Он позволил крохотным капелькам проникнуть в его черную душу и посеять рассаду тепла и добра, превращая его извращенный разум в светлый и отчищенный от зла и ненависти. На это способна любовь? Или бог просто повстречал девушку, которая не испугалась его, девушку, которая поцеловала его, манила его и заставляла дрожать от собственного холода в страхе потерять свою маску, которую он годами старательно лепил подобно величайшему мастеру. И теперь, когда результат на лицо, в какие-то легкие мгновения эта маска даёт трещину обнажая человека, желающего любви. Или монстра, коим он родился.
© Loki


сюжет | список персонажей | внешности | поиск по фандому | акции | гостевая |

правила | F.A.Q |

Эта история далеких веков, забытых цивилизаций и древних народов. Мир, полный приключений и опасностей. Жестокие войны и восстания, великие правители и завоеватели, легенды и мифы, любовь и ненависть, дружба и предательство... Здесь обыкновенный смертный, со всеми своими слабостями и недостатками, способен на захватывающий дух героизм, на благородство и самопожертвование, которые неведомы ни богам, ни другим живым существам. Это история беспримерного мужества, почти самоубийственной отваги, это история, где нет пределов достижимого...

Древний мир героев и богов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



And Justice for All

Сообщений 21 страница 30 из 30

21

Микаэла – сундук, полон тайн и загадок. Разумеется, у каждого, будь он смертен или нет, есть свои сокровенные вещи, знать которые другим не стоит. Каждый носит в себе маленькие секреты, не предназначенные для общего пользования, запрещённые для разглашения. Обычно, они все оказываются весьма мелочными. Просто лишь постыдными вещами и поступками, рассказать о которых нет смелости или слишком уж задорно, совестно. В других, более серьёзных случаях, тайны эти напрямую связаны с безопасностью и благополучием их владельца. Например, информация о том, где человек припрятал своё внушительное добро, нажитое честным или не очень путём. Эти секреты будут уже уровнем повыше. Но есть ещё одна важная и очень редкая категория тайн – вещи, знание которых навредит не так их обладателю, как тому, для кого они раскроются. И это наиболее худший вариант, хоть и встречается не чаще, чем принцы-бродяги. Носители подобных секретов всегда неимоверно замкнуты, им тяжело сближаться с людьми, быть в их компании. Они – вечные одиночки, воюющие со своей судьбой.

Не нужно было быть великим мудрецом, богом или тем, кто очень уж хорошо разбирается в людях, дабы понять, что Микаэла как раз и была тем самым человеком (или не совсем человеком), за плечами которого был далеко не один секрет, о которых окружающим лучше не знать. Стефан понял это ещё в таверне, со слов и поведения самой воительницы. Её душу изнутри пожирало чувство вины, ярко отражающееся в глазах, и в этом городе, по её же словам, она пыталась эту самую вину искупить, помогая людям. Принц пока не знал, что так мучает Мику, что не даёт ей покоя, но в одном он был уверен - это что-то очень серьёзное. Скорее всего, как-то связано со Стимфалом. Тот юноша, что прибыл в сопровождении стражи и в чём-то обвинял девушку, назвал её чудовищем. Признаться, лучник никоим образом не мог сопоставить это грубое оскорбление с той красивой воительницей, что сейчас сидела рядом с ним. Как она может быть чудовищем? Это никак не укладывалось в голове. Неужто она замешана в той резне, слухи о которой ползли Грецией? Нет, что за глупость? Микаэла ведь не могла просто так отправить к Аиду кучу мирных жителей. Стефан не видел в её глазах никакой жестокости, там была лишь боль и усталость, но вовсе не отражение того, что можно назвать "чудовищем". Впрочем, сын Никона ведь и вправду ничего не знал о Мике. Абсолютно ничего. Кроме того, что порой её слова будто отвечают на его мысли, и того, что здоровья ей явно не занимать, ибо после весьма тяжелого ранения мечом, она сейчас сидит у костра с очень даже хорошим видом, якобы этого и не было. Все эти детали, сложенные вместе, очень настораживали и любой человек со здравым смыслом уже давно бы унёс ноги подальше отсюда, забыв об этой странной девушке и её секретах. Лишние проблемы никому не нужны. Тем не менее, принц не мог так поступить... Не мог бросить её, оставить одну. Была здесь доля благородства, но дело было далеко не в нём. Лучник смотрел на эту темноволосую красавицу и был не в силах оторвать взгляд. В её глазах он наконец увидел не только боль, усталость и тоску, но и теплоту. А ещё улыбка... Микаэла ужасно его зацепила. Чем – принц объяснить не мог. Он был уверен только в одном - она не чудовище.

– Нет, не извиняйся. Всё в порядке, правда, – поспешила молвить воительница в ответ на извинение принца.
От её слов лишняя неловкость из-за случившегося резко испарилась. Стефан уж очень не хотел, дабы его новая спутница посчитала его невоспитанным наглецом, что при первой же встрече бросается обнимать совершенно незнакомых девушек, ведь выглядело всё именно так.
– Лишь безумцы отправляются в лес на поиски ночью, – добавила к словам лучника Микаэла.
– Особенно в поисках того, кто сам выходит на охоту ночью, – пронеслась в голове мыслишка.
Со времён острова принц больше не боится тёмного времени суток. Даже наоборот. Хотя, поначалу после захода солнца начинался настоящий ад. Приходилось пугаться каждого малейшего звука, каждого движения среди деревьев или кустов. Страх получить кинжалом по горлу во время сна заставлял забыть о такой роскоши. Привыкнуть получилось ой как не просто и не сразу. Но выбора иного попросту не было. Со временем ночь из худшего врага превратилась в лучшего союзника. Она позволяла подбираться незаметно, убивать незаметно и так же быстро исчезать. Из жертвы лучник превратился в охотника. В последний год на острове это и вовсе дошло до того, что местные "обитатели" старались по ночам и вовсе не вылезать из своих убежищ, дабы не получить стрелу между глаз. А уж с прицелом у Стефана проблем не было. Если он отпускал тетиву, то уже не промахивался. За редким исключением, когда вмешивались крайне непредвиденные обстоятельства.
По возвращению в Грецию привычки никуда не исчезли. Принц Фарсал продолжал вершить справедливость в основном лишь ночью. Но были и исключения вроде Ветия. Тут уж иначе было нельзя. От стражи также приходилось неоднократно уносить ноги, ибо подобное выполнение воли Немезиды и Фемиды было не по нраву местному закону и правителям. И всего один раз охранники городского покоя побежали за лучником в лес. Ночью. Это была самая большая ошибка в жизни, которую они, правда, больше никогда не повторят.

– Я помогу тебе вернуть их, – поспешила сказать Мика, только Стефан завёл речь о вещах, которые он оставил в таверне.
Наследнику трона, как не крути, было приятно слышать такое уверенное заявление, но, с другой стороны, он бы не позволил Мике тащиться за ним обратно в город посреди ночи. Ей нужен отдых и уж никак не беготня и драки, что вполне может иметь место по пути в город и из него. Ещё минимум несколько дней покоя, без каких-либо размахиваний мечом. Ни в коем случае.
Но воительница, похоже, была не согласна с подобной точкой зрения своего временного "врача".
– Тогда может отправимся сейчас? – продолжила она, явно намереваясь подняться. Спустя мгновение её мелодичный свист разнёсся по лесу.
– Ни в коем случае. Тебе нужно... – начал было принц, но не успел договорить, слегка вздохнув.
Девушка поднялась на ноги. И очень даже успешно, без нужды в какой-либо помощи, хоть Стефан уже успел мысленно приготовится к тому, что ей нужно будет оказать содействие. Он ещё мог понять, как она дошла сюда без приключений, не упав на землю посреди пути и не потеряв сознание. Но сейчас... Пара часов без сознания и Мика опять без труда поднимается на ноги и собирается отправиться с ним в город. Удивлению лучника не было предела.
– А ты в разы сильнее, чем я мог себе представить, – подумал брюнет, также поднимаясь на ноги и не сводя глаз с его спутницы. – Неужели ты перенесла столько всего, что подобное ранение для тебя мелочь? Или ты вообще не человек?
Подозрения о том, что Микаэла может читать мысли ещё никуда не делись, но слишком уж сложно было держать под контролем тот беспорядочный потом вопросов, что постоянно возникали в голове. Угомонить их можно было только ответами.

– Вихрь скоро будет здесь, а с ним и чистая рубашка, вода и возможно даже ужин, – молвила Мика, оглядываясь вокруг.
– Вихрь? – лёгкая улыбка промелькнула на лице лучника. – Отличное имя, – он подошел ближе, всё ещё переживая за состояние девушки. – Как ты себя чувствуешь? Тебя ранили всего несколько часов назад и ты потеряла немало крови. Даже если кажется, что стало лучше, это может быть обманчиво. Я бы советовал тебе отдохнуть и лишний раз не двигаться. Это крайне нежелательно, – закончил лучник, остановившись рядом с девушкой. – Оно того не стоит.
Впрочем, продолжить разговор им помешали. Сперва лёгкий шорох, потом топот копыт. У Стефана ещё до осознания того, что это лошадь, сработал рефлекс и он тут же взглядом нашел свой трофейный меч, что торчал из земли рядом с деревом. Но нужды в оружии, разумеется, не было. Удивительно, но верный конь услышал зов хозяйки и тут же примчался к ней. Увы, принц Фарсал не мог похвастаться таким другом. Он передвигался почти всегда пешком, на своих двух. Изредка покупая лошадь в одном городе и затем продавая в следующем.
– Знакомься, это Вихрь, Вихрь это Стефан, – поспешила познакомить их Микаэла, с лёгким смехом, который заставил лучника непроизвольно улыбнуться.
– Приятно познакомиться, Вихрь, – обратился к коню принц, слегка наклонив голову в поклоне.
В следующее мгновение верный друг Мики вновь удивил Стефана. Подойдя к нему, он уткнулся мордой в его ладонь. Глаза мужчины немного округлились, но он решил не разочаровывать коня и принялся легко его поглаживать. Сын Никона с улыбкой взглянул на девушку. Судя по реакции воительницы, она тоже была очень даже удивлена.
– Ты ему нравишься, – констатировала брюнетка, слегка нахмурившись.
– Он мне тоже нравится, – принц заглянул в глаза коня, продолжая его поглаживать. – Странно, обычно животные от меня не особо в восторге.
Дальнейший обмен любезностями с верным спутником Микаэлы прервала она сама, протянув лучнику мужскую рубашку, откуда-то взявшуюся в её дорожной сумке.
– Вот держи, не хотелось бы стать причиной твоей простуды, – улыбнулась она, будто и вовсе забыв о раненном плече.
– Боевой трофей? – шуточно спросил Стефан, улыбнувшись в ответ и взяв предложенную рубашку. – Не стоит за меня волноваться, не замёрзну. Я привык бегать полураздетым перед девушками – к ночным холодам.
Тем не менее, лучник собирался одеться, ведь было таки немного прохладно. Да и светить голым торсом посреди леса было не лучшей идеей. Хотя, это ещё с какой стороны посмотреть...
Пока принц-бродяга осматривал рубашку, всё ещё не накинув её, Микаэла вытащила из сумки флягу с водой. Она была очень кстати. Краем глаза брюнет наблюдал за тем, как его спутница наслаждается освежающей водой. Уголки губ едва заметно приподнялись. Взгляд вновь скользнул по раненному плечу, которое, похоже, не доставляло девушке особых трудностей. Странно.
– Свежая вода, – Мика любезно протянула бурдюк Стефану.
– Спасибо, – не отказался от предложения принц, закинув рубашку на плечо. Прохладная вода приятно растеклась по телу, увлажнив немного пересохшее горло. Удовлетворившись парой глотков, мужчина вернул бурдюк воительнице, принявшись одевать рубашку.
– Я отправлюсь в город один, – начал он, разобравшись с одеждой. – Ты всё ещё едва стоишь на ногах, – скорее напомнил Микаэле, нежели констатировал факт принц. – Тебе сейчас крайне противопоказано бегать или вступать в какие-то драки, а без них навряд обойдётся, – молвил он, после чего сделал короткую паузу и продолжил: – Знаю, ты воин и не привыкла избегать схватки, но лучше побереги себя. С таким плечом не особо повоюешь, – Стефан слегка улыбнулся. – Не волнуйся, я справлюсь сам. Всегда справлялся. А здесь ты в безопасности. Искать нас, как я уже сказал, не будут. А если даже и осмелятся, я всё равно встречусь с ними по дороге к Пирею. Да и у тебя есть Вихрь, он тебя в обиду не даст. Правду говорю? – последний вопрос принц адресовал любимцу Мики, слегка коснувшись рукой его морды. – Я вернусь быстро, обещаю. Договорились?

Отредактировано Stefan (2017-03-28 00:14:09)

+1

22

А ты в разы сильнее, чем я мог себе представить, – думал лучник– Неужели ты перенесла столько всего, что подобное ранение для тебя мелочь? Или ты вообще не человек?
- Как опасно ты мыслишь, Стефан и как близко - подумала девушка, на мгновение, задержав взгляд голубых глаз в глазах лучника.
– Вихрь?  Отличное имя, - еще до появления коня с улыбкой произнес мужчина.
- Ему тоже нравится - ответила на улыбку девушка, а после предпочла скрыть взгляд в сумке.
– Как ты себя чувствуешь? Тебя ранили всего несколько часов назад и ты потеряла немало крови. Даже если, кажется, что стало лучше, это может быть обманчиво. Я бы советовал тебе отдохнуть и лишний раз не двигаться. Это крайне нежелательно. Оно того не стоит. - оказавшись рядом с воительницей закончил Стефан.
- Все в порядке - едва заметно улыбнулась воительница - бывало и хуже
Вскоре неловкую паузу прервал верный спутник воительницы, и признаться его доверие к Стефану очень удивило полубогиню. Говорят, животные чувствуют хороших людей, но, сколько бы их Мика не встречала, ни к кому Вихрь не проявлял такое уважение. Подкупило.
– Он мне тоже нравится, – поглаживая любимца полубогини, говорил он. – Странно, обычно животные от меня не особо в восторге.
- Странно, что он подпустил тебя к себе, может, наелся не тех яблок? - переведя серьезный взгляд на жеребца, Мика наигранно свела брови и надула губки - ну это мы еще обсудим - развенчав нахмуренный взгляд, меняя его на широкую улыбку. Смотреть на оголенный торс Стефана было приятно. Ни смотря на все его шрамы, они не портили его, напротив, предавали красоты и мужественности. Да и любой было бы приятно наблюдать за хорошо сложенным и полураздетым мужчиной, который не только красив внешне, но, и награжден хорошими манерами, что признаться становится редкостью.
– Боевой трофей?
- Скорее напоминание о хорошем знакомом - улыбнулась Микаэла, вспоминая обладателя рубахи.
– Не стоит за меня волноваться, не замёрзну. Я привык – бегать полураздетым перед девушками – к ночным холодам. - мысли мужчина заставили дочь войны в очередной раз улыбнутся, да что там, брюнетка едва ли не рассмеялась словам-мыслям лучника, отмечая про себя, что девушек то как раз, наверное, было не мало, а может и до сих пор есть. Что еще надо, такому как он? Свободная жизнь, полная приключений, все внешние данные при нем, красивый тембр голоса, хорошие манеры, все это создает образ женского любимчика, рядом с  таким мужчиной любая женщина почувствует себя богиней. Это одновременно притягивало и отталкивало дочь Зены. Микаэла не раз встречалась с подобными мужчинами, например Ганник и Тор, оба были представителями сильного пола, и имели те же бонусы, что и Стефан, однако лишь у лучника Мика смогла заметить в глазах схожую ей боль, боль одиночества, она же и настораживала воительницу. Как такой мужчина может быть одинок!? Невозможно!
Мужчина не торопился надевать рубаху, а когда полубогиня предложила воды, и вовсе забросил одежу на плечо. Приняв бурдюк и сделав несколько глотков, лучник дал девушке возможность у краткой насладиться его тело поближе.
- ... господи, как стыдно то- уводя взгляд в сторону, подумала про себя Мика, а Стефан тем временем вернул бурдюк и таки оделся.
– Я отправлюсь в город один, - уверенно заявил он, влезая в рукава, а воительница удивленно вскинула одну бровь вверх. – Ты всё ещё едва стоишь на ногах, - напомнил ей лучник, и вскинутая бровь вернулась в свое привычное положение.
- точно - вспомнила она, закусив нижнюю губу.
– Тебе сейчас крайне противопоказано бегать или вступать в какие-то драки, а без них навряд обойдётся,
- С каких это пор ты решаешь, что мене можно делать, а чего нельзя? - поинтересовалась Микаэла.
– Знаю, ты воин и не привыкла избегать схватки, но лучше побереги себя. С таким плечом не особо повоюешь, - улыбнулся он.
- Почему ты думаешь, что с ними нельзя справиться мирно? Не развязывая драки? Просто забрать свое, тихо и без лишнего шума - размышляла Мика но, наверное, странным было для Стефана слышать от воина подобные речи. Впрочем, девушка действительно старалась прибегать к оружию лишь в крайней необходимости,  на то были веские причины.
– Не волнуйся, я справлюсь сам. Всегда справлялся. А здесь ты в безопасности. Искать нас, как я уже сказал, не будут. А если даже и осмелятся, я всё равно встречусь с ними по дороге к Пирею. Да и у тебя есть Вихрь, он тебя в обиду не даст. Правду говорю? - говорил Стефан, а после заручился поддержкой коня, который в ответ на вопрос мужчины, уткнулся своим носом в его широкую ладонь в согласии. – Я вернусь быстро, обещаю. Договорились?
- это заговор - хотела было сложить руки на груди дочь Зены, но во время опомнилась.
- Отличный шанс сбежать, чтобы не подвергать его опасности - вдруг пронеслась в голове мысль, и надо сказать Микаэла за нее зацепилась.
- Хорошо, будь осторожен - улыбнулась она, возвращаясь к костру.
За какое-то мгновение Мика решила, что его поход в город дает ей шанс, чтобы уйти без лишних вопросов, просто уйти и не подвергать жизнь лучника опасности, а рядом с ней опасно как ни с кем. Человек, который не может сдержать свою тьму, опасен обычного мужика с битой. Стефан легко справится с людьми Ветия, заберет свои вещи и .....продолжит свой путь, на котором не будет такой опасности, как Микаэла...

Отредактировано Mikaela (2017-03-30 23:12:18)

+2

23

Микаэла не переставала удивлять принца. И похоже, она только лишь начала. Хоть Стефан и не подавал виду, но внутри его просто разрывало от удивления. Пусть ранение и не было смертельным, пусть после такого и восстанавливаются, но совсем не так, а долгое время валяясь в кровати, чтобы вернутся в форму. Брюнетка же двигалась и вела себя так, будто и вовсе забыла о том, что её плечо почти что проткнули мечом. Лучник внимательно следил за каждым её шагом, за каждым движением руки, всё вынашивая надежду увидеть, как она с трудом противостоит боли, но зря. Тут уж разумные объяснения как не ищи, всё равно ничего не выйдет. Либо болевой порог этой прекрасной девы настолько высок, что бывалые и опытные воины не могут таким похвастаться, либо с ней уж точно что-то не так. И как бы не хотелось верить в первый вариант, как наименее сложный и наиболее удобный, мысли всё чаще склонялись ко второму. Кстати, о мыслях. Стефан всё возвращался и возвращался к тем моментам, когда Мика своими словами будто отвечала на его мысли. Со времён острова принц больше никогда не верил в совпадения, да и раньше тоже, поэтому сейчас испытывал крайне противоречивые чувства. Вопросы восстаний, захватов власти, бандитов и убийц, судьбы Ветия и Зенона, будущее Пирей – всё это отошло уже на другой план. На первом же оказалась загадка Микаэлы. Кто же эта очаровательная девушка и почему же к ней так и тянет...

– Всё в порядке, бывало и хуже, – ответила на беспокойство принца воительница, попутно разбираясь с вещами в сумке.
– Ох, видать жизнь у тебя весёлая... Если это для тебя мелочи, то боюсь представить, что же значит "хуже", – поражаясь спокойствию его новой спутницы, подумал принц, от удивления даже немного приподняв брови.
Появление коня Мики быстро разбавило ситуацию, а его благосклонность к Стефану, очевидно, удивила не только его.
– Странно, что он подпустил тебя к себе, может, наелся не тех яблок? – молвила Мика, заставив лучника улыбнуться. – Ну это мы еще обсудим, – добавила она в следующее же мгновение, наиграно надувшись.
Сына Никона эта картина позабавила, по правде. Он не ответил, лишь задержал взгляд на новой знакомой, в то же мгновение позабыв обо всём вокруг. Она широко улыбалась, смотря прямо на принца. И брюнет не мог не ответить на эту улыбку своей. Почему-то, именно в эту секунду он почувствовал себя счастливым. Эти парe секунд будто замедлились, растянув приятное мгновение на немного большее время, чем было положено. Впрочем, оно таки подошло к концу. Микаэла вытащила откуда-то из сумки мужскую рубашку, предложив её принцу. Лучник принял предложенную вещь, взявшись оценивать, по размеру ли она ему. В ответ на шутку о боевом трофее, Мика изрекла:
– Скорее напоминание о хорошем знакомом.
– Бедолага... Бежал так, что рубашку забыл, – промелькнула шуточная мыслишка в голове принца, вызванная хорошим настроением. – Или это всё, что от него осталось, – последовала за ней вторая. Но в голос брюнет лишь молвил: – Благодарю.
Рубашка идеально подходила по размеру, будто она была его. Впрочем, Стефан не спешил её одевать. Что уж скрывать, он не мог не заметить те секунды, когда Мика взглядом изучала его торс. Как и любому другому мужчине, лучнику это пришлось по вкусу, конечно же. Поэтому он решил дать ей ещё несколько мгновений, при этом с трудом сдержав довольную улыбку.
Завершив обряд одевания рубашки и утолив жажду, представитель королевской семьи был готов возвращаться в город за своими вещами. Изложив перед девушкой суть своей затеи, согласно которой она должна была оставаться тут, а не бегать с ним, Стефан ожидаемо наткнулся на небольшое негодование с её стороны.
– С каких это пор ты решаешь, что мене можно делать, а чего нельзя? – поинтересовалась она.
– Своенравная... Класс, – подумал принц, едва не озвучив это вслух. Благо, вовремя сдержался.
Тем не менее, брюнету удалось найти подходящие слова, дабы убедить спутницу в своей правоте.
– Почему ты думаешь, что с ними нельзя справиться мирно? Не развязывая драки? Просто забрать свое, тихо и без лишнего шума, – поинтересовалась она.
– На это я и рассчитываю. Но если дойдёт до драки... Тебе это сейчас противопоказано, – заботливо ответил Стефан, хоть и сам не был уверен в своих словах. Всё же, она абсолютно не походила на раненного солдата. Ни капли.
Слово за слово и Мика признала правоту лучника, согласившись остаться и попросив его быть осторожным.
– Несомненно, обещаю, – ответил принц, мысленно добавив: – Хотя бы ради того, чтобы к тебе вернутся.

Затягивать с возвращением в город Стефан не стал. Отыскав взглядом меч, отобранный у стражника и ранее бережно воткнут в землю возле дерева, он вооружился и был готов идти. По правде, уходить не очень и хотелось. Оставлять Микаэлу здесь одну не было никакого желания. Возможно, с ней ничего и не случится, ибо уж слишком хорошо она держится, как на раненную. Да и конь хозяйку в обиду не даст. Но лучника почему-то обеспокоил вопрос, застанет ли он её здесь по возвращению. Какие-то едва уловимые изменения на её лице и в её тоне настораживали. Тем не менее, выбора избраннику Судеб не предоставили. Оставить своё небогатое имущество на растерзание стервятникам, которыми стражники несомненно были, он не мог. Это был лишь вопрос времени, когда они придут к трактирщику с вопросом о том, в какой комнате проводил ночь этот убийца. А там плакали вещички, которые были слишком дороги в качестве воспоминаний, дабы их терять. Поэтому выдвигаться следовало немедленно.
Бросив последний взгляд на Мику, Стефан улыбнулся:
– Я скоро вернусь, – тут же продолжив её мысленно: – Только не убегай...
Уже в следующую секунду лучник исчез в темноте густого леса. Двигался он осторожно, чтобы не создавать лишнего шума. Но при этом быстро. И получалось у него это без особого труда. Что уж сказать, опыта в этом деле ему не занимать. Когда пять лет вокруг тебя только один лес, по которому бродят лишь убийцы, волей-неволей приходится приспосабливаться.
Шаг за шагом, город приближался. Ни шума, ни огней факелов по пути заприметить не удалось. Как сын Никона и предположил, тёмной ночью никто за ними по лесу гоняться не будет. Ловить там хорошего лучника бесполезно. И чревато отправкой на тот свет. А уж городскую стражу смельчаками назвать язык не поворачивается, они лишь пригодны чтобы воров карманных ловить. По крайней мере, такое представление сложилось у Стефана за последние годы. И исключений он пока не заметил, а сегодняшнее приключение лишь подтвердило его догадки. Впрочем, когда деревьев стало куда меньше а в темноте уже начали виднеться очертания города, стража таки дала о себе знать. Одинокие и ленивые патрули шагали вдоль границ города. Потратив около двух минут для изучения возможных путей и маршрутов солдат, принц подобрался поближе и, выбрав удобный момент, без особого труда проскочил мимо зазевавшихся бездельников, мысленно посочувствовав им. Ночной патруль – занятие неблагодарное.
Большинство горожан уже мирно спало по домам, по улицам ходили лишь редкие гуляки, поэтому незаметно пройти к трактиру было совсем не сложной задачей. Тем не менее, брюнет не переставал сосредоточено осматриваться вокруг с каждым шагом, уверенно сжимая рукоять клинка. Стоить отметить, меч был совсем неудобным для лучника. Во-первых, он ещё давно выбрал для себя лук. Вторым фактором являлось то, что он слишком уж привык к японскому клинку, который достался ему от наставника и был куда легче и не менее смертоноснее, нежели греческие мечи. Это лишь усиливало желание быстрее добраться к своей комнате и вернуть своё имущество. Если оно ещё там. Надежды было мало, но ничего не поделаешь.

Наконец, таверна показалась на горизонте. Там было уже не так шумно, как раньше, но всё ещё бурлила жизнь. Некоторые посетители явно не спешили ко сну. Ломиться через основной ход было глупо, поэтому Стефан осторожно подошел со стороны задней двери, надеясь без труда пробраться внутрь. И дверь оказалась не запертой. Слегка приподняв брови от удивления, лучник легко подвинул её, осторожно входя внутрь и при этом держа клинок наготове. И проход не оказался пустым. Помимо нескольких бочек, двух лавок и разных мелочей, в задней комнате был и человек. Но стоял там тот, кого ожидать вовсе не приходилось.
– Аэлита? – удивлённо спросил принц полушепотом. – Ты что здесь делаешь? – он оглянулся назад, после чего быстро прикрыл за собой дверь.
Девушка на секунду испугалась, увидев вооруженного мужчину, но в следующий же момент она взяла себя в руки, также оглянувшись и ответив шепотом:
– Мы знали, что Вы вернётесь. Поэтому отец не запер дверь, – начала она. – Стражники приходили осмотреть Вашу комнату и комнату Микаэлы, но папа спрятал ваши вещи. Они здесь, – девушка указала на большой комок тёмной ткани, лежащий на лавке.
Левой рукой принц осторожно приоткрыл ткань, увидев, что в неё замотаны его вещи, среди которых также клинок и лук. Он облегчённо вздохнул. От такой заботы на душе стало как-то теплее... Не перевелись ещё хорошие люди, к счастью.
– Спасибо вам.
– Как там Микаэла? Её, кажется, ранили. Она в порядке? – взволновано поинтересовалась дочь трактирщика.
– Да, с Микаэлой всё хорошо. Она сильная, справится, – ответил Стефан, улыбнувшись. – Мы очень благодарны вам за всё, – добавил брюнет, отложив меч.
В следующую секунду он уже одевал пояс с ножнами, в которых покоился любимый японский клинок, затем привычный плащ и маску, скрывающую лицо. Аэлита молча наблюдала за этой картиной, чем почему-то заставила сына Никона чувствовать себя неловко. Вот и лук с колчаном оказались за спиной. И тут приближающиеся шаги заставили Стефана и дочь трактирщика моментально бросить взгляд в ту сторону, откуда они исходили. Рука непроизвольно оказалась на клинке, но это было не нужно. В проходе появился и сам трактирщик. Рука брюнета отпустила рукоять оружия.
– Слава богам, – облегчённо вздохнул он после секундного испуга. – Иди, – он жестом приказал дочери выйти и она нехотя послушалась. – Я уже боялся, что что-то случилось. Как там Микаэла? Я видел, как её ранили, – с настоящим беспокойством спросил он.
– Она в порядке, благодарю за заботу, – коротко ответил Стефан, полностью разобравшись со всем своим и сняв маску, дабы она не мешала говорить. – Спасибо за всё. И что сохранили вещи. Они мне очень дороги, – он повторил слова благодарности уже для отца девушки, а его лица коснулась лёгкая улыбка.
– Это наименьшее, что я мог сделать. Вы с Микаэлой единственные, кто действительно хочет нам помочь. И я вынужден просить об ещё одной услуге... – трактирщик сделал короткую паузу, неловко замолчав. – После всей этой драки, что вы устроили... В общем, заговорщики арестовали правителя. Его якобы обвиняют в множестве преступлений. Советники объявили, что завтра в полдень его будут судить, – очередная пауза, тон понизился до шепота. – Думаю, мы оба знаем, что это за суд, а также что его и нас ждёт. Хорошие люди сообщили, что в дворце была схватка. Отдельные стражники ещё сохранили верность городу и защищали правителя. Некоторые из них погибли, некоторые оказались в тюрьме, но части удалось бежать. Уверен, они готовы помочь. И многие обычные люди, вроде меня, тоже. Мы устали от этого, больше нет сил терпеть... Если вы с Микаэлой поможете, вас многие поддержат. Пожалуйста, город нужно спасать... – мужчина с надеждой смотрел в глаза Стефана, не отводя взгляд.
Принц слегка вздохнул, помотав головой... Новости заставили его забеспокоится. Ох, не такие у него были планы, когда он приехал в Пирей. Совсем не такие. Теперь вместо мстителя-одиночки, его пытаются превратить в героя и предводителя революции... По правде, такая слава брюнету вовсе не по вкусу. Но совесть не позволяет бросить людей в подобной беде. Он ведь ради этого сюда и приехал, ради этого выбрал такой жизненный путь. Да и отказывать людям, которые жизнями рискуют ради тебя, нельзя.
– Я не герой, друг мой, – начал лучник. – Я лишь убийца, который наказывает тех, кто перешел границы. Я ничем не лучше них. И в этом вся правда, не нужно пытаться возразить, – он жестом прервал попытку трактирщика что-то сказать. – Возглавлять революции и вести за собой людей, особенно на смерть, – не моё. Я здесь никто, это ваш город, вам за него и стоять. Вам решать, что лучше для вас и ваших детей. Не мне, – Стефан сделал короткую паузу, переведя дыхание. – Но если вы выступите против бандитов, заправляющих в вашем городе, я вам помогу. Мы с Микаэлой поможем.
– Ну вот, а говоришь, что ничем не лучше них, – довольно улыбнулся трактирщик. – Знаешь, единственное, чему я научился за время своей работы, это умению разбираться в людях. Таким, как ты, предначертано быть великими. Королями, принцами, полководцами, героями. Это твоя судьба и ты от неё не убежишь.
– Возможно, – лицо лучника украсила лёгкая улыбка. Трактирщик даже не подозревал, как попал просто в цель. – На рассвете мы будем в городе. Кого как, но вашего правителя в Тартаре завтра не будет, – он накинул на голову капюшон плаща, передав меч, ранее отобранный у стражника, трактирщику. – Надеюсь, не пригодится.
Спустя мгновение маска вновь скрыла лицо Стефана и он, приоткрыв дверь, выскользнул обратно на улицу.
– Спасибо, – прозвучало ему вслед.

Обратный путь занял не много времени. Родной плащ и скрытое лицо каким-то образом предали уверенности в себе, так что принц без труда обошел нескольких патрульных, мгновенно оказавшись в лесу, где уже был недосягаем для их взора. Всё это время его беспокоили лишь мысли о том, что же будет завтра и как разбираться со сложившейся ситуацией. Пусть он и упоминал Мику в беседе с трактирщиком, говоря что они вдвоём помогут, но сам пока в этом уверен не был. В общем, денёк предстоит весёлый...
Уже знакомый маршрут и принц быстро оказался на их с Микаэлой месте отдыха, скажем так. К счастью, девушка не исчезла, что заставило лучника с облегчением вздохнуть и улыбнуться. Правда, из-за маски это было заметно лишь по глазам.
– Хвала богам, ты никуда не делась, – и мыслям.
Сняв капюшон и открыв лицо, Стефан слегка размял шею и направился к костру.
– Быстро, как и обещал. Небось даже соскучиться не успела, – слегка фамильярно молвил он, забывая о том, что знакомы они всего несколько часов. Но когда вспомнил, было уже поздно. – Я с плохими новостями. Заговорщики схватили правителя. Говорят, некоторые стражники были против и возникла драка. В общем, завтра в полдень суд и, скорее всего, не сносить нашему царю не только короны, но и головы, – принц сделал паузу, внимательно взглянув на Мику. – Я беседовал с трактирщиком, он спрятал и сохранил мои вещи. В общем, люди недовольны и готовы защищать короля. Нас просят помочь. Я уже согласился. За себя, – уточнил Стефан. Он пытался подобрать слова, дабы никак не обидеть Мику и её крепкий воинский дух. – Но тебе, думаю, с таким плечом лучше в драку не влезать, это чревато плохими последствиями, – короткая пауза. – Прости за излишнюю заботу... Знаю, ты сильная, но себя следует беречь и несколько дней отдыха – именно то, что тебе сейчас нужно. А мы с горожанами уж как-то справимся.

Отредактировано Stefan (2017-07-09 00:42:44)

+1

24

Стефан ушёл оставив Микаэлу наедине со своими мыслями и костром, языки пламени которого плясали под слабую музыку едва заметного ветра.
- своенравная..., класс   - улыбнулась она мыслям Стефана, которые пробежали в его голове стоило девушке открыто высказаться на тему принятого мужчиной решения относительно ее действий. Подкинув пару веток в костёр, воительница поднялась с ног и начала неторопливо собираться. Нужно было уходить.
- зачем ему возвращаться ко мне?...Не понимаю - тихо говорила она коню, а тот в свою очередь ответил весьма красноречивым взглядом. - что?!  Только не проси меня передумать. Мы не можем остаться, это опасно для Стефана. А он хороший человек, сражается за справедливость - произнесла девушка с лёгкой улыбкой на лице, - у него светлые глаза, красивое тело, полное печатей прошлого, он благородный и заботливый хотя совсем не знает меня ... - рассказывала она, а после замолчала. Пальцы решительно застегнули пряжку на седле. Оттолкнувшись от земли Мика запрыгнула на коня, крепко ухватив поводья. - Ц! Поехали Вихрь  - скомандовала воительница, но конь не двинулся с места. Впервые за все годы, верный спутник отказывается подчиняться. - поехали ну же!!! Вихрь! Заканчивай свои игры, нам пора уходить! - но вместо послушания, конь стоял на месте. Резво встряхнув гривой, он вырвал поводья из рук хозяйки и продолжил жевать траву. Микаэле ничего не оставалось сделать, как спустится на землю. -вот значит как ?! И что же мне мешает оставить тебя и уйти самой ???  - всплеснула руками дочь Зены в негодовании, а после сдалась. Оставить друга она не может, а он как на зло упёрся рогом, ведомый какими то своими мотивами. - я тебе припомню это - схватив лук, проворчала девушка. Раз уж уйти у неё не получилось, то хоть ужин раздобудет. Повариха из неё никчемная, но застрелить зайца, а после пожарить его на костре вполне обычное дело. Благо долго выжидать не пришлось, тишина выманивает добычу из укрытия. Стрела со свистом промчалась мимо кустов и вошла в зайца, остановив сердце того в одно мгновение. Микаэла стреляла так, чтобы животное не мучилось в предсмертной агонии. Кролик был очищен, а после занял своё место над костром. Пряный аромат потянулся почти сразу. Меж тем, воительница задумчиво потирала запястье на котором красовался подарок отца. Она звала его своим проклятьем, но на деле сила бога войны, а точнее возможность хоть иногда ею пользоваться не раз спасало ей жизнь, пусть и риск был велик. Радовало, что Вдохновение молчала, несмотря на то, что после драки заряд достиг своего предела и чтобы не перейти черту, Микаэле необходимо было куда-то потратить его часть. Взгляд голубых глаз погрузился в омут огненного пламени, ладонь чуть засветилась заставляя явить ее взору Стефана, все же девушка переживала за лучника. Огонь чуть размазался образуя нечто на подобии плазмы, в которой дочь Ареса увидела лучника. Он был в трактире и беседовал с девушкой. Досматривать брюнетка не стала, сжав ладонь, она прекратила слежку и вновь поднялась на ноги. Внутри все неприятно сжалось словно, подобных чувств она не испытывала слишком давно, если не сказать, что вообще ничего подобного. Шумно выдохнув, Мика прикрыла глаза.
-   да что же это?!? .... наваждение не больше - выпив воды из фляги, она посмотрела на коня. -  смотри как бы это не обернулась бедой для всех нас  - фыркнула воительница, а после таки приземлилась обратно на бревно. Кролик был готов, и можно было перекусить перед сном. - хорошо Вихрь мы остались, но утром отправимся в путь без Стефана. Дурные манеры не красят женщин, попрощаемся и на этом разойдёмся - твёрдо заявила она, а спустя пару минут услышала шорох за спиной, дополненный мыслями лучника.
- Хвала богам, ты никуда не делась - думал он чем вызвал лёгкую улыбку на лице, которую к счастью Стефан не увидел.
- скажи спасибо этому предателю, что дружелюбно фырчит тебе в приветствие - ответила Мика, обернувшись.
- соскучиться? - переспросила воительница, вскинув одну бровь вверх. Внутри неё что-то кипело, и дать определение своим чувствам девушка не могла,   - вижу все вещи оказались целы, сядь поешь - пытаясь унять свои эмоции, мягко проговорила Мика. Ее действительно волновало то, что Стефан миловался с дочкой трактирщика, пусть диалога дочь войны не слышала, не трудно предположить лучник нравится той девице. - вот и отлично! Чем дальше он, тем лучше .
- Садись , поешь ... - взглядом указав на кролика, девушка сменила тему, чтобы не показать своих  необъяснимых эмоций , да и отвлечься. - как обстоят  дела в городе? Люди Ветия наверняка думают, как поймать нас. Как дела в трактире ?   - последний вопрос, как-то сам вырвался из ее уст, за, что дочь Зены себя успела мысленно поругать. 
- – Я с плохими новостями. Заговорщики схватили правителя. Говорят, некоторые стражники были против и возникла драка. В общем, завтра в полдень суд и, скорее всего, не сносить нашему царю не только короны, но и головы,- он замолчал на миг, а затем продолжил, поймав взгляд Микаэлы на себе. – Я беседовал с трактирщиком, он спрятал и сохранил мои вещи. В общем, люди недовольны и готовы защищать короля. Нас просят помочь. Я уже согласился. За себя....Но тебе, думаю, с таким плечом лучше в драку не влезать, это чревато плохими последствиями
Девушка молча смотрела на лучника, размышляя что ответить. А Стефан просто переживал за неё, и говорил об этом открыто. Люди получившие подобное ранение через пару часов не могут снова полноценно сражаться.
- спасибо.... за заботу - тихо ответила девушка, подкрепляя мысль о том, что сбежать было бы самым верным решением, но сейчас уже поздно. - ты намерен выступить против людей Ветия с горсткой крестьян? - изумлённо спросила Микаэла не в силах сдержать лёгкий смешок. - прости Стефан, но боюсь это глупая затея. Не то, чтобы я не уважала мирных, но они не воины, их души свободны от тягот тех, кто испачкан в крови своих жертв и раз уж им требуется помощь .... мы поможем им вместе, спасём город от тирании, заодно и души тех, кто готов пожертвовать своей невинностью во благо города. ....- категорично заявила девушка. - мне все равно райские кущи не светят - подкидывая очередную партию хвороста в костёр закончила дочь Зены. - выйдем на рассвете, а пока поешь и поспи ... я побуду покараулю - уверенно поднявшись с брёвна, Микаэла подошла к коню, вытаскивая из сумы точило. Заточка оружия всегда успокаивала ее, а звук железа был симфонией для сердца воительницы. В последнюю секунду она вспомнила про раненое плечо, но кажется взгляд Стефана не упустил того, с какой лёгкостью его новая знакомая провернула в руке меч. Неловкая пауза повисла в воздухе, нарушать которую девушка не стала, она лишь молча присела на камень возле костра. Вонзив кончик меча в землю, и чуть придерживая его, Мика неторопливо стала водить точилом  по лезвию.

Отредактировано Mikaela (2017-07-16 15:39:19)

+1

25

– Соскучиться? – переспросила Мика, вскинув бровь.
Да, перегнул палку. Стефан и сам не мог понять, с чего вдруг он ляпнул эту ненужную фразу, слишком уж фамильярную для той, с которой вы знакомы всего несколько часов. Не смотря на все годы скитания и ужасную жизнь на Острове, наследник трона всё ещё не забыл то, чему его учили при дворе. Хотя... Это как сказать. Раньше воспитание не мешало ему знакомиться с красивой девушкой, а уже через часик делить с ней одну кровать. Впрочем, не всегда именно кровать... Но лучник находил себе оправдание в том, что он удовлетворял физическую потребность своего тела. Пять лет без единой женщины – это не шутки. Особенно, если внутри бурлит горячая и молодая кровь. Сейчас же всё было совсем иначе. Микаэла была далеко не обычной девушкой. Во-первых, она была одарена невероятной красотой, шикарным телом и незаурядным умом. Во-вторых – она была воином и, судя по всему, пережила немало такого, о чём лучше не говорить. Следовательно, она могла понять принца, прочувствовать его боль. И в-третьих – было в ней что-то волшебное, что-то такое, что ужасно привлекало и из-за чего с ней хотелось не только разделить кровать, но и нечто большее. Принц не мог объяснить, какое именно волшебство он увидел в этой уставшей, измученной жизнью, но от этого не менее привлекательной воительнице. Похоже, влюбился, дурак...
– Вижу все вещи оказались целы, – молвила девушка.
– Да. И я благодарен за это богам. Точнее, богине. Немезиде, – мысленно ответил лучник.
Раньше он верил во всех богов и почитал каждого из них, как и учил отец, но это осталось в прошлом. Теперь для Стефана существовало всего две богини – Немезида и Фемида. Кроме общепризнанных Мойр, разумеется. После Острова принц жил лишь для одного – мести и справедливости. Так зачем же ему поклонятся Посейдонам, Зевсам, Аполлонам и прочим, если они ему ни к чему?
– Садись , поешь... – продолжила Микаэла.
И только сейчас сын Никона обратил внимание на свежеприготовленного кролика. На мгновение он упал в ступор, смотря на мясо и с непониманием моргая глазами.
– Погоди, погоди... Ты издеваешься? – подумал он, а взгляд остановился на воительнице. – Ты ещё и охотилась? С таким... О, боги! Нет, я не знаю, что сказать...
Склонив голову, принц присел у костра. Мысли в голове превратились в полный беспорядок. С этим ранением, после которого нужно лежать в кровати и лишний раз без нужды не дёргаться, Микаэла успешно охотилась, да ещё и приготовила убитого кролика. Охотилась. С изувеченным плечом. Нет, с этой девушкой определённо было что-то не так, тут уж никаких сомнений оставаться не могло. Неоднократные реплики, будто в ответ на мысли лучника, и эта история с ранением вдобавок... Только дурак не поймёт, что эта соблазнительная красавица не совсем та, за кого себя выдаёт.
– Ты ведь не можешь быть богиней... Тогда меч тебя даже не поцарапал бы, – Стефан поднял взгляд на свою спутницу, попытавшись заглянуть ей в глаза. – Но кто тогда? – и если она вправду умеет читать мысли, то вопрос уже услышан. Как и многое другое.
Наверняка фарсалец был уверен только в одном – Микаэла, кем бы она не была, ему не навредит. Она не зло. Это было видно невооруженным глазом, ещё в таверне и во время драки возле неё. Пусть лучник и был занят схваткой, но он успел заметить, как брюнетка сперва пыталась не драться, а потом старалась не убить никого из солдат. К тому же, этот её взгляд.... Глаза отражают душу и они никогда не врут. Её взгляд был наполнен усталостью, болью и грустью, но никак не злом.
– И охотится тоже нежелательно, – в голос молвил Стефан, завершив рассказ о событиях в городе. – Но спасибо, – он приступил к мясу, ибо, по правде, успел проголодаться.
– Спасибо.... за заботу, – ответила Мика. – Ты намерен выступить против людей Ветия с горсткой крестьян?
От внимания принца не укрылся лёгкий смешок. Он и сам чуть улыбнулся в ответ.
– Знаю-знаю, сам не в восторге... – мысленно ответил парень.
Затея, конечно, была не из лучших. И начать следовало бы с того, что Стеф привык работать один. Отвечать исключительно за самого себя, волноваться только за собственную голову и делать всё по-своему, максимально эффективно, быстро и качественно. Наличие группы уже требовало координации, ответственности, доверия, чего в этой ситуации добиться было невозможно. Когда работает один лучник, великий мастер своего дела – это одна история. Но когда к ему на помощь приходит кучка стражников, в мастерстве которых уверенности не было абсолютно никакой, а с ними ещё и толпа простых людей, чьи боевые умения и вовсе заставляют больше переживать о собственном здоровье, чем о здоровье врагов – всё становится совсем иначе. И даже не факт, что подобная помощь окажется именно помощью, а не вредом. Тем не менее, пусть Стефан и не был в восторге, но выбор был невелик. Одному всех врагов не перебить, так как попросту стрел не хватит, но и бросить горожан в беде совесть не позволяет. Придётся работать с тем, что имеем.
– Не то, чтобы я не уважала мирных, но они не воины, их души свободны от тягот тех, кто испачкан в крови своих жертв и раз уж им требуется помощь.... Мы поможем им вместе, спасём город от тирании, заодно и души тех, кто готов пожертвовать своей невинностью во благо города. Мне все равно райские кущи не светят, – продолжила очаровательная спутница.
– Мне тоже, Микаэла, мне тоже. Ох и устроят моей душе в Тартаре приём... Особенно те, кого я туда и отправил, – пронеслось в голове лучника.
Он полностью разделял мнение воительницы касательно мирных жителей. В отличии от их парочки, горожане в крови не искупались и понятия не имеют, что это такое и как оно отравляет твоё нутро. Однажды и навсегда, ибо обратного пути нет. Испачканную душу почти невозможно отмыть. Если своим вмешательством они смогут спасти часть горожан от необратимого шага – это будет того стоить. Тем более, что отговорить Мику попросту невозможно (это уже очевидно), а единственная причина, по которой Стефан не хотел втягивать её в это, растворилась в воздухе, оказавшись лишь пустышкой. Но с этим им ещё предстоит разобраться.
– Выйдем на рассвете, а пока поешь и поспи... Я покараулю – закончила Микаэла.
Тут наследник трона Фарсал уже не сдержал молчаливой улыбки. К счастью, собеседница отвлеклась и не заметила этого. Он не мог поверить, что она ещё и собиралась просидеть целую ночь в карауле, предлагая ему отоспаться. Тут уж не ясно, смеяться или плакать. Но, оказалось, это было только начало. Дальше она ловко вытащила меч, будто рука была полностью здорова, и принялась его точить. Принц едва подавил лёгкий смешок. Микаэла даже не пыталась прикидываться. Какой бы у неё не был болевой порог, она не смогла бы вот так просто выхватить тяжелый клинок, без единого признака дискомфорта или боли на лице. Поэтому, вариант оставался только один – плечо её не беспокоит. Совсем.
Стефан не спешил говорить. Между ними повисла неловкая пауза, во время которой сын Никона попросту не сводил глаз с девушки, наблюдая за её плавными, спокойными и уверенными движениями. Теперь, когда всё стало очевидным, лишь оставалось выяснить, кто она такая и как она это делает. Брюнету ещё хотелось сказать много другого, но всё это было второстепенно. Первую цель он уже для себя установил.
Спокойным движением, не поворачивая головы, лучник отложил кролика, с которым не успел расправиться, в сторону. Он слегка наклонил голову на бок, сжав губы и всё так же смотря на Микаэлу. Грек пытался подобрать слова, с которыми было бы правильно начать разговор в нужном направлении, но что-то не шибко удавалось. Вздохнув, он устроился поудобнее у огня.
– Знаешь, я с детства был очень внимательным ребёнком, – начал Стефан. – Не все были от этого в восторге. Иногда я видел то, что не должен был. Даже получал за это, – он улыбнулся, глядя на огонь костра. – Но я никогда не жаловался на умение замечать то, что упускают другие. В конце-концов, это не раз спасало мне жизнь, – фарсалец поднял взгляд на свою спутницу, заглянув ей в глаза и немного сменив тему: – Мы с тобой знакомы всего несколько часов, но мне уже кажется, будто мы знаем друг друга целую вечность. Даже вплоть до того, что отвечаем не только на слова друг друга, но и на мысли. Точнее, ты отвечаешь, – принц сделал короткую паузу, а уголки его губ приподнялись в лёгкой улыбке. – А сейчас ты сидишь и спокойно точишь меч. С раненным плечом. Сильно раненным. Тут и наблюдательности особой не нужно. Даже бывалые воины после подобного несколько дней проваляются в кровати, восстанавливая силы. Но не ты, – Стефан перевёл взгляд на кролика. – Вкусный, кролик кстати. Убитый из лука. Не больно было тетиву натянуть? – сын Никона опять улыбнулся, заглянув в глаза Мики. Не дождавшись ответа, он продолжил: – Не знаю почему, но я уверен, что если сейчас снять повязку с твоего плеча, то под ней я не увижу ничего. Ни единого следа ранения. Только зря испортил хорошую рубашку, – бросил он лёгкую шутку, дабы хоть немного разбавить напряжение, что застыло в воздухе. Но в следующее мгновение на лице опять царило серьёзное выражение. – Так не пора ли сказать правду, Микаэла? Кто ты? – Стефан застыл в ожидании, не сводя глаз со своей очаровательной собеседницы.

Отредактировано Stefan (2017-07-26 00:06:15)

+1

26

Мысли Стефана не были для Микаэлы секретом, говорят чужая душа-потемки, но когда тебе доступно то, что человек не желает озвучивать ты невольно проникаешь в его уголки его души, невольно становясь ближе. За то недолгое время, что они провели вместе девушка успела узнать лучника, несколько больше, чем он думал, и к слову говоря воительница находила в нем родственную душу. Он был добр и учтив, но меж тем, мысленно обмолвился об участи, что ждет его после гибели. Возможно в нем тоже живет тьма, но не такой силы, и скорее всего мужчина успешно смог обуздать эту неугомонную натуру. Сотни убитых за плечами каждого из них, такое к сожалению никогда не забудешь, а каждый раз засыпая чувствуешь, как твои жертвы нашептывают проклятье твоей карме за все, что ты сделал во благо добра или зла.
Стефан очень удивился когда на ужин Мика предложила ему кролика, и не столько самой трапезе, сколько тому, как она смогла его поймать. Еще ни разу за все время своих путешествий девушка не теряла бдительности и контроль за своими поступками. Ей удавалось отлично скрывать свое происхождение, и тут бы удалось, если бы Вихрь не воспротивился ее желанию, которое было совершенно обдуманным и верным. А теперь лишь человек лишенный разума, может не заметить очевидного. Воительница предпочла скрыться за делом, взяв в руки меч и точило, но пауза, что повисла между молодыми людьми тут же стала тяжело опускаться на плечи.
– Знаешь, я с детства был очень внимательным ребёнком, - нарушил тишину лучник, чем привлек внимание дочери Зены.  – Не все были от этого в восторге. Иногда я видел то, что не должен был. Даже получал за это, - продолжал он, а девушка перестала точить меч и теперь смотрела на Стефана, который предпочел утопить свой взгляд в языках пламени. – Но я никогда не жаловался на умение замечать то, что упускают другие. В конце-концов, это не раз спасало мне жизнь, - поднимая взгляд на Мика, лучник внимательно взглянул в ее голубые глаза.
- Осторожнее Стефан, как бы твое умение не отняло твою жизнь ....
– Мы с тобой знакомы всего несколько часов, но мне уже кажется, будто мы знаем друг друга целую вечность. Даже вплоть до того, что отвечаем не только на слова друг друга, но и на мысли. Точнее, ты отвечаешь,- чуть заметно улыбнулся он, но Микаэла была предельно серьезна, и напряжение внутри с каждым новым словом мужчины, лишь нарастало. – А сейчас ты сидишь и спокойно точишь меч. С раненным плечом. Сильно раненным. Тут и наблюдательности особой не нужно. Даже бывалые воины после подобного несколько дней проваляются в кровати, восстанавливая силы. Но не ты, - взгляд воительницы обратился к Вихрю, - это все твоя вина дружище...Надо было уходить - думала она поджав губы, а после опустив взгляд к земле. Она не перебивала Стефана, давая возможность высказать свои наблюдения, и одновременно размышляя, что же теперь ей делать. – Вкусный, кролик кстати. Убитый из лука. Не больно было тетиву натянуть?
- если бы каждый раз когда получаешь ранения валяться под деревом, и стонам, то умрешь от голода - монотонно отозвалась дочь Зены, сбрасывая все на опыт и силу воли. А меж тем, легкая улыбка продолжала появляться на лице лучника.
– Не знаю почему, но я уверен, что если сейчас снять повязку с твоего плеча, то под ней я не увижу ничего. Ни единого следа ранения. Только зря испортил хорошую рубашку, - приправив свои догадки шуткой, мужчина вновь улыбнулся, но после его взгляд стал таким же серьезным, как и взгляд его собеседницы.
- Ну тут ты ошибаешься, легкий порез затянется не сразу.
– Так не пора ли сказать правду, Микаэла? Кто ты? - задал свой главный вопрос Стефан.
- Знаешь....мы ведь знакомы с тобой не больше суток- неспешно начала брюнетка - но за это время я успела понять, что ты сражаешься на стороне добра. Защищаешь слабых, наказываешь негодяев... Но отчего-то народный герой скрывает свое лицо под маской, а значит боится быть узнанным, ...  и на то могут быть причины.... Твое тело полно шрамов, но я ведь не лезу с расспросами верно? - гордо вздернув подбородок отозвалась Мика, а после поднялась на ноги, держа в руке меч. Неторопливыми шагами девушка сократила то небольшое расстояние которое разделяло их. - Мы отправимся утром в город, спасем жителей, а после каждый отправится своей дорогой, я не буду задавать вопросы на которые ты врят ли захочешь отвечать. Это все, что тебе нужно знать Стефан.... - договорила девушка, а после широко улыбнулась глядя в глаза лучника - Поверь иногда правда может оказаться губительной- ее меч ушел за спину в ножны, - Обойду периметр и вернусь - добавила воительница, а после скрылась в ночной мгле. Ей необходимо было побыть наедине с собой и своими мыслями.
- Как я могу сказать ему, что ... я даже вспоминать об этом не желаю ! Нет! - встряхнув головой, - Привет, Стефан я дочь Ареса бога войны ...и Зены королевы воинов... Боже - она остановилась, присаживаясь на большой камень. Взгляд устремился к звездам. Раньше ей не задавали подобные вопросы, и девушка даже предположить не могла, что подобное произойдет вот так вот. Да  не будем отрицать того факта, что лучник приглянулся молодой воительнице, а правда может разрушить его доверие, ведь как известно богу войны веры нет, да и люди сейчас с богами находятся не в лучших отношениях. - Спасем город и все - говорила она себе - но согласись Стефан хорош собой, такие мужчины на дороге не валяются... И да, таким мужчинам хватает и тех девиц, которые украшают его постель на одну ночь - пока Мика сидела на камне, и размышляла на не свойственные ей темы, голос разума указал девушке на очевидный факт. - Он тебе нравится - закусив губу, воительница тяжело вздохнула - а потому, лучше держаться от Стефана подальше. Близкие люди всегда будут мишенью для нее, нельзя допустить подобного.
Девушка продолжала наблюдать за звездами, их сияние завораживало и отвлекало от ненужных мыслей.

+2

27

– Если бы каждый раз когда получаешь ранения валяться под деревом...
Это была слабая попытка. Отчаянная и последняя. Микаэла знала, что эти её слова не будут иметь никакого эффекта. И принц отчётливо видел это в глазах девушки. С каждым его словом она всё больше напрягалась, в конце и вовсе поджав губы и опустив взгляд в землю. Очевидно, ей было, что скрывать. И чего стыдиться. А возможно и боятся. Сложно угадывать, когда ничего не знаешь о человеке. Не факт, что слово "человек" и вовсе применимо к ней. Только глаза Мики давали лучнику понять всю сложность её ситуации, всю глубину её внутренних переживаний, как бы подсказывая, что она таки человек. Такой взгляд подделать невозможно.
– А имел ли я вообще право требовать от тебя откровенности? – подумал Стефан, при том как бы отправляя этот вопрос и Микаэле. Теперь он почти не сомневался, что она способна прочитать его мысли. Это не только пугало, но и завораживало одновременно.
Тем не менее, а стоит ли ему действительно ждать правды и откровений? Разумеется, нет. Кто он такой? Случайный знакомый из таверны, которого воительница не знает даже сутки? Убийца, отправляющий людей на тот свет без суда и права защиты? Не перед такими душу изливают и тайны свои раскрывают, не перед такими..
– Знаешь, мы ведь знакомы с тобой не больше суток, – молвила Мика, будто подтверждая мысли Стефана. – Но за это время я успела понять, что ты сражаешься на стороне добра. Защищаешь слабых, наказываешь негодяев... – продолжила она, уйдя немного в иное направление.
Услышанное заставило лучника улыбнуться. Это было именно то, чем он занимался. Но, по необъяснимым причинам, ему было как-то непривычно слышать это из чьих-то уст. Да и сам брюнет видел свою работу в немного ином свете, горазд более мрачном. Но но суть, сейчас речь не о нём.
– Но отчего-то народный герой скрывает свое лицо под маской, а значит боится быть узнанным, – продолжила воительница, не прерывая зрительный контакт. – И на то могут быть причины.
– Навряд меня кто узнает, слишком уж много времени прошло, – пронеслась мысль.
Спохватился принц лишь после того, как уже подумал. В головушке тут же образовался прошлый порядок, без лишних идей. Пусть даже Мика пока и не подтвердила умения, которыми её наградила природа, но для Стефана это было уже фактом. С мыслями стоило быть поосторожнее. Что особенно сложно, учитывая невероятно привлекательную внешность его спутницы, явно вызывающую у всех окружающих мужчин целое море не совсем приличных мыслей... Да и сам лучник был не безгрешен.
– Твое тело полно шрамов, но я ведь не лезу с расспросами верно?
Тут не поспоришь. Стефану пришлось воспользоваться своей рубашкой ради перевязки ранения, которое, как оказалось, в этом не особо нуждалось, поэтому девушке удалось вблизи рассмотреть все его "награды". Но она не бросилась с кучей вопросов, лишь промолчала. В отличии от других, которым удалось лицезреть сие зрелище. Благо, всегда работала история о том, что лучник был солдатом, воевал в разных битвах и так, собственно, получил все свои шрамы. Молодые годы в Греции не являлись каким-то аргументом, многие здесь брали оружие в руки с юношеских лет. Но сын Никона старался не светить голым торсом, лишних вопросов и внимания он не любил. А уж чтобы поведать кому-то настоящую историю, откуда все эти "мужские украшения"... Нет, это исключено. Было исключено. До встречи с Микаэлой. Стефан испытывал огромный внутренний порыв рассказать ей правду, открыться. Каким бы сильным ты не был, сложно держать всё в себе. А воительница создавала впечатление родственной души – человека, так же сильно побитого жизнью и способного понять благородного фарсальца.
Тем временем очаровательная девушка поднялась на ноги, держа в руках клинок. Принц же продолжал сидеть на месте, не сводя с неё глаз и не двигаясь. Несколькими шагами она приблизилась к нему, заставляя смотреть на себя снизу вверх. Признаться, очень даже неплохой вид. Уголки губ мужчины слегка приподнялись в едва заметной улыбке.
– Мы отправимся утром в город, спасем жителей, а после каждый отправится своей дорогой, я не буду задавать вопросы на которые ты врят ли захочешь отвечать. Это все, что тебе нужно знать Стефан.... – молвила Мика, после чего широко улыбнулась. – Поверь иногда правда может оказаться губительной.
Как и ожидалось, никаких ответов от загадочной дамы получить не удалось. Глупо было бы рассчитывать на всё и сразу. Следует благодарить Судеб уже за одну только встречу с этим очаровательным и полным тайн божественным созданием. А ответы придут со временем. Всё приходит со временем, нужно лишь терпение.
– Обойду периметр и вернусь, – она спрятала меч в ножны на спине и ушла в лес, исчезнув во тьме за деревьями.
Стефан не стал её останавливать, лишь проводив взглядом. Было очевидно, что ей нужно подумать и побыть наедине. Да и принцу не мешало бы поразмыслить, слишком уж непростая ситуация образовалась. Он не хотел отпускать девушку. Не сейчас, потом. После того, как они помогут горожанам. Если не сложат там головы. Точнее, если он не сложит. За воительницу теперь не особо приходилось переживать. Хоть это и задевало самолюбие мужчины королевских кровей, но не признать того факта, что сия барышня куда лучший воин, чем он, было бы глупо. Уж с её то умениями... Лучник был не готов поверить в то, что они столкнулись здесь, в этом забытом богами городе, чтобы просто лишь помочь жителям, после чего разойтись по разным сторонам Греции, оставив между собой кучу вопросов, загадок и недомолвок. Это как-то неправильно. Совсем неправильно. К тому же, Микаэла ему нравится. Нравится так, как не нравилась ещё ни одна девушка во всей Греции. А повстречать их довелось немало. Почему? Тут рассуждать можно было целыми днями. И не факт, что и этого бы хватило, дабы объяснить странную тягу к этой голубоглазой девушке. Но факт оставался фактом, от него не убежать. Вопрос лишь в том, что делать дальше...
Наследник трона Фарсал прокрутил в голове несколько возможных вариантов развития событий, параллельно доедая кролика, но идеального среди них не было. За своим мыслительным процессом он не заметил, как быстро пролетело время, а Мики всё ещё не было. Обход затянулся. Но переживать, что она могла исчезнуть, не приходилось, ибо Вихрь был на месте. Как раз сейчас он стоял и смотрел на Стефана, вместо увлекательного поедания травы. Лучник встретился взглядом со скакуном и ему, как бы парадоксально это не звучало, показалось, что конь смотрит на него с осуждением. Мужчина слегка прищурился, не отводя взгляда. Жеребец тоже не сдавался. Некоторое время прошло в молчаливом обмене взглядами, но...
– Не надо на меня так смотреть, – не выдержал брюнет, поднимаясь на ноги. – Понял уже, иду, – шуточно добавил он Вихрю, улыбнувшись и услышав довольное фырканье в ответ. – Что-то ты слишком умный для коня, – бросил Стеф последний комментарий, направившись в лесную чащу, по следу Микаэлы.
К счастью, найти девушку не составило труда. Навыки следопыта, полученные на Острове, всегда были полезными. Она сидела на камне, погрузившись в свои мысли. Даже не пытаясь подкрадываться, принц спокойным шагом направился к ней.
– Я не помешаю? – вежливо поинтересовался он и, не получив отрицательного ответа, подошел ближе.
Бросив взгляд вверх, на чистое звёздное небо, что отлично просматривалось в этом месте сквозь кроны деревьев, Стефан рядом, по правую сторону, на траву, откинув плащ немного назад, а ножны с клинком положив рядом, справа от себя. На время между ними возникло неловкое молчание, но лучник прервал его первым:
– Ты права. Мы знакомы всего ничего, я пока не заслуживаю твоей правды. Какой бы она не была, – он сделал короткую паузу, подбирая слова. – Но, как и ты, за это время я успел понять, что пути у нас похожи. Мы наказываем негодяев, защищаем слабых, боремся со своими внутренними демонами...  – грустная улыбка коснулась лица брюнета. – Возможно, это прозвучит банально... Да и я говорю подобное впервые... – так неловко Стефан не чувствовал себя уже очень давно. – Но я вижу в тебе родственную душу. Ту, которой я могу поведать свою историю. Кто сможет меня понять, – он не смотрел на Микаэлу, его взгляд устремился куда-то в чёрную лесную глубину. – Я ведь далеко не всегда был таким. Раньше я и представить не мог, что буду шагать столь кровавым путём. Но жизнь редко слушается твоих желаний, верно? – на лице мелькнула лёгкая улыбка. Сын Никона повернул взгляд на девушку, сидевшую на камне рядом. – Ты не спрашивала откуда мои шрамы и как поиздевались надо мной Судьбы, но я расскажу тебе. Хочу поделиться хоть с кем-то. Ты будешь первой в Греции, кто об этом узнает, – он вновь отвёл взгляд, направив его прямо перед собой. Оставалось надеяться, что она не слышала историю о том, что случилось с правителем Фарсал. – Началось всё это ещё давно. Мне было семнадцать лет, жил я беззаботной жизнью, любил гулять и развлекаться. Впрочем, как и все парни этого возраста. Одна дурь в голове, – лёгкая улыбка коснулась лица Стефана. – Отец же хотел, чтобы я наконец взялся за голову. В итоге он потянул меня с собой в плаванье. До этого момента я был знаком с морем только на словах. Сказки, красочные описания и так далее. Но в реальности всё совсем иначе. Даже лучше. Мне понравилось уже с первых дней, я даже загорелся идеей стать моряком. Быть свободным, рассекать по морям. Наивные юношеские мечты... В один день мы увидели по курсу корабль. Без флага, – лицо мужчины скривилось от неприятных воспоминаний. – Пиратская шваль. Уйти от них у нас не получилось, а экипажа было недостаточно, чтобы дать равный бой... Сперва таран, затем абордаж. Меня отбросило к лестнице и я ударился головой. Видел всё происходящее будто фрагментами. Везде кровь, звуки боя, затем огонь. Не особо помню, как всё происходило дальше. Когда я очнулся, то был уже на борту пиратского судна. Они обчистили наш корабль и вырезали весь экипаж, включая моего отца. Меня же решили оставить. Заставляли делать грязную работу, чистить палубу и кучу прочей дряни. Видать, собирались перевоспитать, – взгляд опустился в землю, кулаки слегка сжались, но лучник быстро справился с эмоциями. – Но не получилось, – лёгкая ухмылка украсила лицо. – Когда они сделали остановку на острове, я сбежал. Но я тогда ещё не знал, что это за остров, – принц взглянул на Микаэлу. – Это было Чистилище. Возможно, ты слышала о нём. Остров, куда ссылают худших подонков вместо смертной казни. Оставляют их там без возможности выбраться, заставляя драться друг с другом на смерть ради возможности выжить. Остров большой, вокруг очень опасные течения и ветра, на плоту оттуда не выбраться. К тому же, вокруг время от времени патрулируют военные корабли. Я не знаю, как и зачем пираты туда приплывали, но это не имеет значение, – взгляд вновь устремились куда-то вглубь леса. – Я не успел далеко уйти, как наткнулся на какого-то ублюдка с самодельным кинжалом. Чудом и благодаря огромному везению я смог с ним управиться, но едва не погиб сам. Ранение, потеря крови. Там бы и закончились мои дни, если бы не один добрый человек – мастер боевых искусств из Японии. Не представляю, как он оказался на острове. Он не только спас мне жизнь, но и принялся тренировать меня, учить драться и выживать. Видимо, поверил в меня. Увидел талант, которого не видел я сам, – приятные воспоминания об учителе вызвали радость на лице. – И он был прав. Лук оказался продолжением меня и стал моим верным спутником, который никогда не подводил, – Стефан повернул голову, взглянув на Микаэлу. – В общем, пробыл я в этом замечательном месте около пяти лет. Да-да, пять годиков борьбы за выживание. Врагу не пожелаешь, – он слегка помотал головой. – Все свои шрамы я получил именно там. Меня пытали, за мной гонялись и пытались убить едва не каждый день. Уже и не припомню, сколько раз я находился на грани жизни и смерти. Успел проклясть всех богов, которых знал. Видимо, им это надоело и Судьбы, наконец, преподнесли мне подарок. Вернулись пираты. Те самые, – губы расплылись в адской улыбке. – Они приплыли после заката и пристали к берегу совсем неподалёку от нас, в том же месте, что и пять лет назад. Я поддался чувствам и жаждал мести. Учитель не стал меня отговаривать, лишь посоветовал подождать, пока они подготовят снасти для отплытия, а то мы вдвоём бы не управились. В итоге мы выждали момент и напали. Вырезали всех и каждого, выкинув собак за борт. Месть свершилась, – сын Никона вздохнул, повернув голову в сторону от собеседницы и спрятав от неё свои глаза. – Благодаря хорошему ветру мы кое-как смогли вдвоём добраться до ближайшего острова, там продали корабль и наши дороги разошлись. Клинок и лук – то, что у меня осталось от моего друга и наставника. Я вернулся в Грецию и стал на тот путь, по которому шагаю сейчас. Остров показал мне, что убийцы, насильники и прочая мразь никогда не меняются. Суд и тюрьма – не выход. Лишь отправка к Аиду способна решить проблему, – глаза спутников вновь встретились. – Может, это и неправильно, но иного пути я не вижу. Ценой своей души я спасаю много других. Да и моя душа уже давно мертва. Её убили того солнечного дня, когда в море от рук пиратов утонул одинокий корабль. Не выжил никто.

Отредактировано Stefan (2017-07-31 21:03:04)

+2

28

Дочь бога и смертной на какой-то момент потеряла счет времени, ей казалось, что она ушла из их общего с лучником лагеря совсем недавно, на деле же Мика отсутствовала уже слишком долго, так долго, что заставила Стефана найти ее. Девушка не пряталась, ей просто необходимо было побыть наедине с собой, чтобы привести в чувства мысли и совладать с эмоциями. К моменту когда до ушей донеслись шаги лучника, луна была уже совсем высоко.
– Я не помешаю? - осторожно поинтересовался он, взглянув в глаза воительнице.
- нет- чуть заметно помотав головой отозвалась она, заметив, как Стефан присел рядом на траву. Девушка молча смотрела на напарника, но так и не нашла что сказать. Ее глаза вновь обратились к звездам за помощью, молчание между ними было слишком неловким и тяжелым, к счастью недолгим.
– Ты права. Мы знакомы всего ничего, я пока не заслуживаю твоей правды. Какой бы она не была, - заговорил мужчина, привлекая внимание Микалы – Но, как и ты, за это время я успел понять, что пути у нас похожи. Мы наказываем негодяев, защищаем слабых, боремся со своими внутренними демонами...  - говорил он, чуть улыбнувшись.
- ..... если бы было все так просто ... - думала она, не прерывая лучника.
– Возможно, это прозвучит банально... Да и я говорю подобное впервые... Но я вижу в тебе родственную душу. Ту, которой я могу поведать свою историю. Кто сможет меня понять - слова мужчины заинтересовали дочь королевы воинов, и теперь ее взгляд был прикован к Стефану, который в свою очередь наоборот обратился к ночной темноте леса. Если приглядеться то за этой чернотой, можно было разглядеть силуэты деревьев, а взглянув чуть выше и вовсе заметить как луна освещает их кроны, тусклым светом своей скромной натуры. – Я ведь далеко не всегда был таким. Раньше я и представить не мог, что буду шагать столь кровавым путём. Но жизнь редко слушается твоих желаний, верно? - грустно улыбнувшись, мужчина перевел взгляд на Мику, но совсем ненадолго. Девушка молчаливо согласилась с последними словами о жизни, она словно капризная женщина, воспитанная за стенами дворца, не терпящая диктатуры, сама решает куда ей повернуться, и с какой стороны обойти тот или иной камень.
– Ты не спрашивала откуда мои шрамы и как поиздевались надо мной Судьбы, но я расскажу тебе. Хочу поделиться хоть с кем-то. Ты будешь первой в Греции, кто об этом узнает, - отправляя взгляд во тьму, говорил Стефан, а Микаэла молча слушала его историю, наслаждаясь мягким тембром его голоса, и наблюдая как меняется лучник от воспоминаний своего прошлого. То легкая улыбка появляется на его лице, то он сжимает кулаки от злости, а после снова расслабляется беря под контроль свои эмоции. Полубогиня не перебивала и внимательно слушала рассказ мужчины, понимая какой не простой путь ему пришлось пройти.
– ....Когда они сделали остановку на острове, я сбежал. Но я тогда ещё не знал, что это за остров, - взглянул на девушку лучник  - – Это было Чистилище. Возможно, ты слышала о нём....
- Барды и не такие песни слагают, но я думала, что этот остров выдумка, чтобы пугать тех, кто решится на идти против закона....
Остров, куда ссылают худших подонков вместо смертной казни. Оставляют их там без возможности выбраться, заставляя драться друг с другом на смерть ради возможности выжить. ....- продолжил свой рассказ Стефан. Оказалось, что целый пять лет, он провел в этом богами проклятом месте, и ....выжил.... – Все свои шрамы я получил именно там. Меня пытали, за мной гонялись и пытались убить едва не каждый день. Уже и не припомню, сколько раз я находился на грани жизни и смерти. Успел проклясть всех богов, которых знал. Видимо, им это надоело и Судьбы, наконец, преподнесли мне подарок. Вернулись пираты. Те самые,... Учитель не стал меня отговаривать, лишь посоветовал подождать, пока они подготовят снасти для отплытия, а то мы вдвоём бы не управились. В итоге мы выждали момент и напали. Вырезали всех и каждого, выкинув собак за борт. Месть свершилась, - отворачиваясь в сторону Стефан спрятал свой взгляд от голубых глаз дочери войны, словно бы ему было стыдно за собственную справедливость именуемую местью. Он говорил, а Микаэла вспомнила Стемфал, что пал жертвой ее второй половины. Девушка закусила губу, так же уводя взгляд в сторону. – Благодаря хорошему ветру мы кое-как смогли вдвоём добраться до ближайшего острова, там продали корабль и наши дороги разошлись. Клинок и лук – то, что у меня осталось от моего друга и наставника. Я вернулся в Грецию и стал на тот путь, по которому шагаю сейчас. Остров показал мне, что убийцы, насильники и прочая мразь никогда не меняются. Суд и тюрьма – не выход. Лишь отправка к Аиду способна решить проблему, - посмотрев на Мику, которая в этот момент повернула голову на Стефана – Может, это и неправильно, но иного пути я не вижу. Ценой своей души я спасаю много других. Да и моя душа уже давно мертва. Её убили того солнечного дня, когда в море от рук пиратов утонул одинокий корабль. Не выжил никто.
Его история была пропитана болью, это не выражалось внешне, Мика просто чувствовала мужчину, что было удивительно. В его глазах она видела, как много раз он рассыпался на мелкий частички, как и столь же много собирался и боролся за свою жизнь. Он поделился с ней своим прошлым, чтобы стереть границу незнакомцев и стать немного ближе, но для чего? ....
- ....я..... - стараясь подобрать слова, девушка запнулась, а после слезла с камня, и присела напротив лучника, заглядывая в глаза того - Если ты смог выжить в этом ужасе, значит боги здесь не при чем -едва слышно говорила она - им вообще наплевать на человеческие жизни и судьбы, - ее ладонь осторожно коснулась щеки мужчины -их заботит лишь собственное бессмертной существование. Лишенные человеческих ценностей, они не умеют ценить жизнь и не принимают ее дары... Так что говорить о их внимании все равно, что говорить о том,
что этот камень живой....
- она поджала губы - Не боги делают нас теми кто мы есть, а наши поступки - убрав ладонь, Мика осторожно начала развязывать повязку на своем плече - Шрамы, что мы получаем в схватке, являются отпечатком воспоминаний, как много жизней мы загубили, сколько спасли и что всему есть конец ...- с каждым словом повязка на плече становилась все тоньше, а после и вовсе спала с плеча, открывая лучнику истину. На плече девушки красовалась едва заметная царапина, которая к утру совсем исчезнет. - Я не бессмертная Стефан, и не богиня, но отпечатки сражений на мне надолго не задерживаются - она внимательно посмотрела в голубые глаза мужчины - Они камнями оседают на душе, становясь грузом который порой невозможно нести - тяжело вздохнув Мика поджала губы - Ты хороший человек Стефан, сражаешься на стороне правды и справедливости, неся с собой возмездие...я же- она отстранилась назад - порой могу перепутать возмездие с местью, и очень часто от этого страдают те кто мне дорог - воительница увела взгляд в ночную тьму - Мне бы не хотелось подвергать тебе опасности .... а лучший способ этого избежать это не становится чем-то больше чем напарники, но кажется ты только, что разрушил одно из моих правил... - улыбнулась воительница уголком губ.  Рядом с лучником она чувствовала себя в безопасности, вот только понять истинную причину дочь войны пока не могла, или же если быть точнее не хотела признавать. Он ей нравился.

+1

29

Откровения – это всегда сложно. Обнажать душу, показывать то, что внутри, делиться сокровенным... Далеко не все люди способны на это. И уж тем более не с каждым. Снаружи ты можешь быть кем угодно, показывать всем то, что тебе наиболее выгодно и что больше всего хочется, но если ты откроешься для кого-то, впустишь в свою душу и продемонстрируешь себя настоящего, то всё изменится навсегда. Он больше не будет видеть тебя прежним, таким каким ты хочешь быть в чужих глазах. Ты будто снимаешь маску, показывая истинное лицо, своё подлинное нутро. Это несёт за собой непоправимые последствия, способные как принести много пользы, так и причинить много вреда. И боли, очень много боли. Поэтому выбирать нужно осторожно и обдуманно, ибо достаточно одной ошибки, дабы всё пошло к чертям. Раны на душе не заживают никогда. Но в своём выборе Стефан был уверенным, как бы глупо это не звучало. Лучник раскрылся перед той, которую знал всего несколько часов. Он – скрытный, замкнутый, осторожный и одинокий "народный мститель" – впустил в душу Микаэлу и даже убил ради неё. Абсурд, но что-то подсказывало, что он поступил правильно.
Собравшись с мыслями, брюнет начал излагать свою историю, приключившуюся с ним после отплытия с материка. Историю, которая и привела его на такой сложный и спорный жизненный путь. Но начал он её не с самого конца, оставив без внимания своё происхождение и не сообщив девушке, что он королевской крови. Впрочем, это не имело абсолютно никакого значения. Стефан не собирался предъявлять права на трон или пользоваться своими привилегиями для чего-то ещё, поэтому эту часть жизненной истории можно было смело вычеркнуть ввиду её бесполезности. Единственное, к чему может привести упоминание принцом своих корней, это ненужные вопросы и неприятные воспоминания. А лучник этого не хотел. Он убийца и слуга Немезиды, несущий справедливую месть для тех, кто её заслужил, а не принц, король или лорд. В этом деле не имело значения, какого цвета твоя кровь и в каких палатах ты родился.
Старые эмоции и воспоминания никуда не ушли, но рассказ зажег их новым огнём, будто заставив пережить всё вновь. Радость, счастье и надежда, а затем боль, злость, ненависть... Ладони сжимались в кулаки, а глаза пылали огнём. Но Стефан не шел на поводу у былых чувств. Быстро прогоняя их, он продолжал открывать Мике сокровенное. Девушка внимательно слушала, а по её глазам было отчётливо видно, что она чувствует принца и понимает, что он пережил, через что прошел. И это было самое главное. Ради этого брюнет и раскрыл свою правду. Он поверил, что его поймут, и не ошибся. Не ошибся.
Когда сын Никона окончил свой рассказ, из его груди вырвался вздох облегчения. Он на секунду прикрыл глаза, позволив уголкам губ приподняться в улыбке. В воздухе повисла напряженная пауза, подкреплённая почти абсолютной тишиной вокруг. Но задержалась она не надолго. Вот Микаэла уже слезла с камня, присев напротив фарсальца. Их взгляды вновь встретились. В глазах своей спутницы мужчина увидел грусть, сочувствие и такую же боль, но было в них и ещё что-то. Он пока не знал, что именно.
– Если ты смог выжить в этом ужасе, значит боги здесь не при чем, – едва слышно заговорила она. – Им вообще наплевать на человеческие жизни и судьбы.
Она говорила и Стефан не мог не согласиться. Раньше он почитал богов, но только по одной единственной причине – так делал отец и это было своеобразной традицией. Но после всего случившегося, принц бросил это дело. Увиденное и услышанное лишь подтверждало то, что сейчас Микаэла и сказала. Для богов люди не имеют никакого значения, это лишь умные и говорящие игрушки, не более того. По крайней мере, лучнику не доводилось слышать о каких-то великих и полезных божественных деяниях в пользу человека, а вот об издевательствах, играх и жестоких развлечениях известно очень даже не мало. Тем не менее, Стефан старался избегать размышлений на эту тему, ибо деяния бессмертных смертному не понять. Единственной представительницей Пантеона, поддержку которой грек чувствовал и к которой иногда направлял свои молитвы, была Немезида. Пусть он никогда и не видел богини возмездия, но порой его навещало странное чувство её божественного присутствия. Да и та стрела афинского стражника, что год назад должна была его поразить, но странным образом пролетела мимо, подсказывала, что кто-то да помогает ему. Видимо, всё не так и просто.
В следующий момент ладонь Микаэлы осторожно коснулась щеки принца. Это было слегка неожиданно, так как взгляд мужчины утонул в глазах его собеседницы и вовсе упустил из виду это лёгкое движение. Но приятно. Очень приятно. Как на воина, у красавицы были очень нежные руки и от их прикосновения по телу пробежала дрожь, заставив Стефана слегка улыбнуться и даже пропустить мимо ушей часть слов воительницы. У принца возникло желание взять ладонь девушки в свои руки и поцеловать её, но он сдержал подобный порыв, боясь испортить приятный момент.
– Не боги делают нас теми кто мы есть, а наши поступки, – подытожила Мика и её ладонь ускользнула. Девушка начала медленно развязывать повязку на плече. – Шрамы, что мы получаем в схватке, являются отпечатком воспоминаний, как много жизней мы загубили, сколько спасли и что всему есть конец...
Наследник трона Фарсал перевёл взгляд на плечо спутницы, наблюдая за тем, как повязка из его рубашки медленно исчезает, открывая полученное ранение. Точнее, едва заметную царапину, что от него осталась. Не будь принц готов к этому, он был бы в шоке, ибо всего несколько часов назад в это плечо воткнули меч. Тем не менее, глаза всё же слегка увеличились. Он был прав в своих догадках.
– Я не бессмертная Стефан, и не богиня, но отпечатки сражений на мне надолго не задерживаются, – произнесла голубоглазая брюнетка.
– Полубогиня. Отец – бог. Или мать, – промелькнуло в голове лучника логическое умозаключение.
Дети, рождённые от связей между человеком и богом, были не частым явлением, но волне известным. Тот же Геракл, например. Каждый из них унаследовал что-то божественное, имея определённые таланты или умения. Пожалуй, теперь уже очевидно, что Микаэла одна из них. Иного объяснения Стефан не знал. Оставался лишь вопрос, кто же её родители. Но для принца это уже не имело особого значения, он и без этого узнал больше, чем мог рассчитывать.
– Ты хороший человек Стефан, сражаешься на стороне правды и справедливости, неся с собой возмездие... Я же – она отстранилась назад – порой могу перепутать возмездие с местью, и очень часто от этого страдают те кто мне дорог.
– У тебя хоть остались те, кто тебе дорог, – подумал принц, выслушивая признание брюнетки.
После острова от возмездий фарсальца не пострадал никто из тех, кто ему дорог. А всё потому, что он не сближается с людьми. Не позволяет им стать для него чем-то большим, чем простыми встречными, дабы потом не страдать, ибо при подобном образе жизни иначе быть не может. Но в этот раз он оплошал. За несколько часов он подпустил Мику к себе ближе, чем можно было, и навряд уже сможет просто так её отпустить. Влюбился.
– Мне бы не хотелось подвергать тебе опасности.... А лучший способ этого избежать, это не становится чем-то больше, чем напарники, но кажется, ты только что разрушил одно из моих правил... – закончила она, улыбнувшись.
– И одно из своих, – Стефан улыбнулся в ответ. – Ты считаешь меня хорошим, но это ведь не совсем так. Я убийца, на руках которого море крови. Крови виновных, но это ничего не меняет. Я не ищу себе оправданий и не хочу, чтобы кто-то делал это для меня, – сын Никона устроился поудобнее. – Мои близкие не страдают из-за моей "работы" по одной очень простой причине – их у меня нет. Я одинок и мне даже не с кем поговорить. Пожалуй, это к лучшему. Никто не будет страдать, когда меня убьют, – лучник сделал короткую паузу, с лёгкой улыбкой взглянув на Микаэлу. Её глаза едва ли не гипнотизировали, от них попросту не хотелось отрываться. Ни на секунду. – Но я знал, что всегда так не будет. Как бы ты не пытался оставаться одним, не подпускать к себе никого дабы избежать возможных последствий, рано или поздно всё равно встретишь человека, мимо которого не сможешь пройти. Это неизбежно, вопрос лишь во времени. Я надеялся, что со мной это случится позже, но... Тогда в таверне я не смог пройти мимо. Не человека, правда, а полубогини, но всё же, – лицо Стефана приобрело серьёзное выражение. Он сам не мог поверить в то, что он это говорит. – Я не знаю, Микаэла, что такого случилось в твоей жизни, что ты оказалась на єтом пути. Не знаю, какой груз прошлого у тебя за спиной, какие тайны и секреты ты держишь в себе. Также я не имею ни малейшего понятия, к чему может привести наша встреча и общение... – принц подался немного вперёд, не отводя взгляда от завораживающих бездонных глаз девушки. – Но одно я знаю точно – я готов рискнуть, – уголки губ брюнета приподнялись в едва заметной улыбке, а в голове возникло желание поцеловать девушку.

Отредактировано Stefan (2017-09-04 00:42:09)

+1

30

Сидя напротив Стефана и смотря ему в глаза, воительница провалилась в его мир, полный темноты и одиночества. Они не были одинаковыми нет, они были разными людьми, возможно биполярными ведь он принц и наследник трона, она, дочь которую не хотели, девочка которая выросла в далекой греческой деревне, наставником и отцом который был кузнец. Как бы мы не старались забыть о нашем прошлом и нарисовать себе совершенно новый мир, где есть только настоящее, этого не получится сделать. Стефан тот кто он есть, как и Микаэла. Сколько бы девушка себе не твердила о своей обычности, она была другой, не только для людей, но и для этого мира. Ты это твое прошло и настоящее, ты это твои родители, твое окружение, твои поступки и мысли. Сейчас судьба свела двух людей на одном перекрестке пути, и вместо того, чтобы разойтись по разные стороны продолжив свое одиночество, они сидят смотря друг другу в глаза, осторожно изучая тьму друг друга и признавая в чужих глазах свою боль. Люди которым по душе подобное, не цепляются за возможность избавиться от одиночества, но ведь для того нужно найти правильного человека, и сейчас майоры дали возможность этим двум воинам найти родственную душу.
И одно из своих, –  улыбнулся в ответ лучник. – Ты считаешь меня хорошим, но это ведь не совсем так. Я убийца, на руках которого море крови. Крови виновных, но это ничего не меняет. Я не ищу себе оправданий и не хочу, чтобы кто-то делал это для меня, - он чуть поерзал на месте, принимая более удобное положение -   Мои близкие не страдают из-за моей "работы" по одной очень простой причине – их у меня нет. Я одинок и мне даже не с кем поговорить. Пожалуй, это к лучшему. Никто не будет страдать, когда меня убьют. Мика чуть сузила глаза, но старалась не перебивать, лишь молча тонула в его взгляде, что обезоруживал без меча. – Но я знал, что всегда так не будет. Как бы ты не пытался оставаться одним, не подпускать к себе никого дабы избежать возможных последствий, рано или поздно всё равно встретишь человека, мимо которого не сможешь пройти. Это неизбежно, вопрос лишь во времени. Я надеялся, что со мной это случится позже, но... Тогда в таверне я не смог пройти мимо. Не человека, правда, а полубогини, но всё же - дочь королевы воинов не смогла скрыть легкой улыбки, и неловкости, чувство которое девушка испытывала слишком редко, чтобы оно было ей знакомым. Стефан оказался догадливым, и сам определил, что перед ним находиться не просто воительница, а некий гибрид. – Но одно я знаю точно – я готов рискнуть,- легко улыбнулся мужчина, не отрывая своего взгляда от глаз Микаэлы. Внутри девушки происходило нечто, чему она не могла дать объяснения, казалось сердце стучит чаще прежнего, да так, что уши заложило. Она на мгновение закрывает глаза, чтобы прервать этот приятный плен его глаз. Медленный вдох и едва заметный протяжный выдох, приводит сердечный ритм в норму.
- я... - голубые глаза вновь соприкасаются взглядом с взглядом Стефана - не знаю, что сказать... Ты готов рискнуть, ...а цены риска не знаешь ... - она на миг замолчала - Знаешь, когда привыкаешь быть одиноким деревом в поле, очень трудно поверить, что в какой-то момент рядом может появится кто-то кто сможет понять тебя, сможет увидеть - она увела взгляд к звездам - я намеренно оставила тех кто мне дорог далеко от себя, боясь стать причиной их гибели,... потому что уже однажды стала таковой, и мне бы очень не хотелось стать причиной твоей - выдохнула из себя полубогиня. Сердцем она хотела быть рядом с лучником, узнать его больше, но умом понимала, это до первого срыва, как только Вдохновение вырвется наружу, Стефан станет первым кого она лишит жизни. Для тьмы не существует понятия любви, она признает лишь силу. Грустный и виноватый взгляд голубых глаза очертил сверкающие звезды, скользнул мимо взгляда мужчины, и уперся в темноту почвы. Как она может ему сказать правду ? Да любой человек в здравом уме, деру даст, или же рискнуть убить ее пока есть такая возможность.
- Если она считает любовь слабостью, то возможно она может быть моей силой... - посетила мысль Микаэлу, разгоняя темные мысли.
- Оправдан ли подобный риск Стефан? Ты уверен в этом ? ...Я не могу тебе сказать всего...пока не могу, но ... если ты уверен в своем решении....  - она вновь подняла взгляд к глазам мужчины, делая медленный вдох и ища уверенность которая просто была необходима ей. В воздухе повисла пауза, показавшаяся целой вечностью, а на деле же совершенно недолгая, как вдруг за ее спиной раздался шорох в кустах, заставив воительницу вскочить с места и обратится лицом к злосчастному кусту, выражая готовность к атаке. Шебуршание продолжилось, а пару секунд спустя, из-под куста показался еж.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC