Может они просто хотят пригласить нас на ужин? - крикнул он девушке, искренне надеясь, что эти ребята просто сильно гостеприимные. Не хотели отпускать гостей из леса, не накормив. Или не приготовив. Теперь чуткая душа героя сомневалась в благих намерениях местного населения, которые слишком резво гнались за ними уже не первую минуту. Риф мог и остановиться, потыкать в них мечом, потолковать о манерах и правилах поведения, объяснить им, как не стоило себя вести с царями, но потом сообразил, что вряд ли эти аборигены поймут его. Их язык не очень походил на греческий, а сам Пирифой был не силен в других. Он-то учился и какие-то худо-бедно знал-понимал, но последние годы мало пользовался ими. То атака на город, но сына одернуть, то Николету поцеловать, то с Тесеем посмеяться. Некогда было тренировать языки. Это же надо было найти кого-то, кто говорил не только по-гречески...
Пирифой внезапно осознал, что увлекся философией бытия и проскакал слишком много. Они с Ники очутились в такой глуши, где точно никого не было. Царь огляделся, поискал глазами признаки жизни, но никого не нашел. Толпа временно отстала, оставшись где-то через ров, через который они верхом на лошадях лихо перемахнули. Пока аборигены мост построят, Риф и Ники успеют добраться до Фессалии, пожениться, наделать пару наследников, вернуться в Афины и обрадовать Тесея.
- Мне кажется, тут я ни разу не был, - серьезно поведал девушке царь, останавливая коня и разворачивая его к подъехавшей амазонке. Развилок было много и выбор был большой, оставалось только довериться своему чуткому внутреннему миру, который подсказывал Рифу оставаться на месте и пытаться вернуться назад тем же путем, храбро отбиваясь от почти беззащитных людей. Но Риф не был бы собой, если бы не проигнорировал голос разума в виде внутренней птички. Он огляделся по сторонам, изучая тропинки и выбрал самую милую и красивую. Но усомнился. Внутренние птички громко зачирикали, мешая идти дальше. Стоило ли слушать их сейчас? Пирифой спешился и прошелся по поляне, осматривая дороги. Желая убедиться в том, что они не провалятся в Тартар, ступив на траву, царь оглянулся на Николету. Он не раз уже мечтал о пышной свадьбе, где половина гостей ничком валялась в экстазе, а вторая половина то зеленела, то синела от зависти. Танцы, выпивка, веселье - все это на недели две, потом свадебное путешествие и поиски приключений, любовь под каждым кустом и гидры в каждом озере.
Размечтавшись снова, Риф едва не столкнулся с деревом, которое почему-то стояло у него на пути. Он недовольно наморщил лоб, бурча что-то про невоспитанные растения, которые понятия не имеют, как надо вести себя в присутствии царя. - Мы можем пойти в любом направлении. Главное - найти нужную дорогу и добраться до Фессалии раньше, чем тебе придется ехать обратно, а то мне опять не поверят и решат, что я совсем сошел с ума со своей таинственной амазонкой, которая может есть, может нет, но в целом хороша и так, в мыслях.
Риф, чья чуткая душа фессалийца не терпела сомнений, все таки еще раз обошел тропинки, присматриваясь к ним внимательнее.

+1


Вы здесь » Древний мир героев и богов » Взгляд в прошлое » Как там страшно! Наверное, там опасно! Давай туда пойдем! ©


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC