Он позволил крохотным капелькам проникнуть в его черную душу и посеять рассаду тепла и добра, превращая его извращенный разум в светлый и отчищенный от зла и ненависти. На это способна любовь? Или бог просто повстречал девушку, которая не испугалась его, девушку, которая поцеловала его, манила его и заставляла дрожать от собственного холода в страхе потерять свою маску, которую он годами старательно лепил подобно величайшему мастеру. И теперь, когда результат на лицо, в какие-то легкие мгновения эта маска даёт трещину обнажая человека, желающего любви. Или монстра, коим он родился.
© Loki


сюжет | список персонажей | внешности | поиск по фандому | акции | гостевая |

правила | F.A.Q |

Эта история далеких веков, забытых цивилизаций и древних народов. Мир, полный приключений и опасностей. Жестокие войны и восстания, великие правители и завоеватели, легенды и мифы, любовь и ненависть, дружба и предательство... Здесь обыкновенный смертный, со всеми своими слабостями и недостатками, способен на захватывающий дух героизм, на благородство и самопожертвование, которые неведомы ни богам, ни другим живым существам. Это история беспримерного мужества, почти самоубийственной отваги, это история, где нет пределов достижимого...

Древний мир героев и богов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Древний мир героев и богов » Взгляд в прошлое » Одержимость: На грани безумия


Одержимость: На грани безумия

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s008.radikal.ru/i304/1512/26/0fb86f417dd7.gif

http://s017.radikal.ru/i436/1512/14/1af1d07cb5d5.gif

Действующие лица: Theseus & Ariadne
Время и погода: Жаркий летний вечер, около трех лет назад;
Место действия: Афины: Лес и дворец;
События:

Непоседливый Тесей, не успев вернуться домой, все время порывался покинуть стены дворца. Хотя бы на некоторое время. Прогуливаясь по окрестностям, он наткнулся на группу разбойников, в ногах которых лежала девушка - перепачканная, немного окровавленная, несчастная. Естественно, царь не остался в стороне и враз отбил ее у негодяев. А саму жертву отнес во дворец, чтобы слуги помогли ей. Узнает ли Тесей в ней ту, которая прожив так долго вдалеке и узнав, что он свободен, уничтожила все, что имела и бросилась к нему? Узнает ли он ту, чья одержимость героем росла день ото дня?..

+4

2

Стена дождя обрушилась почти внезапно, небо враз затянуло плотными свинцовыми облаками, сквозь которые не проглядывал ни единый луч света. Лишь где-то вдалеке нечто напоминало блики солнца, но это был, скорее всего, очередной обман зрения, как будто ты в пустыне и направляешься к оазису. А он, казалось бы, так близко, но при этом так далеко... А может, это действительно мираж? Или нет?.. Девушка резко остановилась, словно наткнулась на невидимую стену, и лихорадочно облизнула губы, только сейчас осознав, какой путь она проделала почти без остановки, и не сделав при этом ни единого глотка воды, не говоря уже о какой-либо еде. Принцесса сглотнула и почувствовала, как усталость накатила на неё и явно застала врасплох, после чего Ариадна прижалась спиной к ближайшему дереву, которое выглядело более-менее надёжным и с помощью которого девушка хотела укрыться от набирающей обороты стихии.
Путница глубоко и напряжённо дышала, а в голове мелькал один-единственный образ. С годами он успел немного стереться, потерял всю свою яркость, стал более расплывчатым, но ничто не могло выбить из Ариадны эти воспоминания. Лучшие, как сама она считала... Дыхание же тем временем заметно участилось, одежда очень быстро намокла, облепив такое хрупкое с виду тело. Ткань топорщилась, так что девушке казалось, что она снова находится в неволе, с тем, к кому никогда не испытывала ничего серьёзного. Принцесса сжала тонкие пальцы в маленькие кулаки и запрокинула голову, упираясь макушкой в кору и напряжённо хватая воздух ртом, а капли влаги тем временем попадали прямиком в горло, обильно смачивая лицо и губы принцессы... Время от времени она их жадно облизывала, пытаясь утолить хотя бы так жажду, но это желание было настолько второстепенным перед тем, что на самом деле её волновало, тревожило и беспокоило...
Девушка практически забыла, кто она такая... Как бы ни старался Дионис её удержать, стремление к воле и свободе, а особенно - к нему, тому самому, кто заставил сердце всколыхнуться, было сильнее всего. Сильнее голоса разума. Сильнее голода и жажды. Он был для неё всем. И ничем одновременно. Девушка не знала, не понимала, не хотела даже думать, что Тесей - от одного его имени по коже уже пробежала мелкая дрожь - что этот молодой юноша, случайно оказавшийся тогда на Крите, завладел всем вниманием девушки просто так. Это была... Нет, не любовь с первого взгляда. Это было нечто большим. Когда тебя выворачивает наизнанку от одного желания прикоснуться к объекту вожделения. Когда становится жарко, лицо заливает ненормальный румянец, а внутри словно начинающееся извержение вулкана, готовое разорвать твои внутренности в любой момент. Тугое желание собирается в одном-единственном месте и грозит свести с ума, если только... Если только не поддаться соблазну. Кто же он такой?.. Это было тогда абсолютно неважно... Ариадна считала, что он был послан свыше, специально для неё. Принцесса так старательно помогала ему, что временами увлекалась и не замечала, что её поведение просто раздражает героя... А именно им он и стал, одолев единоутробного брата девушки... Но ко всем богам этого Минотавра... Тот был для неё действительно никем. Девушка знала, что это плод утехи матери и насмешка богов. Одобрения она не выказывала, но и открыто говорить о своём мнении не могла. А Тесей... Он был для неё словно глоток свежего воздуха... Такой сильный, такой смелый... А сколько бесстрашия в нём было... Губы Ариадны внезапно плотно сомкнулись, глаза стали напоминать узкие щели, сквозь которые заблестел огонь безумия и одержимости... "Плевать! Где ты сейчас, с кем ты, но ты будешь со мной! Будешь моим... Или же..." - но девушка оборвала сама себя на полуфразе, не желая думать, что будет в случае неуспеха. Вообще на что она надеялась? На бурную и тёплую встречу? Это вряд ли. Дионис пытался сначала тактично намекнуть, что Тесей просто отказался от девушки и оставил ту совсем одну на острове. Но Ариадна упорно отказывалась верить в это, она кричала, рвала и метала, но не желала осознавать этот факт. Она не могла и не хотела принять это! "Неужели я ему настолько не мила?.. Он же мой лучик... Моё драгоценное сокровище..." Тихое рычание, вырвавшееся из глотки, заставило девушку обречённо сползти по дереву и опуститься на сырую землю. Крона дерева уже давно не защищала от дождя, а к телу противно липла одежда, волосы спутались и неприятно раздражали шею. Но девушка даже не убрала их, продолжая копить и концентрировать в себе гнев. На что она надеялась, пытаясь встретиться с царём Афин?.. Чем ближе был дворец, тем больше появлялось сомнений в том, что это всё ей действительно было нужно. Но нет. Пути назад нет. Принцесса отрезала любые возможности пойти на попятную. Все её дети стали теперь лишь одним большим и ненужным воспоминанием. Они не были плодом любви, а значит, и особого горя Ариадна не испытывала, так и не раскрывшая в себе врождённый инстинкт материнства. Не такой жизни она хотела для себя. И даже бессмертие, которым Дионис пытался соблазнить девушку и склонить чашу весов в свою сторону, не всколыхнуло в принцессе никаких чувств, кроме сочувствия к тому, кто избрал её. И ей было откровенно жаль бога, который безнадёжно влюбился в неё. Девушка знала, что она красива. Даже прекрасна. И умело этим пользовалась. Но это было так скучно! Так обыденно! Так предсказуемо!!! А ей хотелось страсти и огня!.. И только юный воин смог зажечь эти чувства в принцессе, которая на тот момент уже успела познать все прелести плотских утех. Но часто это происходило, когда сознание девушки было под воздействием дурмана, вкусить который удавалось хитростью. Многие боялись царя Крита, но ещё больше все опасались разозлить его ненаглядное создание, которое не гнушалось врать и всё выворачивать в нужном для неё свете. И её капризы были известны каждому слуге, а потому любой пытался как можно скорее исполнить любую прихоть избалованной дочери царя. Ариадна слишком рано пошла по этой узкой тропинке, пока тело ещё не готово было принять всё это. А встреча и знакомство с Тесеем открывали в ней то, что ещё сдерживалось подсознательно и никак не могло найти нужного выхода...
Девушка от досады закусила губы, выныривая из приятного омута воспоминаний... Что же теперь?.. Как быть дальше? И что принцесса может сказать царю Афин?.. Ариадна уже не помнила, как выглядел молодой человек, но она до сих пор ощущала все те ласки, которые она успела вкусить и познать именно с ним. Его молодость опьяняла лучше любого крепкого напитка, его сильные руки и объятия ещё хранило в себе тело девушки... Но всё это воспоминания... Пустые и ненужные никому, кроме самой Ариадны. Пройдёт ещё несколько лет... Нет-нет, она не могла больше ждать! И не хотела! "Сейчас я встану и добьюсь встречи с царём... - девушка внезапно хмыкнула: она никогда не сомневалась, что Тесей станет править и добьётся значительных успехов на этом поприще. Но не её он выбрал себе в спутницы... Чем же она так не угодила? И снова и снова Ариадна терзала сама себя. И увлеклась настолько, что сквозь шелест листвы не сразу поняла, что её уединение прервано неизвестной группой людей не самого приятного вида. Девушка и сама была сейчас больше похожа на ничем не примечательную особу, не имеющую никакой принадлежности к царской крови. Но и это сейчас её бы не спасло. Взгляды разбойников - а это была именно та банда, о которой её предупреждала старая женщина, которую девушка повстречала в последней деревне - не сулили ничего хорошего. Истерзанная голодом и лишённая должных сил, принцесса попыталась вскочить на ноги и даже успела выхватить нож, который захватила с собой, как запястье было резко перехвачено ещё кем-то, кого Ариадна даже не заметила со спины. Рот зажала огромная ладонь, а жалкое подобие оружия уже валялось в ногах девушки. Пытаясь хоть как-то освободиться или сбежать, принцесса предприняла попытку отбиться ногами, но и её бёдра уже сжимали и совершенно по-свойски лапали два других разбойника, от которых несло чем-то вонючим и неприятным... До слуха девушки долетали лишь какие-то обрывки фраз из их разговоров, а всему виной была кровь, которая уже буквально стучала в висках. От страха, завладевшего девушкой, та даже не могла придумать ничего, кроме того как просить и молить о пощаде и помощи... Но надеяться было не на кого... Никто их не видел. И даже не слышал. А если кто и оказался рядом, то явно предпочёл скрыться, не желая мешать разбойникам, которые уже осматривали свою добычу и раздумывали, как лучше поступить - вариантов было так много, что Ариадна лишь испуганно пищала, а глаза прыгали и вращались, словно принцесса была загнанным зверьком. С девушки разом слетела вся её спесь, но вряд ли это могло её сейчас спасти. Возможно, это была кара богов за непослушание и всё то, что она натворила. Девушка не знала, она лишь чувствовала, как теряет сознание, безвольно обмякнув от нехватки кислорода, когда её горло просто сильно сдавили ладонями... И последней мыслью и образом, который посетил принцессу, был снова он...
"Тесей..."
И далее всё внутри словно отключилось, отказываясь запомнить произошедшее дальше. Будто кто-то крепко обнял и не давал девушке сойти с ума от осознания той ужасной ситуации, в которую Ариадна попала по собственной глупости и неосмотрительности...

Отредактировано Ariadne (2016-01-19 02:52:55)

+5

3

Тартар был позади, ровно как и небольшое приключение с совершенно другой ведьмой и уже знакомым Магом. К счастью, пока все заканчивалось хорошо и обходилось без жертв. Почти. Однако, это не означало, что так будет всегда.
Тесей прилежно занимался своими делами, читая поступающие письма, отвечая на них, приглашая в гости других царей или нанося им визиты, улучшал жизнь в городе, помогал жителям, отмахивался от надоедливых советников и все свободное время проводил с сыном, который успел очень соскучиться по отцу. Но зачастую молодому царю становилось скучно в четырех стенах. Хоть он и обещал Ипполиту, что не покинет его надолго, но врожденная непоседливость давала о себе знать и нет-нет, а все же иногда Тесей седлал коня или брал с собой разнообразное оружие и отправляться гулять. Иногда он вооружался луком и стрелами, иногда кинжалами, иногда мечом. Прогулки его длились от половины дня до трех-четырех дней. Бывало, что он пешком забредал куда-то очень далеко, изучая местность, ночевал в лесу, питался ягодами и пойманной дичью, а потом возвращался.
На этот раз ноги увели недалеко и возвращался он через ближайший лес, который кишел разбойниками, но безобидными. По крайней мере последний раз всерьез они напали только на какую-то молодую женщину, но были пойманы и отданы под суд. Николета, помнится, говорила, что неплохо было бы вовсе очистить весь лес от них, но пока эти ребята жили мирно, Тесей их не трогал. Но если они решили бы причинить кому-то вред, то тогда...
Сквозь деревья послышался шум - голоса, смех, усмешки. Тесей, осторожно ступая, двинулся на звук, подходя все ближе и ближе. Очень скоро он увидел нескольких мужчин, которые стояли над бездыханном телом девушки. Оная была вся перепачкана в земле и пыли, одежда на ней была порвана и давно потеряла товарный вид, а разбойники явно приложили руку к тому, чтобы одеяние и вовсе утеряло смысл и значение. Молодой царь бесшумно извлек меч из ножен, так же тихо ступая по траве и приближаясь к группе мужчин. Один из них хохотнул, что-то пробубнил неразборчиво и склонился над девушкой. Что именно он делал - Тесей не видел, мешало дерево и спины других бандитов. Но поднимать шум раньше времени он не хотел, так как понимал, что несмотря на то, что он царь, их было семеро. И надо было действовать хитро и умно, а не сломя голову мчаться и спасать девицу.
Еще шаг и Тесей замер. Девушка даже не шевелилась, не подавала признаков жизни. Возможно она уже умерла. Но тогда они еще большие извращенцы, чем он думал. Права была Ники, стоило очистить это порочное место от столь мерзкого сброда... Но в сторону мысли, стоило поспешить. Сделав еще два шага вперед, Тесей вскинул меч и коснулся им шеи одного разбойника. Остальные услышав гневный рык товарища, встрепенулись и в ужасе увидели перед собой самого царя. На этот раз Тесей смотрел на них строго.
- Кажется, я ясно дал вам понять, что вам здесь не рады, - спокойно произнес он, вставая над девушкой и не теряя ни одного противника из поле зрения. - Это мой лес. И я не потерплю подобного. Либо вы сейчас же уберетесь и никогда не вернетесь, либо будете наказаны.
Разбойники зашептались, кто-то обнажил меч, кто-то достал кинжал. Тесей тяжело вздохнул...
Стараясь не наступить на несчастную девушку, молодой царь ловко отбивал удары, уходя в сторону от выпадов врагов. Лишь опыт, набранный годами и мастерство, позволяли ему не бояться столь легких и простых соперников. Кто они такие, всего лишь жалкие воры и насильники, которые добывают себе деньги на пропитание, обворовывая мирных жителей и насилуя беззащитных девушек. Это ведь так просто - напугать, срезать кошелек, обесчестить девицу. А потом наслаждаться вечером у костра, посмеиваясь и вспоминая содеянное. Куда проще, чем работать и зарабатывать деньги честным путем. Многие работали наемниками или охраной, сопровождали телеги с провизией и получали за это оплату. Но были и лентяи. И Тесей таких не приветствовал.
Двое бандитов уже пали смертью глупых и трусливых. Одному удалось задеть царя, нанеся рану ему на руку. Но, к счастью, это была всего лишь глубокая царапина, которая зажила бы через пару дней, а сам обидчик мгновенно схлопотал удар посерьезнее. Тесей вошел во вкус, ощущая восторг от сражения. Рука ловко направляла меч, отбивая удары и нанося свои. Враги не успевали за ловкостью и скоростью царя, который так долго ждал момента, когда можно будет сразиться с кем-нибудь. Конечно он был бы не против столкнуться с противником посерьезнее, но и на этом спасибо.
Выдохнув, молодой царь поразил последнего, не успев увернуться. Меч противника царапнул его по шее, пуская кровь. Тесей раздражено повел плечами, опуская оружие и оглядывая поле битвы. Он, конечно, немного перестарался, но зато эти разбойники теперь уже точно никого не тронут. Вернув меч в ножны, молодой царь приблизился к девушке и опустился перед ней на одно колено, касаясь ладонью ключицы. Она еще дышала, но слабо. По всему телу были синяки и царапины, одежда... да, это сложно было назвать одеждой. Тесей легко подхватил жертву на руки и направился в сторону главных ворот. Пролезать через тайный ход вместе с ней было бы неудобно и немного странно, а так ему еще и помогут...
Жители сразу встрепенулись, увидев, как царь несет бесчувственную, раненую девушку. Отовсюду слышался шепот: спас бедняжку, спас, спас, спас... Все в него верили и боготворили за добрые дела, а такие вот моменты лишь подтверждали их восхищение им. Какой-то мужчина подвел к Тесею коня, помог аккуратно уложить девушку. Таким образом царь достаточно быстро добрался до дворца, где передал несчастную своим слугам.
- Приведите ее в порядок, отмойте, обработайте раны, напоите, накормите и уложите спать. И следите, чтобы она ни в чем не нуждалась, - распорядился он и отправился в свои покои, отказавшись от посторонней помощи. Уже там он скинул камзол и рубашку, промыл раны на руке и шее, обработал их специальными мазями, а затем присел на край постели. Удивительно, как может один обыкновенным день превратится в поле для битвы, наполнится пролитой кровью и спасенной девушкой. А ведь царь всего лишь планировал прогуляться, немного развеяться после долгих и скучных дел. Но нет, очевидно не судьба ему жить спокойно... Откинувшись на спину, он прикрыл глаза. Больше суток он блуждал по лесам, останавливаясь лишь пару раз и то ненадолго. Ему было интересно посмотреть что стало с миром пока его не было. С его миром. Который окружал его до этого. Изменилось не все. Но что-то все же - да. Поэтому Тесей жадно все изучал заново, беседовал с простыми людьми, помогал некоторым, кому-то даже давал денег, а кому-то оказывал услуги. Ему нравилось быть частью общества, частью простых людей, бедных и трудолюбивых...
Вспоминая о своих прогулках, Тесей неспешно провалился в сон, расслабляясь.

+3

4

Пробуждение было не из приятных... Голова была словно свинцовой, так что девушка тихо застонала сквозь сон, постепенно вырываясь из цепких объятий спасительного забвения. Ариадна не сразу поняла, где она сейчас находится и что же с ней всё-таки произошло. Память благоразумно молчала, давая принцессе хоть немного очнуться. Тело болело во всех мыслимых и немыслимых местах, так что девушка недовольно поморщилась, стараясь всё же прийти в себя до конца, дабы знать, что случилось с ней после того момента, когда она ещё могла соображать и осознавать всё, что с ней творится. Обрывки событий кружили и не собирались так просто и легко складываться в единую картину. Сознание угрюмо сопротивлялось, не давая Ариадне восстановить всё в хронологической последовательности. Принцесса точно знала, что попала в западню, потеряла нож, который был у неё в целях самообороны. Что ещё она могла сказать наверняка?.. Прикрыв глаза, чтобы сосредоточиться, девушка сглотнула и почувствовала, что горло неприятно саднит, так что пришлось продолжить ощупывание себя самой не так интенсивно, проверяя всё на наличие каких-либо повреждений... Подушечки пальцев коснулись кожи, которая буквально вся горела. Сглотнув от нового потока воспоминаний, Ариадна в ужасе хватала ртом спасительный кислород, в мгновение ока выкачанный из её лёгких. Голова вновь закружилась, так что девушка, не успев даже толком приподняться, откинулась назад. Вся кожа принцессы буквально жалила её изнутри, недвусмысленно напоминая, что с ней всё же успело случиться что-то не самое приятное. И хотя разум не собирался сейчас открывать ей всё, воображение уже стремительно дорисовывало то, что могло произойти после того, как девушка отключилась по причине временного удушья. Сколько их было? Точно больше трёх... И от них веяло такой опасностью и беспринципностью, что Ариадна поняла, что имела неудовольствие познакомиться с местными бандитами. Но где она сейчас? Кто её спас? И спас ли?! Глаза бешено распахнулись, а зрачки начали лихорадочно ощупывать то место, в котором оказалась девушка. Она резко села в постели и начала беспомощно оглядываться. Вдруг ещё не всё закончилось, и её просто решили прихватить с собой как очень ценный трофей? И хотя вряд ли Ариадна сейчас годилась для роли наложницы, которых, как слышала принцесса, продавали царям за бесценок, предварительно отмыв, одев и обув после всех их злоключений... Бедные и несчастные рабыни, обязанные беспрекословно выполнять любой приказ их хозяина, которого они должны были называть исключительно "мой господин" и ни в коем случае не смотреть тому в глаза... Хотя были и те, кто выбивался из привычных рамок и границ. В любом случае, Ариадна всегда сочувствовала этим пленницам, но никогда не думала, что может оказаться на их месте. Вот до чего довело девушку помешательство на нём...
"Тесей..." Только мысль о молодом царе и помогла принцессе хоть немного успокоиться. Осторожно свесив ноги с постели, Ариадна задумчиво пошевелила пальцами, словно проверяя, не отбиты ли и они у неё. Повезло. На этот раз всё было не так страшно... Только мизинец немного болел, остальные же его собратья были готовы верой и правдой служить девушке, куда бы она дальше ни держала свой путь. А та хотела лишь одного: поскорее узнать, где находится, как отсюда выбраться и где её избранник... Неугомонная натура подталкивала и заставляла практически наспех одеться в услужливо приготовленную одежду. Но торопиться было нельзя... Или можно? Кажется, она находится в роскошном месте, руки и ноги у неё более чем свободны, осталось проверить, заперта ли дверь снаружи - и тогда можно с лёгкостью утверждать, была ли она сейчас пленницей или нет... Но как же болела голова... Стоило резко подняться, как девушку уже раскачивало в разные стороны. "Надо поесть, а то так и до двери не доберусь... Если только ползком", - отчего-то последняя мысль показалась Ариадне очень забавной, так что она почти прыснула от смеха, но тут же закашлялась, так как сон ещё не торопился так быстро расставаться с принцессой. Девушка ещё раз, но уже более внимательно оглядела комнату, обнаружила поднос с различными яствами и буквально порхнула в его сторону, напевая про себя какую-то одной ей известную мелодию. Страх уже успел испариться, так как Ариадна поняла, что находится явно не у врагов. Возможно, ей даже повезло. Причём настолько, что она сама даже не надеялась и не представляла. Стараясь не вспоминать, что же с ней произошло в лесу, принцесса уже почти носилась по комнате, приводя себя в порядок и несколько раз возвращаясь к подносу с едой. Силы наполняли её молодое и сильное тело, которое хоть и сопротивлялось, как к нему относилась владелица, но ничего поделать не могло. Оно уже привыкло, что его обладательница слегка не в себе, и теперь в очередной раз доказывала это. Нормальный человек остался бы лежать, пока не восстановился полностью. Но Ариадна уже не могла ждать и терпеть, ей нужно было срочно узнать, права ли она в своих догадках, что находилась теперь в одних из многочисленных покоев царя, куда девушка, собственно, и направлялась изначально. Приводить себя в порядок было теперь для принцессы сплошным удовольствием, правда, синяки то и дело омрачали и портили общую картину. Но и их Ариадна смогла, насколько это было возможно, скрыть, набросив на плечи лёгкую накидку, которая находилась среди предложенных ей вариантов одежды. В какой-то момент в дверь тихо постучали, чем вырвали девушку из приятного состояния предвкушения от скорой встречи с царём, которая была просто неминуема.
В проходе показалась стройная фигура служанки, которая теперь с некоторой опаской созерцала новоявленную гостью. Принцесса слегка поумерила свой пыл и ободряюще улыбнулась девушке, сбрасывая накидку и поворачиваясь к новоявленной неизвестной спиной. Взору служанки открылась не самая лицеприятная картинка, но та с достоинством справилась с этой ситуацией, приблизилась к Ариадне и помогла той одеться теперь по всем правилам. Принцесса выбрала хитон, который был достаточно длинным, чтобы скрыть всё нужное от посторонних любопытных взглядов. Служанка безмолвно выполнила всё, что девушка даже не приказала, а просто молча попросила сделать одним своим видом. Ариадна знала, что не стоит ей сейчас открывать рот и говорить, кто же она такая. Принцессе хотелось самостоятельно найти Тесея, а может, даже попасть в его покои... Когда с приготовлениями было покончено, принцесса ловко повернулась, позволяя служанке по достоинству оценить теперь её внешний вид. Ответом ей было безропотное одобрение, так как никому из прислуги не позволялось высказывать своё истинное мнение. И Ариадна, зная об этом, подняла двумя пальцами голову служанки за подбородок и устремила на неё свой взор.
- Как я выгляжу? Предупреждаю сразу - не пытайся меня обмануть. Я всё равно прочитаю в твоих глазах, если ты утаишь что-от от меня...
Служанка испуганно и почти затравленно смотрела теперь на ту, которую она мысленно жалела сначала. Ходили слухи, что этой бедняжке досталось не на шутку. Но даже если это и было так, она ничем не показывала этого. Лишь разноцветные синяки были напоминанием о том, что гостье пришлось до этого ой как несладко. Служанка сглотнула, набралась смелости и оглядела теперь принцессу с ног до головы, она буквально кожей чувствовала, как та следит за её малейшей реакцией, а то лёгкое прикосновение подушечек к её коже ещё ярко напоминало о том, что неизвестная всё видит и неотрывно прожигает ясным взглядом бедняжку...
- Вы прекрасны... Госпожа... - заикнувшись на последнем слове, служанка сама не поняла, почему так назвала эту гостью, чьё появление уже успело наделать много шума и дало пищу для обсуждений всем праздно шатающимся по дворцу.
Ариадна удовлетворённо изогнула край губ, после чего провела ладонью по плечу служанки, чьего имени она так и не удосужилась спросить.
- А теперь покажи мне, где находятся покои царя... Я и так слегка задержалась в дороге, - стряхнув невидимые пылинки с одеяния служанки, принцесса уже гораздо мягче улыбнулась и последовала за торопливо семенящей впереди девушкой. Стража даже не повела бровью, прекрасно зная, что девушка безоружна и причинить никому вреда не сможет, даже если захочет, а значит, она и не заслуживает особого внимания. Хотя, посмотреть, признаться, было на что: при ходьбе хитон распахивался и обнажал правый бок и ногу принцессы, которая ещё не до конца привыкла не к своей одежде. Ариадна торопилась как можно скорее оказаться в опочивальне Тесея, она почему-то была уверена, что молодой человек спит. Как же она любила наблюдать за ним в те недолгие минуты, которые, однако, ничем не могли стереться из её памяти. Скорее всего, она бы даже не сразу узнала его. "Ну, что за вздор? Конечно, он остался прежним... Разве что возмужал..."
За этими мыслями принцесса не заметила, что они очень быстро достигли конца их недолгого путешествия по дворцу. Факелы приятно мерцали, освещая всё и играя в процессе бликами света. Очевидно, близилось время ужина.
- Тесей не будет спускаться в обеденную залу, так что принесете всё в его покои, только просто постучите и оставьте на подносе около двери... И не беспокойте царя без надобности... - приказы привычно сорвались с губ, так как Ариадна всю жизнь это делала, и ничего не изменилось даже теперь. Служанка кивком головы дала понять, что всё услышала и поспешила выполнять указания этой таинственной незнакомки. У неё даже в мыслях не было ослушаться её, так как кожа подбородка ещё горела после того почти незначительного прикосновения пальцев этой загадочной девушки. Вряд ли бы Тесей позволил безнаказанно разгуливать той, кто бы мог причинить вред хоть кому-то во дворце. А потому оставалось только беспрекословно послушаться и ждать новых указаний. В любом случае, если бы царю что-то пришлось не по нраву - об этом тут же узнали все. И кто знает, был бы он доволен, если приказы его гостьи были подвергнуты сомнениям.
Ариадна дождалась, когда девушка исчезнет, и только после этого решительно открыла дверь, за которой находился Тесей... "Неужели... Наконец-то..." Дыхание заметно сбилось и участилось, когда принцесса заметила, что царь действительно спит. Он был наполовину обнажён, что подсказывало, что он здесь точно один. И это успокаивало и волновало одновременно. Ариадна сбросила накидку где-то на полпути и теперь беспрепятственно скользила к постели, намеренно не спеша и стараясь запомнить каждую черту на лице царя, запомнить и освежить в памяти... Его образ хоть и был достаточно ярок в голове, но детали успели стереться... И сейчас принцесса сполна восстанавливала такое бесценное воспоминание. "Интересно, каким он стал?.. И что же всё-таки заставило его тогда покинуть меня?.. Неужели ему было важнее угодить богу?!" Ярость на слова Диониса внезапно начала закипать, так что рука дрогнула, когда девушка присела на край постели и уже хотела коснуться лица Тесея. Она не хотела его будить как можно дольше, но внезапная вспышка уже прижала и вторую ладонь к его лицу, после чего Ариадна склонилась и припала губами к устам царя, жадно, с каким-то отчаянием целуя его и не желая поверить во всё, сказанное Дионисом тогда. Она всё же развернулась и теперь буквально нависала над Тесеем, продолжая терзать его долгожданным для неё поцелуем... И с трепетом ждала, как же он отреагирует на её внезапное появление...

Отредактировано Ariadne (2016-01-19 18:07:50)

+3

5

Советники благоразумно молчали, наблюдая за тем, как их молодой царь периодически отлучался. Ненадолго, но все же. Сам Тесей не видел в этом ничего страшного - за сына он был спокоен, так как мальчик находился под присмотром. Во-первых, все во дворце следили за Ипполитом и не выпускали его за пределами главных дверей, а во-вторых, была Ники, которая всегда с радостью соглашалась побыть с малышом. Помнится, стоило ему вернуться из Тартара, как юная амазонка едва не сбила его с ног - сперва от радости, а потом от негодования, что он так неразумно повел себя. Ведь Менелай мог в любой момент убить маленького Ипполита. Но постепенно все вернулось в свое русло. Теперь девушка была более свободна в своих действиях и могла спокойно путешествовать. Правда Тесей каждый раз просил ее быть осторожной и предупреждал обо всех опасностях, что поджидали юных красавиц на дороге...
Но в целом в Афинах царил мир и покой. Поэтому Тесей почем зря не волновался. А мелкие разбойники в лесах - глупости. От них очень просто избавиться. Например, как сегодня. Засыпая, молодой царь подумал, что наутро необходимо будет проведать бедную девушку, осведомиться о ее самочувствии, наверное даже специальных целителей позвать... Так как воин планировал проспать до следующего утра, - благо никаких особо важных дел не было у него, - то он и не беспокоился ни о чем. Во дворце полным полно прислуги, которая в случае чего выполнит любой каприз его внезапной гостьи.
Сны Тесея плавно покачивались на волнах бескрайнего океана, периодически погружая в бездну воспоминаний и поднимая до недавних событий. Мелькали различные образы, знакомые лица, кровь, сражения, женщины, люди. В какой-то момент сон очень тесно переплелся с реальностью и во время освобождения какого-то мрачного города, к нему совершенно неожиданно подлетела девушка, обвила руками шею и принялась страстно целовать. Растерявшись, Тесей все же нашел в себе силы ответить на спонтанный поцелуй. Лишь с некоторым запозданием, ощутив странную тяжесть, он сообразил, что это уже не сон и резко распахнул глаза. Девушка, что прижимала его к постели, продолжала терзать его губы и в какой-то момент царь чуть отстранился, прерывая это неожиданное соприкосновение. Светловолосая незнакомка откинула волосы назад и сердце Тесея мгновенно провалилось куда-то вниз. В одно мгновение в его глазах отразились ужас и удивление.
- Ариадна... - выдохнул он, не в состоянии прийти в себя и попытался как-то выползти из-под девушки. Но тщетно. Она продолжала преследовать его, лишая всякой возможности встать с постели. Не отталкивать же ее грубо. Бегло оглядев ее и заметив синяки на теле, Тесей сообразил, что именно ее он спас в лесу от разбойников, именно она лежала у них в ногах в порванной платье, вся окровавленная и покалеченная, неизвестно даже что еще ей пришлось пережить. Но, боги, что она здесь делала? Неужели пришла к нему?! - Ариадна... Что ты делаешь... - Тесей подтянулся, оказываясь на самом краю постели. Будь она врагом, то можно было применить силу. Но эта бесовка была просто ненормальной девушкой, которая за их короткое знакомство успела свести его с ума. И не в самом приятном смысле. Он провел на Крите несколько дней, которые были для него похуже Тартара. Влюбившись в него, она возомнила себя его нареченной, ревновала к каждому дереву, планировала совместное будущее за пределами острова, распоряжалась всем, словно они уже заняли трон Афин. Будучи юношей свободным и не терпящим заточение - моральное и физическое, Тесей попросил о помощи Диониса, который с радостью прибрал к рукам Ариадну - ведь она ему так понравилась... Знал бы он на что соглашается... И вообще, как ей удалось избавиться от чуткого внимания бога?.. Или она и его довела, бедного?
Тесей пытался как-то увернуться от принцессы, но тщетно. Она была упряма и напориста. Ничто не могло свести ее с намеченного пути. А уж если в конце пути была и цель, то все. Еще до конца нормально не проснувшись, Тесей уже очень жалел, что не запер дверь на все замки. Не привык он прятаться от кого-то в собственном дворце, но видимо стоило. Ведь принес в дом неизвестного кого... И как он мог не узнать ее... Мысли царя были прерваны, когда девушка так плотно прижалась к нему, что стало жарко и неуютно. Возможно, когда-то они и были более чем близки, но молодой мужчина как-то честно постарался забыть об этом, чтобы не портить психическое состояние... Ариадна меж тем не мешкала и ее губы уже вовсю скользили по шее царя, напрочь игнорируя его попытки стряхнуть ее. Вялые попытки, надо признать. Умела она приласкаться. Но помимо нежности и желания в ее действиях явно чувствовалась одержимость.
Тихий стук в дверь даже не отвлек ее, а Тесею очень захотелось позвать на помощь. Кого угодно.
Собравшись с силами и оставшимися мыслями, молодой царь все же выставил перед собой руки, чуть отстраняя от себя девушку. 
- Может сперва поговорим?.. - предложил он неуверенно, разглядывая глаза Ариадны и понимая, что у нее на уме явно не светские беседы. Да, если бы она желала поговорить, то дождалась бы его пробуждения или ожидала бы его внизу. Или, в конце концов, не стала бы пожирать его поцелуем. - Как ты оказалась в лесу?.. - попытался вновь добиться ответа Тесей, но опять тщетно. Эта девушка его словно и не слушала. Она лишь поглаживала его руки своими теплыми ладонями и все пыталась вновь приблизиться. В такие моменты становилось страшно. - О боги, - пробормотал Тесей. Взрослый мужчина, бесстрашный воин, царь - победил чудовище, избавил страну от многих разбойников, сбежал из Тартара, перехитрил Мага и ведьму. И растерялся перед Ариадной. Он даже понятия не имел, что ему с ней делать и как себя вести.
Стук в дверь повторился, но более бодрый. А затем створка скрипнула.
- Отец? - позвал звонкий голос. Тесей буквально сразу заметил, как переменился взгляд принцессы. И ничего хорошего он не предвещал. Наплевав на все, царь резко толкнул ее, прижимая к кровати и накрыл ее рот ладонью.
- Не шевелись и не смей никуда уходить, - прошептал он, глядя девушке прямо в глаза, а затем ловко соскочил на пол и в одно мгновение оказался у двери, распахивая ее и, не дав сыну возможность заглянуть в комнату, подхватил его на руки, перешагивая через поднос с едой. - Время ужина уже? Так поздно. Долго же я спал! - воскликнул молодой царь и поставил сына на ноги. - Но... ох, Ипполит, неужели тобою протирали полы? - Тесей оглядел мальчика со всех сторон. - Кто посмел?
Ребенок весело засмеялся.
- Нет, я просто пытался тайно пробраться на кухню пораньше, - со смехом ответил он.
- Неужели моего сына не кормят по его просьбе? О, что за изверги живут здесь! - деланно трагично воскликнул Тесей и тоже засмеялся. - Ладно, беги переодеваться. И поешь. Я, может, немного опоздаю... - добавил царь и подтолкнул сына к коридору, где его уже ждали служанки. Убедившись, что Ипполит в надежных руках, Тесей направился обратно к себе, подбирая с пола поднос и занося его в свои покои. Ариадна все еще была на постели, то теперь сидела на ней. И чего-то явно не хватало. Поставив поднос на стол, молодой царь тяжело вздохнул и внимательно оглядев девушку. Ах да, шаль... Да и туника теперь обнажала плечи, и ноги. Тесей укоризненно взглянул на девушку. - Что ты творишь? - со вздохом поинтересовался он, поднимая с пола отброшенную накидку. Повесив ее на кресло, воин поискал глазами свою рубашку, но быстро пожалел, что отвлекся. Ариадна подобно кошке, молниеносно метнулась к нему и теперь терлась об него не хуже вышеозначенного животного. - О боги... - Выдохнул царь и упустил и тот момент, когда она фактически обвилась вокруг него, вновь подбираясь к его губам. Откровенно говоря, Тесей устал сопротивляться ее напору и осторожно ответил на поцелуй, но на этом все не закончилось. И молодому царю пришлось немного повоевать с принцессой, а затем перехватить ее так, что теперь она была прижала спиной к его груди, а ее руки были скрещены у нее же на груди, но заведены за плечи. И их крепко держал Тесей, лишая девушку возможности яростно соблазнять его дальше. - Давай все же поговорим, дорогая, - нетерпеливо напомнил царь свое первое предложение. - Иначе мне придется связать тебя и запереть.
Угроза явно пришла Ариадне по душе. По крайней мере Тесей так решил по ее движениям.
- Надо было тебя утопить, честное слово, - не выдержал царь. Несомненно, Ариадна была прекрасна, красива, грациозна, полна страсти и неукротима. Но все вместе немного пугало, так как принцесса была полностью непредсказуемой. С одной стороны это было прекрасно - спонтанной, это всегда что-то новое и интересное. Но не в случае с дочерью Миноса. Эта красавица могла и вспороть брюхо или перерезать горло. Помнится, она даже Тесея едва не убила. Случайно, возможно, но повторять опыт молодой человек совершенно не спешил.
В какой-то момент он развернул девушку лицом к себе и завел ее руки ей же за спину, крепко удерживая. Она, как и обычно бывало, приняла самый невинный вид, словно напрасно обиженный и наказанный ребенок. И Тесей лишь тяжело вздохнул, качая головой. Он даже толком одеться не успел, а тут уже она со своими объятиями и поцелуями. Царь неосмотрительно чуть наклонился вперед, чтобы получше перехватить Ариадну за запястье - не дай Тартар она вырвется...

+3

6

Какой же всё-таки долгий путь проделала принцесса... И неужели это действительно напрасная и пустая затея? Выходило, что Дионис был во всём прав: реакцию Тесею на внезапное появление девушки в его покоях уж никак нельзя было отнести к категории самых радостных событий в жизни царя. Но Ариадна отчаянно глушила и топила в себе эти нежеланные мысли и эмоции, старательно уворачиваясь от них в своём сознании, которое, признаться, уже давно смирилось и даже не противилось любой выходке девушки. Сама же виновница резкого пробуждения Тесея из сладких объятий сна себя таковой не считала и намеренно игнорировала вялые попытки здравого смысла всё же попытаться достучаться до неё. Остановиться и перестать так нагло напирать на молодого человека, который явно не был готов к такой прыти со стороны Ариадны?.. Ну, уж нет... Через что ей пришлось пройти, чтобы вновь иметь возможность коснуться своего возлюбленного?.. И хотя вполне возможно, что во всём был виноват юный возраст, но Тесей практически не выходил из головы у принцессы с того момента, как она впервые увидела его. Девушка была до неприличия настойчива, а заметить, что молодой человек просто пытается быть с ней вежливым... Просто не было времени, так как Ариадна буквально упивалась своим внутренним состоянием, не желая никого слушать и поступая исключительно по-своему... И на что способно это глубокое и всепоглощающее чувство?.. Кажется, принцесса и сама не знала, где заканчивается граница дозволенного и начинается опасный и скользкий путь, с которого можно сорваться и навсегда улететь в пропасть, если не пытаться себя контролировать и сдерживать... Но она так хотела быть с НИМ! Постепенно молодой человек занял все мысли принцессы, так что в них не осталось места ни для кого и ни для чего другого... И казалось, что Ариадна была счастлива уже от одного этого... Но ей было мало... Мало! Мало!!! Она разрывала себя на части, снова собирала, после вновь ломая всё своё внутреннее и душевное спокойствие... Ничто не могло её успокоить, кроме присутствия Тесея рядом... Она готова была на самые отчаянные и безумные поступки - и даже смогла какими-то немыслимыми способами и методами выпытать у своего отца, как же можно одолеть опасности, скрывающиеся в хитросплетениях лабиринта, где скрывается её единоутробный брат... Снабдила юношу нитью, которая позволила ему вернуться живым и здоровым... К ней одной...
Но, как известно, не всё всегда складывается так, как нам этого хочется. И в какой-то момент у принцессы просто напрочь отключилось сознание реальности происходящего. И если сначала можно было решить, что девушка вполне может подойти будущему царю - она молода, неглупа, хороша собой, то впоследствии всё это было растоптано не самыми лучшими её чертами характера, которые та даже не пыталась скрыть. Ариадна постоянно капризничала, требовала, впадала в истерики, не была склонна к компромиссу - и в итоге на память от принцессы у Тесея, наверное, осталось только то, что эта особа являлась совершенно дикой и сумасшедшей девчонкой, которая просто ещё не наигралась и воспринимала всё происходящее так, словно можно было в любой момент вернуться к началу и забыть все неудобства, которые принцесса доставляла уже тогда... Какому нормальному молодому человеку понравится постоянные сравнения с лучиками-цветочками-росинками-лепесточками и прочей дребеденью, которая была на уме у Ариадны?.. Возможно, ещё тогда могло бы всё сложиться иначе, но принцесса явно не желала уступать и просто надоела своей любовью... А ведь она и правда испытывала это... Просто не смогла поймать нужный момент и остановиться... А может, и смогла бы - просто не захотела. Привыкшая с детства к тому, что её при любой возможности холили, лелеяли и буквально сдували с девочки пылинки, в конце концов, это привело к тому, что всё оборвалось так же внезапно, как и было занято...
Всё это Тесей, конечно, знал и, наверное, даже прекрасно помнил каждую её выходку, но время неумолимо, и старое было вытеснено чем-то новым и более значимым сейчас для царя... Наверное, всё дело было в том, что девушка потеряла счёт времени. Она же даже не представляла, что на самом деле случилось после того, как она попала к Дионису... Тот держал её в неведении и пытался занять в её сердце такое же место, которое было отведено для молодого героя... И, наверное, зря: нельзя заставить полюбить себя, даже если ты бог. И последний смог убедиться в этом на своём личном опыте. Если слишком долго удерживать рядом с собой против истинных желаний, ничего путного их этого никак не выйдет. Дионис это понимал, но не желал с этим так просто смириться, так как девушка по-настоящему запала бессмертному в душу. Неизвестно, что именно его покорило, но это уже и не было так уж важно... Сейчас имело значение одно: все ли чувства Тесея по отношению к Ариадне стёрлись или же где-то остались крохотные зачатки того, что молодой человек всё же не был равнодушен к принцессе. Ну, никак не верила бедняжка, что тогда её всего лишь использовали, чтобы достичь нужного результата и одолеть Минотавра в огромном и пугающем лабиринте. И сейчас девушка с какой-то долей отчаяния и безумия взирала на царя сверху вниз. Стоило ему вырваться из сонного плена, как здесь его уже поджидала Ариадна, губы которой просто горели после первого поцелуя, подаренного молодому человеку сквозь его крепкий сон... И всё было на одних рефлексах... Наверное, разбуди принцесса Тесея, всё сложилось бы намного хуже... И тот бы попросту сбежал или вызвал стражу... Но нет! Не был он способен на такое!.. Неужели он оттолкнул бы её сейчас?.. Кажется, первый шок молодого человека уже сменился непониманием, но в какой-то момент Ариадна слишком близко прижалась к нему, так что неприятно начали саднить те места, которые она так старательно прикрыла одеждой. В какой-то момент девушка захотела разом скинуть с себя всё, но Тесей не давал ей этого сделать, так как отвлекал вопросами и сопротивлялся как мог. Неужели она настолько не мила ему и всё давно забыто? Если принцесса и хотела что-то ответить, то просто не смогла, так как дыхание перехватило, а возбуждение настойчиво дробило изнутри всё тело. Всплеск адреналина помог справиться с болевыми ощущениями, которые мешали принцессе сосредоточиться только на цели её визита... И ужас, который Ариадна уловила во взгляде молодого царя, странным образом лишь сильнее разжёг в ней огонь желания... И когда принцессе всё же удалось справиться и подобраться настолько близко, чтобы прижаться к Тесею, как планы были нарушены стуком в дверь. Девушка сперва даже не придала этому особого значения, так как не знала, кто может потревожить покой царя после того, как она вполне ясно дала понять, чтобы их никто не беспокоил. Но, очевидно, это было важно. Или же молодой человек просто пытался выиграть для себя время, чтобы перевести дух и призвать девушку к ответу и обозначить цель визита... И хотя он и так прекрасно всё понял, Ариадна не желала тратить время на разговоры. И когда руки девушки уже смогли подобраться к царю, всё нарушило проклятое постороннее вмешательство. Принцесса готова была зарычать от негодования, так как ей порядком надоели вопросы. Однако одно короткое слово со стороны двери заставило девушку вернуться с небес на грешную землю. Действительно... А на что она надеялась? Было глупым полагать, что Тесей записался в монахи и ни с кем не встречался. Мало того - у него был сын... Ладонь царя, прижатая к губам принцессы, настойчиво намекала на то, чтобы Ариадна не издавала ни звука, но девушка и так уже задохнулась от одних только своих мыслей. В голосе стоял теперь такой хаос, что разложить всё по полочкам в кратчайшие сроки просто не представлялось возможным. Стоило Тесею соскользнуть с кровати в сторону двери, как Ариадна только и смогла, что нервно и раздражённо вздохнуть, рывками приходя в себя.  Голова кружилась от обилия мыслей, которые сталкивались между собой и путали принцессу… Девушка перевернулась на бок и прикрыла глаза, так как чувствовала, что всё уже не то что плывёт перед глазами, а просто безумно скачет, оставляя разноцветные круги и не давая зафиксироваться ни на чём конкретном. Помня о приказе молодого человека, принцесса вернулась в то же положение, но внезапно и резко подскочила, стягивая с себя накидку, которая мешала и раздражала Ариадну уже одним своим присутствием… В голове возникли странные мысли... "Кому принадлежал этот атрибут одежды?.. А вдруг его носила та, которая делила ложе с царём?.." Мысленно принцесса уже отругала себя, но ничего не могла с собой поделать – перед глазами возникло столько непрошеных картин, что девушка была готова потерять сознание, и только тот факт, что она избавилась от одной этой детали гардероба, помог немного охладить пыл Ариадны, которая и не собиралась останавливаться. Пальцы скользнули по ключице в разные стороны, подушечки оставили невидимые дорожки следов из собственных прикосновений, а после девушка изящным жестом приспустила ткань, стараясь дышать глубоко и размеренно. Нельзя было терять голову… И выходить из себя сейчас. Тесей бы точно не оценил этого и даже прогнал бы, наверное, после этого. Так что приходилось действовать по наитию… Старым проверенным способом… Вот уж перед чем он никогда не мог устоять, так это перед тем, как Ариадна могла приласкаться. Она могла быть с ним дикой, а в следующий момент момент уже невинно строить глазки, словно только что не она сводила самые настойчивыми прикосновениями и обжигающими кожу поцелуями, смешанным с её тяжёлым дыханием... В присутствии молодого человека принцесса чувствовала, как внутри буквально просыпается вулкан. И чем дольше она играла в это, тем сладостнее потом было всё происходящее... Девушка ничего не делала наполовину: и она прекрасно знала, куда поцеловать, где лучше дотронуться и как вообще действовать с Тесеем. За то короткое время, что у них тогда была, она старательно изучала все методы и способы воздействия... Но в какой-то момент абсолютно на это наплевала и действовала только так, как ей самой заблагорассудится, что и подхватывал тогда молодой человек, которого она старательно топила в своих объятиях. И она не была эгоисткой, стараясь получить удовольствие сама, Ариадна очень чутко следила за реакцией Тесея. Причём делала это настолько стихийно, что никогда невозможно было понять, куда двинутся её маленькие и очень активные пальчики, куда дотянется очередной поцелуй и какой участок кожи обожжёт её тяжелое, горячее и напряжённое дыхание...
Обо всём этом девушка вспоминала, пока молодой царь выскользнул из её жарких объятий... Она ведь прекрасно чувствовала, что его тело просыпалось и оживало, когда она его касалась по старой привычке. Мышечная память была сильнее любой другой... И теперь Ариадна отчаянно старалась восстановить всё в своей голове. Наблюдая за Тесеем, который уже успел вернуться и плотно запереть дверь, по пути захватив поднос и после всё же подняв с пола накидку, которую так небрежно швырнула принцесса несколькими минутами ранее, девушка успела потянуться и теперь ждала подходящего момента, чтобы вновь приблизиться к молодому человеку. И он наступил... Не теряя ни секунды, Ариадна вновь и вновь игнорировала вопросы Тесея, так как боялась, что вместо чётких ответов выйдет очень сдавленное не то шипение, не то рычание. Принцесса не была способна сейчас поддерживать беседу и взирала на молодого царя с таким неприкрытым и плотским желанием, что, наверное, даже смогла бы прожечь несчастного одним лишь взглядом. Недовольно качнув головой, принцесса предприняла ещё одну попытку и стрелой бросилась в сторону Тесея, грозя того просто сбить с ног. Но не это было её целью. Девушка очень плотно и максимально близко прижалась к царю, накрывая его губы ещё одним поцелуем, на который Тесей если и ответил, то не так, как этого хотела сама Ариадна. И это заставило девушку выдохнуть чуть громче нужного, а саму её при этом уже скрутил молодой человек, лишая её возможности шевелиться и призывая к ответам на заданные вопросы...
Стоило Ариадне оказаться спиной к молодому человеку, как та довольно выгнулась, но руки девушки находились в плену, и она ничего не могла дальше продолжать так же активно, как задумала для себя сама... "Что ж... Раз Тесей горит желанием именно поговорить, то нельзя ему отказывать в этом маленьком удовольствии..." Намеренно глубоко вздохнув, так что теперь царь смог в полной мере ощутить всё напряжение, сковывающее любое движение принцессы, Ариадна уже хотела прижаться ещё ближе, как в воздухе прозвучала угроза Тесея. И она имела обратно противоположный эффект, так что тому пришлось ещё сильнее придавить к себе девушку, дабы та не распласталась у него в ногах, которые пошатнулись от одних только мыслей, которые стремительно пронеслись в голове Ариадны. Но это не было обещанием грандиозной прелюдии, что, естественно, заметно разочаровало принцессу, имеющую весьма странные слабости и наклонности, и Тесею было о них известно, но одно упоминание об этом вызвало практически дикий всплеск эмоций и бурный восторг во всём теле девушки, которая едва не подпрыгнула в предвкушении. Но и здесь принцессу ждало очередное разочарование... Значит, он и правда был тогда готов утопить её... Но как так?.. Ариадна расстроилась настолько, что полностью обмякла и даже как-то сникла, после чего, видимо, Тесей и решил развернуть девушку к себе лицом. А та разве что не уменьшилась в размерах, так как расстроилась не на шутку... Неужели всё бессмысленно?.. И никак уже не вернуть упущенное? Ариадна даже не поднимала головы, изучая Тесея снизу вверх и не имея возможности заглянуть в глаза, но в какой-то момент она почувствовала, как молодой царь слегка ослабил хватку, а сам он чуть подался вперёд, что было истолковано принцессой как сигнал к действию. Принцесса мгновенно припала губами к устам царя и тут же прикрыла глаза в предвкушении, так что даже не заметила его удивлённое выражение. Но поцелуй был настолько нежный, не похожий на предыдущий, что мог растопить даже зачерствевшее сердце молодого человека, в котором принцесса старалась возродить угасшие и давно забытые чувства. В какой-то момент Ариадна очень мягко прижалась к Тесею и даже смогла высвободить одну руку, которая тут же пустилась навёрстывать упущенное, но с каким-то необъяснимым трепетом... Словно принцесса получила последний шанс и теперь никак не могла не воспользоваться им... Она чувствовала, как внутри вновь разгорается пламя, но оно было гораздо более тёплое, чем то, под воздействием которого принцесса набросилась сначала на молодого человека. Ариадна так жалась к нему, что можно было подумать, что это не сегодняшняя она, а та забытая девчонка с Крита, которая хоть и была царских кровей, но в душе была очень ранимой и нежной особой... Просто она была очень своеобразная... И не каждый мог это разглядеть в ней... Просто не хотел, наверное...
Девушка выдохнула в губы Тесея и очень мягко потёрлась об них своими, после чего почувствовала, как и вторая рука оказалась на долгожданной свободе. Поцелуй возобновился и становился более глубоким и настойчивым, но сдерживался дразнящими движениями языка и слабыми покусываниями. Ариадна глубоко вздохнула и всё же посмотрела на Тесея, скрестив пальцы в замок у молодого человека на шее, после чего очень тихо выдохнула, почти касаясь губами края лица царя: - Я пришла к тебе... Разве этого мало?
Принцесса облизнула губы, уже успевшие пересохнуть от короткой передышки, и нежно поцеловала Тесея в уголок губ: - Люби меня... - оставила после себя ещё один поцелуй в противоположный уголок губ: - Не отказывай мне в этой просьбе...
Глубокий вздох готов был разорвать грудную клетку, а Ариадна напряглась, ожидая, какое же решение примет молодой царь после всех тех неудобств, что уже успела причинить ему за последние сутки...

+2

7

Ариадна просто сводила его с ума. Своей непредсказуемостью, своими порывами, своим ненормальным поведением. Тесей попросту терялся и не знал, как себя с ней вести. Он честно не хотел причинять ей боль, ведь она ни в чем не виновата. Наоборот, это он провинился перед ней, бросив ее, отдав Дионису. Там было все сложно... С одной стороны, юноша был пленен красотой и страстью юной принцессы, но с другой - она оказалась слишком настырной и властной. А свободолюбивый Тесей не выносил чрезмерного контроля над собой, поэтому когда Дионис заявил, что Ариадна покорила его сердце, молодой герой не колебался. Это было жестоко по отношению к девушке, но как иначе ему было добраться домой целым и не замученным ее любовью?.. После всего этого юноша не особо задумывался над содеянным, все-таки ему удалось вернуться домой целым и невредимым. Но вся эта суета с Ариадной, все ее выходки и сделка с Дионисом отвлекли Тесея от самого главного - смены паруса. Юноша так утомился, что напрочь забыл об этом. Когда же он оказался в Афинах, то нужно было отдать дань уважения земному отцу, а затем принять на себя обязанности царя. И советники постарались на славу, чтобы ближайшее время юноша вообще не покидал дворца, вникая во все нюансы правления. Все это было непросто и не было времени думать об Ариадне. Но время шло, а от нее ни слуху, ни духу. И Тесей успокоился, занялся своими делами, совершал небольшие подвиги, женился, овдовел, попал в Тартар. Все это отвлекало, да и не было критской принцессе места в его жизни за эти десять-одиннадцать лет, что они не виделись. Лишь изредка молодой царь вспоминал ее, думал - хорошо ли ей живется с Дионисом или довела она и его своими капризами? Но на этом мысли воина обрывались. Незачем было ворошить прошлое - она далеко, он в безопасности.
Но теперь все было иначе. Ариадна совершенно неожиданно оказалась слишком близко. Настолько, что становилось не по себе. Ее прикосновения были приятными и сразу вспоминались те дни, проведенные на Крите, а затем несколько дней в море и совсем немного времени на острове. Не взирая на все ссоры и капризы, на все недостатки ее характера, на ее немного ненормальное поведение - она умела приласкаться так, что начинала кружиться голова. Вроде она ничего и не делала, но даже касаниями подушечками уже расслабляли и напрягали одновременно. Тесей же не привык отказывать себе в удовольствии, даже если оно обещало быть пагубным. И сердце его сжалось, когда Ариадна на какой-то миг поникла, словно ее обидели по ошибке. Она стала такой хрупкой и беззащитной, такой маленькой... Но ошибочное движение царя сослужило ему скверную службу... Девушка мгновенно прижалась к нему, целуя. В первый миг Тесей искренне удивился: и почему на нее не действуют простые слова? Неужели так сложно просто поговорить, ответить на вопросы, а уже потом вешаться на шею? Видимо принцесса истосковалась по нему, по ласке, чувствовалось ее чрезмерное напряжение. Но поцелуй ее был таким чувственным и нежным, что Тесей не устоял и так же ответил на него, поздно сообразив, что ослабил хватку и вот уже ее рука снова принялась скользить по его груди вниз. Но воин не стал обращать на это внимания - пускай. Вторую руку девушки он все еще держал у нее за спиной и таким образом прижимал ее к себе, чтобы она не вырвалась. Но поцелуй настолько увлек обоих, а особенно молодого царя, что он позволил и второй руке Ариадны свободно действовать. Короткая передышка помогла обоим восполнить запасы воздуха, после чего поцелуй возобновился, но стал более страстным. На этот раз Тесей был не против. Он мягко прижал принцессу к себе, отвечая и не сопротивляясь. Да и, собственно, зачем? Что плохого в этом? В общем-то, ничего.
Очередная передышка позволила молодому царю перевести дух и наконец услышать голос Ариадны. Как же он соскучился по нему, оказывается. Этот тихий, вкрадчивый голос, такой томный и соблазнительный... Вспомнился их первый разговор наедине, во дворце царя Миноса, на балконе, что выходил в сад. Он прекрасно помнил, как она прижималась к нему, как шептала на ухо, как впервые поцеловала его, едва не уронив с балкона. Это было и забавно, и волнительно. А потом их встреча в саду, разговор, ее наставления, советы. Влюбленная принцесса вся горела желанием помочь ему спастись. И помогла.
- Люби меня...
Тесей опустил глаза на принцессу, разглядывая ее, пристально изучая. Обнимая ее, он чувствовал жар ее тела, она вся горела, как тогда. Напряжение в ней нарастало и видно было, что нет ей покоя. Сколько же она добиралась сюда, как вообще смогла попасть в Афины - по воде, по суше, через леса, минуя всех этих негодяев и разбойников, как спасалась от них, где ночевала, как и чем платила?.. Столько вопросов и никаких ответов. Она попросту не желала отвечать ему, ей не это было нужно...
Вздохнув, молодой царь осторожно и очень легко, почти неощутимо коснулся губами губ Ариадны. Ладони его мягко легли на ее талию, после скользнув немного выше. Чуть отстранившись, Тесей несколько мгновений молчал, созерцая критскую принцессу. Она все еще дрожала от нетерпения и напряжения, словно чего-то ждала и опасалась. Мягко и слегка усмехнувшись, царь аккуратно снял ее руки со своей шеи и сжал своими ее ладони. Как-то так получилось, что своими порывами и резкими движениями, Ариадна подтолкнула их от середины комнаты ближе к кровати, которая выглядела настолько помятой, словно на ней танцевали все прелестницы Эллады.
С одной стороны Тесею ничего не мешало выполнить просьбу Ариадны - почему нет? Их никто не тревожит, они совершенно одни, их влечет друг к другу... Но с другой - а что потом?.. Вряд ли она так долго добиралась до Афин, чтобы провести с ним одну ночь... Наверняка ей было еще что-то нужно от него. Ощущая ее напряжение, он даже догадывался, что именно ей нужно. Точнее, кто... Увлеченный своими мыслями, Тесей отпустил руки Ариадны и теперь она дала им волю, скользя ими по его груди. Царь же пришел в себя, когда девушка требовательно прижалась к нему, ожидая его ответа. По сути прошло всего от силы полторы минуты, просто молчание намеренно растягивало время.
Еще мгновение и Тесей зарылся пальцами в светлые волосы принцессы, притягивая ее к себе для глубоко поцелуя. Прислушавшись к себе, он понял, что несмотря на все - соскучился. И ему хотелось вновь пережить и испытать давно позабытые чувства и ощущения. А ее прикосновения гарантировали невероятное удовольствие... Увлеченные, они почти сразу упали на постель, не прерывая поцелуя. Тесей не обращал внимания на все эти синяки, которые она получила по собственной глупости. Он прекрасно понимал, что она сейчас отвечать ему не будет, а задавать вопросы в данный момент - большая глупость...
Продолжая непрерывно целовать Ариадну с большим чувством и жадностью, Тесей скользнул ладонью вверх по ее ноге, благо оная оказалась закинутой ему на пояс, а длинная тога немного сползла, позволяя без проблем забраться под нее и исследовать. Чем, собственно, молодой царь и занялся. Он был совершенно свободен, не обременен никакими обязательствами и проблемами, заполучил долгожданную свободу, по которой так тосковал и теперь мог себе позволить насладиться жизнью, почувствовать себя более чем живым... Подушечками он скользил по гладкой коже принцессы, мягко поглаживая и ощущая жар ее тела под собой. Если в Тартаре была слепая, голодная страсть, подчеркивающая безысходность обоих, намекая на долгое отсутствие какой-либо близости, то сейчас страсть была еще более горячей, обжигающей, всепоглощающей. Она грозило затопить обоих, но тем самым и привлекала. Каждое прикосновение Ариадны пробуждало в молодом царе воспоминания, разжигая бурю страстей внутри. Да, она умела это...
Тесей выдохнул в губы принцессы, в какой-то миг вынужденно оторвавшись от них. Опустив глаза на руку Ариадны, которая исчезла где-то между их телами, царь воспользовался этим и опустил плечико тоги, обнажая грудь нежно-строптивой гостьи. Прикрыв глаза и облизнувшись, Тесей вновь прижался губами к губам Ариадны, вовлекая ее в череду ненасытных поцелуев и теперь уже он топил ее в них, не давая возможности опомниться. Его ладонь накрыла ее грудь, а вторая забралась вверх по второй ноге с другой стороны. Помнится даже тогда, много лет назад, они не обременяли себя проблемами раздевания. Страсть и желания охватывали их повсюду и не было смысла тратить драгоценное время на избавление от каких-то там преград. Все происходило быстро, стихийно, горячо. Вот и сейчас царь не очень беспокоился о том, что на его гостье все еще что-то надето. Это не очень-то и мешало. Даже наоборот, еще больше будоражило. Пальцы Тесея сжали нежную кожу, на что Ариадна мгновенно откликнулась, но все было заглушено поцелуем. Не только она умела сходить и сводить с ума. Дай молодому царю волю и на все согласную девушку - и не такое можно было устроить. А принцесса как раз была из числа таких. Обычный человек пришел бы в ужас и краснел бы еще неделю, узнай он, что именно вытворяли эти двое давным давно. И сейчас им ничего не мешало повторить... Свободное время располагало к тому, чтобы наверстать упущенное и привнести в эти странные отношение что-то новое... А тем временем поцелуи не прекращались, став немного хаотичными и еще более горячими, плечики тоги были спущены с обеих сторон, снизу ткань была бесцеремонно задрана. К чему стеснения и скромность?..
Тесей выбросил из головы все ненужные мысли. Неважно, что их могли услышать слуги или еще кто-то - Ипполит был внизу, а потом его отводили сразу в комнату. Неважно, что советники могли ужаснуться происходящему. Неважно, что постель под ними жалобно заскрипела, когда Ариадна наконец получила желаемое. Стоило опасаться лишь пожара, который мог начаться от их страсти. Но разве это так важно сейчас? Молодой царь вообще ни о чем не думал. Все его мысли занимала только критская принцесса, которая извивалась под ним. А большего ему было и не надо. В Тартар все. Нужно уметь жить и чувствовать себя живым.
Ее нежная кожа, пострадавшая от долгого путешествия, вся горела. И это было так приятно чувствовать. Все эти синяки, царапины и ушибы, вся причиненная боль и неудобства - все ради этого момента, ради него. Тесей ощущал как его переполняет желание - эта ненормальная девчонка действовала на него слишком пагубно. Она пробуждала в нем такие горячие чувства и эмоции, что можно было запросто сгореть изнутри. Но вместо этого Тесей стремился сжечь девушку. Ему не терпелось передать ей весь свой огонь, которым он был охвачен. Он чувствовал боль в плечах и на спине, лишь отдаленно понимая, что это все Ариадна. В какой-то момент, рефлекторно и отрешенно, он прижал ее руки к постели и боль прекратилась. Он был прав, это она. Он прижал ее сильнее, чтобы она не шевелилась, но лишь ненадолго. До тех пор пока не получил нужную ему реакцию. А затем вновь позволил ей калечить его. Но это было более чем приятно...
Остановиться было крайне сложно, но и не надо было. Времени, сил и желания хватало на то, чтобы не прекращать все это еще очень и очень долго. Разве не за этим Ариадна сюда примчалась? Не этого ли она просила у него не так давно? Да, именно это... И вот она получала желаемое да еще как. Так, что вряд ли сможет ходить завтра...

+3

8

Страсть и нежность настолько оплели девушку изнутри, что невозможно было понять, где заканчивается одно чувство и начинается второе... Каждый вдох рядом с Тесеем был подобен глотку свежего воздуха, которым теперь наслаждалась принцесса. Только с этим молодым человеком Ариадна могла быть и всегда была той, кем являлась по сути. Не нужно было играть или притворяться, и хотя временами девушка увлекалась настолько, что теряла способность контролировать себя и сама не понимала, что творит, всё же только с Тесеем она была настоящей. А такое дорогого стоит... Неизвестно, в чём же именно крылась причина той неудачи, что настигла тогда принцессу, которую даже не доставили в Афины, а бросили где-то на полпути и отдали Дионису. Обида на содеянное давно прошла, но она трансформировалась в безумное состояние одержимости. "Неужели ему было настолько плохо со мной?" Солёная влага уже готова была выплеснуться и обжечь кожу Ариадны, но это не успело случиться... Тесей всё же рискнул и сделал маленький шаг навстречу девушке, целуя её вновь, но уже именно так, как она отчаянно желала и хотела. Комната уже почти плыла перед глазами от лёгкого головокружения и состояния одновременного ожидания и предвкушения, когда, наконец, молодой царь полностью принял для себя решение явно в пользу Ариадны, которая от счастья уже практически лишилась рассудка. И ей было всё равно, что было до и что будет после... Имело значение только то, что происходило здесь и сейчас...
Сердце буквально выпрыгивало и радостно стучало в грудной клетке, оглушая и напрочь лишая возможности следить за тем, что находилось вокруг. Перед глазами всё было в заметном расфокусированном состоянии - и только образ Тесея был более чем ярким и запоминающимся. Ариадна едва успела тихо вздохнуть, ощущая мягкие и почти нежные прикосновения со стороны царя Афин, как всё начало набирать стремительные обороты, так что сама девушка потеряла ощущение реальности происходящего. Ей казалось, что всё это сон, которого она так долго ждала... И она не могла нарадоваться этому. Зрачки стали такими огромными, что невозможно даже было сказать, какого цвета глаза были у девушки. А всё потому, что они были цвета страсти - яркой, чувственной, незабываемой... Той, в которую ныряешь с головой и из которой потом не желаешь ещё очень и очень долго выбираться. И это состояние накрывало плавно и в то же время настолько стихийно, что принцесса даже сама не поняла, когда она оказалась на кровати, с которой всё не так давно и начиналось... Но теперь всё было по-другому, иначе... Было именно так, как она всегда мечтала... Так, как она любила... И как хотела... Возбуждение в виде безумных мурашек бежало по телу, оставляя после себя ледяные дорожки, которые тут же исчезали и растворялись в том жаре, которым горела изнутри Ариадна... И вновь появлялись в других местах, куда тут же устремлялся весь пыл принцессы, которая уже едва дышала. Прикосновение губ и рук царя к нежной коже Ариадны дарило ни с чем не сравнимое удовольствие... И чем больше девушка получала, тем больше хотела. И выражала своё желание одним известным и проверенным способом: было так приятно раздирать практически в кровь становящуюся такой же горячей, как и её, кожу молодого человека. Но тот не отстранялся и не пытался прекратить это, лишь в какой-то момент его руки справились с её, но и это было более чем приятно. А когда ожидаемый эффект был достигнут, руки принцессы вновь обрели свободу, чтобы завершить начатое безумие. Дыхание с каждой секундой становилось тяжелее, но никто из молодых людей не обращал на это своё внимание. Оба без остатка стремились выплеснуть всё то, что копилось годами. У кого-то - осознанно и целенаправленно, а у кого-то - стихийно, но не менее горячо и желанно...
В какой-то момент принцесса так сильно прижала к себе Тесея, что смогла коснуться губами его кожи, которая незамедлительно ощутила на себе не только горячее дыхание Ариадны, но и её острые клыки... Каждый раз, когда зубы вонзались в его кожу, тут же всё смягчалось щадящими и дразнящими движениями кончика языка, который прекрасно знал своё дело. Но пора было смешать все карты молодого человека, который уже настолько комфортно себя чувствовал и не следил за происходящим, что даже не смог (или не стал?..) сопротивляться напору принцессы, которая буквально зарычала и неимоверным усилием перехватила власть в свои руки, намеренно дразня и разжигая у обоих интерес и желание с новой силой. Каждое действие было теперь пропитано таким жаром, что казалось, что температура в покоях царя уже достигла наивысшей отметки... Но это было не так... Эти двое могли ещё очень долго и упорно сводить друг друга с ума... Расстояние, время и всё прочее отошло на задний план, так что теперь Ариадна вновь видела перед собой только Тесея. В её голове годами жил только он... И нельзя было так просто взять и утолить эту жажду, от которой девушка мучилась так долго... Каждый новый толчок был намеренно не спешен, а от слияния тел уже практически исходило такое неповторимое состояние, которое заставляло забыть обо всём на свете. Лишь страсть... Жаркая, искренняя, непередаваемая... Губы Ариадны в какой-то момент тронула полусумасшедшая улыбка, после чего она уже не знала усталости ещё долгое время. Ладони царя скользили по телу девушки, постепенно начиная подгонять её и не давая успокоиться ни одному из них. Дыхание настолько сбилось, что короткие и отрывистые хватания ртом воздухом сложно было назвать этим словом в принципе, но от этих приглушённых и в то же время достаточно чётких звуков становилось настолько приятно, что дрожь уже начинала сотрясать всё тело принцессы, которая откинула голову назад, не особо следя за ладонями Тесея, которые сжимали даже теперь такое хрупкое тело Ариадны и старательно направляли её к пику и вершине взаимного наслаждения. Молодой человек оттягивал момент общей эйфории, но долго выносить это было просто физически невозможно - и тело наконец разорвалось изнутри на миллионы осколков, так что дрожь бежала по всем артериям и венам и невозможно было понять, что всё начиналось и где же заканчивалось. Волны удовлетворения сотрясали Ариадну и не давали успокоиться царю Афин, который всё ещё поддерживал и направлял девушку, но силы стремительно покидали принцессу после столь мощной разрядки. Девушка почти мурлыкала себе под нос, когда прижалась всем телом к Тесею и коснулась губами к его груди, которая так же тяжело вздымалась, как и её собственная...
...Сколько это всё длилось и как часто повторилось - никто не мог сказать точно... Да никто и не вёл точные подсчёты - они были совершенно ни к чему. Но уснули молодые люди очень и очень нескоро... Ариадна и думать забыла о том, что её тело украшено разноцветными насмешками судьбы... Однако всё это было совершенно и абсолютно неважно... Она достигла желаемого... И не раз, и не два... Улыбнувшись своим мыслям сквозь сон, девушка прижалась к молодому человеку, закинув на него свою ногу и ощущая всё его тепло даже так... Ладони слегка бродили по коже, и даже засыпая принцесса умудрилась вновь поцарапать царя Афин. Спасительный отдых был принят сознанием более чем благосклонно, и спустя короткий промежуток времени Ариадна уже зарылась носом в Тесея, от кожи которого исходил аромат, дурманящий не меньше, чем тот, что был в лабиринтах. Но вот о чём совсем не хотелось вспоминать сейчас - так это о тех событиях... Впереди новый день... А возможно - ночь... И неизвестно, что могло произойти дальше... Но мысли совсем не хотели омрачаться чем-то грустным и пасмурным. Она здесь. В покоях царя Афин. И она счастлива... Так пусть же это будет так хотя бы то короткое время, что ей отведено с Тесеем...

Отредактировано Ariadne (2016-02-03 19:42:59)

+1

9

Ариадна всегда была тем самым безумием, которого стоило опасаться. Не зря Тесей тогда принял непростое, но верное решение и отказался от нее. Возможно он чувствовал, что связь с ней - опасна. Он мог догадываться, к чему приведет ее страсть. Одержимая им, она уже тогда, в еще совсем юном возрасте, сводила с ума своими вопросами, своей опекой, своим покровительством. Избалованная и капризная, она не принимала отказов. Она не знала, что такое "нет". Если ей нравилось, она это получала. Неудивительно, что так произошло и с Тесеем. Она захотела его, ему была нужна она. Они идеально сыграли свои роли: она удовлетворила свои потребности, он одержал победу. О них слагали романтические истории и легенды, которые всегда заканчивались настолько печально, что невозможно было удержаться от тяжелого вздоха. Мало кто знал, что произошло на самом деле. Если бы не Посейдон и Дионис, возможно сейчас Тесей жил бы иначе. Возможно он не попал бы в Тартар и не потерял бы драгоценные годы. Возможно он не женился бы на Антиопе и у них не рос бы сейчас замечательный сын... Ипполит. Он был в опасности, пока эта безумная так сладко спала рядом. Ревнивая критская женщина - вот кем была Ариадна. Неудержимая, незнающая меры. Тесей уступил ей, понимая, что не в силах отказать. Он позволил себе расслабиться, чтобы получить немного удовольствия. Все эти безумные события минувших дней месяцев слегка утомили молодого царя. Дел накопилось немерено. Четыре года отсутствия давали о себе знать. Невозможно было за один день решить все проблемы. Как он и планировал, дворец был безопасен теперь, но окрестности... Их стоило очистить от разбойников, что постоянно крутились поблизости. Вспоминая слова Николеты, Тесей не мог не качать головой. Сколько времени было потрачено зря и упущено. За это время враги надежно обосновались в чаще или где-то поблизости и частенько устраивали небольшие вылазки. Разумеется, царь старался пресекать подобное, но не всегда был начеку. У него хватало дел и во дворце - нужно было уладить многое из того, что натворил Менесфей. Непросто было разобраться со всем этим. Но Тесей старался. Он был настолько погружен в дела и настолько занят, что появление Ариадны никак не входило в его планы. С одной стороны он был рад, что она была рядом - по крайней мере, он видит ее, она не бродит вокруг дворца и не строит коварных планов. Но с другой стороны... Что она задумала? О чем она думала? Что творилось в ее прекрасной светлой голове? Ведь эта девушка была совершенно непредсказуемой! Она запросто могла схватить кинжал и заколоть Тесея. Хотя, нет. Тесея нет. А вот Ипполита - вполне. Молодой царь хорошо знал свою бывшую возлюбленную. Она слишком неожиданно узнала, что у него есть сын. И наверное, у нее в голове сейчас носилась тысяча вопросов - от кого, как, когда... Поэтому первым делом стоило обезопасить именно ребенка. Николета, как назло, давно не появлялась - оно и понятно, Тесей был на месте, с сыном, поэтому амазонка могла свободно путешествовать, навещать сестер и не волноваться о том, что мальчик скучал один. Тесей даже не представлял, что бы произошло, если бы была жива Антиопа. Встреча этих двух женщин должна была походить на битву титанов. С одной стороны безумная и одержимая принцесса, а с другой - сильная и отважная амазонка. Тесей не спешил делать выводы и приписывать победу той или иной тигрице. Обе были хороши и по-своему безумны.
Утро встретило молодого царя ленивыми и теплыми лучами сквозь тяжелые занавеси, что были специально повешены уже очень давно. Тесей любил иногда понежиться в постели, не спеша вставать и заниматься делами. А солнце не очень способствовало долгому сну, мешая. Поэтому сейчас слабый свет пробивался сквозь складки, скромно намекая, что уже пора вставать. Но молодой царь не спешил и с этим. Он приоткрыл глаза и перевел взгляд на Ариадну. Нужно было решать, что с ней делать. Выгонять - не вариант. Никто не знал, что она могла сотворить в следующий момент. С нее станется спалить весь дворец, лишь бы Тесей ей улыбнулся. Так же не стоило и терять ее из виду, ведь она могла запросто причинить вред Ипполиту. А Тесей любил своего сына больше всего на свете. Будучи единственным наследником, Ипполит просто купался в любви отца. Пускай эта любовь и бывала порой строгой, но справедливой. Тесей не считал нужным баловать сына, зная, что из особо капризных и изнеженных вырастают потом особые жрецы для массовых оргий в храмах. Он видел своего сына отважным воином и мудрым правителем, а не мальчиком для вельмож. Поэтому и старался привить ему любовь к оружию, приказав изготовить для мальчика специальный лук и меч. Только так можно было подготовить сына к взрослой жизни. Тем более, пока Ники отсутствовала, ни могли спокойно тренироваться. Но пока что на повестке дня была Ариадна. Тесей все еще не знал, что ему с ней делать. Он мог отправить ее домой - связать, погрузить в повозку, довезти до моря и посадить на корабль. Или же призвать на помощь Диониса, который сумел бы найти управу на свою женщину. Ведь говорили, что он женился на ней. Так почему же она здесь? Тесей помнил, что среди многочисленных писем, было и одного от Федры, сестры Ариадны. Девушка зачем-то решила написать герою и поведать ему все, что знала. А знала она многое - о делах на Крите, о событиях за его пределами, о счастливой жизни Ариадны - о том, что она замужем за Дионисом и у них есть дети. Боги, у нее ведь тоже есть дети! Как она могла покинуть их и броситься в этот заведомо неудачный омут прошлого? Ведь и коню понятно, что вряд ли Тесей стал бы с ней жить. Прошли те времена, когда молодость брала вверх над разумом и хотелось насладиться безумием. Он был царем, на чьих плечах лежали судьбы сотен жителей города. Он оберегал свои границы, защищал своих подданных, сына. У него не было времени на нечто подобное. Советники, не успев поприветствовать его, снова начала намекать ему, что пора снова жениться. Они были бы счастливы узнать, что некогда выбранная ими принцесса, сейчас нежилась в объятиях царя. И это после постели с богом.
Тесей вздохнул и высвободился из рук Ариадны, стараясь ее не разбудить. Плечи и спина саднили. Девушка так и не научилась контролировать своих внутренних злых духов, считая это естественным - калечить молодого царя. Разумеется, страсть страстью, но Ариадна порой перегибала палку. Тесей повел плечами и глубоко вздохнул. Натянув штаны, он отошел к окну и чуть отодвинул занавеси. Утро уже граничило с днем, опасно балансируя на середине. Но Тесей никуда не спешил. Все свои дела он решал дома, а покидать дворец в ближайшее время, к сожалению, не планировал. Разве что... Можно было придумать повод, предложить Ариадне составить ему компанию, а затем обманом отправить ее обратно на Крит, чтобы уже сам Минос позаботился о своей строптивой дочери. Тесей мог пригрозить ему войной, а Крит сейчас был не в том положении, чтобы принимать вызов и отражать удар афинского царя.
Молодой царь оглянулся на Ариадну, которая приоткрыла глаза и улыбнулся ей. Он мог придумать тысячу вариантов, но какой выбрать?..

+2

10

Никто не мог ответить на вопрос, что же всё-таки творилось в душе девушки, сбежавшей от своей прошлой жизни. Принцесса знала, как можно сжечь мосты, и сделала это полностью, не оставляя никаких лазеек, чтобы можно было всё-таки хотя бы попробовать вернуться назад. Она решила начать с того момента, когда была в последний раз по-настоящему счастлива. Воспоминания привели её именно к тому отрезку времени, когда девушка, будучи ещё совершенно юной, познакомилась впервые с тем, кому было суждено стать царём. Богатство и влияние не особо беспокоили и волновали Ариадну даже тогда. Скорее, для неё было важно то, что скрыто под бравадой и что на самом деле таится в речах. Тесей... Слишком много всего было связано с одним только его именем. Она бредила им тогда. Он занимал её мысли даже теперь. Это походило на настоящее безумие, но принцесса не считала это чем-то ненормальным. Даже сейчас, когда она явилась во дворец... Чего же всё-таки Ариадна пыталась добиться? У её возлюбленного уже давно была своя жизнь, в которую она не особо вписывалась - особенно после того, как родной отец не поддержал её, а отдал Дионису. Глупые обычаи!.. Неужели все настолько боятся богов, их гнева, что готовы продать родное дитя?..
"Ребёнок..." Воспоминание о том, что Тесей теперь является отцом, хлестнуло изнутри так, что девушка как-то очень резко и непонимающе приоткрыла глаза, пытаясь понять, было это во сне или же наяву?.. Отгоняя слишком быстро такие приятные картинки минувшей ночи, Ариадна всё же нашла то, что её взволновало, но было в определённый момент отодвинуто на задний план. Это был однозначно его отпрыск. Родная кровь и плоть. Правда, ей не дали его рассмотреть. Рука, лежавшая под подушкой и скрытая от взгляда Тесея, была мгновенно сжата в кулак, но ни единый мускул не дрогнул на лице девушки, которая максимально быстро вернула своему ночному спутнику такую же обворожительную улыбку. Был ли в голове девушки план?.. Она и сама не знала. Лучшей стратегией всё же является спонтанность, и чаще всего принцесса рассчитывала именно на неё. Потянувшись, Ариадна отвернулась от Тесея, предоставив ему возможность насладиться её формами не только спереди. Ей было всё равно, что он видел ещё и другие отметины на её теле. Это совершенно ничего не значило. Саднящая боль всё же не дала девушке возможность чуть дольше поваляться в своё удовольствие. Нужно было как можно скорее уединиться и постараться привести себя в порядок. "Может, в купальне царя найдётся что-то подходящее?" От одной мысли об этом у Ариадны перехватило внимание - слишком яркие сцены дорисовало её неугомонное воображение. Девушка облизнулась и почувствовала засохшую соль на своей коже. Это безумно ей понравилось, но она точно знала, что при свете дня нужно вести себя чуть более сдержанно. Ночной запал уже давно пропал. На смену ему пришёл слишком бдительный день, который если и любил разврат, то явно не в таких объёмах, на которые всегда рассчитывала Ариадна. Если честно, принцесса не хотела сейчас находиться подле Тесея. Ей, как, наверное, и ему, было сейчас гораздо более важно понять, чего же она всё-таки хочет и добивается в конечном счёте, а присутствие царя не давало ей сконцентрироваться. Оглядев его, девушка слишком плотоядно облизнулась: она прекрасно помнила вкус его крови, когда слегка перестаралась. Пусть сам теперь думает, как поскорее вывести отметины после её острых клыков. Это так сильно подняло ей настроение, что она, превозмогая тянущую боль, всё же потянулась снова и встала с кровати. Не приближаясь к Тесею, девушка начала идти по кругу, постепенно продвигаясь к выходу. Ей хотелось сбежать, чтобы потом застать молодого человека врасплох. Одно она знала точно: пока он её не собирается выгонять. По крайней мере, девушка надеялась на это. Гораздо более удобно было держать Ариадну на виду. И это она тоже понимала. Вот только принцесса не собиралась следовать за ним хвостиком. Наблюдать и любоваться издалека - да. Но становиться слишком навязчивой... Ариадна умела извлекать ценные знания из уроков прошлого. Но если бы и в этот раз Тесей её предал - так же резко, внезапно и неожиданно... Наверное, не стоит говорить, какая бы тогда месть ждала его. Однако сейчас всё было слишком спокойно, тихо и мирно. Эдакое затишье перед бурей. И хотя Ариадне сейчас очень хотелось приблизиться к Тесею, она не рисковала и продолжала двигаться от кровати по кругу. Проходя мимо подноса с едой, девушка выхватила особо сочный фрукт и, намеренно дразня царя, слегка развернулась, после чего коснулась языком слегка шершавой поверхности персика. Ничто и никогда не мешало Ариадне сходить с ума. Она не стеснялась свидетелей. Не боялась быть застуканной. Даже при желании могла бы повторить ночной опыт при сыне Тесея. Интересно, что бы на это сказала его мать? И где вообще она была?.. И кем являлась? Кого же избрал царь на роль той, что родит ему наследника? Было очень интересно об этом размышлять, но пока у девушки не было никаких ответов.
- Ты не против, если я приведу себя в порядок?.. - фраза Ариадны могла сбить с толку того, кто не был с ней знаком. Вот так нестандартно и обязательно без приветствия - это был её излюбленный стиль. Она ненавидела все эти ненужные лишние фразы, которые только оттягивают момент получения желаемого. И совершенно неважно, какой сферы жизни это касалось.
- У тебя прекрасный дворец, - принцесса не могла удержаться от того, чтобы не сделать царю комплимент. Пока она не знала, как вести себя дальше - особенно после такой жаркой ночи. Почти дойдя до выхода из покоев Тесея, Ариадна попятилась и прижалась спиной к стене. Приятное чувство отдыха тут же начало разливаться по телу девушки, которое ещё не успело полностью восстановиться после слишком жарких объятий.
- Можно мне немного прогуляться здесь, а после я обязательно покину твой дворец, если моё общество... - тут принцесса резко наклонила голову и спрятала лицо. Она не смогла удержаться от того, чтобы не разыграть трагикомедию. Возможно, царь ещё помнил все эти её штучки, но самой ей было слишком скучно быть обычной и такой, как все. Она была истинным воплощением Хаоса - непостоянной и сумасшедшей. И с годами эти её качества лишь гипертрофировались до невероятного уровня. Ариадна уже хотела выскочить из покоев, как вспомнила, что за дверью обязательно будет находиться стража, а вот к встрече с ней она никак не была готова. Решив включить очередную истерику, принцесса набрала в лёгкие как можно больше воздуха и закричала изо всех сил: - Выпусти меня!..
От такой проделки глаза девушки тут же заблестели огнём. Она предвкушала реакцию царя, но заранее была готова к побегу. Ей нечего было терять, поэтому она могла творить всё, что её душе было угодно. На самом же деле она хотела только того, чтобы Тесей перестал избегать близкого контакта с ней и вновь дотронулся до неё. А дальше... Дальше - по ситуации. Импровизация была её коньком. Всегда. И даже солнечный свет теперь не мог помешать ей немного повеселиться перед тем, как двигаться дальше. Куда - она ещё сама не знала. Но заставить царя нервничать было неплохой идеей. И она хотела довести это дело до конца.

Отредактировано Ariadne (2017-08-04 14:21:02)

0


Вы здесь » Древний мир героев и богов » Взгляд в прошлое » Одержимость: На грани безумия


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC