Вечерело. Прохладный ветер приятно касался кожи, стараясь приподнять подол итак короткой юбки. Густые светлые волосы плавно развивались, иногда падая на глаза. Она торопилась, стараясь побыстрее преодолеть «красоты» местного леса. Наверное, скоро солнце уже сядет, и круглая луна выплывет из-за горизонта. Деревья едва слышно скрипят, качаясь на ветру. Дикие цветы пышно разрастались по обе стороны дороги. Лишь иногда невиданные птицы испуганно вскрикивали и хлопали крыльями. Каллисто настороженно смотрела вперед, иногда оглядываясь, дабы убедиться, что ее никто не преследует. Не то чтобы, она от кого-то убегала, просто вечерний лес не самое безопасное место. [читать дальше]
Эта история далеких веков, забытых цивилизаций и древних народов. Мир, полный приключений и опасностей. Жестокие войны и восстания, великие правители и завоеватели, легенды и мифы, любовь и ненависть, дружба и предательство... Здесь обыкновенный смертный, со всеми своими слабостями и недостатками, способен на захватывающий дух героизм, на благородство и самопожертвование, которые неведомы ни богам, ни другим живым существам. Это история беспримерного мужества, почти самоубийственной отваги, это история, где нет пределов достижимого...
annukxenarumina

Древний мир героев и богов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



And Justice for All

Сообщений 1 страница 20 из 40

1

http://funkyimg.com/i/2byG6.gif http://funkyimg.com/i/2byG5.gif

Действующие лица: Микаэла, Стефан.
Время и погода: Несколько лет назад, осень.
Место действия: Греция, Пирей.
События:

Город-государство Пирей находится на грани. Зло, в лице убийц, контрабандистов и прочих подонков, уже даже не прячась, начинает медленно заполнять улицы. Трон пошатнулся под правителем, а слухи о планировавшемся государственном заговоре, с целью его свержения, уже дошли до ушей простого народа. В столь непростой час в город прибывает Микаэла. Полубогиня знает о ситуации и решает помочь. При её участии удаётся поймать одного из местных богачей - влиятельного торговца и контрабандиста, замешанного во многих убийствах и грабежах, а сегодня одного из участников заговора. Его ждёт суд. Девушка рассчитывает, что, оказавшись в тюрьме, мужчина будет вынужден согласиться на сотрудничество и выдаст своих "коллег". Впрочем, всё оказалось совсем не просто. Не смотря на массу свидетелей, улик и, казалось, доказанную вину, суд, очевидно подкупленный, отпускает преступника на волю. Тот не упускает возможности позлорадствовать, встретившись с Микаэлой у входа. Но уже в следующее мгновение падает замертво, пораженный стрелой. Девушка бросается за стрелком, мелькнувшим среди домов, но он сбегает. Дочь Ареса ещё не знает, что она не единственная, кто решил навести порядок в городе.

+2

2

внешний вид

http://s7.uploads.ru/t/ZKFHV.jpg

День за днем тянулся для черноволосой воительницы, так медленно, что на миг могло показаться, протяни руку вперед и схвати за эту тонкую, едва прозрачную материю именуемую временем и оно остановится, приумножая боль от содеянного... Ей никогда не забыть последний вздох королевы воинов, после того, как второе "я" гонимое жаждой всевластия и крови, так безжалостно вонзило меч в грудь той, что подарила им обоим жизнь, той, что пожертвовала собой ради спасения дочери, оказавшейся слабой перед соблазном тьмы, живущей  внутри нее.

Голубые глаза утратили свой привычный блеск, казалось само небо вторит теперешнему цвету серых и мрачных, как тоска очах. Меч уже несколько суток не покидал ножен, скрываясь под длинным черным плащом, что скрывал доспехи Микаэлы, восседавшей на своем верном коне и двигающейся в никуда. Не было ни целей не желаний, ничего кроме душевной боли, раздирающей на мелкие частички, дробя сознание в крупицы, каждый раз собирая образ Зены в ночных кошмарах ее дочери.

Удивительно, как сильно одно событие может повлиять на жизнь человека. Перечеркнуть все добро, стереть все некогда созданные тобой идеалы....
- Тебе никогда не искупить содеянное ... время не повернуть вспять. ... никогда... - в унисон прохладному ветру неслись мысли в голове воительнице, которую Вихрь привел к городу. Конь ощущал боль своей хозяйки, словно понимая, ей необходимы силы, ей нужно поесть и выспаться...
- нет, Вихрь, мне нельзя к людям... - потянув поводья в другую сторону прошептали чуть пересохшие от прохладного ветра губы, однако животное думало иначе, и наплевав на команду Мики, все равно направилось точно в город. Конь остановился возле таверны, и более никуда не собирался двигаться.
- пожалуйста... уедем ... друг мой, уедем - молила она шепотом, до тех пор, пока рядом не появилась жена трактирщика. Она вышла за вином в погреб, и заметив всадницу, услышала, как та разговаривает с конем.
- Простите, вам помочь? - поинтересовалась она, сделав один шаг к незнакомке в черном плаще.
- Боюсь мне никто не может помочь... - отозвалась она, сжимая поводья коня, что было сил. Вихрь был не доволен ответом и потому, резко дернулся скинув наездницу с себя, прямо под ноги пышной женщины. Капюшон плаща откинулся назад, открывая изможденное дорогой лицо брюнетки, что от бессилия просто потеряла сознания.
- Охохо деточка - отложив кувшин с вином в сторону, да ты совсем выбилась из сил - приподнимая девушку с земли, она оттащила ее на скамью, а после отошла за помощью. Через минуту, незнакомку уложили в комнате трактира, и приставили наблюдать за ней юную дочь хозяина. - Как очнется дай ей воды и еды,а затем позови меня или отца - наказала ей мать, покинув комнату, ведь вечер был в самом разгаре.

Микаэла спала двое суток и очнулась лишь к вечеру следующего дня. Дорога вымотала ее, и лишило всяких сил, но едва та очнулась, ее встретила юная девушка с ярко-зелеными глазами. Ее светлые, как солома волосы, были убраны в косы, а лицо освещала чистая и добрая улыбка.
- где я ? - тихо произнесла девушка, хрипловатым голосом.
- Вы в Пирее, уже вторые сутки - зачерпнув воды в кружку, она протянула ее Мике. - Ваш конь, привел Вас поздним вечером. Попейте - удивленно и в тоже время изучающе она смотрела на воительницу. - Мама приготовила еды, вот - следом протягивая тарелку добавила девушка.
- Как тебя зовут ? - сделав очередной глоток свежей воды поинтересовалась дочь Зены.
- Аэлита
- Красиво имя, как и ты...Твои родители хорошие люди, но я должна идти - отказываясь от предложенной еды, Микаэла попыталась встать, но увы ... сил хватило только, чтобы сесть.
- Боюсь вы обессилили - возвращая тарелку обратно в руки брюнетки. - Вам надо поесть
Спорить было бессмысленно, эта на вид юная и хрупкая особо была весьма настойчива и убедительна в аргументах. Даже при своем желании покинуть трактир у Мики нет сил. - Нуу, а вы? У Вас есть имя?
- Микаэла - после недолгой паузы ответила воительница, приступив к еде.
- Я должна сообщить отцу и матери, что вы очнулись
- Ты... я еще не так стара, чтобы называть меня "вы"

Девушка осталась еще на несколько дней, забота этой семьи вернула ей силы, от них же она узнала о происходящем в городе. Решив, что помогая эти людям и городу она сможет излечить душу, Мика узнает об участниках и возможных пособниках в перевороте. Одним из них оказывается влиятельный городской вельможа Ветий. Он влиятельный и богатый, вот только все это богатство было заработано кровью невинных, что может быть хуже? Дело не заняло много времени, и уже днем девушке удается поймать Ветия "за руку", после чего граждане города и судья, взяли того под стражу. Оставалось лишь проникнуть в тюрьму, и "вежливо" выяснить кто еще состоит в заговоре против короны. Привыкший к роскоши торговец, скорее всего станет намного сговорчивее, когда мягкая перина грозит смениться на жесткую тюремную койку и еду из железной посуды. Впрочем, напрасно девушка полагалась на справедливость судейства. В первое же слушание, суд признает мерзавца невиновным, из-за недостаточного количества улик.
- Возмутительно! Я своими глазами видела, как Ветий...
- Довольно барышня! Мы признательны Вам за помощь городу, однако любезный сын Пирей не совершал подобного преступления, а лишь оказался невинной жертвой, которую подставили заговорщики, дабы отвлечь внимания стражей порядка от своих деяний. Ветий, вы свободны - удар молота, и торговец свободен. Руки воительницы с силой сжались в кулаки, однако ничего не поделаешь, падкие на золото в этом городе оказались не только обычные люди, но и служители закона. Девушка поспешила покинуть здание суда. Глоток свежего воздуха был просто необходим, чтобы привести мысли в порядок и подумать, над более очевидными уликами, которые потребуется собрать.
- Похоже ничего у тебя не выйдет красавица - широко улыбнулся мерзавец, оценивающе взглянув на Микаэлу. - Ножки у тебя, что надо, да и мордашка симпатичная, и чего на рожон лезешь? 
- Ни пройдет и дня, как ты снова окажешься за решеткой, и поверь, на сей раз твоих монет не хватит - прошипела воительница.
- Пх, лучше бы щи мужу варила - отмахнулся тот и с гордо вздернутым подбородком сделал шаг прочь от Мики.

Отредактировано Mikaela (2016-01-06 21:03:40)

+4

3

- Мне нужны имена.
- Я не знаю! НЕ ЗНАЮ! Пожалуйста...

Стефан прибыл в Пирей три дня назад. Для него это первый визит в этот город, раньше Судьбы водили его совсем иными дорогами. Возможно, он бы ещё не скоро заглянул сюда, если бы не слухи, услышанные в Афинах от одного из странствующих торговцев, к которому принц подсел в таверне с бокалом эля и с целью узнать новости. Тот и поведал ему, что Пирей нынче превратился в город преступников, где страшно не только торговать, но даже жить. Власть, мол, не способна ничего с этим сделать, ибо сейчас заправляет там всем не правитель, как было раньше, а влиятельные торговцы и чиновники, которые не только погрязли в криминале, но и возглавляют его, поэтому бороться с ним они явно не будут. Да и дни правителя, по сути, сочтены, ибо зачем он, такой правильный, им там сдался? Ещё ходят слухи, что он послал гонца на поиски Геракла, дабы тот помог спасти город, но кто знает, найдёт ли он сына Зевса. Может, уже и поздно будет.
Очевидно, Стефан не мог пропустить услышанное мимо ушей. Торговец ещё многое рассказывал, но принц, мысленно, уже был на пути к Пирею. Конечно, он не такой герой, как всеми любимый Геракл, наделённый сверхчеловеческой силой, но оставить город на растерзание бандитам, пока надежда Греции занят какими-то неимоверно важными делами, Стефан не мог, ведь он в силах помочь им. К тому же, правитель города был очень хорошим человеком. Брюнет помнил, как тот навещал Фарсал. Отец тогда заставлял его всё время сидеть рядом с ним, дабы вникать в дела государственные. Пусть тогда парень этого и не любил, но память у него очень хорошая, она сохранила немало фрагментов всей этой дипломатической болтовни, да и последующих комментариев отца, который очень уважал своего коллегу. Эти отрывки, хаотично всплывающие в голове, ясно давали понять, что бросить Пирей и его правителя в столь тяжелое время - преступление.
По прибытию в город, Стефан, первым делом, провёл для себя небольшую экскурсию. Он часами гулял, изучая местность, улицы, расположение самых важных зданий, да и просто общался с местными жителями. Сам город, конечно, уступал Фарсалу в своей красоте и своем величии, но принцу он понравился. Была тут собственная изюминка, он был по-своему красив и неповторим, но... Его испортили.
Местные жители многое рассказали, особенно те, кого удалось застать в тавернах, за лишним бокалом алкогольного напитка. Все, как один, восхваляли город в его былые дни, рассказывали о том, как прекрасно здесь было раньше, и как ужасно стало сейчас. Грабёж, убийства, отсутствие власти и защиты... В общем, работы непочатый край. И начать Стефан решил с самого простого.
Основным источником проблем, по мнению людей, да и по многочисленным фактам, был Ветий - самый богатый из местных торговцев, а также наиболее влиятельный вельможа, не раз подозреваемый в устранении конкурентов, контрабанде, убийствах и грабежах. Он настолько влиятельный, что стал важнее правителя, и, разумеется, уже метит на это место. Его устранение обещает быть плевым делом, так как он личность популярная, да и не прячется особо. Куда сложнее будет убрать всех змей, сидящих по углам. Но планам Стефана не суждено было осуществиться. В момент, когда он уже собирался поставить точку в жизненном пути Ветия, к дому вельможи, чёрт знает откуда, заявилась городская стража. В приличном количестве. Да ещё и в сопровождении какой-то дамы, облачённой в длинный плащ. Лицо её принц не рассмотрел, он решил не задерживаться рядом, дабы не нажить себе ненужных неприятностей. Как оказалось, не зря.
Стража повела Ветия в суд, а слухи уже разлетелись по всему городу. Похоже, правитель, наконец, отбросил страх и взялся за дело. Это хорошо. А пока он разбирается с этим торгашом, следует ему подсобить и заняться друзьями этого Ветия, да и менее крупной живностью, которой здесь хоть отбавляй.
К счастью, Стефану не пришлось придумывать, что делать дальше. Добрый вельможа ему в этом подсобил, в последний момент перед арестом отправив посланника к одному из своих друзей. А дальше уже дело техники. Сейчас этот бедолага лежал под деревом, за пределами города, со стрелой в ноге (нечего было убегать), моля о пощаде. Принц Фарсал стоял метров за десять от него. Лицо брюнета скрывал глубокий капюшон тёмно-зелёного цвета и такого же цвета повязка, закрывающая всё, кроме глаз. В его руках был лук, а стрела уже лежала на тетиве.

- Не заставляй меня повторять ещё раз. Я очень нетерпелив, - резкое движение и стрела впивается в дерево за каких-то пару миллиметров от головы мужчины, заставив того вскрикнуть. - Называешь имена - я тебя отпускаю. Не называешь - я тебя убиваю. Правила игры очень просты.
- Ветий! Всё. Я больше никого не знаю! Клянусь! - по его глазам было видно, что он лжет.
- И это неправильный ответ. Его сейчас судят, он уже не выберется. Мне нужны остальные, - тетива лука вновь натянута, следующая стрела готова к полёту.
- Не выберется? Ха. Там всё куплено, судьи примут "правильное" решение и ещё до захода солнца он уже будет на свободе, - поспешил ответить мужчина, держась за ногу.
- Вот видишь, а говорил, что ничего не знаешь, - предельно спокойным тоном молвил Стефан. - Теперь от Ветия перейдём к его друзьям.
- Зенон! Ещё Зенон. Всё, клянусь богами, я больше никого не знаю! Пожалуйста, отпусти меня... Ты обещал! - бедолага уставился на лучника, взглядом моля о пощаде.
- Хороший мальчик, с тобой приятно иметь дело. Вот видишь, как всё просто? Нужен лишь стимул, - принц подошел к своему пленнику, по пути вернув лук на его законное место  - за спину. Он видел, что на этот раз тот уже не врал.  - Да, кстати. Я солгал.

Резкое движение руки, всего одно мгновение и бедолага, уже успевший с облегчением вздохнуть, "отдал концы", лишившись собственной головы. Японский клинок, подаренный Стефану учителем, прервал ещё одну жизнь, "наградив" очередного человека бесплатным путешествием прямиком в царство Аида. В Тартаре, небось, уже висит целый список тех, кто оказался тут усилиями принца Фарсал. Он и сам сперва считал, но довольно быстро забросил это дело. Первые убийства давались тяжело, Стефану пришлось переступить через самого себя, побороть собственную сущность, которая всячески противилась этому. А сейчас... Он смотрел на очередную свою жертву, но не чувствовал ничего. Вообще. И это самое страшное. Он стал убийцей. Жестоким, хладнокровным и беспощадным. Стал тем, с кем борется. Разница лишь в том, что они убивают невинных, а он - виновных. Но такова жертва, такова цена, такова плата за его выбор, ведь этого врага можно победить лишь одним способом - действуя его методами. Стефан погубил свою душу, ради других. Многие назвали бы это геройством, поступком, достойным высшей награды, но принц не считал себя героем. Он чувствовал себя монстром, чудовищем, на чьих руках столько крови, что не каждый преступник сможет с ним соревноваться. Но кто-то же должен выполнять эту грязную работу, Немезида не справится со всем в одиночку. Возможно, это и было его изначальным предназначением. Ведь не просто так Судьбы позволили ему выжить там, где никто другой не смог. Они дали ему второй шанс, пришло время отдать им этот долг.

Вытерев лезвие клинка об одежду мёртвого, Стефан вернул оружие в ножны. Сейчас ему нужно было вернутся в город, дабы успеть к окончанию суда и вынести Ветию свой приговор.
Дорога к зданию суда заняла совсем немного времени. Судя по скоплению стражников и "интересующихся", он не опоздал на праздник. Найти удачное место для наблюдения не составило труда. Принцу приглянулся один из домов на углу улицы. За ним можно было безопасно спрятаться, да и расстояние оттуда до здания суда составляло около 80-100 метров. Не идеально, но вполне неплохо. Был ещё один плюс для лучника - почти безветренная погода.
Ждать пришлось не долго. Вскоре из зала суда вышла девушка в плаще, уже знакомая Стефану. Почти сразу же за ней вышел и сам Ветий. Было заметно, что они разговаривают, но принца это уже не интересовало. Он видел свою цель. Лук удобно расположился в руке, а стрела медленно легла на тетиву. Все эти действия уже давно были доведены до автоматизма. Оценивающий взгляд в сторону мишени, поправка на слабый, почти отсутствующий ветер, и он готов к выстрелу. Лёгкое движение пальцев и смерть, в виде деревянной стрелы, с металлическим наконечником с одной стороны, и мягким оперением - с другой, уже в пути. Одна секунда - и очередное пополнение в Тартаре. Ветий, со стрелой во лбу, падает замертво, орошая своей кровью камень. Уста Стефана, спрятанные под повязкой, на мгновение украшает лёгкая триумфальная улыбка. Но некогда, нужно убираться.
Принц резко развернулся на месте, намереваясь скрыться от чужих глаз, пока не поздно. В последний момент он бросил беглый взгляд в сторону зала суда, успев заметить, как девушка в плаще устремляется в его сторону. И что-то подсказывало ему, что им ещё предстоит познакомиться поближе.

Отредактировано Stefan (2016-01-05 02:20:40)

+3

4

Злость, это то самое чувство, что закипало внутри темноволосой воительницы. Голубые глаза сошлись в опасном прищуре, а белоснежные зубы сверкнули в коварной, алой улыбке.
- Щи - процедила меж зубов девушка, готовясь схватить наглеца за шкирку и показать, ему, что бывает с теми, кто так дерзок по отношению к дочери войны. Хрупкая рука, уверенно легла на плечо Ветию, буквально остановив его ход в одно мгновение, тонкие пальцы с силой сжали сухожилия и вот в его глазах уже появилось нечто другое, именуемое непониманием.
- Уберите руки миледи, а не то пожалеете ! - фыркнул возмущенное он, а Микаэла на миг застыла, ловя себя на мысли, что ей безумно понравился тот мимолетный взгляд мужчины, в котором промелькнули ароматные нотки будущего страха. - - Что толку сыпать угрозами - она разжала хват и сделала шаг назад - Наказание всегда настигает виновных, помни это - гордо вздернула подбородок она - я позабочусь об этом.

Все, что случилось дальше, могло показаться невероятным, ведь в следующую же секунду, после ее слов, из-за спины девушки, в Ветия вошла стрела, и не просто вошла, она с силой впечаталась ему в голову, заставляя кровь брызгами разлететься по сторонам, отправляя негодяя в объятия Селесты. Микаэла резко развернулась, устремляя взгляд в сторону лучника. Высокий мужчина в кожаных доспехах, лицо его скрывала плотная маска, на голове капюшон. Лучник незамедлительно пустился прочь, как только их взгляды с дочерью королевы воинов на миг переглянулись, однако у Мики было слишком много вопросов к этому незнакомцу, главным из которых было "зачем?". Она хоть и была воином, но все же убийство, был крайней метод, и Мика надеялась посадить Ветия, а не убивать его.

Не раздумывая девушка помчалась следом за незнакомцем, который довольно шустро и ловко удалялся прочь от брюнетки, что уже успела пожалеть об отсутствии за спиной арбалета. О нет, не для того, чтобы убить, но согласитесь, стрела что припечатает к стене беглеца, пронзив плотный рукав, заметно увеличивает шансы на его поимку. Так, поворот за поворотом, крыша за крышей, Микаэла неслась следом, и когда незнакомец вновь стал удаляться от нее, девушка свернула в другой переулок, который сократил расстояние между ними, вот только мысль о пущенной стреле не ей одной пришла в голову. Мимо буквально в нескольких сантиметрах пролетела стрела, заставив девушку отвлечься от незнакомца, который в следующую же секунду исчез прочь с ее глаз. Микаэла была уверенна, он намеренно пустил оружие в ход, чтобы отвлечь девушку от себя, и у него это получилось. Воительница досадно выдохнула, понимая, что теперь догнать его будет слишком сложно, но у нее все же осталось то, что поможет ей пусть не сегодня, но когда-нибудь отыскать этого лучника, его взгляд Мика не забудет.

После неудачного происшествия с Ветием воительница вернулась в комнату таверны, которую ей выделил хозяин. Некоторое время она просто размышляла устремив свой взор в окно и наблюдая за тем, как садиться солнце. Как много ей еще предстоит пережить, чтобы наконец, научится владеть собой и без опаски помогать людям. Постепенно шум снизу стал доносится до верхнего этажа с комнатами для путников, и воительница не могла отказать себе в удовольствии провести этот вечер в компании крепкого эля, что поможет немного расслабиться и забыться.

Уверенно спустившись по лестнице вниз, она успела оценить живую атмосферу харчевни. Столы были заняты, шумные мужские компании одни из которых смеялись, другие ругались, третьи играли в кости, словом женщин вроде нее тут не было и потому, спускающаяся женская персона в доспехах тут же привлекла внимание на несколько секунд заставив едва ли не всех на миг притихнуть, а после все вновь принялись галдеть.
- Не представляю, как вы каждый вечер можете находиться среди такого шума - улыбнулась она трактирщику.
- Да, без этого шума я уже слабо представляю свою жизнь. Тебе лучше? - поинтересовался он вытирая столешницу.
- Немного, сегодня убили Ветия, прямо на выходе из зала суда
- Да я слышал, что какой-то незнакомец пустил стрелу ему муж бровей - трактирщик усмехнулся.
- Убийство не метод - с сожалением произнесла Микаэла
- Но иногда, это единственный способ остановить тех, кто возомнил себя богом
- Может и так - она обернулась в поиске свободных столиков.
- Вооон там, иди скорее - указал мужчина - Аэлита принесет тебе Эль
- Спасибо - отблагодарив доброго сына Пирей, воительница направилась к своему столику, который был единственным свободным. Присев на стул, она слегка откинулась на спинку, и сложила руки на груди, наблюдая за посетителями таверны.

+1

5

Бежать... Быстро, как ветер. На острове ноги столько раз спасали Стефану жизнь, что и не счесть. Разумеется, до момента, когда он в идеале овладел луком. Тогда убегали уже от него, хоть и не шибко успешно. Но ноги были и остались его главным оружием, куда важнее мечей, топоров и кусков дерева, стреляющих такими же кусками дерева. В скорости бега принц с лёгкостью мог бы соревноваться с кем угодно. Нашло это своё отражение и в технике боя. От внимательного взора учителя не скрылись таланты его ученика, поэтому мастер сфокусировал внимание Стефана на его ногах, которые оказались оружием куда страшнее, нежели его кулаки. В итоге получился весьма необычный, очень активный и позиционный стиль рукопашного боя на дальне-средней дистанции. То бишь, принц не очень силён в выдавливании друг другу глаз, но с лёгкостью сможет отбить кому-то голову ногой, при его попытке сократить дистанцию. Таким образом ему удалось несколько раз "приятно " удивить противника ловким ударом ноги, пока тот усердно следил за руками.
Остров... Воспоминания о "Чистилище" никогда не покинут Стефана. Прошло уже несколько лет с того момента, как он вернулся в Грецию, но почти каждую ночь он видит одни и те же сны об этом проклятом месте. Вечная борьба за выживание, драки за воду, убийства, пытки, охота, постоянное чувство небезопасности, постоянная боязнь остаться без головы, пока гуляешь царством Морфея... Это всё медленно сводит с ума. Были и приятные воспоминания, но их ничтожно мало, они теряются среди рек крови и ужасной боли. Даже сейчас, убегая улицами города от привлекательной, но вооруженной незнакомки, принц видел остров. Не дома, не улицы, не повозки, а деревья, заросшие зеленью тропы и скалы. На какое-то мгновение он будто почувствовал знакомые, так надоевшие звуки. Волна воспоминаний, признаться, нахлынула очень некстати. Память быстро нарисовала похожую картину из пережитых дней. Это был последний год на острове, за пару месяцев до побега. Стефан, временно безоружен, быстро бежит сквозь лес. Плащ, предусмотрительно застёгнут в нужных местах, не доставляет дискомфорта. Сзади доносятся топот и крики, среди которых с трудом удаётся разобрать что-то вроде: "Смотри не споткнись, ублюдок. Всё равно догоню и ты труп!" Свист, лёгкое движение влево и совсем рядом в дерево влетает небольшой метательный топор. Его обладатель явно не из новичков, раз сумел на ходу настолько точно бросить своё оружие. Но принц знает, что он делает. Сейчас он не добыча, а охотник. Пусть всё кажется и не совсем так.
Наследник трона намеренно слегка сбавляет темп, совсем чуть, дабы шестеро его преследователей начали его настигать, ведь они уже совсем рядом с нужным местом. Стефан уверенно перепрыгивает через упавшее дерево, преграждающее его путь. Бросок взгляда назад, моментальный фокус. В пределе видимости 3 человека, остальные не видны из-за густых зарослей, один вооружен топором, один с мечом и третий с луком, как раз пытается, не останавливаясь, приготовиться к выстрелу. А впереди, наконец, показывается большой и широкий дуб, с почти незаметной царапиной на высоте двух метров. "Отлично", - на фоне мысленного отсчёта проскакивает лёгкое облегчение. "Три. Два. Один!". Принц, слегка пригибаясь, делает резкий рывок вправо, как раз тогда, когда лучник, бежавший сзади, стреляет. Хладнокровный манёвр позволяет избежать стрелы, пролетевшей мимо. Ещё пара метров и начнётся самое интересное. Темп опять понижается, мужчина с топором, бежавший первым, уже совсем рядом, его ускоренное дыхание чётко различимо на фоне других звуков. Вот он, момент истины. Полная готовность и... Из-за знакомого дуба вылетает не менее знакомый японский клинок. Принц, ловко словив оружие, резко замедляется, ботинками загребая землю, и, разворачиваясь, наносит удар. Его преследователь, уже замахнувшись топором, не успевает среагировать на произошедшее. Клинок смертельно полоснул его по туловищу и наёмник, по инерции пронёсшись ещё несколько метров, падает на землю. Его товарищ, вооруженный мечом, будто и не заметил гибели друга, он продолжал двигаться, намереваясь убить принца. Но тщетно. Полагаясь на свою физическую силу, громила широко замахнулся клинком, очевидно планируя разрубить наглеца надвое, но не рассчитал. Стефан, ловко увернувшись от удара, быстро объяснил обидчику его неправоту, лишив бедолагу головы. Следующий за ними лучник не успел помочь друзьям. Прежде чем он прицелился в принца, его самого поразила стрела. Наставник, ранее бросивший брюнету меч, выскочил с другой стороны широкого ствола дерева и довольно быстро избавился от двоих преследователей, включая невезучего лучника,, в мгновение убив их из лука. Предпоследний убийца тоже оказался добычей японца. Тут, внезапно, проснулось самолюбие принца, очень редко напоминающее о себе. Шестым был глава этой банды, его они не планировали убивать сразу, но наследник трона не хотел отдавать учителю четверых противников, намереваясь хотя бы сравнять счёт. К счастью, у последней его жертвы оказался кинжал на поясе. Быстро вытянув его из ножен, Стефан метнул лезвие в последнего убийцу, выскочившего из-за деревьев. Кинжал попал тому в плечо, заставив выронить меч и упасть на землю. Подняться он так и не успел. Спустя какие-то мгновения, принц, с довольной улыбкой на лице, уже стоял над мужчиной, приставив ему к шее лезвие искусного японского клинка.
- Привет. Вот ты и догнал меня. Так что, побеседуем?

Принц слегка стряхнул головой, отгоняя несвоевременные воспоминания. Он уже не на острове, сейчас не время ворошить прошлое. Да и кому оно нужно, если есть столь соблазнительное "сегодняшнее"? Стефан не бежал в полную силу, он хотел немного поиграть с этой незнакомой девицей. Это было не очень умно и могло привести к нежелательным последствиям, но разок можно ведь? К тому же, она очень заинтересовала его. Ещё бы! Пришла в город Аид знает откуда, начала тут порядки наводить, работу его выполнять, да ещё и бегает не сильно хуже него... Подготовка у неё явно была отличной, это отбивало желание пересечься с ней на поле боя, но подогревало желание познакомиться. Стефану ещё не доводилось встречать таких сильных женщин. Очередной поворот, пройденный на высокой скорости, но дама не отстаёт. Странная улыбка непроизвольно сползла на лицо, пусть она и не была видна из-за повязки. Хотелось остановиться, поднять руки и сдаться ей, а там будь, что будет. Но, увы, это невозможно. Садиться в тюрьму вовсе не входило в планы принца, поэтому с этой игрой стоило завязывать. И прямо сейчас.
Свернув в очередную уличку, Стефан заметно притормозил. Правая рука молниеносно вытащила стрелу из колчана, а левая уже схватилась за лук. Убивать свою преследовательницу он вовсе не планировал, а вот спугнуть - это да. Две секунды максимальной концентрации, разворот на месте и выстрел. Девушка только выскочила из-за поворота, как стрела с силой впилась в стену, всего за пару сантиметров от её головы. Она мгновенно замерла на месте. Быстрый обмен взглядами, и принц уже исчезает, нырнув куда-то между домами. Ему удалось добиться нужного эффекта, выбив преследовательницу из ритма, в который она так и не смогла вернутся, прекратив попытки настигнуть лучника. Это была самая приятная погоня за всё время.

Остаток дня прошел крайне банально. Стефан вернулся в свои временные апартаменты, переоделся в серую льняную рубашку, достаточно закрытую, дабы скрыть его шрамы и татуировки, а также обычные кожаные штаны, чтобы не привлекать особого внимания к своей личности. Он около часа провалялся в кровати, планируя свой завтрашний визит к мистеру Зенону. Из уст трактирщика ему удалось узнать всю нужную информацию, да и искать дом этого товарища не пришлось, он оказался крайне популярной личностью, не менее известным, нежели Ветий, да упокоиться его душа в Тартаре. Принц мог провалятся вот так, без сна, до завтрашнего утра, остров научил его высыпаться в критически малые сроки, но была одна помеха. Желудок требовал пищи. Нехотя поднявшись с кровати, Стефан, размяв шею, взял со столика немного монет и, замкнув дверь комнаты, спустился вниз.
Здесь оказалось весьма шумно. Да, отголоски доходили и к комнате, но они оказались лишь лёгким эхом, никоим образом не сравнимым с тем, что происходило на самом деле. Принц, не привыкший к таким шумным компаниям, слегка скривился, но это не было поводом для голодовки. Хозяин заведения, заметив спускающегося гостя, жестом поспешил поприветствовать его, получив в ответ лёгкую улыбку.
- Неужели выспались? - радостно спросил мужчина, когда Стефан подошел к стойке.
- Мне нужно ещё года два, чтобы выспаться должным образом, - ответил брюнет, беглым взглядом окинув местную публику. - У Вас сегодня многовато народу, небось в комнате придётся ужинать.
- Ну не скажите, - загадочно улыбнулся трактирщик. - Есть ещё одно хорошее местечко, рядом с очень красивой девушкой. Вон там, - он взглядом указал в дальний угол таверны.
Принц, направив свой взор в указанное направление, слегка замер. Судьбы не перестают преподносить ему сюрпризы. Это была она - его преследовательница, его негласный партнёр и, одновременно, противник. В глазах загорелся лёгкий огонёк, а в душе - чудовищный интерес. В этот раз их пути пересеклись, если не воспользоваться этим, то это будет очень большой глупостью. Коль не это знак свыше, то что тогда?
- Вы мой спаситель. Даже не знаю, что такого хорошего я Вам сделал, - принц взглянул на хозяина заведения, улыбнувшись.
- Оплаченную на неделю комнату считать? - с такой же улыбкой ответил мужчина. - Бегите, а то кто-то другой Вас опередит, - трактирщик многозначительно взглянул на парочку зашедших мужчин.
- Мне запечённого картофеля, с отбивной, и бокал эля. И с меня должок, - подмигнув хозяину, молвил Стефан, направляясь к столику загадочной дамы.
- Я запомню, - прозвучало ему в след.
В голове роилось множество мыслей, все они были направлены на девушку, взгляд которой уже изучал приближающегося принца. Наследнику трона Фарсал, наконец, удалось как следует рассмотреть свою преследовательницу, в пылу погони было слегка не до этого.

А ты ещё лучше, чем казалось. Такая красивая, такая милая, такая привлекательная и сексуальная, а выбрала путь воина... Почему? Что же скрывается за твоим прекрасным личиком? Кто ты и для чего ты здесь? Враг? Друг?

Мыслей в голове крутилось так много, что последняя, промелькнувшая как-то вскользь, осталась незамеченной.

Будет крайне неудобно, если она узнает меня и снесёт мне голову, прежде чем я представлюсь...

- Добрый вечер. Позволите составить Вам компанию? - ненавязчиво улыбнувшись, спросил принц, глядя в глаза собеседницы.
К счастью, ему не пришлось долго ждать ответа. Положительного ответа.
- Благодарю, - брюнет сел на предложенное место, окинув взглядом зал. - Сегодня просто посреди города убили самого известного местного торговца и вельможу, а они все сидят здесь и пьют, будто ничего и не случилось. Циники, - принц перевёл взгляд на собеседницу, едва заметно улыбнувшись. - Простите, не представился. Я Стефан. Сам из Афин, здесь проездом, навещаю старых друзей, - бедняжку Ветия уже навестил. - А что Вас привело сюда? Не сочтите за навязчивость, просто я впервые вижу, чтобы столь красивая девушка путешествовала в одиночку.

+1

6

Дочь трактирщика довольно быстро оказалась возле столика за которым устроилась Микаэла, кружка свежего пенистого Эля опустилась перед ней.
- А это от меня - улыбнулась девушка, поставив сырную тарелочку возле напитка. - Сложный день? - поинтересовалась она.
- Я хотела помочь вашему городу, но кажется мое вмешательство лишь в очередной раз доказало мне, что ни стоило - с сожалением выдохнула девушка - Тебя зовет отец, не стоит заставлять клиентов ждать своих заказов. Аэлита кивнула и поспешила за работу, а Микаэла тем временем сделала один глубокий глоток пенистого напитка. Почему Эль? Воительница редко предпочитала подобный напиток, но сегодня он был как нельзя кстати, потому как по вкусу был сродни той самой горечи, что комом стояла в горле. Казалось весь мир шепчет ей, что она несет лишь смерть, и не важно каким способом, держит ли дочь Ареса в руках меч, или же просто стоит рядом. Ветий. Этот зажиточный и хамоватый толстосумочник заслуживал смерти, и в глубине души воительница бы с удовольствием перерезала ему горло, чтобы тот поплатился за свои деяния, но это в ней шептало зло, та самая тьма с которой ей предстоит еще не один раз встретится лицом к лицу. Рука девушки машинально коснулась запястья на котором красовался подарок отца, к ее радости в нем не было никакого заряда, а это значит лишь одно, Вдохновение спит. Но, что случится когда заряд будет полностью собран? Или частично? Не является ли подарок бога войны ключом к освобождению тьмы? А может теперь когда запястье воительницы украшено столь редким браслетом, снять который не под силу никому, ведь эта волшебная и на вид изящная штуковина въелась в кожу, став еще одной татуировкой на теле, еще одной ниткой связывающую ее с отцом, который при любой удобной возможности сможет контролировать ее.

От одной этой мысли Мику передернуло. Еще ни разу она не пользовалась этим подарком, и боялась как огня. Теперь доставая свой меч, испытывая ярость и азарт сражений, проливая капли крови, магический браслет будет собирать силу, а после... Чуть мотнув головой дочь королевы воинов постаралась выкинуть все мысли прочь, однако пальцы осторожно водили по узорам изящного украшения, чувствую какую опасность оно в себе несет, как для нее, так и для окружающих.

А ты ещё лучше, чем казалось. - пронеслось в ее мыслях, однако явно голос был не Вдохновения.
- М - чуть прищурив взгляд, Микаэла неторопливо стала поднимать глаза в зал, в поисках того, кому принадлежат эти мысли.
Такая красивая, такая милая, такая привлекательная и сексуальная, а выбрала путь воина... Почему? - продолжала слышать она, а после голубые глаза нашли хозяина приятных слов и ненужный вопросов. Это был мужчина, высокого роста, с выправленной осанкой, чисто одет и кажется, он направляется именно к ее столику.
Что же скрывается за твоим прекрасным личиком? Кто ты и для чего ты здесь? Враг? Друг?Будет крайне неудобно, если она узнает меня и снесёт мне голову, прежде чем я представлюсь...
- О, да мы вероятно знакомы... - подумала она, когда молодой человек оказался возле ее столика.

- Добрый вечер. Позволите составить Вам компанию? - спросил незнакомец глядя в голубые глаза дочери войны, которая в свою очередь, после мимолетной паузы, указала рукой на свободный стул напротив - добрый, я не против - отозвалась она, все еще пристально наблюдая за незнакомцем, и пытаясь найти ответы в себе на те мысли, что случайно стали ей известны. - Благодарю. Сегодня просто посреди города убили самого известного местного торговца и вельможу, а они все сидят здесь и пьют, будто ничего и не случилось. Циники
- Ничего удивительного, большинство из этих людей давно мечтали о смерти того, кто усложняет им жизнь
- Простите, не представился. Я Стефан. Сам из Афин, здесь проездом, навещаю старых друзей - представился мужчина, а следом мысленно продолжил свою фразу о друзьях - бедняжку Ветия уже навестил.
- Микаэла - представилась она в ответ, улыбнувшись краешком губы.

Девушку заинтересовал Стефан, потому как на первый взгляд казался весьма открытым, однако его мысли были очень интересными.
- А что Вас привело сюда? Не сочтите за навязчивость, просто я впервые вижу, чтобы столь красивая девушка путешествовала в одиночку.
- Мой конь - серьезно ответила она, выдержав пару секунд на ее лице появилась широкая улыбка - нет, серьезно, я не собиралась в город, но поспорить с моим другом не возможно. Упрямый. И думаю можно на ты - она вновь сделала глоток Эля, а затем положила в рот кусочек сыра. - Угощайся. Значит навещал друзей, Ветий был одним из них ?Или ты просто печешься о судьбах тех, кого убили вместо того, чтобы наказать клеткой?  - поинтересовалась она, чтобы хоть немного уладить в голове мысли Стефана и его слова, произнесенный вслух.
А пока Стефан думал об ответе, Мика с интересом продолжала изучать его. Манера вести беседу, уверенности, то, как он держится во время разговора, взгляд....именно на нем девушка и заострила внимание, и именно взгляд показался ей знакомым. Но где, где она могла его видеть?

Отредактировано Mikaela (2016-01-16 12:15:39)

+1

7

Как часто мы слышим о справедливости...? Постоянно. "Справедливость восторжествует". "Зло будет наказано". "Его поступки ему зачтутся". "Добр будь и добром это вернётся тебе, ибо жизнь справедлива". "Ничто не останется безнаказанным". И так далее. Ещё с детства многих из нас учат тому, что за всё в этой жизни придётся ответить, что никакое зло не останется незамеченным и ненаказанным, а никакое добро не будет лишено награды. Какой циничный обман... Сперва в это верят все, но потом жизнь начинает давать свои уроки. Кто-то способен сделать из них выводы, а кто-то лишь проигнорирует, питаясь пустой надеждой и наивными детскими сказками. А таких большинство. Они молча стоят, смотря в спину обидчику, а в их головах всё одна и та же мысль: "Справедливость ещё восторжествует, жизнь его накажет". Чёрт, как же это глупо... Для всех, кто верит в подобные бредни, у меня есть одна очень неприятная и жестокая, но правдивая новость. Так вот, справедливости нет. Она умерла. Она сдохла в момент появления первого человека. Кто-то захочет возразить, приводя конкретные примеры, но уж поверьте - это так. Все эти герои, борцы за справедливость, народные мстители, из числа которых и сам Стефан, - это всего лишь плоды её агонии. Они пытаются дать справедливости вторую жизнь, но бесполезно. Это лишь оттягивает неизбежное. Уйдут они, появятся их последователи. Потом последователи их последователей, но со временем их будет всё меньше и меньше, пока это число не достигнет нуля. Общество, которое мы строим, уничтожит их. Пройдёт ещё много лет, и уже человечество окажется на грани смерти, давясь последствиями своих поступков и корчась в предсмертной агонии. Тогда люди вновь вспомнят о справедливости. И везде вы будете слышать одно и то же: "Где же справедливость?". "Почему жизнь так жестока?". Их руки вновь потянутся к небесам, с мольбой и проклятиями в сторону Немезиды и Фемиды, но уже будет слишком поздно. Казалось, конец пути - это место, в котором ты можешь подвести итоги, сделать выводы о пройденном пути, но человечества это понятие касается слабо. Даже на смертном одре люди будут кричать, что справедливости, в которую они так верили, нет, не понимая, что они сами же её и убили, ибо мало верить в Фемиду, нужно следовать ей. Смертные так и не признают, что в их бедах виновны не боги, а они сами. Арес, Локи, Сет, Баал, Сохмет, Абаддон, Чернобог - да, они зло, но, как не странно, их создают сами люди, все они лишь воплощение человеческих пороков, отражение человеческого общества, и чем оно чернее, тем они сильнее.

Теоретически, смертные всё ещё могут избежать неизбежного, но на деле это невозможно, так как путь лишь один - измениться. А люди не хотят меняться, такова их природа. Лишь отдельные личности, количество которых очень мало, способны переосмыслить себя, переродиться заново, да и то под давлением невероятно сильных обстоятельств. Стефан знал это из собственного опыта. Судьба заставила его стать другим, дав очень простой выбор - умереть или стать другим человеком. Он выбрал второе. А кто бы выбрал первое, спросите вы? Большинство, как не странно. Ничтожно малое количество людей будет способно принять такое же решение, как Стефан, перенести всё то же самое, что перенёс он. Это дар, крайне редкий дар. Принц прекрасно понимает это, поэтому он сам, как и Немезида, не даёт второго шанса. За годы, проведенные на острове, он успел прекрасно познакомиться со всеми убийцами, ворами, пиратами, контрабандистами и прочими отбросами общества, дабы быть уверенным, что такие люди уж точно не изменяться. Посему у тех, кто попал в его список, лишь одна дорога - к Аиду. Разумеется, однажды найдётся и тот, кто отправит туда же самого наследника трона Фарсал, но он не боится Селесты. Он должен был умереть ещё 8 лет назад, не считая каждый день на острове, так чего ему страшиться сейчас?

Принц был уверен, что он прекрасно знает людей, отлично разбирается в них. Ему было достаточно взгляда и нескольких слов, дабы понять, кто перед ним. До этого момента. Стефан смотрел на прекрасную воительницу, но ответов в его голове не прибавлялось. Лишь вопросы. Она не была похожа ни на кого из тех, с кем он встречался в жизни. Чего стоил лишь один взгляд... Это немного пугало, но больше привлекало, тянуло, манило и захватывало. Принц поймал себя на мысли, что не отпустит её, пока не узнает, кто она и откуда. И почему сделала такой выбор.
- Ничего удивительного, большинство из этих людей давно мечтали о смерти того, кто усложняет им жизнь.
"Приму это, как комплимент. Воплощать в жизнь чужие мечты - чем не благородное предназначение?" - пронеслось в голове. Но девушка, вероятно, не разделяла желания большинства местных жителей. Здесь Стефан, наконец, смог увидеть в её глазах первые подсказки. Она, кажется, была недовольна подобным исходом, ибо, очевидно, намеревалась всего лишь упрятать его за решетку, считая, что это выход.

Так правильно и так наивно... Но это, увы, не работает, не в этой жизни. Я пробовал. В Греции проще посадить бедного фермера, укравшего у соседа одну свеклу с огорода, нежели Ветия, убившего и обокравшего десятки таких фермеров, но с карманами, набитыми золотом. Жизнь несправедлива. А когда спит Фемида, приходит время Немезиды. Хочешь искоренить зло - действуй его же методами. Жестоко, но эффективно.

Принцу бы хотелось озвучить свои мысли вслух, но навряд собеседница разделила бы его взгляды, да и подобное заявление мгновенно выдавало его, а он вовсе не планировал быть разоблачённым.
- Микаэла.
- Очень приятно, Микаэла.
Ответ девушки на следующий вопрос заставил Стефана улыбнуться.
- Мой конь, - уверенно ответила Мика, затем также улыбнулась. - Нет, серьезно, я не собиралась в город, но поспорить с моим другом не возможно. Упрямый. И думаю можно на ты.
- Да, с ними такое бывает, - брюнет добродушно улыбнулся. - Но поверь, они очень умны и иногда лучше нас знают, что нам нужно.
А вот дальше разговор скользнул в очень неудобное для принца русло.
- Значит навещал друзей, Ветий был одним из них? Или ты просто печешься о судьбах тех, кого убили вместо того, чтобы наказать клеткой?

Надеюсь, это просто вопрос и она так меня и не узнала. Но, впрочем, и не из такого выбирались.

- Скорее, второе, - Стефан удобнее устроился на стуле. - Я не был знаком с Ветием лично, лишь слышал о нём. Сплетни - вещь невероятная. Можно угостить кого-то в таверне, а за беседой узнать, сколько монет Дориус должен  Тэрону, когда вышла замуж Мелина и кто из гостей заведения спит с чужой женой, - улыбка вновь украсила лицо принца Фарсал. - Признаться, я не услышал и слова хорошего о Ветие. Все, как один, толковали о том, как он грабит город, как убивает неугодных, и что он метит на трон правителя. Похоже, он был очень нехорошим человеком, но убить его, вместо того, чтобы бросить за решетку... Разве это метод? - Стефан слегка помотал головой. - Нет, не думаю. Чем тогда убийца Ветия будет лучше него? Его самого стоит поймать и в темницу усадить.

О боги... Какой же я циник. Ещё и сам себе приговор выношу... Просто предел мечтаний.

В этот момент к столу подошла Аэлита, принеся заказ Стефана. Принц поблагодарил её, собственноручно снимая с подноса тарелку и бокал эля, после чего поспешил задержать девушку, прежде чем она удалилась.
- Подожди. Держи, - парень вытянул из кармана парочку монет, протягивая их девушке. - Быстрее, пока отец не видит, - он бросил взгляд в сторону стойки трактирщика, после чего подмигнул Аэлите, улыбнувшись. - И ни слова ему. Хорошо?
- Хорошо, - девушка улыбнулась в ответ, взяв монеты и удалившись.
Стефан сделал глоток напитка, после чего вновь обратился к Микаэле:
- Я видел, как ты сопровождала Ветия к суду. В броне, с мечом наперевес, - принц не сводил глаз со своей собеседницы. - Помогаешь правителю навести порядок? - но это был не единственный вопрос, ответ на который наследник трона Фарсал хотел услышать. - И вообще, что тебя побудило взять в руки меч? Это ведь, как не крути, не женское дело. Женщина должна быть красивой, воспитывать детей, хранить домашний очаг, а кровь на войне пусть мужчины проливают, - принц говорил осторожно, стараясь никоим образом не оскорбить собеседницу. Ему, почему-то, казалось, что он, наконец, нашел родственную душу в этом мире, способную понять его. - Прости меня, я не хочу показаться навязчивым, но уж больно мне интересно. За свою недолгую и скучную жизнь я не повстречал ни одну женщину-воина. Мне доводилось, конечно, слышать о валькириях, амазонках, знаменитой Зене, но сидеть за одним столиком с такой дамой в таверне - это впервые, - Стефан добродушно улыбнулся. - Это твой личный выбор, или жизнь заставила пойти таким путём? - спросил брюнет, в следующее мгновение поспешив добавить: - Не хочешь - можешь не рассказывать, ведь кто я такой, чтобы душу передо мной изливать...?

Отредактировано Stefan (2016-01-23 19:16:13)

+1

8

"Приму это, как комплимент. Воплощать в жизнь чужие мечты - чем не благородное предназначение?"
- Что? - правая бровь молчаливо изогнулась, но девушка молчала, засыпать вопросами брюнета не лучший способ, сохранить свои секреты.
Так правильно и так наивно... Но это, увы, не работает, не в этой жизни. Я пробовал. В Греции проще посадить бедного фермера, укравшего у соседа одну свеклу с огорода, нежели Ветия, убившего и обокравшего десятки таких фермеров, но с карманами, набитыми золотом. Жизнь несправедлива. А когда спит Фемида, приходит время Немезиды. Хочешь искоренить зло - действуй его же методами. Жестоко, но эффективно.
- Пожалуй соглашусь с этим. Справедливость штука не простая. - пока девушка слушала мысли Стефана, у нее было время составить кусочки мозаики и разгадать шараду по имени Стефан.
- Так значит это ты бегал от меня по городу - хитро улыбнулась она, молча оценив способности мужчины, понимая причину убийства, которое она все равно не оправдывала.

- Да, с ними такое бывает. Но поверь, они очень умны и иногда лучше нас знают, что нам нужно. - отозвался брюнет, чем вызвал на лице Микаэлы легкую улыбку.
- Согласна
Между тем, мысли Стефана вносили все большую неясность в голове полубогини. Он говорит весьма открыто, однако очевидно не договаривает основное. Легкая задумчивость и очередная мысль нового знакомого, заставила девушка чуть нахмуриться.
Надеюсь, это просто вопрос и она так меня и не узнала. Но, впрочем, и не из такого выбирались.
- О чем это он? - впрочем мужчина поспешил занять девушку ответом, на ее вопрос.
- Скорее, второе.Я не был знаком с Ветием лично, лишь слышал о нём. Сплетни - вещь невероятная. Можно угостить кого-то в таверне, а за беседой узнать, сколько монет Дориус должен  Тэрону, когда вышла замуж Мелина и кто из гостей заведения спит с чужой женой, - улыбнулся он и продолжил  - Признаться, я не услышал и слова хорошего о Ветие. Все, как один, толковали о том, как он грабит город, как убивает неугодных, и что он метит на трон правителя. Похоже, он был очень нехорошим человеком, но убить его, вместо того, чтобы бросить за решетку... Разве это метод? - Стефан слегка помотал головой. - Нет, не думаю. Чем тогда убийца Ветия будет лучше него? Его самого стоит поймать и в темницу усадить.
- Действительно, чем он лучше? - чуть пожала плечами Мика, получая вдогонку следующую порцию мыслей.
- О боги... Какой же я циник. Ещё и сам себе приговор выношу... Просто предел мечтаний.

Стефан отвлекся на дочь трактирщика, что поспешила принести его заказ, а Мика в это время изучала мужчину. Он казался ей таким странным, чужим и в тоже время знакомым. Мужчина был хорош собой, широкие плечи, крепкий торс, который не обязательно было видеть, одно то, как он сидит и ходит уже говорили о многом. Кроме того, в разговоре он осторожно подбирал слова, говорил нужное, вот только мысли были иными.Все это вызывало в девушке интерес.

- Я видел, как ты сопровождала Ветия к суду. В броне, с мечом наперевес. Помогаешь правителю навести порядок?- поинтересовался он.
- Попыталась помощь - ровно ответила девушка, уводя взгляд - очередной раз доказав себе, что лучше не вмешиваться в ход событий. Возможно Ветий был бы жив, не лезь я не в свое дело, но согласись трудно стоять в стороне, когда очевидно, правосудие в этом городе отсутствует - она сделала глоток.- Какой же воин без оружия - улыбнулась она уголком губ.

- ... что тебя побудило взять в руки меч? Это ведь, как не крути, не женское дело. Женщина должна быть красивой, воспитывать детей, хранить домашний очаг, а кровь на войне пусть мужчины проливают - вопрос был интересным. Микаэла к сожалению не выбирала свой путь, это за нее сделала судьба, когда она родилась у королевы воинов от бога войны. Тот еще случай, о котором, кстати Микаэла не любила рассказывать первому встречному. Хоть Стефан и вызывал у нее весьма приятное впечатление, все же девушка настороженно относилась к нему, ее смущали не только мысли, но и нечто, что пока она не могла понять.
Завидев легкое негодование в голубых глаза, мужчина поспешил поправиться: - - Прости меня, я не хочу показаться навязчивым, но уж больно мне интересно. За свою недолгую и скучную жизнь я не повстречал ни одну женщину-воина. Мне доводилось, конечно, слышать о валькириях, амазонках, знаменитой Зене, но сидеть за одним столиком с такой дамой в таверне - это впервые, - упоминание о матери, заставило сердце отозваться сильным ударом. Воспоминания последней встречи все еще бередило душу. Микаэла еще не оправилась от случившегося, а потому Стефан мог заметить и то, как взгляд девушки опустился в стол, в надежде спрятать сожаление и тоску.
- Не хочешь - можешь не рассказывать, ведь кто я такой, чтобы душу передо мной изливать...?- словно бы почувствовал он, состояние дочери войны.

- Порой не мы выбираем судьбу, а она нас - неспешно ответила воительница - если судьба уготовила тебе путь воина, ты станешь им, кем бы не родился, крестьянином,землепашцем, вельможей, принцем. Все приведет к тому, что тебе был уготовано майорами. И нет, я не почитаю богов, но к судьбам отношусь с уважением, ведь как ни крути, от судьбы трудно сбежать - она, наконец вернула взгляд к мужчине напротив. - О Зене слышали многие, как и многие пытались идти по ее стопам, но мало кому удается стать хоть немного похожей на нее. - Микаэла говорила от сердца, - она удивительная женщина.

- Ну....а ты? Кто ты Стефан? Воин? Путешественник? Может быть бард? - за столиком, что находился неподалеку от места где сидела парочка, разносился смех напившихся мужиков. Они то спорили, то стучали кулаками по столу, то смеялись, сотрясая стены таверны. Едва Мика закончила свой вопрос, как с этого самого шумного стола, к столику полетел нож. Пытались ли пьяницы намеренно убить кого-то, или же это вышло случайно Мике было не важно. Благо  лезвие вошло в столешницу, между СТефаном и Микаэлой. Ее глаза сузились.
- Кажется вы что-то потеряли! - холодно проговорила она, привлекая внимание шумных пьяниц.
- Оу, простите голубки, мы не специально - вскинул он руки, ладонями к паре.
Мило улыбнувшись, воительница вытащила нож и  резко метнула его обратно. Пролетев между лицами двух, впечатался в стену,рядом с ухом, того, кто посмел открыть рот. - Больше не теряй
На чем мы остановились? - вернув свое внимание к Стефану, и совершенно не заметив, что лезвие ножа, поранило нежную кожу ладони.

Отредактировано Mikaela (2016-02-05 20:12:29)

0

9

Вам знакомо то чувство, когда Вы очень хотите сказать кому-то правду, но попросту не можете? Если да, то Вы прекрасно поймёте, как сейчас чувствовал себя Стефан. Он никогда не хотел этого, никогда не стремился к этому, но ложь, против воли парня, стала неотъемлемой частью его жизни. На острове учитель не раз говорил ему, что вранье и обман – порождение зла и удел слабых, но в нынешнем мире, медленно скатывающемся в бездну, ложь порой бывает единственной преградой, стоящей между тобой и смертью. Честь нынче не в почёте, так что если ты хочешь выжить в мире гиен – прикинься гиеной. Грязный, но рабочий метод. Не скажешь же ты первому встречному, что ты – принц Фарсал, давно считавшийся погибшим, а в свободное время отправляешь в Тартар всю преступную нечисть, населяющую необъятную Родину. Вот и приходиться жить обманом. От города к городу. Меняются имена, меняются профессии, меняются жизненные истории, меняются маски... Главное в этом деле – не переусердствовать, дабы в один день проснуться утром и не вспомнить, кто ты сегодня – воин, торговец, бард, путешественник, кузнец, пекарь или, может, вообще принц...? С того момента, как сын Никона вернулся в Грецию, он ещё ни разу не использовал своего настоящего имени. До сего момента. Микаэла была первой, кто услышал правду. Стефан даже испытал некое подобие удовольствия, произнося своё настоящее имя. Это был какой-то мгновенный порыв, не имеющий под собой каких-либо логических объяснений. Принцу просто не хотелось врать своей новой знакомой, один взгляд её прекрасных голубых глаз пробудил в его душе доверие, до этого пребывающее в глубоком сне. Но дело было вовсе не в их красоте...
Не смотря на свою молодость, принц повидал в жизни столько всего, что не каждый старик может похвастаться подобными достижениями. Если, конечно, это можно назвать достижениями. Он видел разных людей: и жестоких ублюдков, способных убить собственных родственников за пригоршню монет, и воистину святых, за всю свою жизнь не обидевших и мухи. Первые, в корыстных целях, часто маскируются под вторых, при этом считая, что скорчить доброе и невинное личико будет достаточно, дабы не вызвать подозрений. Характерная ошибка дураков. Сколько масок не натяни на свою рожицу, это не поможет. Знающий человек всегда увидит правду в твоих глазах, ибо они есть зеркалом души, как и говорят люди. Стефан успешно познал эту науку, не без помощи природного дара, разумеется. Порой его посещала мысль, что всё, полученное им от богов, было с расчётом на будущее, специально для той участи, что уготована ему Судьбами. Это заставляло чувствовать себя куклой в чужих руках... Но сейчас не об этом.
В глазах Микаэлы принц увидел то, что раньше ему приходилось видеть лишь один раз – в глазах того молодого парня, что отражался в океанской воде у острова, где он сошел с пиратского корабля. Глаза девушки, казалось, были созданы для того, чтобы в них блестели яркие огоньки, но сейчас они были пустыми и мрачными, отражая глубокую тоску, душевную боль, одиночество, полную разбитость и усталость, перед которой бессилен любой отдых... Всё это было так знакомо самому Стефану, что красавице не смотря на внешнюю маску, не удалось скрыть это от него. Интуиция подсказывала принцу, что Микаэлу жизнь потрепала отнюдь не меньше, чем его. Вполне возможно, что даже куда больше.
– Кто же, если не ты, сможет меня понять? – пронеслась в голове мыслишка. – Уверен, мы с тобой похожи, как никто другой...
Стефан был уверен, что их пути так просто не разойдутся, всё самое интересное только впереди. Возможно, он, наконец, встретил родственную душу в этом убогом, погибающем мире.

– Порой не мы выбираем судьбу, а она нас, – неспешно молвила воительница. – Если судьба уготовила тебе путь воина, ты станешь им, кем бы не родился: крестьянином, землепашцем, вельможей, принцем.
Последнее слово заставило брюнета слегка улыбнуться. Он был полностью согласен с услышанным, ибо Мика, по сути, двумя предложениями описала всю его жизнь. Возможно, и свою тоже.
– И нет, я не почитаю богов, но к судьбам отношусь с уважением, ведь как ни крути, от судьбы трудно сбежать.
– Что правда, то правда, – мысленно согласился Стефан.
К Клото, Лахесис и Атропос принц относился с каким-то подобием благоговения, но, как и Микаэла, он не мог назвать себя почитателем богов. За одним маленьким исключением. И звать это исключение Немезидой. Эта дама была единственной, к кому брюнет обращался с молитвой и чей храм посетил за последние лет десять. И его не покидало ощущения, что она помогает ему ещё с острова.
– О Зене слышали многие, как и многие пытались идти по ее стопам, но мало кому удается стать хоть немного похожей на нее. Она удивительная женщина.
Стефан обратил внимание на то, что его собеседница сказала "похожей". Может, в этом нет никакого подтекста, а может и она сама из числа последователей Зены. Впрочем, это вовсе не важно.
– Ну....а ты? Кто ты, Стефан? Воин? Путешественник? Может быть бард?
А вот и долгожданный вопрос. Кто он? Но принц не успел ни обронить слова, ни мысленно улыбнуться. Их крайне бесцеремонно прервали. Одна громкая компания, явно выделявшаяся на фоне остальных посетителей таверны, ибо шумели они гораздо громче, чем кто-либо другой. Типичная для сего времени компания агрессивных пьяниц. Они, то и дело, размахивали кулаками, "ржали" на всю таверну, перекрывая все прочие звуки, а при этом ещё и ругались. Стефан не обращал на них особого внимания, но они переступили черту. Один из мужиков, сопровождая свой рассказ резкими взмахами рук, запустил свой охотничий нож в их сторону. Принц успел заметить это краем глаза, но, к счастью пьяниц, лезвие не причинило никому вреда. Оно впилось в стол, как раз между Микой и Стефаном. Лучник невольно сжал правую руку в кулак, он медленно повернул голову в сторону, а его взгляд, наполненный далеко не добротой, скользнул по ножу и остановился на компании уж слишком шумных пьяниц. Мелькнуло желание набить парочку лиц. Но Микаэла опередила мужчину.
– Кажется, вы что-то потеряли! – холодно молвила девушка, окинув мужчин таким же взглядом, как Стефан мгновениями раньше.
– Оу, простите голубки, мы не специально, – "извинился" виновник сего происшествия, раскинув руки в стороны.
– Если бы ты сделал это специально, то сейчас бы вытаскивал нож из своей головы, - подумал принц, криво улыбнувшись.
То, что произошло дальше, крайне повеселило наследника трона Фарсал. Микаэла, невозмутимо улыбнувшись, вытащила нож из стола и ловким взмахом руки отправила его назад. Лезвие с силой впечаталось в стену всего за пару сантиметров от лица мужчины.
– Да, тебя лучше не обижать... – пронеслась в голове мыслишка.
– Больше не теряй, – а пока бедолага подбирал с пола упавшую челюсть, брюнетка вновь обратилась к улыбающемуся Стефану: – На чем мы остановились?
– На моей скромной личности, – поспешил ответить сын Никона.

– Эх, как бы мне хотелось рассказать тебе правду... Но не получится. Может, как-то в другой раз.
Но и выдумывать себе новую жизненную историю лучник не стал. Он решил взять за основу свою настоящую историю, но заменить большинство событий на, так сказать, похожие. Это было рискованно, по правде. Если Микаэла слышала историю, которая приключилась с правителем Фарсал и его сыном, то она могла провести параллели и сделать некие выводы. Но это не имело значение. Стефан был уверен, что, даже если она каким-то образом догадается, что маловероятно, то всё равно никому об этом не расскажет. Да и... Чёрт. Вот не хотелось принцу врать ей, просто не хотелось. Он не мог объяснить, почему, но это было не важно. Выбора всё равно нет.
– Воин – это точно не обо мне, – лёгкая улыбка украсила лицо мужчины. – Я даже толком меч в руках не держал, уже не говоря о том, чтобы воевать. Плуг и прочий сельскохозяйственный инструмент – да, но не меч. В барды я гожусь ещё меньше, чем в солдаты. Может, отдельным любителям и понравился бы мой вой, очень отдалённо напоминающий пение, но я в этом сомневаюсь. Талантом к сочинению стихов и рассказов боги меня тоже не одарили, поэтому я не гожусь по всем пунктам. Вот путешественник – это уже куда ближе. Было время, когда я занимался фермерством. Сейчас же я, скорее, странствующий мастер. То там найду роботу, то тут. Что-то починить, что-то смастерить, кому-то по хозяйству помочь. Спрос всегда есть, с голоду не помру, – брюнет слегка помотал головой. – Правда, раньше я никогда не переживал по поводу того, как себя прокормить. Я был богат и ни в чём себе не отказывал. Но, как ты уже знаешь, у Судьбы всегда свои планы, – Стефан не скрыл улыбки. – Так уж и быть, поведаю тебе скучную историю своей жизни. Постарайся не уснуть, пока я тут болтать буду, – лучник сделал глоток напитка. – Так вот, родился я чуть больше двадцати пять лет назад, в Афинах. Семья моя была весьма богатой, мы занимали уютное местечко при дворе. Окруженный любовью, деньгами и девушками, я рос избалованным, непослушным и гулящим мальчиком. Ветер в голове, в общем. Тогда я думал, что так будет всегда. Что деньги никогда не закончатся, а беды никогда не доберутся до меня. Но я был идиотом. Наивным и неопытным дураком. Жизнь наказала меня за это. В один момент не стало отца, – на лице мелькнула грустная улыбка. – Его убили. А дальше рушилось всё. Уютный мирок канул в небытие, а я оказался один на улице. Богатенького мальчишку выкинуло на просторы жестокого мира, где всем плевать, кем он был раньше. Пришлось измениться, чтобы выжить. Стать тем, кем ты никогда раньше не был, – принц сложил руки на столе. – И что-то мне подсказывает, что без помощи я бы не справился. К счастью, проверить эту догадку не удалось. Меня нашел местный мастер, человек с золотыми руками. Он, почему-то, решил, что из меня будут люди и взял к себе. Он тогда, по сути, меня спас. Но в будущем я не раз возвращал ему этот долг.

В голове невольно всплыли воспоминания. Вновь остров напоминал о себе...
Стефан был привязан к какому-то столбу, или дереву, он уже не помнил. Руки связаны, ноги тоже. Шансы сбежать равны нулю. И шансы выжить почти такие же. Это была его ошибка, он слишком загулял в лесу, да ещё и ночью. Самостоятельно разобраться с отрядом убийц не удалось, он отправил к Аиду лишь троих, уже приготовившись следовать за ними. Но всё получилось не так и плохо, раз он всё ещё жив. Хотя, это ещё не факт. Сейчас перед принцем стояли двое высоких мужчин, явно настроенных недружелюбно. Они были вооружены до зубов, один из них даже "обзавелся" луком Стефана.
– Доброе утро, попрыгунчик, – иронически произнёс брюнет со шрамом на лице, при этом вертя в руках кинжал. – Объясняю тебе ситуацию. Ты сейчас говоришь нам, где японец, а мы за это убиваем тебя быстро. Понял?
– Понял, – бросил в ответ принц, с трудом справляясь с ужасной головной болью. – Понял всё, кроме одного. Кто такие "японцы"?
В ответ допросчик лишь улыбнулся. Он сделал шаг вперёд и с размаху ударил принца в живот. Жгучая боль пронеслась по всему телу, от чего Стефан сжал зубы и прикрыл глаза, дабы не вскрикнуть.
– Зараза... Это было больно, – буквально прошипел он. – В следующий раз будь нежнее, пожалуйста. Я же принц, как-никак, – продолжал брюнет. Боль его не пугала, он уже смирился со смертью, собираясь лишь напоследок поиздеваться с этих двух, да ещё и уберечь своего наставника от подобной участи.
– И что же ты здесь делаешь, принц? – издевательски спросил второй убийца. – Отдыхаешь?
– Да, на рыбалку приплыл. Говорят, здесь хорошо клюет, – ответил Стефан, криво улыбнувшись в ответ.
– Слушай сюда, принц, – гневно молвил первый допросчик, приложив к горлу наследника трона Фарсал кинжал. – Я не люблю повторять дважды. Но для тебя сделаю исключение. Где японец?!
– Как я могу сказать тебе где он, если ты так и не объяснил, кто такие японцы? – грек уже мысленно приготовился к следующему удару.
Но это был не удар. Холодное лезвие кинжала прикоснулось к животу. Через мгновение оно медленно вошло в тело. В этот раз Стефан не сдержался, громко вскрикнув от ужасной и жгучей боли, пронзившей плоть. Порез был не очень глубоким, но очень убедительным.
– А, японцы... – принц с трудом заговорил. – Такие узкоглазые и мелкие? Кажись, припоминаю. Вот только на острове я их не видел, – лучник поднял взгляд на своих мучителей, выдавив из себя улыбку. – Да и зачем они вам? Там только кожа да кости, они, наверное, совсем не вкусные.
– Принц и шут в одном лице, – отозвался второй мужчина, подойдя ближе. – А ты интересная личность. Только жаль, что у нас нет времени.
В следующую секунду он забрал кинжал у своего коллеги и с силой вогнал его в левое плечо Стефана. Крик сына Никона разнёсся по округе, согнав с дерева неподалёку стаю птиц. В этот раз боль была запредельной, она буквально затмевала разум. Кроме этого было ещё одно ощущение. Как кровь медленно потекла по телу тёплым ручейком...
– Не стоит играть с нами, понял??! – прокричал кто-то из мужчин, наверное тот, что со шрамом. – Отвечай, когда тебя спрашивают! Ещё раз! Где...
Но он не договорил. Затуманенным взглядом Стефан успел заметить, как в затылок мужчины буквально впечаталась стрела, от чего тот мгновенно повалился на землю. Его спутника, вероятно, ждала такая же судьба. Прежде чем потерять сознание, принц ещё успел упрекнуть своего наставника, а это, несомненно, был он:
– А раньше никак нельзя было?

Волна воспоминаний кое-как утонула в сознании, возвращая брюнета к реальности. Он прикоснулся к левому плечу, а в голове пролетела мыслишка:
– Столько времени прошло, а боль в плече так полностью и не ушла...
К счастью, поток воспоминаний был быстрым и молчал мужчина всего пару секунд. Он сделал глоток напитка, продолжив свой рассказ:
– В общем, пять лет я учился под его руководством, а потом наши пути разошлись. Он пошел своей дорогой, я – своей. С тех пор и путешествую по городам, кое-как на жизнь зарабатываю. И, признаться, мне это нравится. Новые знакомства, новые люди, новые города, новые пейзажи. Глядишь, когда-то и повстречаю свою судьбу, уготованную мне Мойрами, – в этот момент взгляд Стефана упал на руку Микаэлы. – Знаешь, лезвие судьбы ранит остро, но и лезвие кинжала способно причинить вред, если повести себя с ним неосторожно... – принц аккуратно потянулся рукой к ладони Микаэлы, слегка прикоснувшись к ней и указывая воительнице на кровь, выступившую на нежной коже. Странно, что она даже не заметила этого. – И кстати, ты мне должна одну историю.

Отредактировано Stefan (2016-03-13 01:49:33)

+2

10

Как часто мы задумываемся о нашей жизни? О прошлом, настоящем, будущем ? Одни живут лишь воспоминаниями, другие от рассвета нового дня до его заката, третьи планируют свою жизнь, грезят и мечтают о том, что предстоит. К какому типу относилась дочь войны? С улыбкой она часто вспоминала уроки Барки и то, как он отчаянно пытался воспитать в ней леди, а приемная дочь то и дело, рвала прелестные наряды в схватках с деревенскими мальчишками, настоящее пугало ее, потому как "Вдохновение" найдет момент и обязательно вновь попытается добиться своих целей, будущее, о каком будущем может идти речь, если ты едва ли не панически боишься настоящего? Мика жила минутами, не изменяя себе и искренне пытаясь делать вид, что ее жизнь ничем особенным не отличается от жизни других людей. Но это было ложью, откровенной ложью самой себе. И как это было не печально, так было легче ей самой.

Стефан сидевший напротив нее, показался ей загадочным, его ответы догоняли мысли и не все из них вторили тому, что мужчина говорил в слух, а поскольку женщины создания любопытные, девушка не отказывала себе в удовольствии и дальше слушать внутренние рассуждения нового знакомого. На какую-то долю секунды ей показалось, что у Стефана есть свои причины не делиться с ней правдой о жизни, что ж, это его право и лезть в душу девушке совершенно не хотелось. Они знакомы каких-то несколько минут, да и сама дочь королевы воинов не спешила раскрывать душу, да и кто обрадуется от правды. Полукровка, не нормальная, дочь грозы миров, и бога войны, что она может дать миру кроме того, чем была наделена. Хаос, войну, смерть, и бесконечное число невинных, что прольют свою кровь ради защиты или ее победы. Лучше быть одной, как кактус в пустыне.

Разговор зашел о майорах, кто как не они знаю куда ведет дорога каждого из живущих. Но ни одна из этих упрямец никогда не поведает тебе истину открытым текстом, даже при молитве ты можешь рассчитывать лишь на голую кость, которую бросают собакам, лишь бы отстали, загадку, которую разгадать поможет лишь время.

Кто же, если не ты, сможет меня понять? – вновь размышлял мужчина – Уверен, мы с тобой похожи, как никто другой...
- ....правда? - мысленно спросила она, не отводя взгляда от собеседника. От пристального взгляда брюнетки, не смогла скрыться легкая улыбка, что коснулась его губ, в момент когда девушка произнесла слово "принц", однако же, Микаэла не стала это связывать со Стефаном, ведь само слово, может у многих вызвать улыбку, кто из крестьян не мечтает о подобной жизни, пожалуй каждый второй оставил бы родную пахоту и сменил соломенную подстилку на пуховые подушки.

Когда же разговор зашел дальше, мужчина согласился с высказывание дочери Зены о богах и о своем отношении к ним, впрочем девушка немного слукавила, умолчав, что имеет непосредственное отношение к бессмертным, а точнее самое прямое. А когда разговор вскользь коснулся ее матери то Мика с трудом сдержала эмоции, слишком живы еще те раны, которые принесло ее путешествие в Стимфал. О, нет, воспоминания были не все столь печальными, в эти дни было множестве прекрасного и невероятного. Один король воров чего стоил. На лице девушки скользнула легкая улыбка, когда в памяти всплыл его беззаботный образ. Галантный, красивый, не скуп на комплименты и безумно находчивый мужчина. Его идея с воздушными мешками над городом, что потушили большую часть огня была великолепна, Вдохновение не оценила, а вот Микаэла с удовольствием вспоминает разочарование темной стороны, когда наполненные водой мешки лопались над очагами возгорания.
- Надеюсь у тебя все в порядке вор - подумалось ей, однако сейчас ее внимание все было направленно к мужчине напротив. Задав свой вопрос девушка надеялась получить ответ, вот только нож, прилетевший с соседнего стола прервал разговор пары, заставив обоих обратить внимание на шумную компанию, а когда виновник извинился, до ее "ушей" вновь донеслась мысль Стефана : - – Если бы ты сделал это специально, то сейчас бы вытаскивал нож из своей головы
- Как минимум - лишь добавила девушка, сверкнув глазами в сторону неловкого верзилы, а затем вернула ему нож, заставив тот впечататься в стену рядом с его головой. Если не дурак, поймет, подобный жест был предупреждающим, да и фраза которую произнесла Мика тоже говорила о том, чтобы подобного больше не повторилось. Уж она то не промажет.
– Да, тебя лучше не обижать...
- меня вообще лучше обходить стороной, особенно таким как они - сама того не понимая, вслух произнесла девушка, а затем словно бы ничего подобного не случилось, принялась слушать рассказ Стефана.

– Воин – это точно не обо мне. Я даже толком меч в руках не держал, уже не говоря о том, чтобы воевать. Плуг и прочий сельскохозяйственный инструмент – да, но не меч. В барды я гожусь ещё меньше, чем в солдаты. Может, отдельным любителям и понравился бы мой вой, очень отдалённо напоминающий пение, но я в этом сомневаюсь. Талантом к сочинению стихов и рассказов боги меня тоже не одарили, поэтому я не гожусь по всем пунктам. Вот путешественник – это уже куда ближе. Было время, когда я занимался фермерством. Сейчас же я, скорее, странствующий мастер. То там найду роботу, то тут. Что-то починить, что-то смастерить, кому-то по хозяйству помочь. Спрос всегда есть, с голоду не помру
- А ты самокритичный - улыбнулась она, и продолжила слушать.
– Правда, раньше я никогда не переживал по поводу того, как себя прокормить. Я был богат и ни в чём себе не отказывал. Но, как ты уже знаешь, у Судьбы всегда свои планы, – улыбнулся он, и то, что говорил мужчина казалось правдой, в его глазах не было блеска который часто бывает у обманщиков, что прикидываются вельможами ради женщин, нет, в его глаза был иной блеск, такой с которым обычно вспоминают прошлое, которое весьма приятное – Так уж и быть, поведаю тебе скучную историю своей жизни.
- О не переживай, уверенна у тебя интересная жизнь - улыбнулась она во все 32 зуба. - в которой полно интересных событий о которых не всегда хочется вспоминать - подумала Мика, относя эту фразу скорее к себе самой чем к Стефану.
Постарайся не уснуть, пока я тут болтать буду - с этой фразой, девушка оперлась локтями о столешницу, сложила пальцы в замочек и уложила на них подбородок, уставившись голубыми глазами на мужчину.

– Так вот, родился я чуть больше двадцати пять лет назад, в Афинах. Семья моя была весьма богатой, мы занимали уютное местечко при дворе. Окруженный любовью, деньгами и девушками, я рос избалованным, непослушным и гулящим мальчиком. Ветер в голове, в общем. Тогда я думал, что так будет всегда. Что деньги никогда не закончатся, а беды никогда не доберутся до меня. Но я был идиотом. Наивным и неопытным дураком. Жизнь наказала меня за это. В один момент не стало отца, - начал он, а Мика внимательно слушала, пытаясь разглядеть в его глазах ту самую жизнь о которой рассказывал Стефан. Удивительно, как могут выдавать глаза правду и ложь, но далеко не все могут заметить это. Люди скрывающие себя настоящего под масками надуманности ради спасения собственной души, как правило весьма талантливы, и распознать в их взгляде обман весьма не просто. Микаэле помогала ее способность, помимо мыслей она всегда внимательно смотрела в глаза собеседника и частенько ей удавалось поймать искры, что скрыты в глубине зрачков, когда речь идет о реальных событиях они становятся заметны, а когда человек обманывает, то внутри глухая темнота, не подкрепленная даже малым свечением, ибо придуманные истории никогда не вызовут настоящих чувств и эмоций. Ты можешь улыбаться, но твой взгляд будет пустым, потому как в память не воспроизведет милые сердцу картинки или те, что цепляют до глубины души, вызывая прозрачные слезы.
- Не удивительно, что у тебя было много поклонниц - с улыбкой отозвалась девушка, а после расцепила руки и облокотилась о спинку стула. Ее тонкие пальчики обхватили кружку, из которой брюнетка сделала неторопливый глоток, явно наслаждаясь вкусом напитка.  Стефан был хорош собой, умен, красив, интеллигентен и оказывается богат, когда-то, но если дочери войны богатство было не главным, то для многих женщин это был весьма привлекательный фактор, сложив все воедино мы получаем идеального, завидного жениха, для любой из прелестниц, вот только сам Стефан видимо предпочитал краткосрочные отношения, любовные утехи, вместо высоких чувств. Да чего уж там, Микаэла была из того сорта женщин которые не искали любви, не искали чувств, ей это было не нужно. Война и любовь вещи трудно совместимые, прибавим к этому второе "Я" девушки, которое мягко говоря пугало не только ее саму, но и олимпийцев и получаем идеальную даму для вечного одиночества. Хотя вниманием девушка не была обделена, среди тех, кто ощутил на своих губах вкус терпкого поцелуя полукровки был сам Тор - бог грома, впрочем о последнем Мика до сих пор не знала, да и не важно это было. Минутная слабость, что принесла удовольствие им обоим, а после развела по разным дорогам, во избежании чего-то большего, чем простая симпатия и влечение.

– Его убили. - продолжал Стефан.
- Мне жаль, прости, что заставила тебя вспоминать ... - с сожалением проговорила она, ощущая неловкость. О смерти близких говорить всегда трудно, и пожалуй слова мужчины вновь напомнили ей о том, что спит внутри нее.
-  А дальше рушилось всё. Уютный мирок канул в небытие, а я оказался один на улице. Богатенького мальчишку выкинуло на просторы жестокого мира, где всем плевать, кем он был раньше. Пришлось измениться, чтобы выжить. Стать тем, кем ты никогда раньше не был,
- Но ты не сломался, и в этом твоя сила Стефан - мимолетно произнесла она. - а я наверное никогда не смогу себя простить за то, что натворила.... - тяжелый выдох сопроводил возникшие мысли.
– И что-то мне подсказывает, что без помощи я бы не справился. К счастью, проверить эту догадку не удалось. Меня нашел местный мастер, человек с золотыми руками. Он, почему-то, решил, что из меня будут люди и взял к себе. Он тогда, по сути, меня спас. Но в будущем я не раз возвращал ему этот долг. - закончил новый знакомый, а после словно провалился в воспоминания, остановив свой рассказ на несколько секунд, после который очередная мысль в его голове, вновь была услышана Микой. – Столько времени прошло, а боль в плече так полностью и не ушла...
– В общем, пять лет я учился под его руководством, а потом наши пути разошлись. Он пошел своей дорогой, я – своей. С тех пор и путешествую по городам, кое-как на жизнь зарабатываю. И, признаться, мне это нравится. Новые знакомства, новые люди, новые города, новые пейзажи. Глядишь, когда-то и повстречаю свою судьбу, уготованную мне Мойрами - Стефан продолжал свой рассказ, отметая мысли и воспоминания, а закончив фразу опустил взгляд к руке девушки. - Главное, чтобы твоей судьбой не было скитание по миру - отозвалась она - без дома, без семьи, в вечных поисках своего места...это не просто - вздохнула дочь Зены, снова говоря о себе в слух, впрочем этой же можно было отнести и к мужчине напротив.
– Знаешь, лезвие судьбы ранит остро, но и лезвие кинжала способно причинить вред, если повести себя с ним неосторожно... - осторожно потянувшись к руке полубогини, Стефан заметил, как с ладони, скромно сочиться алая кровь. Лезвие ножа, которое по неосторожности прилетело в их столик, и которое Мика отправила его владельцу, все же порезало кожу.
- Оу - неловко произнесла она, чуть вздрогнув, когда мужские теплые руки коснулись ее. Микаэла и правда совершенно не заметила это царапины, а теперь эта незначительная ранка, могла вылиться в большую проблему. Улыбка с ее лица в миг сошла, а в голубых глазах мелькнуло беспокойство.
- .... черт- выругалась она про себя, понимая, что рана вот вот затянется, а объяснить Стефану, как случился этот чудо фокус она пока не может. Да и вообще, нужно ли ему знать о том, кто она на самом деле. Иногда незнание лучший способ уберечь невинных.
– И кстати, ты мне должна одну историю. - его голос вернул девушку в реальность, она сжала ладонь.
- Царапина, заживет, как на собаке - отшутилась она.- Историю? Из меня не важный рассказчик, но одна история у меня все же есть - она загадочно улыбнулась, в голове всплыли все мысли Стефана с самого начала их знакомства, и за то время пока они сидели трапезничали, кое-что Мика успела понять. - Сегодня, возле здания суда, я отчаянно пыталась наказать одного скупого бандита, что посчитал нормой проявлять жестокость к слабым. Это было бы моей платой за доброту людей, что дали мне кров над головой и пищу, после долгого путешествия. И вот, когда суд начался, я была уверенна, что этот скользкий слизняк сядет за решетку, однако этого не случилось. К сожалению, люди в этом городе падки на деньги не меньше, чем Ветий на гадости.  - Мика говорила совершенно спокойно, и легко, словно бы рассказывала эту историю давнему знакомому, - моему разочарованию не было предела, когда суд признал его не виновным и освободил из под стражи. А когда мы вышли на улицу, этот прохиндей позволил себе пару колкостей в мой адрес, пригрозив расплатой - дочь Зены чуть прищурила глаза, не отводя взгляда от Стефана - но в следующий же миг в его голову прилетела стрела, забрав его жизнь - она вновь замолчала, наблюдая за реакцией мужчины, и продолжила - представь только, для того, чтобы стрела вошла в голову, необходимо приличное расстояние, крепкий лук, и твердая рука, что выпустит стрелу в цель не дрогнув, ведь малейшая ошибка и боюсь не сносить мне головы. Явно профессионал работал, но интересно другое... я погналась за убийцей, его лицо скрывал плотный капюшон, он двигался весьма точно, признаюсь я с большим трудом успевала, но в какой-то момент наши взгляды с ним пересеклись   - Мика вновь замолчала, внимательно смотря в глаза принца, - Интересно, как много могут рассказать глаза верно? В глазах лучника было много всего, что так мне знакомо, однако его взгляд был не злой, а даже напротив, возможно слегка обеспокоенный моей настойчивостью, но - она чуть выставила указательный палец на миг - тогда я подумала, что обязательно отыщу этого ловкача и задам главный вопрос, зачем он убил  Ветия? Да , признаюсь он мерзавец тот еще и немало крови попил у местных жителей, но не сами ли они довели до этого ? И так ли он заслуживал смерти? - Микаэла замолчала, а после чуть потянулась к мужчине - Я запомнила взгляд лучника, и не применено отыщу его - девушка вновь откинулась назад, с неподдельным интересом смотря на принца. - , и что-то подсказывает мне, это случится еще до рассвета

+2

11

Всю свою жизнь люди пребывают в погоне за счастьем. Кто же не хочет быть счастливым? У каждого из нас есть свои критерии, которые определяют значение этого популярного, но не простого слова. Кому-то для счастья достаточно хорошей погоды за окном и здоровья в теле, кто-то находит его в кругу своей семьи, своих самых близких людей, рядом с которыми ему весь мир кажется прекрасным, кому-то другому для душевного удовлетворения нужна власть и уважение, а бывают и такие, кому доставляет удовольствие боль других... Как не крути, все они ищут своё счастье. По-своему. И Стефан не стал исключением из общего списка.
Ещё с малых лет, только ознакомившись с понятием счастья, принц мог бы назвать себя счастливым. У него было всё, о чём только мечтать можно. С самого малого возраста его окружала любовь, забота, деньги, власть, популярность, девушки... Пожалуй, донимала лишь обязательная и скучная наука. А ещё отец, с его вечным желанием приобщить сына к делам государственным. Впрочем, с годами жизнь юного наследника трона становилась всё лучше и лучше. Тогда он не забивал себе голову никакими философскими мыслями, не задумывался о том, как живут другие, да и что вообще происходит в этом мире. Он лишь веселился целыми днями. И он был счастлив. Разумеется, в тот час Стефан понимал суть счастья совсем не так, как сейчас, но это отнюдь не мешало ему радоваться жизни. До поры до времени.
После того, как погиб отец, как вся жизнь перевернулась с ног до головы, после тех пяти ужасных лет на острове, все жизненные взгляды принца навсегда изменились. То, что когда-то было для него самым важным, теперь потеряло какую-либо ценность. Деньги, популярность, положение в обществе, власть – всё это стало ничем. Мусором. Пустым местом. Судьба показала Стефану, с детства привыкшему к комфорту, обеспеченности и живущему в его иллюзорном уютном мирке, как на самом деле жестока и несправедлива эта жизнь. Увидев обе стороны медали, пережив всё это на собственной шкуре, принц уже не мог остаться верным былым идеалам. Приняв всё то, что случилось с ним, как высшую волю Судеб, он начал свой новый путь, вплоть до того, что остался мёртвым для всех своих родственников, в частности для матери... Стефан посвятил свою жизнь борьбе с преступностью и восстановлению справедливости. Ради этого он принёс в жертву самое дорогое, что у него было. Он отказался от собственного счастья, ради счастья других. Ведь кто знает, сколько жизней и сколько судеб невинных людей он может спасти одним выстрелом из лука, одной маленькой путёвкой в Тартар, выписанной наглому нарушителю законов общества. Грязная работа, но её результаты стоят затраченных трудов. Но, не смотря на столь благородную жертву, в глубине души принц желал найти частицу блаженства и для самого себя. Хоть бы маленькую.
Сейчас, сидя в таверне со своей новой знакомой, Стефан чувствовал себя очень хорошо. До счастья далеко, конечно, но первые звоночки... Ему было приятно общество Микаэлы, рядом с ней на душе было как-то легко, уютно и комфортно. Это общение, пусть и построенное на лжи, доставляло принцу немало удовольствия. Он бы с радостью просидел здесь хоть целую ночь, просто болтая ни о чём с прекрасной воительницей. Знакомы они, если можно так сказать, всего несколько мгновений, но брюнету было так приятно находится в компании девушки, что отпускать её уже не хотелось. Он не мог объяснить это чувство, с ним такое было впервые. Это завораживало и пугало одновременно.
– Меня вообще лучше обходить стороной, особенно таким как они.
– Будто мысли читаешь... – пронеслось в голове Стефана, но он не придал никакого значения этой невероятной догадке, ибо уж слишком фантастично она звучала. Наверное, девушка попросту констатировала факт, вложив в него ещё некое подобие предупреждения. Неужели на случай, если принц вздумает её обидеть? Впрочем, он не стал развивать подобные мысли, предавшись своему рассказу.
Мика слушала сына Никона так внимательно, будто пыталась раскусить, где он обманывает, а где говорит правду. Это, по правде, было отнюдь не странным, ведь едва ли стоит рассчитывать на правду из уст случайного знакомого, которого знаешь всего минут десять.
– А ты самокритичный, – бросила комментарий девушка, выслушивая вступительную часть истории.
Стефан в ответ лишь чуток улыбнулся. Да, самокритичность была одним из его "грешков", если можно так сказать. Принц всегда был недоволен собой, в разумных границах, разумеется. Он очень придирчиво рассматривал и анализировал свои ошибки, мысленно разбирал каждый момент, где он мог сделать что-то не так, дабы в будущем не допустить промашки в ответственный секунду, ведь ценой может быть его жизнь, да и жизнь других людей. Постоянные практики и тренировки, бесконечное самосовершенствование и обучение... Идеалу нет предела, но к нему нужно стремиться. Всегда.
– О, не переживай, уверенна у тебя интересная жизнь, – молвила Микаэла, пользуясь небольшой паузой в рассказе.
– Интересная – это не то слово. Было в ней и хорошее, но в основном лишь то, о чём и вспоминать не хочется... – с грустью подумал Стефан, слегка вздохнув. Действительно приятные моменты своей жизни он мог бы сосчитать на пальцах, а вот остальные....
– Не удивительно, что у тебя было много поклонниц.
И вновь Мика попала в точку. Молодой и красивый принц не мог остаться без внимания со стороны представительниц прекрасного пола. Они бегали за ним толпами, куда бы он не пошел. Некоторые из-за красоты и обаяния принца, но большинство из вполне понятных соображений, ведь какая мамочка не желает, чтобы её дочь вышла замуж и в будущем стала королевой? В общем, отбоя от девушек не было, да и юноша королевских кровей не отказывал им во внимании. Отдельные, особо смекалистые, матушки пристраивали своих ненаглядных красавиц к принцу ещё с самого детства, желая как можно сильнее сблизить их с наследником трона. Наверное, они очень огорчились, когда Стефан исчез. Такого зятя упустили, айайай.
Когда рассказ дошел до момента смерти отца, Мика с сожалением попросила прощение за то, что заставила брюнета вспоминать, но тот лишь грустно улыбнулся, бросив в ответ:
– Не стоит, всё в порядке.
Боль уже успела погаснуть в душе, но изредка, всё же, напоминала о себе, ложась тяжелым весом на сердце. Стефан не раз думал о том, что, будь он лучшим сыном, этого могло бы не произойти, но здравый смысл подсказывал, что никто в этом мире от подобного не застрахован. У Судьбы всегда свой план.
– Главное, чтобы твоей судьбой не было скитание по миру, – отозвалась Микаэла по окончанию истории лучника. – Без дома, без семьи, в вечных поисках своего места...это не просто.
– Ты так говоришь, будто это твоя судьба, – подумал Стефан, в голос же не обронив и слова.
В следующее мгновение принц заметил порез на руке девушки, из которого сочилась кровь. Она, как настоящий воин, вовсе не обратила внимание на эту царапину, но принц, как настоящий аристократ и джентльмен, попросту не мог сделать вид, что не заметил этого, поэтому он указал девушке на её "боевое ранение", при этом аккуратно прикоснувшись к её руке. От этого лёгкого прикосновения по телу пробежала приятная дрожь. Разумеется, это было вовсе не обязательно, но...
– Царапина, заживет, как на собаке, – брюнетка, вполне ожидаемо, не предала значение мелкому порезу. Да и причин волноваться не было, по правде.
Теперь же пришло время Микаэлы делиться своей жизненной историей. Стефан, на время позабыв о пище, удобно устроился на стуле, с нетерпением ожидая, что же поведает ему прекрасная воительница.
– Историю? Из меня не важный рассказчик, но одна история у меня все же есть, – девушка загадочно улыбнулась.
– Я буду рад любому рассказу, – довольно ответил лучник, предвкушая что-то интересное, но даже не подозревая, насколько...
– Сегодня, возле здания суда, я отчаянно пыталась наказать одного скупого бандита, что посчитал нормой проявлять жестокость к слабым. Это было бы моей платой за доброту людей, что дали мне кров над головой и пищу, после долгого путешествия...
– Нет-нет, это же не то, о чём я думаю..? – мысленно спросил себя Стефан, всё ещё надеясь, что история не касается его. Впрочем, с каждым словом надежда всё таяла и таяла...
– Моему разочарованию не было предела, когда суд признал его не виновным и освободил из под стражи. А когда мы вышли на улицу, этот прохиндей позволил себе пару колкостей в мой адрес, пригрозив расплатой, но в следующий же миг в его голову прилетела стрела, забрав его жизнь...
– Она знает...
Теперь сомнений уже не было, а последняя мизерная надежда исчезла. К чему тогда была вся эта игра? Неужели ей так хотелось услышать его ложь, его выдуманную, пусть и основанную на правде, жизненную историю? На душе стало как-то неприятно, а улыбка всё ещё украшала лицо, но это уже была грустная улыбка побеждённого. Оставалось лишь ждать, что же дальше.
– Представь только, для того, чтобы стрела вошла в голову, необходимо приличное расстояние, крепкий лук, и твердая рука, что выпустит стрелу в цель не дрогнув, ведь малейшая ошибка и боюсь не сносить мне головы. Явно профессионал работал, но интересно другое...
– Благодарю за комплимент, – пронеслась в голове мыслишка.
– Я погналась за убийцей, его лицо скрывал плотный капюшон, он двигался весьма точно, признаюсь я с большим трудом успевала, но в какой-то момент наши взгляды с ним пересеклись.
Стефан помнил тот момент. Он как раз развернулся, дабы спугнуть преследовательницу выстрелом из лука, ибо эта погоня уже затянулась и с ней стоило завязывать. Тогда пересеклись взгляды стража закона и убийцы, которого она преследовала. Момент не из приятнейших, если, разумеется, не считать красоту и гипнотичность тех глаз, в которые тогда заглянул принц, и в которые он продолжал смотреть сейчас. Брюнет не отводил взгляда от девушки, будто давая ей возможность лучше его рассмотреть и убедиться, что она не ошиблась.
– Интересно, как много могут рассказать глаза верно? В глазах лучника было много всего, что так мне знакомо, однако его взгляд был не злой, а даже напротив, возможно слегка обеспокоенный моей настойчивостью, но – она чуть выставила указательный палец на миг – тогда я подумала, что обязательно отыщу этого ловкача и задам главный вопрос, зачем он убил Ветия? Да, признаюсь он мерзавец тот еще и немало крови попил у местных жителей, но не сами ли они довели до этого ? И так ли он заслуживал смерти?
– Всего один вопрос? А я ждал допроса с пристрастием и суда. Ну хоть я не злой, уже приятно, – пролетела ироническая мыслишка.
Тем не менее, Стефан был уверен, что ни к каким судам это не дойдёт. Пусть Мика и не разделяла его взгляды и методы, но уж точно не упрячет его за решетку из-за убийства Ветия. Скорее всего. Наверное.
– Я запомнила взгляд лучника, и непременно отыщу его - девушка вновь откинулась назад, с неподдельным интересом смотря на принца.– И что-то подсказывает мне, это случится еще до рассвета.
– Значит, теперь играем по твоим правилам... Как скажешь, – подумал Стефан, слегка вздохнув.
– А я в этом уверен, – ответил лучник, приятно улыбнувшись. – Будь я на его месте, я бы непременно отыскал такую красавицу, особенно учитывая то, что она прям сама бегала за мной по улицам. Или не убегал бы вообще, – улыбка на лице стала куда шире, а глаза "прилипли" к глазам Микаэлы. Принц уже не намеревался скрывать правду от девушки, это было что-то вроде лирического отступления, для красоты. После пары секунд молчания его улыбка поникла, лучник слегка наклонил голову и опустил глаза вниз. Сделав глубокий вдох, он обратно поднял взгляд на девушку и произнёс на выдохе: – Ладно, сдаюсь. Ты меня поймала, – он чуть улыбнулся, наклонился вперёд и, оперевшись локтями на стол, сложил руки у подбородка и продолжил, понизив тон, дабы никто уж точно не мог их слышать: – Прости, я не хотел врать тебе. Правда. Но не мог же я подойти и сказать: Привет, это я, – следующие два слова он почти прошептал: – убил Ветия и убегал от тебя по всему городу. Я подозревал, что ты меня узнаешь. Взгляд действительно многое способен рассказать. Это была моя ошибка, – лучник сделал короткую паузу, после чего продолжил: – И кстати, спасибо за комплимент в адрес моего мастерства. Это было бы куда приятнее, если бы наша встреча случилась при других обстоятельствах, но и так неплохо, – принц проводил приветливым взглядом Аэлиту, прошедшую рядом с какими-то напитками в руках. – Что же, перейдём к вопросам. Заслужил ли он смерти? Да. По крайней мере, больше чем те, кто, его усилиями, оказался в Тартаре раньше времени. На его руках слишком много крови. А скольких он ещё ограбил? Там очень длинный список, уверяю тебя. Даже хозяин этого заведения платил "налог" его людям, можешь его спросить, – принц недобро усмехнулся, опустив руки и сделав глоток напитка. – Почему я убил его? – Стефан вновь заглянул в глаза Мики, пытаясь читать её эмоции. – Потому, что твой способ решения проблемы не сработал. Я уже планировал оставить Ветия в покое, перейти к его друзьям, но тут узнал, что суд куплен и тюрьма ему не грозит. Это не оставило мне выбора. Позволять этому ублюдку гулять на свободе нельзя было. А когда спит Фемида, приходит время Немезиды,– молвил мужчина, после чего, будто опережая возможную реплику собеседницы, продолжил: – Вот только не надо говорить мне, что убийство – не метод. На самом деле, это единственный метод. Я видел весь этот мир изнутри, всех этих убийц, грабителей, контрабандистов, насильников, пиратов, разбойников. И уж поверь мне, такие люди не меняются. Никогда. Для них есть лишь два пути – решетка и Тартар. Как работает первый, ты уже могла убедиться сегодня, – брюнет слегка улыбнулся. – А сейчас ты хочешь спросить, чем же тогда я лучше преступников, если веду себя, как они? – лицо Стефана мгновенно стало серьезным. – Ничем. Я такой же убийца, как и те, кого я отправляю к Аиду. Разница лишь в том, что они убивают невинных, а я – виновных. В остальном же мы одинаковы. Такова уж моя плата – за эту работу я отдаю собственную душу. Но я сам решил пойти этим путём. Я знал цену, которую придётся за это заплатить, – лучник вновь слегка улыбнулся. – Судьбы дали мне второй шанс и у меня был перед ними должок. Я мог бы выбрать другой путь, но я бы себе этого не простил, не после того, что пережил, – Стефан на секунду умолк, после чего протянул руки вперёд к Мике, добавив: – Если хочешь, можешь прямо сейчас отвести меня в суд. Я не буду сопротивляться, обещаю.
Принц внимательно смотрел на свою спутницу, ожидая её действий.

Отредактировано Stefan (2016-04-01 00:29:32)

+3

12

Пара за столиком продолжала вести беседу, слово за словом Микаэла слушала своего собеседника, который не поскупился на мысли, что выдали мужчину с потрохами. Теперь девушка вела свою игру, направленную на то, чтобы Стефан признался в содеянном, чтобы не лгал глядя ей в глаза. Хотя ей ли говорить о лжи? Ведь сама дочь Зены, тщательно скрывает свою принадлежность к богам Олимпа, скрывает кто она есть на самом деле, скрывает от Стефана, что читает его мысли, а ведь он даже рискнул подумать об этом, но не осмелился утвердить догадки, уж слишком невероятно это звучит.
– Будто мысли читаешь... - подумал он, а Мика лишь едва заметно повела бровью.- Ты даже не представляешь на сколько ты прав - безмолвно ответила она, не отводя взгляда от мужчины напротив. Дочь войны внимательно смотрела в его глаза, взгляд Стефана был глубоким, теплым, но вместе с тем, в нем можно было разглядеть то, что большинство людей пытаются скрыть за масками безразличия, отрешенности и холода, боль, тоску, печаль... Врят ли кто-либо мог заметить в этих сияющих зеленых глазах печаль, на первый взгляд лучник кажется совершенно счастливым, но лишь тем, кого рука судьбы погладила против шести, заставив пройти не один круг ада, познать боль и утрату, увидеть смерть и стать ею, могут увидеть истину за сверкающим взглядом, и эта истина будет едва ли не такой же печальной, как ее собственная драма.

– Интересная – это не то слово. Было в ней и хорошее, но в основном лишь то, о чём и вспоминать не хочется... - вновь думал Стефан, и чем дальше, тем мысли его больше походили на мысли Микаэлы. Ей даже стало казаться, что мужчина пережил нечто сродни ее приключениям, однако вероятность подобного настолько мала, что кажется невероятной, и все же, они с лучником были чем-то похожи. Когда же речь зашла о судьбе, Стефан смог уловить, что она говорит о себе, правда не решил произнести это вслух, вновь побаловав дочь войны, мыслями. – Ты так говоришь, будто это твоя судьба,
- Вероятно, я слишком забылась в твоей компании - не отводя взгляда от него, Мика решилась все таки разоблачить искусный обман Стефана, который врятли бы удалось раскрыть без ее способностей, мужчина умел скрывать правду, и все же...

Едва речь зашла о суде, где Микаэла пыталась привлечь к ответственности зажиточного негодяя, как Стефан напрягся, нет не внешне, мысленно.
– Нет-нет, это же не то, о чём я думаю..?
- Именно красавчик, сейчас посмотрим, каков ты на самом деле - улыбнулась она, продолжив аккуратно давить на правду, однако все еще не бросая в лицо очевидные факты. Ей хотелось, чтобы Стефан сам признался ей в том, что утром именно его рука отправила Ветия к дяде Аиду.
– Она знает...
- Какой догадливый, продолжим.. - девушка похвалила умение лучника, ведь для подобных вещей, просто необходимо быть мастером своего дела, и не каждый лучник может так стрелять. Она слышала об Одиссее и его удивительном луке, что с одного выстрела мог поразить троих разом, но даже он не мог похвастаться таким мастерством, одного оружия мало, здесь нужно нечто большее, и это большее было у Стефана.
– Благодарю за комплимент - неслышно поблагодарил он девушку, за похвалу.– Всего один вопрос? А я ждал допроса с пристрастием и суда. Ну хоть я не злой, уже приятно - иронично усмехнулся он на следующую фразу Мики, а когда рассказ был закончен и она, в победном жесте откинулась на спинку стула, смотря на мужчину с ожиданием, его голову посетила очередная мысль.
– Значит, теперь играем по твоим правилам... Как скажешь
- Сдаешься? - улыбнулась она, застыв в ожидании ответного хода.
– А я в этом уверен. Будь я на его месте, я бы непременно отыскал такую красавицу, особенно учитывая то, что она прям сама бегала за мной по улицам. Или не убегал бы вообще - устремив свой взгляд в голубые глазами Микаэлы. Это было похоже на поединок, у которого не будет побежденных, обе стороны находились на одном берегу правды, разделяло их только отношение к выбранному способу наказания. Пара секунд молчания, и с лица Стефана сошла улыбка. – Ладно, сдаюсь. Ты меня поймала, - признался, наконец он, чем вызвал улыбку на алых губах девушки. Мужчина подался чуть вперед, опираясь о стол локтями, и продолжил :  – Прости, я не хотел врать тебе. Правда. Но не мог же я подойти и сказать: Привет, это я,.. убил Ветия и убегал от тебя по всему городу. Я подозревал, что ты меня узнаешь. Взгляд действительно многое способен рассказать. Это была моя ошибка. И кстати, спасибо за комплимент в адрес моего мастерства. Это было бы куда приятнее, если бы наша встреча случилась при других обстоятельствах, но и так неплохо.  - что ж она добилась признания лучника, и что теперь ей с этим делать? Возможно будь на месте Микаэлы, кто-то другой то, действительно задался бы этим вопросом, но девушка точно знала, как ей быть в данной ситуации. Она не перебивала Стефана, слушала каждое слово, а мягкая улыбка не покидала ее лица.
- Пожалуйста - отозвалась воительница.

– Что же, перейдём к вопросам. Заслужил ли он смерти? Да. По крайней мере, больше чем те, кто, его усилиями, оказался в Тартаре раньше времени. На его руках слишком много крови. А скольких он ещё ограбил? Там очень длинный список, уверяю тебя. Даже хозяин этого заведения платил "налог" его людям, можешь его спросить - он продолжил, и чем больше новый знакомый говорил тем больше Мика уходила в себя. А сколько крови на ее руках!? Если бы Стефан узнал, кто сидит перед ним, то скорее всего молча бы покинул столик, не пожелав больше видеть Микаэлу, и это было бы его право. Сколько жизней она отняла? Сколько сыновей Стимфала погибли, отчаянно сражаясь за свои семьи и свой дом? Сколько? .... Тяжелый груз, надавил на горло, заставив Мику молчать. Смеет ли она судить Стефана за правосудие над Ветием, если собственные руки испачканы кровью невинных людей.
– Почему я убил его?
- Подожди - попыталась она остановить лучника в своих объяснениях, но слово было настолько тихим, что растворилось в шуме таверны так и не долетев до адресата.
– Потому, что твой способ решения проблемы не сработал. Я уже планировал оставить Ветия в покое, перейти к его друзьям, но тут узнал, что суд куплен и тюрьма ему не грозит. Это не оставило мне выбора. Позволять этому ублюдку гулять на свободе нельзя было. А когда спит Фемида, приходит время Немезиды - он говорил о справедливости, своей справедливости, и Мика соглашалась с каждым его словом, однако внутри нее нарастало нечто, и это нечто было нагнетенным комом больных воспоминаний. – Вот только не надо говорить мне, что убийство – не метод. На самом деле, это единственный метод. Я видел весь этот мир изнутри, всех этих убийц, грабителей, контрабандистов, насильников, пиратов, разбойников. И уж поверь мне, такие люди не меняются. Никогда. Для них есть лишь два пути – решетка и Тартар. Как работает первый, ты уже могла убедиться сегодня, - он улыбнулся, а голубые глаза практически утратили свет. - Поверь это не самое худшее, что тебе довелось встретить  - внезапно произнесла она вслух, хотя предпочла бы просто подумать.
– А сейчас ты хочешь спросить, чем же тогда я лучше преступников, если веду себя, как они?  Ничем. Я такой же убийца, как и те, кого я отправляю к Аиду. - серьезно закончил он - Разница лишь в том, что они убивают невинных, а я – виновных. В остальном же мы одинаковы. Такова уж моя плата – за эту работу я отдаю собственную душу. Но я сам решил пойти этим путём. Я знал цену, которую придётся за это заплатить. Судьбы дали мне второй шанс и у меня был перед ними должок. Я мог бы выбрать другой путь, но я бы себе этого не простил, не после того, что пережил
- Если ты платишь душой за убийства, чем платить мне, если моя душа испачкана самой тьмой - девушка на глазах теряла свет своих глаз, что медленно наполнялись болью, болью от собственных деяний, которым нет прощения. Стефан замолчал, а после протянул обе руки вперед – Если хочешь, можешь прямо сейчас отвести меня в суд. Я не буду сопротивляться, обещаю. Жест Стефана заставил девушку, выпрямится в спине.

- В суд ? Нет - чувства неловкости ее накрыло с головой, а чувство вины, практически сдавило горло. - Я не вправе осуждать твои действия, и методы. - девушка устало выдохнула, отводя взгляд в сторону - Ветий...он был моим шансом на искупление... - приоткрыла она занавесу тайны. - Если бы мне удалось помочь этим людям, без крови, то возможно я смогла бы найти себе оправдание за поступки, о которых лучше не говорить вслух - наконец, подняв взгляд в глаза Стефана, Микаэла вздохнула с сожалением. - Прости, что заставила тебя признаться, и, твои руки довели до конца то, что мои едва не испортили. Ветия все равно бы отпустили, и жителям этого города не стало бы легче, а так - она обвела взглядом народ таверны - у них появится шанс, и надежда, а она как известно дама серьезная - Мика выдавила из себя улыбку, потому как воспоминания из головы не выкинешь и уличив Стефана во лжи, она сама поняла, что не лучше его, ведь даже сейчас девушка скрывала правду от него о том, кто она, что она, и насколько опасно может быть даже находятся рядом с ней.

Двери таверны открылись впуская представителей городской стражи, это не могло ускользнуть от внимания голубоглазой воительницы, однако ни один мускул на ее теле не дрогнул, когда те суровым взглядом сканировали посетителей таверны, а после задержали взгляд именно на ней. Микаэла была уверена этот квартет пришел по ее душу, впрочем она готова заплатить за свои поступки. Стражи порядка неторопливым шагом направились точно к столу за которым сидела парочка, а за их спинам прятался какой-то худощавый паренек.
- Простите - извинились мужчины - этот парень утверждает, что видел вас в Стимфале несколько дней назад
Взгляд воительницы, неторопливо скользнул по трясущемуся от страха юноши.
- Возможно - сухо отозвалась девушка, не собираясь отрицать.
- Он выдвинул против Вас обвинения, а утром вы были замечены в компании ныне убиенного Ветия, который был сыном Пирей. Боюсь Вам придется пройти с нами мисс - серьезно проговорил стражник.
- Чудовище.. ... чудовище... - бормотал юноша за спинами охраны со страхом в глазах смотря на дочь войны.
- Позвольте мне закончить разговор и попрощаться - Микаэла не стала отрицать ничего, потому что каким не был бы повод их появления здесь, она достойна умереть за свои деяния, возможно пришло время ответить за свои проступки, прежде чем осуждать других. Стража не стала давить на воительницу, впечатленные рассказом пришедшего из Стимфала юноши, они не желали конфликтовать с особой, что сожгла пол города, и поубивала невинных людей, просто ради забавы. Вооруженный квартет отошел к входным дверям, ожидая, когда их пленница закончит свой разговор с мужчиной.

- Стефан прости, я ... - нужных слов девушка не могла найти, ей было стыдно смотреть лучнику в глаза, и совершенно не хотелось признаваться в том, что она натворила, ведь для этого придется выложить все карты на стол. - Спасибо тебе за честность, но -  метнув взгляд к выходу - я должна пойти с ними - с сожалением закончила Микаэла, поднимаясь со стула.- Была рада знакомству - легкая улыбка коснулась ее лица, и она протянула руку Стефану, чтобы пожать на прощание, потому что, судя по лицам стажей порядков, рассвет она уже может и не встретить. - Надеюсь с твоей помощью мир станет лучше

Отредактировано Mikaela (2016-04-06 22:12:46)

+1

13

Нет, она этого не сделает. Не упрячет его за решетку. Это было чересчур очевидным, чтобы допускать подобные мысли. Впрочем, Стефан и не допускал. Ни на секунду. Его слова преследовали совсем другую цель. И Мика это знала. По крайней мере, должна была. А как же иначе, ведь эти двое были слишком похожими друг на друга, чтобы допускать подобные недопонимания. Две одиноких души, ставшие жертвами своенравной Судьбы… Глядя на брюнетку, Стефан видел себя. Она такой же воин, борющийся за свою справедливость, в её глазах та же усталость, боль и тоска, которые сжимают и сердце лучника. Очевидно, что каждый из них прошел через свой Тартар, что оставило свой след на их душах, что изменило их раз и навсегда, сделав белыми воронами для общества. И пусть обычным людям их и не понять, но для общения друг с другом им, кажется, не нужно даже слов, ибо достаточно лишь взгляда. Неужели это и есть те самые родственные души?
Стефан слегка улыбнулся от последней мысли. Надо же, как всё ловко повернулось…

На удивление мягкая ткань, ранее бывшая куском добротной рубашки, коснулась руки, заставив рану вспыхнуть новой волной боли. Но для принца подобное уже не было чем-то страшным, поэтому он лишь слегка скривился. Схватка прошла не так гладко, как хотелось бы. Шальной клинок всё же задел правую руку, одарив парня нешуточным порезом. Впрочем, за время пребывания на острове он столько всего перенёс, что это просто детские игрушки. Рядом у костра сидел уставший мастер. Японец усердно пытался починить цепочку от амулета. Это восточное украшение всегда висело у него на шее, но в пылу прошедшей схватки было разорвано. Может, один из убийц дёрнул её, или мужчина сам зацепился за что-то. Стефан не видел, как это случилось, уж слишком он был занят одним недоброжелателем с топором. Но удивило принца то, что учитель уделил этому делу всё своё внимание, позабыв о собственном ранении, пусть оно и не было серьёзным.
– Он так Вам дорог? – прервал тишину сын Никона, при этом не прекращая свои манипуляции с перевязкой ранения, то и дело помогая себе зубами.
Японец на время отвлёкся от "ремонтных работ", подняв глаза на принца. После пары секунд молчания он прошелся взглядом по ранению Стефана, молвив с долей издевки:
– Был бы ты повнимательнее в бою, сейчас бы не зализывал раны.
– Это подарок? – даже не обратив внимание на колкое замечание, задал следующий вопрос принц.
Может, ранее учитель и проигнорировал бы услышанное, но сейчас шел уже четвёртый год на этом острове, медленно превращая обычные отношения учитель-ученик в дружеские. Душевные разговоры уже стали не такой и большой редкостью, поэтому Стефан рассчитывал добиться от своего учителя ещё одной истории, на которые его голова была явно не бедна. Жизнь потрепала бедолагу, что уж говорить…
– Да. Это память, – прозвучало в ответ.
– Как её звали? – осторожно спросил принц.
По тону мастера он уже окончательно уловил, о чём идёт речь. Так говорят только об очень близких людях. Ответ прозвучал не сразу. Японец медленно перебирал в руках амулет, после чего опять поднял взгляд на парня.
– Хитоми, – он грустно улыбнулся.
Стефан даже не шевелился, дабы случайным жестом ничего не испортить. Он так и замер на моменте завязывания узла. Тем временем учитель уселся поудобнее, а его глаза оставили принца в покое, устремившись куда-то в лесные хащи.
– Я встретил её, когда мне было двадцать четыре года, – после длительной паузы начал японец. – Она была так прекрасна, что и словами не описать. Уже через десять минут общения я знал, что она станет моей женой. И я не ошибся. Вскоре так и случилось. Но, как ты однажды сказал, у Судьбы на всё свои планы. Мы и года не провели вместе, как страшная болезнь забрала её у меня… Амулет – всё, что у меня осталось от неё.
– Мне очень жаль… – с неподдельной искренностью ответил Стефан, уже намереваясь извиняться за поднятую тему, но не успел.
– Мне тоже, – продолжил учитель. – Я любил её больше жизни. Мы были не просто парой, мы были действительно родственными душами… – он бросил мимолётный взгляд на принца, после чего сосредоточил своё внимание на костре.
Сердце брюнета ответило на эти слова лёгкой болью. Это была боль воспоминаний...
– Мой отец говорил то же самое о матери, – вздохнув, сказал он, наконец завершив свои манипуляции с перевязкой. Ткань местами уже слегка покраснела, но что поделать, если альтернатив нет?
– Многие народы верят, – продолжил японец, – что бог, или боги, создавая человека, разделяют его душу на две части, то бишь мужчину и женщину, после чего разбрасывают их по миру. А потом они должны встретиться и слиться воедино. Но это не совсем так, – мастер поднял одну из небольших сухих веток для подпитки костра. Повернувшись лицом к принцу, он разломал её на две части. – Знаешь, что происходит с душами, когда они попадают в наш мир? Что делает с ними жизнь?
– Калечит, – не задумываясь, ответил принц, наблюдая за манипуляциями учителя.
– Верно, – ответил тот, после чего отломал от одной половины ветки маленький кусочек, а от другой – отрубил кинжалом. – Каждого по-своему. – После этого он попытался вновь соединить две половины ветки, но они явно не подходили друг другу. – Вот видишь, что произошло? Две части одного целого уже не подходят друг другу, ибо каждой из них мир коснулся иначе, – спокойно продолжил мастер.
Отложив в сторону ту половину ветки, от которой он отломил кусочек, японец взял другую ветку и повторил свои манипуляции, в итоге одержав две половинки, одна из которых была отрезана кинжалом, а другая просто надломлена. Дальше он поднял половинку первой ветки, надрезанную ножом, и такую же половину от второй. Он сложил их вместе и они идеально подошли друг другу.
– Понимаешь? – спросил учитель, улыбнувшись. – Настоящие родственные души не те, кто изначально были одним целым, а те, над кем жизнь одинаково поиздевалась, – ветки мгновенно полетели в костёр. – Когда-то и ты встретишь свою вторую половину. Ты её ни с кем не спутаешь, ибо в ней ты увидишь себя. Разумеется, в более привлекательном обличии… – улыбнулся японец, сжав амулет в руке, поднявшись на ноги и наконец обратив внимание на своё ранение.
– Этого ещё не хватало… – шуточно ответил Стефан, улыбнувшись в ответ. – Мало одного придурка в семье…

Сейчас же, смотря на Микаэлу, принц думал совсем иначе… Пусть он фактически ничего о ней и не знал, но в душе было чувство, будто знакомы они уже очень давно, и брюнет поймал себя на мысли, что он многое готов отдать, дабы на лице прекрасной воительницы сияла улыбка, а не выражение боли, застывшее в глазах. И сомнений уже почти не осталось – она именно та, о ком и говорил мудрый учитель. В конце-концов, богини Судьбы свели их не просто так. Да ещё и таким интересным образом… За свою недолгую жизнь Стефан уже успел осознать, что эти дамочки обладают весьма своеобразным чувством юмора, но дело своё они знают. Да и не пора бы им выразить благодарность принцу за всю ту грязную работу, которую он выполняет?
– В суд? Нет. Я не вправе осуждать твои действия, и методы, – девушка устало выдохнула, отводя взгляд в сторону. Стефан же довольно улыбнулся, убрав руки назад. – Ветий… Он был моим шансом на искупление… – продолжила Мика. – Если бы мне удалось помочь этим людям, без крови, то возможно я смогла бы найти себе оправдание за поступки, о которых лучше не говорить вслух.
Довольная улыбка исчезла с лица лучника. Похоже, брюнету удалось добиться доли откровения со стороны своей собеседницы. Из слов Микаэлы ему стало ясно, что она является жертвой своего прошлого, что пытается искупить свою вину за то, что когда-то натворила. И, судя по тону и выражению лица, она явно не яблоки у соседей воровала. Впрочем, Стефана это не пугало. Он был уверен, что за его спиной не меньше грехов, о которых также лучше вслух не говорить. Ветий – лишь маленький пунктик в его биографии и одно из множества имён тех, кто, по вине принца Фарсал, больше никогда не увидит солнечного света. Лучник за последние годы уже заработал себе не на один десяток смертных казней, пусть и благими намерениями.
– В этом плане мы уж явно достойны друг друга… – пронеслась в его голове мыслишка.
– Прости, что заставила тебя признаться, и, твои руки довели до конца то, что мои едва не испортили. Ветия все равно бы отпустили, и жителям этого города не стало бы легче, а так – она обвела взглядом народ таверны – у них появится шанс, и надежда, а она, как известно, дама серьезная.
– Одной надежды слишком мало. Будь уверена, я доведу это дело до конца, – мелькнула мысль, но озвучил брюнет совсем другое.
– Тебе не за что извиняться, – спокойно ответил принц. – Ты дала Ветию шанс остаться целым, я же такого шанса давать не планировал, так что тут извинения с меня. Жизнь сделала меня слишком жестоким…
Стефан ещё многое мог сказать, да и хотел, но, видимо, не судилось. Дверь таверны открылась и внутрь вошли вовсе не привычные посетители такого рода заведений. Это была городская стража. Четверо суровых стражников окинули взглядом заведение, вскоре остановившись именно на том столике, где и сидели лучник с воительницей. Наследник трона Фарсал мысленно выругался, наблюдая за приближением вооруженных людей. Было очевидно, что здесь они из-за его собеседницы. Только когда расстояние сократилось до нескольких шагов, брюнет обратил внимание на испуганного бедолагу, что прятался за спинами стражи, что-то шепча при том. А вот Микаэлу, казалось, происходящее вовсе не беспокоило. Она смотрела на незваных гостей спокойным и холодным взглядом, будто уже смирилась с происходящим.
– Простите, – извинились мужчины, – этот парень утверждает, что видел вас в Стимфале несколько дней назад.
– Возможно, – сухо отозвалась девушка, Стефан же попросту наблюдал за ситуацией со стороны. Он слышал обрывками информацию о каком-то побоище в Стимфале, но подробностей не знал.
– Он выдвинул против Вас обвинения, а утром вы были замечены в компании ныне убиенного Ветия, который был сыном Пирей. Боюсь Вам придется пройти с нами, мисс, – серьезно проговорил стражник.
– Чудовище..... Чудовище… – бормотал юноша за спинами охраны со страхом в глазах смотря на Микаэлу.
Взгляд принца также остановился на девушке. Он не мог поверить, что парниша имеет в виду именно её. Неужели это она замешана в том, что там произошло? Да нет, этого попросту не может быть. Но, с другой стороны, она ведь даже и не отрицает… Признаться, Стефан слегка растерялся.
– Позвольте мне закончить разговор и попрощаться, – спокойно молвила Микаэла.
Стража же не стала противиться, спокойно отойдя к двери и позволяя парочке довести беседу до конца. Признаться, весьма благородно с их стороны. Или, может, им просто страшно?
– Стефан прости, я … – похоже, девушка даже не знала, что сказать. – Спасибо тебе за честность, но – её взгляд направился к выходу – я должна пойти с ними, – с нескрываемым сожалением закончила Микаэла, поднимаясь со стула. – Была рада знакомству, – улыбка коснулась ее лица, и она протянула руку Стефану, который тут же пожал её в ответ, тоже поднявшись с места. – Надеюсь с твоей помощью мир станет лучше.
Она прощалась. Прощалась, Аид побери! Нет, ну это просто издевательство… У принца возникло непреодолимое желание сейчас же оказаться рядом с богинями Судьбы и высказать им всё, что он о них думает, ибо это просто идиотизм. Впрочем, не важно. Этому не бывать. Не сегодня. Не с ней. Стефан не позволит этим чинушам и их послушным собакам казнить Мику. Пусть и за дело, плевать. Принц освободит девушку, даже если придётся убить этих стражников. Не для того он её встретил, чтобы потерять в первый же день знакомства.
– И с твоей тоже. Всё будет хорошо. Обещаю, – ответил сын Никона, отпуская воительницу к стражникам, после чего мысленно добавил: – Я тебя вытащу, клянусь.
Не успела компания покинуть заведение, как Стефан уже направился к лестнице. Времени было не слишком много, нужно было успеть одеться, вооружиться и перехватить стражников на пути к суду. Затея была рискованной, но другого варианта действий принц не видел. Освобождение Мики не подлежало обсуждению, тут и думать не о чём. Но всё вновь пошло абсолютно по другому сценарию. Навстречу брюнету вышел трактирщик, жестом остановив его.
– Там люди Ветия, – тихо сказал он, смотря в сторону выхода.
– Что? – не сразу уловив суть реплики, переспросил лучник.
– Люди Ветия ждут на улице. Аэлита видела их там, – уточнил хозяин заведения.
– Это точно?
– Да. Я лично в этом убедился, – он слегка поник. – Она не заслуживает такого…
– Зараза… – сцепив зубы, ответил Стефан, при этом бросив недобрый взгляд в сторону уже закрывшихся дверей. – Не беспокойтесь, с ней всё будет в порядке. Я позабочусь об этом, – он дёрнулся по направлению к выходу.
– Будьте осторожны, они очень опасны, – мужчина на секунду остановил принца, положив руку ему на плечо.
– Уж поверьте, я куда опаснее, – бросил в ответ брюнет, недобро усмехнувшись и направившись к выходу.
По пути, проходя рядом со столиком буйных пьянчуг, ранее доставивших им с Микой дискомфорт в виде ножа, а сейчас бурно обсуждавших произошедшее, Стефан незаметно "одолжил" их кинжал с края стола, который мужчинам, как оказалось, всё же удалось вытащить из стены.
Входная дверь была открыта крайне бесцеремонно. Наследник трона Фарсал попросту сильно толкнул её рукой, при этом, судя по ощущениям и услышанному обрывку ругани, погладив спину задержавшегося стражника, о чём никоим образом не пожалел. Поймав на себе взгляд больше десятка пар недовольных глаз, принц, спрятав руки за спиной, невозмутимо улыбнулся.
– Простите, что вынужден вас разочаровать, господа, но эта дама никуда с вами не пойдёт, – его взгляд на секунду остановился на Мике, после чего вновь принялся контролировать действия стражников и людей Ветия.
– Мы вершим справедливость, Вы не вправе этому препятствовать. Поэтому настоятельно советую Вам не мешать нам, иначе составите ей компанию, – ответил один из стражников, многозначительно положив руку на рукоять оружия.
– С каких пор месть стали называть справедливостью? Неужели с тех самых, как городская стража начала продаваться преступникам за деньги? – спокойно молвил Стефан, усмехнувшись. – Но раз уж вы так хотите отомстить за своего хозяина, то что же вы к бедной девушке прицепились? Убийца вашего любимого Ветия стоит прямо перед вами, – принц развёл руки в стороны, предварительно упрятав кинжал за пояс. – Вперёд.

Отредактировано Stefan (2016-06-16 14:08:29)

+2

14

Испокон веков существовала битва между добром и злом. Одни вели ее открыто на поле боя, доказывая свою правоту пролитой кровью, и кто убивал больше тот и был правым. Другие же находились в борьбе с собой. Сочетая в себе обе стороны монеты, Микаэле приходилось каждый день просыпаться и побеждать саму себя, давить инстинкты завоевательницы, что унаследовала от матери и отца, руководствоваться здравым смыслом и поступать правильно, вопреки своим желаниям. Никто и никогда не спрашивал чего на самом деле нужно девушке, что чувствует она, когда поднимает меч во имя добра и, что когда в ею управляет тьма. С рождения она верила в добро и старалась быть им, но единожды оступившись, обрекла себя на участь до конца своих дней, существовать в войне самой с собой. Находится в постоянных поисках мира для собственной души, и в вечном страхе оступиться, вновь поддаться тьме, что так привлекательна. Кто бы, что не говорил, как бы не прославлял свет и добро, тьма всегда будет маячить на горизонте, с обещаниями легких побед. А ведь, так оно и было на самом деле. Путь добра не прост, каждый раз тебе приходить делать выбор и в большей степени он всегда труден для самой себя, с тьмой проще, она не заставляет тебя беспокоится об окружающих, не вешает на плечи тяжелый груз ответственности за принятое решение, которое в итоге все равно может оказаться не верным, не просит давить свои желания, напротив, побуждает действовать удовлетворяя их. Выбор, выбор, который дочь войны делает каждый день и каждую минуту своей жизни, определяет ее как человека, и как героя. Микаэла выбрала свет, но в глубине души понимала, что тьма ей намного ближе. Вдохновение потому и берет верх, что девушка рождена лишь на половину светлой, другая ее половина полна тьмы, самой ужасной, что когда-либо можно было представить. Так, как же можно нести в мир свет, когда сама находишься в борьбе с тьмой, периодически сдаваясь ей. Парадоксальные вещи, порой кажутся невозможными.

Вот она сидит в таверне глядя в глаза лучнику, что посчитал своим долгом избавить мир от мрази по имени Ветий, и ведь правильно поступил, хоть и убил его, никто не осудит из местных, скорее скажут спасибо, что хоть кто-то взял на себя смелость отправить этого вельможу к Аиду на суд. Видит в его глазах что-то сродни своим искоркам, словно бы он понимает ее и чувствует несмотря на недолгое знакомство. Еще не с кем Микаэла не ощущала ничего подобного, даже мысли Стефана были для нее особенными, потому что раскрывали некоторые секреты мужчины, что подкрепляли ее ощущения. Однако, их время вышло, и теперь дочь королевы воинов должна ответить за свои поступки, в очередной раз сделав выбор в сторону добра, она готова к любому исходу. Решат повесить, что ж поделом, помилуют .... повесят еще один груз на ее шею, и в том и в другом случае, это не вернет тех жизней, что забрала Вдохновение. И возможно, Стефану стоит быть подальше от нее, поскольку не известно, когда Мика вновь проиграет схватку и поддастся своей темной половине.

– И с твоей тоже. Всё будет хорошо. Обещаю, - произнес лучник, смотря в голубые глаза воительницы, что уже поднялась из-за стола. Их взгляды пересеклись, обмениваясь некой грустью и нежеланием расставаться. Ей оставалось лишь улыбнуться новому знакомому и помолиться о том, чтобы его не было рядом когда тьма снова проснется. А зная, как Вдохновение поступает с теми, кто дорог Микаэле, Стефан мог отправится следом за Ветием, а этого нельзя было допустить.
– Я тебя вытащу, клянусь. - последнее, что услышала дочь Зены, когда покидала таверну, были мысли брюнета, и они вновь заставили ее губы растянуться в легкой улыбке, ведь ничего подобного она раньше не слышала. Хотя был в ее жизни один человек, который всегда мог потушить печаль и вызвать улыбку в ее глазах - Автолик. Вор, был для нее дорог, она всегда помнила о нем, однако, врят ли когда-нибудь их теплые дружеские чувства переросли в нечто большее. Он всегда будет видеть в ней лишь добро и свет, но Мике нужен человек способный полюбить не только ее свет, но и понять, принять ее тьму.

Стражники, что явились за воительницей были на удивление сдержанны, но потому ли что боялись, или же была другая причина столь кроткого поведения? Мика покорно следовала в их сопровождении на улицу, пока не поняла, что ведут ее во все не в тюрьму, где бы она ждала суда, нет, ее ведут прямиком в руки людей Ветия, что грозят расправой. Их было не мало, но сражаться Мика не будет, отдавая себя целиком и полностью в распоряжение майор, дочь войны готова была принять любую участь, уготованную сегодняшним вечером.
- Что ж... - она развела руками, смотря на мужчин вокруг себя - если так выглядит ваш суд, можете начинать - спокойно проговорила девушка, даже не дернувшись за мечом, да и не пришлось, ведь за спиной раздался звонкий звук распахивающейся двери.
- Стефан - прошептали ее губы, едва слышно -...
– Простите, что вынужден вас разочаровать, господа, но эта дама никуда с вами не пойдёт, - твердо заявил он, пересекаясь со взглядом воительницы. Ей было приятно, что лучник решил заступиться, но и боязно одновременно, потому как Микаэла не знает в какой момент Вдохновение вновь одержит верх.
– Мы вершим справедливость, Вы не вправе этому препятствовать. Поэтому настоятельно советую Вам не мешать нам, иначе составите ей компанию, - предостерег стражник, открыто показывая, что готов атаковать, если защитник брюнетки не покинет их компанию.
- Не стоит.... - попыталась остановить Стефана, Микаэла, но тот был весьма решительно настроен.
– С каких пор месть стали называть справедливостью? Неужели с тех самых, как городская стража начала продаваться преступникам за деньги? - Мика лишь опустила взгляд, виновато закусив губу до боли, и понимая, что делает Стефан сейчас, не понимала только зачем? Зачем, он вступается за девушку которую знает всего то несколько минут.
– Но раз уж вы так хотите отомстить за своего хозяина, то что же вы к бедной девушке прицепились? Убийца вашего любимого Ветия стоит прямо перед вами, - признался он, разводя руками в стороны - – Вперёд.

Внутри все сжалось, а взгляд голубых глаз вновь обратился к земле, с первым звуком метала, по венам пробежался импульс заставляющий ее вступить в схватку, но вместо этого, она сделала шаг назад, сжимая кулаки до боли в костяшках.
- Нельзя.... - пронеслась в голове мысль - нельзя проливать кровь - машинально касаясь браслета на запястье, но вместе с тем понимая, что шансы не равны. Стефан один, а их много и каждый норовит смертельно ранить. Людская злоба опасна вещь, она туманит рассудок, толкая нас в пропасть из которой выбраться могут лишь избранные. Очередной звук метала, и Мика поднимает взгляд, наблюдая за тем как ловко лучник справляется с людьми Ветия, его удары точны и каждый из них доставляет боль врагу, но все же их больше и драться сразу со всеми совсем непросто. Подушечки пальцев вновь раздались покалыванием, после чего про скользили по рукояти меча, ощущая его смертоносную силу. - Нет
- Ну, что же ты стоишь ? Так и будешь смотреть пока его не убьют? - шептала тьма, подталкивая ее вступить в бой. - - горе воительница, зачем тебе меч, если ты боишься им пользоваться? Так и будешь меня боятся остаток своих дней? Все равно мы одно целое с тобой, и ты знаешь это дорогая
- Я не тьма, я не ты
- Папочка бы с тобой поспорил, да и мать, уверенна скажет тоже самое, прости, но тебе придется принять меня - и в этом она была права. Увидев, как Стефан сражается за нее, она не может стоять в стороне просто наблюдая, до тех пор пока его не ранят или убьют, не может допустить еще одной смерти из-за нее.
Пальцы уверенно обхватили рукоять меча, а следом так же уверенно отпустили его.
- Кровь проливать не буду - дала себе установку Мика, и вступила в бой, отмахиваясь от людей Ветия. Умения ей было не занимать, да и бонус в виде родителей воинов говорил за себя, она была отличным воином, а уж на фоне обычных головорезов выглядела сродни богини, что можно было бы и сказать о лучнике. Схватка была не долгой, пара билась словно два льва, на которых нападает стая гиен, особо не представляя угрозы, они могут нанести подлый удар в спину, потому как у гиен нет кодекса чести, кроме того, что, нападай стаей и бей пока есть возможность.  Мика увернулась от очередного удара, проскользнув под рукой врага. Уверенно обе ладонь девушки обхватила запястье несчастного, а вторая со спины ушла на шею, перекрывая воздух. Девушка ощущала как судорожно начинает дергаться мужчина в ее руках, но хват становился сильнее, вены пульсирующие под ее натиском, и рот, что жадно хватал воздух, все это были звонками смерти, которая вот вот поцелует свою новую жертву.
- Убей его - подначивала тьма, а дочь Ареса вся сильнее сдавливала глотку. Оружие мужчины уже давно выпало из его обессиленных рук, потому как все свои силы он пустил на то, чтобы разжать смертельные объятия красавицы. - Да... пусть он подохнет во славу Ареса
- ...Нет... - пересилила себя девушка, и в следующий же момент разжала руки, выпуская обмякшую жертву. Вот только девушка не учла одно, за ее спиной уже стоял тот, кто отплатит ей за подобное. Резкая боль в плече, на мгновение заставила ее широко распахнуть губы, выпустив слабый стон боли, а после она медленно обернулась, смотря в глаза того, кто так подло нанес удар со спины. О нет, он был не смертельным, но достаточным для того, чтобы у Стефана возникли вопросы. Впрочем, если Мика покинет деревню сразу после схватки и сбежит от лучника у нее будет шанс сохранить свои секреты при себе, но сможет ли.. Лезвие вражеского меча, прошло насквозь, рана глубокая, и потребует не мало сил, а значит у нее не так много времени.
- Надо было убить его, тогда плечо было бы в целости и сохранности
- Замолчи - схватившись за плечо, Мика старалась зажать рану. Взгляд вновь отыскал Стефана, он жив, это главное.

+1

15

Так бывает... Твоя жизнь идёт своим чередом. Может, не так быстро или красиво, как хотелось бы, но стабильно, исправно и по своему маршруту. Всё в ней определено и известно тебе, да и привык ты уже к тому пути, который для себя избрал. Но вдруг на твоей ровной и однообразной дороге оказывается незнакомый человек, который переворачивает всё вверх ногами. Он хватает тебя за руку и тащит куда-то в сторону, чёрт знает куда Ты с ужасом оглядываешься на свой путь, по которому столько времени шагал, тянешь к нему руку, пытаешься вырваться и вновь почувствовать под ногами привычную почву, но не получается... Мимо проносятся чужие деревья, неизвестные персоны, незнакомые пейзажи... Во всём этом хаосе твои глаза таки находят ту дорогу, с которой тебя стащили, и перед тем, как она исчезает за горизонтом, ты бросаешь на неё последний взгляд, полный печали, сожаления да понимания неизбежного. Смирившись со случившемся, наконец поворачиваешь голову вперёд, дабы посмотреть, куда же тебя занесло. И тут твои глаза вылезают на лоб, а челюсть медленно опускается вниз. Человек, притащивший тебя сюда, наконец останавливается и, улыбаясь, даёт тебе возможность осмотреться. Медленно изучая взглядом эту яркую, полную красок и восхитительно красивую новую дорогу, ты понимаешь, какой скучной и невзрачной была твоя маленькая, запыленная тропа... Вокруг поют птицы, в тени деревьев пробегают любопытные звери, а где-то вдали слышен шум океана. Это прекрасно... Тот человек, что ещё несколько секунд назад был тебе чужим и неизвестным, теперь кажется очень близким и знакомым. Он улыбается и протягивает тебе руку, предлагая разделить этот путь. Даже не задумываясь, ты протягиваешь свою в ответ. Пусть тебе и неизвестно, что ждёт вас в конце этой дороги, но вернуться на свою старую тропу и отказать себе в удовольствии пройти этот новый путь до этого самого конца ты больше не в силах.
Впрочем, не всегда этот человек вытаскивает тебя именно на лучший путь... Да и выбор - вернуться или нет - есть далеко не в каждом случае.

Стефану уже однажды довелось пережить подобное. И, к сожалению, это был именно второй случай. У принца был свой путь, весьма уютный, радужный и многообещающий. Там было всё, чего только можно желать. Редкий дурак, или ярый мечтатель, которого влечёт иное, смог бы от него отказаться. Но будущего правителя Фарсал не спрашивали. Его нагло и бесцеремонно вырвали с этой шикарной дороги и притащили на ту мрачную тропу, по которой он и шагает нынче. Теперь его путь усеян не девушками и бесконечными гулянками, а кровью и смертями. Принц-бабник стал убийцей. Солдатом призрачной справедливости и праведной мести... Иногда ему противно от того, к чему скатилась его жизнь, но моментами он напоминает себе о том, что идеалы, за которые он сейчас пачкает свои руки и убивает собственную душу, того стоят. Кровью принц прокладывает путь в лучшие времена, нежели те, что царят в Греции сейчас. И не жалеет об этом. Пусть сейчас его клеймят, пусть ненавидят и считают последним ублюдком, но в будущем ему будут благодарны за то, что он сделал. Оказавшись в конце своего пути, Стефан сможет быть уверенным в том, что ценой своей души он купил лучшую жизнь для очень многих людей. Оно того стоит. Но суждено ли ему дойти до конца именно этой тропой? Навряд, ибо вот за этим последним поворотом на жизненном пути лучника оказался никто иной, как Микаэла. И вот она уже схватила бедолагу за руку и тащит куда-то... Впрочем, Стефан не сопротивляется. Даже не думал об этом. Что-то подсказывает ему, что эта воинственная девушка именно та, кто приведёт его на куда лучший путь, нежели то невзрачное подобие дороги, по которому он шагает сейчас. Ещё несколько минут назад принц ни за что не сказал, что этот "народный мститель" в тёмно-зелёном капюшоне как-то с ним связан, а сейчас он уже сам признаётся в том, что это он... Перед трупами, пожалуй, но всё же. Чёрт, какая же судьба непредсказуемая штука... Но ничего с этим не поделаешь. Так бывает.

За свою недолгую жизнь Стефану пришлось пережить такое множество драк, что ему и не позавидуешь. И без оружия, и с мечами, топорами, кусками толстых веток, смутно похожими на пригодное средство для защиты, да всяким мусором, что мог подвернуться под руку на острове, забитом кровожадными преступниками, но сейчас принц отдал бы многое лишь за то, чтобы в его руках оказался именно лук, а не убогий охотничий кинжал, спрятанный сейчас за поясом. Впрочем, выбирать не приходилось. Не скажешь же ты стражникам подождать, пока ты сбегаешь за луком... Но с ножом их явно не положить, поэтому первым заданием является добыча боеспособного оружия. Наиболее пригодным кандидатом сейчас являлся весьма дорогой на вид, судя именно по рукояти и ножнам, и, вероятно, хорошо выкованный меч, временно пребывающий во владениях весьма важного дяденьки. По тону этого джентльмена можно было решить, что он был тут главным. Или считал себя таковым. Общее впечатление - медленный вояка средних лет, которому давно не приходилось принимать участие в хорошей драке, не считая избиение пьяниц. Стоял он всего за несколько шагов от Стефана, поэтому его уже можно было смело считать постоянным жителем Тартара. Дальше следовало разобраться с мужчиной слева от "важного дяденьки", ибо он был очень даже похож на любителя повоевать, а следовательно - неплохого фехтовальщика. Ну а дальше уже как пойдёт. Относительный план действий был разработан ещё за время чистосердечного признания и, кстати, совсем не учитывал наличие в драке Микаэлы. А с её помощью шансы преодолевали отметку в шестьдесят процентов и медленно двигались к сотне.

Как и ожидалось, заявление Стефана создало временное замешательство в лавах стражников и людей Ветия, чем следовало немедленно воспользоваться. Полагаясь на свою ловкость, скорость и небольшое расстояние, принц правой рукой выхватил из-за пояса кинжал, в пару мгновений добрался "до важного дяденьки", и, прежде чем половина лезвия его меча показалась из ножен, резко полоснул бедолагу кинжалом по горлу, отправив на свидание к Харону. Левая рука брюнета ухватилась за рукоятку меча убиенного им стражника, не только окончательно высвободив оружие из ножен, но и присвоив себе. Обмен вооружением между правой и левой рукой состоялся мгновенно и принц тут же атаковал левого стражника, придерживаясь своего плана. Мужчина уже успел явить миру свой клинок, но это не особо ему помогло. Выдержав пару ударов от принца, вояка повалился за землю, окрашивая её в красный цвет из внушительного пореза у себя на груди. Начало хорошее, но теперь кучка стражников вооружена и полностью готова к бою. Уже будет сложнее...
- Не все сразу, парни. Я один, а вас много, - бросил издевательский комментарий Стефан, криво усмехнувшись.
Быстро найдя взглядом Мику, принц вновь сосредоточил всё своё внимание на наступавших солдатах. К девушке пока никто особо пристального внимания не проявил, но и она не спешила влезать в драку.
- Ну же, красавица. За тебя ведь воюю... - мысленно произнёс брюнет, отбивая первую атаку стражника. - Сейчас погуляем.
Схваткой это можно было назвать только условно, ведь под этим подразумевают более-менее равные силы, а тут у стражников особых шансов не было, даже не смотря на их численное преимущество и тот факт, что Стефан скорее лучник, чем воин ближнего боя. Уверенно отбиваясь от атак нескольких противников, принц помалу сокращал их число. Кто-то был награждён кинжалом в челюсть, кто-то теперь мог похвастаться дырой в животе, а один везунчик отделался лишь сломанным носом и потерей сознания. Пусть живёт. Над головой просвистел ещё один клинок, от которого ловкий сын Никона без труда увернулся, ударом ноги отправив противника на землю. Впрочем, добить его помешали товарищи, накинувшись на Стефана с крайне завидным упорством. Но они ещё не поняли, что теперь их шансы уж точно равны нулю. Микаэла вступила в бой и принц заметил это краем глаза, прежде чем безжалостно вогнать клинок в тело ещё одного бедолаги. Брызги крови уже слегка испачкали рубашку, да и лицо обзавелось несколькими красными пятнами. Видят боги, лучник не хотел этого, но выбора ему не оставили. Он не мог отдать Мику этим убийцам на их "честный суд". Хотя, какое он имеет право рассуждать о суде, если сам убивает людей без каких-либо заседаний и разбирательств? Ладно, не время для философских рассуждений о том, чьи руки более испачканные, сейчас нужно думать о том, как не остаться без головы. Ну вот... Меч одного из стражников слегка задел грудь принца, испортив рубашку и оставив лёгкий порез. Мелочи жизни, но будь атакующий более искусным воином, подобное имело бы куда более страшные последствия. Вот почему не стоит отвлекаться на посторонние мысли во время драки... Отплатив мужчине за это увечье куда более страшным ранением, Стефан ещё более активно принялся разбираться с тем небольшим количеством стражников, что ещё стояли на ногах. Для этого ему понадобилось совсем немного времени. Последний противник повалился на землю со сломанной ногой и раненным плечом. Принц угрожающе навис над стражником (или человеком Ветия, Аид его знает), взглядом окинув его ногу. В глазах мужчины отражался нескрываемый страх перед близкой смертью, но лучник так и не нанёс смертельный удар.
- Через пару месяцев будешь прыгать, как раньше. Но с этим делом лучше завязывай, - бросил напоследок принц.
Спрятав кинжал за пояс и забрав меч, он развернулся и направился к Микаэле.
- Всё в порядке? - спросил лучник у девушки, но ответа не потребовалось...
Под конец схватки он так увлёкся, что не заметил, как брюнетку ранили. Быстро подбежав к Мике, Стефан взглядом оценил состояния плеча. Увиденное не внушало оптимизма.
- Плохо дело... - коротко молвил он, слегка сцепив зубы. - Плохо, но не смертельно. А сейчас нам нужно убираться отсюда, пока остальная стража и люди Ветия не добрались сюда. Тогда лечение ранения уже будет бессмысленным, - принц окинул взглядом улицы, где на шум уже сбежалось немного народу, в том числе из самой таверны, и теперь их взгляды из-за углов были прикованы к парочке. - И побыстрее. Я знаю тут неподалёку хорошее место.
Уговаривать Микаэлу вообще не пришлось, она и сама понимала, что отсюда пора делать ноги, поэтому вскоре парочка оставила любопытных наблюдателей ни с чем, ловко скрывшись в лесу. Благо, никому из мирных жителей не стало ума следить за ними. Лишние жертвы были ни к чему.
Преследуя посланника Ветия, принц заприметил в лесу одно хорошее место, чуток в низине, правда, но отлично скрытое от посторонних глаз. Именно туда он и прокладывал путь, каждые пару секунд бросая обеспокоенный взгляд на Мику, дабы проверить её состояние.
- Прижми ранение крепче, нужно максимально остановить кровотечение, - брюнет изрёк вполне очевидную вещь.
Не смотря на ранение, воительница выглядела вполне хорошо и в его чрезмерной заботе не нуждалась. Впрочем, было очевидно, что с таким образом жизни она с ранениями уже на "ты", как и сам Стефан. Тем не менее, лучник торопился. Лишняя потеря крови и длительное время без перевязки никоим образом не улучшат ситуацию, тут и дураку, не имеющему и капли личного опыта в таком деле, всё ясно. К счастью, выйти на подсмотренное место удалось достаточно быстро. Знакомые очертания зарослей появились слева от беглецов.
- Сюда, - молвил принц, указывая на густые заросли. - Тут есть неприметное место.
Место и вправду оказалось хорошим. Деревья тут были не такие густые, как в остальных частях леса, можно было смело разжечь костёр. Особо примечательным был большой дуб, возле которого и ночь провести не проблема, если в этом будет нужда. Да и заросли со стороны города удобно скрывали от ненужных глаз.
- Садись поудобнее. Костёр подождёт, нужно осмотреть ранение, - обратился к Мике принц, кивнув в сторону дуба.
Дождавшись, пока девушка устроилась, принц вонзил меч, который было не так удобно таскать с собой из-за отсутствия ножен, в землю и присел рядом.
- С твоего позволения. У меня есть кое-какой опыт в этом деле, - коротко молвил Стефан и, не получив возражения, принялся осматривать "плоды трудов" одного из людей Ветия. От прикосновения к нежной коже девушки по телу пробежала лёгкая и неуместная дрожь. - А всё не так плохо, как показалось на первый взгляд, - после нескольких секунд выдал он, крайне осторожно прикасаясь к раненному плечу, дабы не причинять девушке лишнюю боль. - Должно было быть хуже, но, видимо, тебе везёт. Кровотечение небольшое, как для такого глубокого ранения, - наследник трона Фарсал оторвал приличную часть рукава рубашки, крепко прижав его к ранению. - Держи крепко, - "приказал" он Мике, аккуратно положив её свободную руку на часть ткани, после чего поднялся на ноги. - Я быстро, нужно кое-что найти. Перевяжем ранение и всё будет в порядке, обещаю.
Последнее слово было явно лишним, но да ладно... То, что ляпнул, уже назад не заберёшь. Сын Никона очень беспокоился о Микаэле, хоть и фактически её не знал. Он не хотел, чтобы с ней случилось что-то плохое...
Теперь за дело. Стефан, торопясь, искал два растения. Как не смешно, но он даже не знал их названия, лишь внешний вид и целебные свойства. Японец называл их как-то по своему, но в голове принца эти слова не задержались надолго, уж слишком они были сложны. Сок из стеблей и листьев одного растения останавливает кровотечение, обладает противовоспалительным, обеззараживающим и ранозаживляющим действием, учитель банально заливал им ранение, после чего перевязывал. Листья же другого растения растирались, после чего их прикладывали к ранению. Вместе они были куда эффективнее и применялись не при царапинах, а при серьёзных ранениях, как в этом случае. Благо, были они весьма распространёнными, поэтому Стефану понадобилось совсем немного времени, дабы в зарослях вокруг найти эти самые целебные растения. Печально, что большинство греков, как ранее и сам принц, даже не подозревают, какие полезные растения иногда можно найти у себя за домом. Поучились бы у японцев.
Через десяток минут принц был уже рядом с Микаэлой, держа в руках нужные ему растения.
- Хорошо, что вода нам, в принципе, не нужна, а то даже набрать нечем, - Стефан присел рядом с Микой. - Что же ты себя не бережешь, а...? Ладно. Почувствуешь жжение. Сильное, - сказал он, убрав обрывок рубашки, которым была прикрыта рана. - Это поможет остановить кровотечение, избежать воспаления и заражения, - принц принялся разрывать толстые листья растения, выдавливая сок из них на ранение. Управился он очень быстро. - Ещё немного, - очередь дошла до второго растения. Уверенно растирая листья, принц осторожно прикладывал их к ранению. Вскоре нехитрые манипуляции были завершены. - С этим закончили. Это всё, что я могу сделать. Но этого достаточно. Мне приходилось видеть и лечить ранения куда хуже, - молвил принц, мысленно добавив: - Да ещё и на себе.
Теперь рану нужно было перевязать. А она немаленькая, поэтому одного лишь второго рукава будет мало... Вот тот момент, когда следы этих ранений, которые "куда хуже", увидит и Микаэла. Стащив рубашку, при этом оголив торс вместе со всеми его "украшениями" в виде шрамов, лучник, воспользовавшись кинжалом, спрятанным ранее за поясом, разрезал ткань, дабы было удобнее произвести перевязку.
- Осталась самая малость, - молвил он, принявшись за это нехитрое и до боли знакомое занятие. - Немного тебя подлатаем и уже через пару дней вновь будешь мечом размахивать.
Всё будет хорошо.

Отредактировано Stefan (2016-11-04 21:27:34)

+2

16

- А он хорош, не так ли? И мы ему нравимся, хм - шептала тьма, пока Микаэла наблюдала за ходом схватки. Мысли Стефана не были для нее тайной, и вызывали улыбку, однако, на лице она не успела отразиться. От запаха и вида крови, руки вздрагивали моля схватится за меч, собственно этого к счастью не случилось. - Ай да! - ликовало Вдохновение, чьи руки так хотели искупаться во вражеской крови, снова ощутить эту теплую и вязкую жидкость на кончиках пальцев, посмотреть в глаза, которые за секунды теряют свет жизни. Как же упоительно было бы, пролить чужую кровь, но Мика предпочла биться руками, не давая возможности для вздоха Вдохновения, пока не поплатилась за мягкотелость своим плечом, но не ранение ее волновало, а то, что видели голубые глаза перед собой. Мужчина сражался с этим недоумками, проливал их кровь, и едва не был ранен.
- сражается за .....меня... - подумала она, чуть нахмурив брови. Пальцы невольно зажили ранение крепче, в то время, как взгляд воительницы неустанно следил за Стефаном, он не погибнет по ее вине. Лучник, отплатил обидчику вдвойне, и теперь тот словно безобидный таракан лежал на земле, гадая станет ли лицо, наклонившегося над ним незнакомца, последним воспоминание жизни, или же нет. Дочь Зены застыла на мгновение, сердце отозвалось одним сильным ударом, в момент когда Стефан помиловал злодея.
- Пфф... я думала он его прикончит! Благородный какой - разочаровалась тьма, решившая, что новый знакомый вполне может быть ей партнером в будущем, ведь Стефан не просто сражался, он вкладывал в эту схватку свою душу и та не сияла ангельским блеском, нет, его руки были в крови, да и сам мужчина не скрывал, убивает, оправдывая смерти благими намерениями, но не они ли приводят нас в самый ад? ...

- Всё в порядке? - поинтересовался мужчина, подойдя к Микаэле, но она лишь молча качнула головой, и совсем не потому что переживала за испорченную кожу. Стефан не должен узнать кто она, или вернее сказать что, она такое. И воительница искренне надеялась, что их встреча не закончится прогулкой ее тьмы на волю.
- Плохо дело... - произнес лучник, глядя на ранение - Плохо, но не смертельно. А сейчас нам нужно убираться отсюда, пока остальная стража и люди Ветия не добрались сюда. Тогда лечение ранения уже будет бессмысленным, - он осмотрелся, на улицу выходили местные зеваки, шум привлек их внимание - И побыстрее. Я знаю тут неподалёку хорошее место. Девушка оглянулась, Стефан был прав, оставаться на месте было глупо, поэтому пара поспешила покинуть город. Теряясь в тени домов и деревьев, они вышли за ворота, и уже направлялись в место, о котором говорит Стефан. Мужчина шел на пол шага впереди, а Мика меж тем, на мгновение опустила взгляд на рану в плече, чтобы понимать как много у нее времени, врят ли она найдет нужные слова, чтобы объяснить лучнику свое чудесное исцеление.
- Прижми ранение крепче, нужно максимально остановить кровотечение, - заботливо проговорил он, вновь вызывая в голове девушки диссонанс. Они так мало знакомы, почему он это делает? Зачем? Трудно было принимать помощь от кого-то кроме себя. Микаэла не привыкла к подобному отношению, а потому старалась держаться бодро, не давая возможности Стефану поводов для беспокойства. Девушка сталкивалась с ранениями и по хуже, но беспокоило ее совсем не дырка в плече, а то, каким образом она заживет, и что подумает лучник. Воображение тут же нарисовало массу вопросов, которые он непременно задаст и это пугало дочь войны. О Стимфале слышали многие, та битва разнеслась бардами по греческой земле, и теперь любой мог узнать в ней ту самую воительницу, которая возглавила армию Ареса, и после замахнулась на кресло отца. Воспоминать это, было пыткой, поэтому девушка старалась просто следовать за лучником, и считать минуты, размышляя о том как сильно она ослабнет в момент, когда не подконтрольная ей сила, начнет излечивать рану. Не большая, но глубокая, она создавала кучу проблем.
- Сюда. Тут есть неприметное место.- указав в сторону густой листвы. Через несколько шагов пара оказалась на месте. Широкий дуб с массивной кроной, и небольшая, сухая низина возле него.
- .... хорошее место - едва слышно проговорила она, оценив способность Стефана выбирать укрытие.
- Оно верно не первое в твоей жизни герой - подумала она.
- Садись поудобнее. Костёр подождёт, нужно осмотреть ранение . Она глубоко вдохнула, а после бесшумно, но протяжно выпустила скопившейся в груди воздух. Сопротивляться не было смысла, к тому же мужчина был прав, рану все равно нужно осмотреть. Девушка молча уселась возле дерева, чуть облокотившись спиной его ствол.
- Стефан, это царапина... правда не стоит - ощущая неловкость, Мика слегка поежилась на месте, но ее слова лучник не услышал, а может и услышал, но не предал им значение.
- С твоего позволения. У меня есть кое-какой опыт в этом деле, - заверил он, а дочери Зены ничего не оставалось, как принять помощь.
- Хорошо - ответила она, убирая руку от раны, и при этом не отводя голубых глаз от мужчины, что осторожно и заботливо коснулся ее плеча пальцами. Микаэла на мгновение замерла от ощущений, которых не испытывала прежде. Не привыкшая к заботе, и вниманию со стороны спутников, она чувствовала себя слабой, беззащитной.... не самые лучшие чувства для воина. Единственным человеком, который заботился о ней был Барка. Мужчина ставший отцом, тот кто учил как правильно поступать, и по какому пути идти. Жаль, что она не оправдала его надежд. Девушка чуть дернулась, опустив взгляд вниз, пока Стефан изучал рану.
- А всё не так плохо, как показалось на первый взгляд, - произнес он, вновь возвращая взгляд голубых глаз воительницы к себе.
- Значит жить буду - улыбнулась она, снова ощущая его руки на своей коже.
- И чего ты со мной возишься? - подумала воительница, следом чуть сморщившись, и совсем не потому, что касания мужчины причиняла боль, нет, он был осторожен, очень осторожен, просто слабость неторопливо растекалась по всему телу. Дар начинал работать, и это было плохо, в любой момент Мика могла отключится.
- Должно было быть хуже, но, видимо, тебе везёт. Кровотечение небольшое, как для такого глубокого ранения,
- да ... - обеспокоенно, выдохнула она, а после пронаблюдала за тем, как Стефан отрывает часть рукава, чтобы воительница могла зажать рану.
- Держи крепко, - практически приказ мужчина, а она хлопая глазами, молча подчинилась. - Я быстро, нужно кое-что найти. Перевяжем ранение и всё будет в порядке, обещаю. Стефан ушел, а Микаэла осторожно отодвинула ткань, опуская взгляд к ране.
- Такими темпами он нас раскусит - бурчала Вдохновение - Но лучше быть честной и сказать ему кто ты такая, чего стесняться ? Я обещаю быть паинькой м?!
- Ты губишь все к чему прикасаешься
Девушка прижала ткань обратно и возвела глаза к ночному небу, что было усеяно россыпью сверкающих звезд. Мика помнила каждую ночь которую провела в одиночестве, в своих странствиях, пока искала мать. Она засыпала где придется, просыпалась и шла дальше, пока не нашла королеву воинов, а найдя.... едва не потеряла на веке, из-за самой себя. Это будет преследовать ее до конца жизни, каждый раз напоминая о том, какая страшная сила живет внутри нее, и какими могут быть последствия ее знакомств. Вдохновение не остановится не перед чем, уничтожит все, что дорого воительницы, лишь бы та опустила руки и навсегда сдалась тьме. Глаза на миг сомкнулись, ощущая легкое покачивание,а здоровая рука ослабила давление на рану.

- Хорошо, что вода нам, в принципе, не нужна, а то даже набрать нечем, -прозвучал мужской голос совсем близко, заставляя ее очнуться - Что же ты себя не бережешь, а...? Ладно. Почувствуешь жжение. Сильное, - предупредил он, убирая кровавый кусок ткани от раны - Это поможет остановить кровотечение, избежать воспаления и заражения, - Стефан говорил с ней, и только его голос держал девушку в концентрации. Микаэла отчаянно боролась с силой, что медленно завладевает ее телом, направляя всю его силу на залечивание раны, но это ведь не волшебство, и время требуется не минута, так что пока лучник врят ли мог, что-либо заметить, кроме как ее легкого недомогания и вялости. Он разрывал листья, выдавливая из них сок - Ещё немного,. Лучник приложил листья к ране, заставив девушку стиснуть зубы, но она никак не поежилась, терпеливо воспринимая жжение в плече. - С этим закончили. Это всё, что я могу сделать. Но этого достаточно. Мне приходилось видеть и лечить ранения куда хуже,Да ещё и на себе. - говорил и думал Стефан, а Мика легко улыбнулась. Его теплые руки и забота, согревали.
- Спасибо .... - отозвалась, наконец она, когда привыкла к ощущениям в плече. - я... по правде говоря не привыкла к помощи - поморщив носик произнесла дочь Зены, прижимая голову к стволу дуба. Новая волна силы в очередной раз ослабила ее. - .... боже - тяжело выдохнула Мика, боясь, что вот-вот потеряет сознание и Стефан увидит, узнает. А тем временем мужчина не отвлекался от своей задачи, заботливо расправляясь с раной. Все манипуляции с лечебными травами были проведены, и теперь оставалось лишь перевязать рану. Стефан не задумываясь стянул с себя рубашку, открывая взгляду воительницы сильное тело, изувеченное множеством различных шрамов. Даже размытым зрением это не смогло ускользнуть от нее, слишком близко он сидел. - Что с тобой делали Стефан? - подумала она, но при этом внешне оставаясь совершенно отстраненной, словно не замечая этих шрамов, которые к слову совсем не портили общую картину. Рельефные мышцы груди, отточенный пресс: - сложен подобно богу. Она улыбнулась своим мыслям, в очередной раз закрывая глаза, утыкаясь затылком в дерево.
- Осталась самая малость, - подбадривал ее лучник, но его голос девушка уже слышала не так близко, как раньше - Немного тебя подлатаем и уже через пару дней вновь будешь мечом размахивать.
Всё будет хорошо.

- Непременно - едва шелестя губами отозвалась воительница. Сознание медленно покидало ее, дыхание замедлялось, но она отчаянно боролась с собой, чтобы не напугать мужчину, который так заботливо к ней отнесся. Глаза моргали чаще и медленнее, в голове крутилось множество мыслей, включая те которые касались его шрамов. Ведь на теле Микаэлы не было ни одного рубца, совершенно идеальное, какого по определению не может быть у воинов, да, что там, у обычного человека нет, нет да можно отыскать рубец. От скобы, что вонзилась в пятку, пока ты играл в прятки с местными мальчишками, или от ножа, неловко, дрогнувшем в неумелой руке. Далеко ходить не надо, совсем не давняя царапина от пойманного ею ножа, практически исчезла, теперь дело за плечом, и к счастью Стефан его перевязал, поэтому есть шанс, что состояние своей знакомой лучник воспримет, как  усталость и банальная потеря крови. - Стефан я ... ты не должен нянчится со мной - говорила она, практически не открывая глаз - прости, что отнимаю т... - она замолчала, утонув в бессознательности. Спина ослабла, и Мика просто сползла на землю, полностью отключившись.

Отредактировано Mikaela (2016-11-08 11:22:15)

+1

17

– Это царапина, не стоит...
А Микаэла всё пыталась убедить Стефана, что с ней всё хорошо и причин для беспокойства нет. Но принц просто не обращал внимание на это, принимая все эти слова за желание показать себя сильной, поддержать статус бесстрашной воительницы... И её можно было понять. Ни один воин не желает выглядеть слабым перед кем-либо другим, даже получив весьма серьёзное ранение. И тут уж не важно, мужчина ты или женщина. Но принц таки был приятно удивлён. Разумеется, он впервые в жизни встречал женщину-воина и смутно представлял, на что большинство из них действительно способны, но Мика держалась так, как не смогли бы многие мужчины. Ни громких стонов, ни криков от боли... Будто это и вправду не тяжелое ранение мечом, а обычное дело, простая лёгкая царапина, которая затянется за часик-другой, не оставив по себе и малейшего следа. Принц, конечно же, пока не знал ничего о прошлом его очаровательной спутницы, но из этого всего напрашивался вывод, что жизнь у девушки была далёкой от идеала, она, очевидно, перенесла немалое количество сражений и подобные вещи стали для неё чем-то привычным, вовсе не вызывающим и малейшего страха. По правде, это смутно представлялось при взгляде на тело Микаэлы. Нет, принц не рассматривал... Ну может немного. Совсем чуток... Но, перевязывая ранение и находясь так близко, было крайне сложно не бросить шальной взгляд. И оно того стоило, ибо она, по правде, была идеальной... Шикарная фигура, очень приятные черты, удивительно нежная кожа, от которой не хотелось отрывать рук... Это было совсем не похоже на тело воина, потрёпанного жизнью. Если бы не раненное плечо, принц бы не удивился, окажись Мика богиней. Но кровь давала понять, что она таки смертная. Смертная с телом богини... Это вызывало восхищение и пугало одновременно.
– Откуда же ты такая взялась, чудо? – пронеслась в голове мысль.
Уверенными, осторожными и хорошо отточенными движениями лучник пытался максимально устранить последствия ранения, дабы ничто не угрожало жизни очаровательной воительницы. Хоть они и были знакомы всего час-другой, но он бы не простил себе, случись с Микаэлой что-то... Это было сложно объяснить. Даже самому себе.
– Спасибо .... – отозвалась, наконец девушка. – Я, по правде говоря, не привыкла к помощи.
Ох... Принц даже на пару секунд остановился, прервав свои нехитрые манипуляции. Не привыкла к помощи... Похоже, она была абсолютно одинокой... Как же это было знакомо.
Стефан часто чувствовал себя одиноким. Особенно сейчас. И, признаться, это ужасное чувство. Понимать, что ты один, что ты всегда сам по себе, что тебе даже не с кем поговорить по душам у костра, некому излить душу, не с кем подурачиться, вспомнить прошлое, некого просто обнять и прижать к себе покрепче... Одиночество отравляет душу. Медленно, но верно. И ему невозможно противостоять самому, можно лишь привыкнуть, что принц и сделал. Конечно, кому-то может показаться смешным, что принц и наследник трона мог хоть когда-то чувствовать себя одиноким, но поверьте, так оно и было. Да, когда-то его окружало много знакомых, много придворных и прочих персон, из которых исходили горы внимания и заботы, о которых многие только и мечтали, но действительно близким и нужным принцу не был никто из них. Все эти персоны были лишь игрушками... Разумеется, тут свою роль сыграла и его юношеская глупость, заставляющая его отдаляться от непонимающих, по его собственному мнению, родителей, которые только и надоедали своим излишеством внимания. Ох, сколько бы Стефан отдал за это сейчас... Чтобы вернутся назад, крепко обнять отца, поблагодарить за ту заботу, что он проявлял к нему, а не шляться целыми днями чёрт знает где и с кем, всё в поисках развлечений. Столько времени было потрачено впустую, на тех, кто того времени совсем не стоил. Но что поделаешь, эти времена уже далеко позади, а мудрость, как обычно и бывает, приходит слишком уж поздно. И вбил её в голову юному дуралею как раз тот человек, кого лучник мог бы назвать близким – его наставник. Японец стал для него вторым отцом, он воспитал принца, поставил его на ноги, помог выжить, изменится и стать тем, кем он был сейчас. И сын Фарсал был очень ему за это благодарен. Но когда их пути разошлись, Стефан вновь остался один в этом мире. У принца, конечно же, всё ещё был дом, где его с радостью встретила бы как минимум мать, но он не мог туда вернутся. Не сейчас уж точно. Уж лучше пусть его считают мёртвым, нежели родная мать узнает, кем он стал, через что прошел и сколько крови пролил... Это была осознанная жертва и лучник уверенно пошел на неё, обрекая свою душу на вечный ад, а себя – на вечное одиночество. Разумеется, в его жизни имели место женщины, но все они были лишь для одного – развлечения. Чтобы угомонить жажду тела, но не более того. Впрочем, где-то глубоко-глубоко в душе всё ещё не угасала надежда найти свою вторую половину, обрести своё счастье... Пусть она и была призрачной из-за того образа жизни, который вёл Стефан, но таки была.
– А я не привык кому-то помогать, о ком-то заботиться... – ответил принц с лёгкой грустной улыбкой, после чего тут же добавил: – Потерпи, ещё немного.
Перевязка была последним и самым простым этапом, поэтому никаких трудностей тут не возникло. Уверенно и аккуратно брюнет сделал своё дело, позаботившись о том, чтобы с плечом всё было хорошо. Он был абсолютно уверен, что Микаэле ничего не угрожает. Кроме потери крови, что исправимо.
– Стефан я... Ты не должен нянчится со мной, – не открывая глаз, молвила девушка. – Прости, что отнимаю т...
– Всё хорошо, мне не сложно. Ты только... – начал принц, поднявшись, но не договорил. Мика потеряла сознание.
В принципе, это было нормально. Истощение и потеря крови обычно к этому и приводили. Причин для волнения, пожалуй, не было. Лучник ни капли не сомневался, что Мика поправится. Ей нужен лишь отдых и время. Обратно присев на колени, мужчина приложил руку ко лбу девушки и, оставшись удовлетворённым результатом, осторожно взял её за плечи, чуть подтянул и прислонил спиной обратно к дереву, чтобы она держалась и не сползла спиной на землю. И, кажись, у него это получилось.
Теперь очередь за костром. Следовало найти хворост и более крупные сухие ветки. К счастью, это не было проблемой. Вокруг их импровизированной стоянки материала было достаточно. Уже через несколько секунд принц взялся за это, собирая в округе всё, что было пригодно для разжигания костра. Тут следовало отблагодарить мать природу, ибо в последние дни дождя не наблюдалось и собрать на земле достаточно сухих материалов для костра не составило труда. Впрочем, принцу не привыкать разжигать костры и из того, что не шибко готово гореть. Остров подарил ему целое море навыков, полезных всегда и везде. Конечно, цена, которую он за это заплатил, очень мало кому по зубам, но выбора ведь не было. Или умереть, или приспособиться. Так как от смерти Стефан в восторге не был, то и получилось то, что имеем. Прогулка по бандитской Греции теперь казалась отдыхом по сравнению с Чистилищем. Да ещё и природа помогала.
Ветка за веткой, постоянные взгляды в сторону Микаэлы. Принц старался не выпускать её из поля зрения. Максимум на пару мгновений. Ведь даже не смотря на его уверенность, ситуация могла и ухудшиться. Но пока, к счастью, проблем не предвиделось.
Когда материалов было уже предостаточно, принц поспешил разложить его неподалёку от новой знакомой, но не слишком близко к дереву, дабы потом не пришлось закидывать её на плечо и давать маху отсюда, ибо воды не было даже для того, чтобы потушить несколько веток, не говоря уже о чём-то более крупном. А ведь сухая погода держалась уже несколько дней, что заставляло быть максимально осторожным. Принц поймал себя на мысли, что в ближайшее время ему нужно будет срочно вернутся в город. Там остались вещи, в том числе дорогой сердцу лук и японский клинок – подарок учителя. Разум подсказывал, что, скорее всего, с ними нужно попрощаться, но мириться с этим не хотелось. Стефан перевернёт хоть весь город, но отыщет своё оружие. Слишком уж оно дорого ему. Как память, как часть его самого, с которой расставаться нет ни малейшего желания. Поэтому для себя он решил, что если Мика придёт в сознание и будет в сносном состоянии, он попытается быстро сбегать в город и, возможно, таки спасти что-то из своего имущества. Ну или, как минимум, одолжит рубашку у кого-то из местных. Пусть он и привык к холодам и вполне мог спокойно перенести не одну осеннюю ночь и без верхней одежды, но расхаживать в таком виде было далеко не лучшей идеей. Да и не помешало бы обзавестись ещё хотя бы каким-то котелком или чем-то, в чём можно принести воды. А в идеале... Ладно, эти планы ни к чему, на месте нужно будет смотреть.
Когда всё было готово, наследник трона Фарсал приступил к разжиганию костра. Вот тут Судьбушка нанесла небольшой удар по его лёгкому самолюбию. Считая себе экспертом в этом деле, принц был немного раздосадован, когда несколько первых попыток оказались провальными. Он даже на некоторое время засомневался в собственной квалификации, не понимая, как он мог так облажаться. Впрочем, на следующий раз всё получилось. Стефан даже слегка выдохнул, наблюдая за там, как в его костре, выложенном в лучших традициях современного греческого искусства, появляются первые языки пламени. Немного потянувшись и размяв шею, брюнет собрал все запасные ветки в отдельную кучку, разместив её рядом, чтобы всегда была под рукой. Опыт подсказывал, что этого должно было хватить на ночь, поэтому собирать больше не было смысла. Да и для этого нужно было отойти дальше, а оставлять Мику одну и без сознания не хотелось. Кстати о ней... Девушка таки не удержалась и медленно сползла вниз, вновь оказавшись спиной на земле. Этого нельзя было допускать. Принц слегка вздохнул, помотав головой...
– Ох, Микаэла-Микаэла... Что же мне с тобой делать? – задал сам себе риторический вопрос Стефан, после чего пододвинул кучку запасных веток ближе к дереву, чтобы можно было достать рукой, и присел рядом с воительницей. – Надеюсь, ты меня за это не убьёшь, когда очнёшься.
Принц немного приподнял девушку, придерживая за плечи. После этого он сел и прислонился спиной к дереву, благо ширина дуба это позволяла, рядом с ней. Легко уложив голову красавицы себе на правое плечо, принц, убедившись, что она держится и не сползает, немного прикрыл глаза и слегка помотал головой, представляя, как это всё выглядит... Для лучшего эффекта ему ещё нужно было обнять её за плечо, но ранению бы не понравилось, если бы он лишний раз к нему прикасался. Мысленно лучник помолился богам, чтобы его новая знакомая не сочла это за дерзость и, очнувшись, не разбила ему голову об это самое дерево.
Бросив взгляд на Мику, принц непроизвольно легко улыбнулся. Даже сейчас, в таком незавидном положении, она выглядела превосходно... Осторожно рукой убрал одну непослушную прядь её волос, но тут же отдёрнул ладонь обратно, молча уставившись на пламя костра.
– Ох, что же ты делаешь, дурак? Неужто влюбиться надумал? – мысленно проговорил он, закрыв глаза. – Даже не смей, даже не смей... – но, видимо, это совсем не работало.... – Нужно хотя бы не забыть извиниться, когда она придёт в сознание.. - промелькнула последняя трезвая мысль.

Отредактировано Stefan (2017-03-10 13:53:11)

+1

18

Полубогиня отключилась, и это именно то чего так боялась девушка. Как она объяснит своему новому спутнику подобные чудеса? Одно дело, когда ты имеешь дело с обычным человеком, и совсем другое, когда перед тобой нечто иное. Именно нечто.... Микаэла не была полноценным человеком, как и не была полноценной богиней, этакая смесь, которая не может принадлежать какому-либо из миров, будь то смертные или боги. Везде она была наполовину своей, наполовину чужой. Очень часто девушка чувствовала себя изгоем, возможно, сказалось детство без родных, или же ее темная сторона, с которой ей приходится вести войну каждую секунду своей жизни. При первом взгляде на нее, трудно поверить, что эта хрупкая на вид девушка, может дать достойный отпор самому богу войны Аресу, и еще труднее поверить в демона, который каждый божий день стремится получить свободу. Страх преследовал ее с самого Стимфала, и с каждым днем разрастался внутри ее душе все больше и больше, грозя свести с ума.

Способность лечится, досталась ей от Ареса, как и чтение мыслей, однако если чтение мыслей никогда не вызывало последствий, то с самолечением всегда были сложности, и каждый раз это зависело от степени ранения. Не глубокие раны вызывали легкое недомогание, а вот те, что глубже требовали сил, именно поэтому девушка часто теряла сознание, пока увечья затягивались словно по волшебству не оставляя ни малейшего следа. Учитывая, что Микаэла воин, и не раз встречалась с сильными противниками, на ее теле не было не единого изъяна, ни одного шрама, гладкая и чистая кожа, которой не бывает у людей, выбравших путь воина. Тело ее спасителя было изъедено множеством шрамов, от различного оружия, мечи, стрелы, огонь... Страшно представить, что пережил этот мужчина, но одно дочь войны поняла наверняка, если это не сломило его и не склонило к тьме, он сильный духом человек. Стоит поучиться у него выдержке.

Микаэла не чувствовала ничего. Тело обмякло, мышцы перестали держать кости от того, она была похожа на тряпичную куклу, которая под тяжестью собственного веса просто не может сидеть. Собрав хворост, лучник позаботился о костре, а когда тот разыгрался языками пламени, вернулся к воительнице. Осторожно приподняв девушку, он присел рядом, упираясь спиной в дерево для большего комфорта. Мика же оказалась практически в его объятиях. Голова мягко опустилась на массивное плечо Стефана, а тело чувствовало чужое тепло. Брюнетка спокойно дышала, оставаясь совершенно не подвижной. Плотная пелена, в которую погрузилось сознание, пошатнулась, когда мысли Стефана эхом прозвучали в ее голове.
– Ох, что же ты делаешь, дурак? - его внутренний голос буквально разрезал темноту, такой теплый, такой низкий, заставил сердце на миг замереть и снова забиться, сбивая ритм. Пыльцы на руке девушке едва заметно пошевелились, однако Мика очнулась не сразу.
- Торопишься покинуть нашу общую обитель? Посмотри, как я живу, кругом глухая тьма, и никого поблизости....
- Ты это заслужила
- Как и ты, так почему так стараешься это отрицать? - интересовался демон, но ответа так и не услышал. Слова Вдохновения вновь стали неразборчивым шепотом, когда Микаэла вновь услышала мужской голос.
– Даже не смей, даже не смей... - убеждал себя в чем-то лучник, но понять смысл его фраз было слишком трудно, а уж уловить связь и подавно. Поежившись полубогиня сделала глубокий вдох, распахнув алые губы, словно бы все это время ей не хватало того воздуха которым она дышит. Чужие мысли сменились стуком сердца, который дочь королевы воинов отчетливо стала слышать. Такой ровный ритм- пронеслось уже в ее голове, когда глаза еще не могли найти сил, чтобы открыться.
– Нужно хотя бы не забыть извиниться, когда она придёт в сознание.. - перебил ее Стефан, и тут Микаэла осознала, что находится едва ли не в его объятиях. Ресницы дрогнули, открывая занавесу темноты. Первое во, что уперся взгляд голубых глаз, это медленно вздымающаяся от дыхания грудь мужчины. Сильные грудные мышцы, рельеф которых мог свести с ума любую прелестницу, да и вероятно сводил, ведь лучник весьма и весьма привлекательный, у таких мужчин никогда не бывает проблем с прекрасным полом.
- за это ты хочешь извиниться? - едва слышно, спросила Микаэла, совершенно не понимая, что предыдущее сказанное Стефаном было произнесено не вслух..... Девушка замолчала, утопив свой взгляд в глазах лучника, который находился слишком близко, так близко, что ей довелось слышать стук его сильного сердца, и самым парадоксальным было то, что ей было комфортно рядом с ним. Привыкшая к одиночеству воительница, впервые за долгое время ощутила невероятное спокойствие. Неловкое молчание повисло в воздухе.
Слабость во всем теле еще присутствовала, но это ненадолго пройдет треть ночи и Мика снова будет на ногах, в полной боевой готовности, но как объяснить это Стефану?..
- Эм- она глубоко вздохнула - сколько я была в отключке? - словно бы ничего не произошло, спросила воительница, нехотя отстранившись от лучника, что к слову говоря, совсем не хотелось делать, рядом с ним было тепло и безопасно, но приличные девушки в объятия к первому встречному не бросаются.
- зато падают без сознания на ура - усмехнулась про себя дочь Зены. –  Оставь эти мысли, он с легкость завоюет сердце любой видной дамы, да и чем дальше от меня, тем безопаснее будет
Взгляд голубых глаз устремился к небу, что к моменту ее пробуждения, уже покрылось россыпью ярких бриллиантовых звезд, сияние которых завораживает. Воздух был свежим, и прохладным, это заставило девушку обратить свое внимание на костер, танцующий неподалеку от места, где сидели новые знакомые. Мика почувствовала себя немного неловко, во-первых, пока она тут лечилась, Стефан бродил по лесу и собирал хворост для костра, во-вторых, он сидел непозволительно близко, а ей это нравилось, что уже не правильно, в-третьих, мужчина отдал свою рубашку и теперь возможно мерзнет по ее вине. Незаметно для себя воительница прикусила нижнюю губу.
- прости я.... - слова куда-то разбежались, как и мысли - Мой конь гуляет в этом лесу, а в походной сумке есть все необходимое, включая плащ и возможно рубаху. - едва заметно улыбнулась девушка. Вихрь всегда слышал ее призыв, однако свистеть сейчас было вопросом относительным. Возможно, их разыскивают, свист привлечет не только коня, но и врагов, которым отпор дать дочь войны не сможет и Стефану придется сражаться за обоих, перспектива не очень заманчивая, учитывая, что лучник и так возится с ней. - И зачем тогда я сказала про рубаху и плащ .... -ругала себя девушка.

+1

19

Посиделки у костра – любимое развлечения Стефана ещё с острова. Просто потому, что, пожалуй, оно там было едва ли не единственным. Вернее, абсолютно единственным. И если наставник разжигал пламя, это давало понять, что пока вокруг безопасно, следовательно можно спокойно перевести дыхание, провести немного времени за душевными беседами или просто проваляться на земле, смотря в небо. Принц обычно выбирал болтливый вариант. Японец был необычайно молчаливым, когда занят делом (да и лучник в последствии стал таким же), но вот во время отдыха у костра его удавалось развести на несколько откровений или на беседу о чём-то, не связанном с островом. Именно под треск горящих веток Стефан и узнал основные факты из жизни своего спасителя и "второго отца". Кроме, пожалуй, лишь одного вопроса, который до сих пор не давал принцу покоя – как японского мастера боевых искусств занесло сюда, в это проклятое место? Теории выстраивались одна за другой. Принц успел прокрутить в голове едва ли не все возможные способы, начиная от жестоких преступлений, что могли послужить причиной ссылки мужчины на остров, и заканчивая простой бурей, заставшей корабль японца в море и выкинувшей его на берег. Впрочем, вариант с вмешательством Посейдона был откинут моментально, ибо тогда причин скрывать это от Стефана не было совсем никаких. Тяжелые преступления тоже были очень маловероятны, уж слишком не похож мастер на того человека, кто способен на подобное. Впрочем, мало ли что случилось в его прошлом... Да и тот факт, что другие убийцы на острове очень усердно искали его... Хотя, это скорее связано с тем, что он их беспощадно там уничтожал, без единых шансов. Ладно, чёрт с ним. У каждого есть свои тайны, пусть так оно и будет. Стефан ведь так и не поведал японцу, что он принц. Хотя, какое это имело значение там, в Чистилище? На этом кладбище потерянных душ все равны.

Сколько бы времени не прошло, ночной костёр посреди леса всегда будет пробуждать всё одни и те же воспоминания. Даже сейчас, задержав короткий взгляд на небольшом пламени, Стефан будто опять вернулся на остров. Ночь, лес, полон деревьев с ещё не опавшими листьями, ибо осень не так и давно вступила в свои права, драка накануне... Пожалуй, для полной картины не хватало лишь наставника рядом. Но был ли он сейчас нужен?

Принц немного повернул голову в сторону, бросив взгляд на Микаэлу и это мгновенно вернуло его к реальности. Голова девушки мирно покоилась у него на плече. Она была всё ещё без сознания, но, по всей видимости, состояние у неё было очень даже неплохим, не смотря на полученное ранение. Да и кровотечение удалось остановить, судя по состоянию перевязки. Едва заметная улыбка коснулась лица лучника. Это не могло не радовать, ибо он уже успел знатно испугаться за жизнь своей новой знакомой, но она оказалась куда сильнее, чем наследник трона Фарсал мог себе представить. Вообще, это всё было необычно... Они едва знали друг друга, но принц не мог избавиться от ощущения, будто позади уже годы знакомства. Он переживал за её жизнь куда больше, чем за свою. Он выдал себя и пожертвовал всем своим планом ради того, чтобы не отдать её в руки людям Ветия, он без раздумий вступил в схватку с кучей вооруженных стражников, при этом даже не зная, за что они хотят её задержать и о каком её поступке в Стимфале вообще идёт речь.

– Вляпался же я в приключение... – промелькнула в голове мысль.
Тем не менее, Стефан ни о чём не жалел. Хоть убейте, но брюнет ни на секунды не засомневался в принятых решениях. Было в Мике что-то такое, что ужасно притягивало, не давая и взгляда оторвать. Рядом с ней было очень комфортно и по-домашнему тепло. Похоже, родственные души таки нашли друг друга. Уж очень принцу хотелось в это верить...

– За это ты хочешь извиниться? – прозвучал рядом приятный голос воительницы, вытаскивая Стефана из собственных мыслей.
Она пришла в сознание быстрее, чем он предполагал. Лучник даже на мгновение растерялся, не сразу уловив в вопросе подвох. Но так же быстро он вновь взял себя в руки. Их взгляды встретились, но принц не спешил отводить свой в сторону, с интересом заглядывая прямо в глаза девушки.
– Могу поклясться богами, что я не сказал этого вслух... – подумал брюнет, всё ещё не отводя взгляд. – Нет, ну этого не может быть... Только не говори, что ты читаешь мысли, Микаэла.
Стефан был абсолютно уверенным, что свою фразу о прощении он не проговорил в слух. Абсолютно. Но воительница будто на неё и ответила. И ладно бы это было один раз, но ведь не впервой... Принц вспомнил момент из таверны, когда Мика поймала шальной кинжал со стороны нетрезвых посетителей. Тогда он не обратил на это ни малейшего внимания, ибо с кем уж не бывает, сошлись разок мысли. Но вот теперь это повторилось во второй раз. А что, если его новая спутница и вправду далеко не обычный человек? Это бы объяснило кое-какие вещи. Например идеальное тело, не свойственное воину, эти загадки, фокусы с ответами на мысли... Всё это заставляет задуматься.
– Или показалось? Два раза. Нет, навряд...
– Да, за это... – принц оторвал взгляд от девушки, глянув в сторону костра.
– Кто же ты такая, Мика, кто? – мысленно спросил Стефан, решая не озвучивать свои подозрения. Если она действительно способна читать мысли, то уже всё знает. А если нет, то в этом нет никакого смысла.

– Эм... – она глубоко вздохнула, – сколько я была в отключке?
– Не долго, – поспешил ответить принц, слегка улыбнувшись и подкинув пару веток, которые он заранее подвинул поближе к себе, в костёр. – Я только и успел собрать хворост, разжечь костёр и присесть рядом, – Стефан выдержал короткую неловкую паузу. – Ты сползла на землю, а в твоём состоянии этого лучше избегать. Пришлось подыскать тебе опору и я не придумал ничего лучше... Прости, если это чересчур, – брюнет немного извинительно улыбнулся, вновь взглянув на Мику.
Он всё ещё чувствовал себя слегка неудобно из-за того, что принял решение прижать девушку к себе и уложить её голову на своё плечо без её на то согласия, а ведь они были знакомы всего час-другой... Конечно, когда речь идёт о чей-то жизни или здоровье, воспитание можно и откинуть на второй план, особенно учитывая то, что в молодые годы, при жизни во дворце, принц не шибко придерживался высокой морали и всех этих правил этикета. Но порядочность таки была заложена внутри и давала о себе знать. Да ещё тот факт, что прям такой жизненной надобности садиться рядом с Микой и благородно подставлять ей своё плечо не было.... Если приложить чуточку усилий, её можно было комфортно устроить и без этого. Но так как-то спокойнее, да.
– Как самочувствие? – тут же немного сменил направление разговора лучник.
Сын Никона не спешил подниматься. Ему было хорошо рядом с Микой и он с радостью просидел бы так хоть до восхода солнца, даже не смотря на полное отсутствие рубашки, что делало ночь немного прохладнее. Впрочем, ему не привыкать, это мелочи. По сравнению с теми ночами, что ему довелось перенести ранее, эта казалась очень даже неплохой. А учитывая компанию – и вовсе отличной.

– Прости я.... – девушка на время умолкла, будто теряясь в мыслях. – Мой конь гуляет в этом лесу, а в походной сумке есть все необходимое, включая плащ и возможно рубаху.
– Тот самый упрямый конь, что привёл тебя в этот город? – приятная улыбка вновь коснулась губ принца. – Я бы с радостью с ним познакомился. Если он где-то рядом, можешь попробовать его позвать, – Стефан заглянул в глаза очаровательной спутницы. – Не стоит переживать, что нас кто-то услышит. Хоть мы отошли и не слишком далеко, они скорее придут на дым от костра, чем на твой зов. Но никто из стражников не захочет искать лучника ночью в лесу, уж поверь моему опыту, – принц вновь перевёл взгляд на костёр. – Это никогда не закончится ничем хорошим. Правда, они не знают, что у меня нет с собой лука... К сожалению, он, как и все мои вещи, включая и дорогой сердцу меч, остались в таверне. Дорогой, как память. Это подарок, – добавил брюнет. – И я всё ещё надеюсь, что они не стали добычей этих подонков и не разошлись по их рукам, иначе придётся их всех убить, – лучник сделал короткую паузу. – Даже если твой четвероногий друг услышит зов и придёт, мне нужно будет в ближайшее время вернутся в город. Желательно до рассвета. Этот лук и клинок подарил мне очень дорогой человек и я верну их, чего бы мне это не стоило.

– Держи, они теперь твои, – мастер, стоя у края пирса, протянул принцу свой лук и клинок.
– Но... Нет-нет, я не могу принять такой подарок. Они служили Вам столько лет... – Стефан сделал шаг назад,
– Теперь послужат тебе, – японец, не желая и слышать отказ, ткнул оружием в грудь лучника, заставляя его взять подарок. – Ты заслужил их носить, поверь мне. Я бы не подарил тебе самое дорогое, что у меня есть, если бы ты не был его достоин. Бери и поклянись мне, что это оружие будет использовано тобой только во благо. Ради чести и справедливости, и никогда во зло.
– Клянусь, – ответил принц, отложив подарок на бочку и крепко обняв своего учителя. – Я буду скучать по Вам.
– И я по тебе, Стефан. И я, – прозвучало в ответ.

Секундный наплыв воспоминаний мгновенно прошел.
– Но только после того, как буду уверен, что тебе ничего не угрожает, – принц заглянул в бездонные глаза Микаэлы, едва заметно улыбнувшись.

Отредактировано Stefan (2017-03-14 00:19:19)

+2

20

От Микаэлы не ускользнуло то, как после ее вопроса Стефан растерялся, но это такое короткое мгновение, которое растворилось в собственной неловкости. Кажется, он не произносил этого в слух, и если лучник заметит, случайность придется выкручиваться. Мика не хотела бы лгать мужчине, но и как правду сказать не знала. Ей страшно представить, как к ней будут относится люди, зная, что она дочь бога войны. Если до войны к полукровкам было весьма специфическое отношение, то чего уж говорить теперь, когда смертные и боги стоят по разным сторонам поля боя, то и дело отправляя на смерть тысячи невинных и виноватых без разбора. Даже здесь Арес был на коне, ведь подобные войны на века остаются в истории, кому как не богу войны слава?
– Могу поклясться богами, что я не сказал этого вслух... – подумал брюнет, разрезая ее собственные мысли.
– Нет, ну этого не может быть... Только не говори, что ты читаешь мысли, Микаэла.
- Да, что ты, какие мысли - саркастически ответила сама себе воительница, предпочитая увести взгляд в сторону, хотя от таких мужчин, как Стефан его совершенно не хочется отводит. Сложен подобно Аполлону, силен словно дядя Геракл, красив и весьма не дурен собой. Если бы не шрамы украшающие его тело, то лучника вполне можно было приравнять к пантеону богов или к тем же полукровкам, но нет, он был человеком, живым и настоящим. От него исходило невероятное тепло, которое проникало через доспехи, ласково касаясь кожи, посылая теплые импульсы к самому сердцу.
- Почему ты возишься со мной Стефан? - думала она смотря на лучника, искренне не понимая его мотивов. Едва знакомые люди, которые вели охоту за одним толстосумом. Может чувствует свою вину, за то, что девушку поймали? Ведь это его стрела убила несчастного Ветия. Что ж совесть тоже весьма редкая дама, которая незримо путешествует с людьми, но не всем из них удается сохранить ее чистоту и непорочность.
– Или показалось? Два раза. Нет, навряд... - продолжал размышлять лучник, а Микаэла вновь вернула взгляд новому знакомому. Он был таким же теплым, как и его, но если приглядеться можно было заметить зарождающийся страх.
- ты не должен знать обо мне - выпустив скопившейся в груди воздух, девушка чуть поерзала на месте, но так и не смогла оторваться от плена его светло-голубых глаз. Казалось два небесных океана сошлись в незримом танце, который понятен лишь звездам, да луне, которая по привычке любит подглядывать за подобным ситуациями, хотя уже повидала не мало.
– Кто же ты такая, Мика, кто? - задал он вопрос, ища ответ во взгляде.
- .... если ты узнаешь то .... Господи Микаэла очнись! О чем ты вообще думаешь?! Этот мужчина может заполучить любую красавицу на свете, зачем ему ты? Девушка с спящим демоном внутри. Сохрани ему жизнь и уйди как только будет возможность. Да, так и поспим
Следовало разорвать эту связь немедля. Девушка моргнула несколько раз, а после решила сменить тему.
– Не долго, - ответил Стефан, подбрасывая сухих веток в костер– Я только и успел собрать хворост, разжечь костёр и присесть рядом, - он замолчал, а Мика не смогла сдержать неловкой улыбки. – Ты сползла на землю, а в твоём состоянии этого лучше избегать. Пришлось подыскать тебе опору и я не придумал ничего лучше... Прости, если это чересчур, - улыбнулся он в ответ. Закусив губу полубогиня не знала, что и ответить, никогда прежде о ней не заботились подобным образом. Ну отец был не в счет, тот будет беречь приемную дочь до последних мгновений собственной жизни если придется.
- Нет, не извиняйся все в порядке правда - поспешила оговориться девушка, ловя себя на мысли, что ей нравится ощущать его тепло. Непривычно, но очень приятно.
Микаэла и Стефан продолжали сидеть практически в обнимку и никто из них не стремился разорвать расстояние, похоже лучнику комфортно рядом с ней. От этих мыслей на лице воительницы мелькнула улыбка, в очередной раз отправленная своему спасителю, однако ее вновь догнали мысли высокой морали.
– Тот самый упрямый конь, что привёл тебя в этот город?
- именно
– Я бы с радостью с ним познакомился. Если он где-то рядом, можешь попробовать его позвать, - заглядывая в омут голубых глаз собеседницы говорил он, шаг за шагом разбивая крепкую стену неприступности  – Не стоит переживать, что нас кто-то услышит. Хоть мы отошли и не слишком далеко, они скорее придут на дым от костра, чем на твой зов. Но никто из стражников не захочет искать лучника ночью в лесу, уж поверь моему опыту,  - вернув взгляд к костру убеждал ее мужчина, и Микаэла верила ему. Только дурак пойдет ночью в лес.
- Лишь безумцы отправляются в лес на поиски ночью - улыбнулась она, возводя взгляд к звездному небу.
– Это никогда не закончится ничем хорошим. Правда, они не знают, что у меня нет с собой лука... К сожалению, он, как и все мои вещи, включая и дорогой сердцу меч, остались в таверне. Дорогой, как память. Это подарок, - как-то по особенному произнес он последние слова.
- Я помогу тебе вернуть их -  поспешила ответить Микаэла - бежать надо от него, а не идти следом
И я всё ещё надеюсь, что они не стали добычей этих подонков и не разошлись по их рукам, иначе придётся их всех убить, – мужчина на миг замолчал, а после добавил – Даже если твой четвероногий друг услышит зов и придёт, мне нужно будет в ближайшее время вернутся в город. Желательно до рассвета. Этот лук и клинок подарил мне очень дорогой человек и я верну их, чего бы мне это не стоило.
- Тогда может отправимся сейчас? - спросила она, собираясь встать, но во время вспомнила, что у обычных людей раны не затягиваются словно по волшебству. Воительница увела взгляд в сторону, а после мелодично просвистела. - Вихрь скоро будет здесь, а с ним и чистая рубашка, вода и возможно даже ужин - Микаэла поднялась на ноги, изображая из себя раненную, что ей совершенно не нравилось. Рука не болела, ранение полностью исчезло, все что сейчас испытывала воительница это легкое недомогание, но как объяснить это Стефану? Легкий шорох, а за тем и стук копыт привлек внимание дочери Зены, она с улыбкой обернулась на звук за своей спиной, выглянув из-за дерева. Конь нашел ее, всегда находил. Пожалуй он был единственным живым существом на планете, которое любило ее любую, будь то сама Микаэла или же ее темная половина. Коню все равно какие цели в голове его хозяйки, он просто предан ей до самого конца и это вызвало уважение.
- Знакомься, это Вихрь, Вихрь это Стефан - представила Мика своего любимца лучнику, с легким смехом. Словно знакомила не животное с человеком, а человека с человеком. Каково же было удивление полубогини, когда Вихрь сделал шаг к Стефану, и опустил морду на его ладонь в приветствии. Подобного он никогда не делал, напротив всегда настороженно относился к любым знакомым Микаэлы, более того никто кроме девушки не мог оседлать его. Животное просто сбрасывало тех кто хотел попытать счастье с конем, который свободно разгуливает по полянам леса без присмотра хозяина. Ни один раз его пытались поймать, но всякий раз Вихрь сбегал, гордо засыпая охотников дерном из под копыт, а тут ... - Ты ему нравишься - нахмурилась Мика, но скорее от негодования, чем по другим причинам. Девушка заглянула в суму, откуда достала чистую мужскую рубаху. Чего только не найдешь в женской сумочке. - Вот держи, не хотелось бы стать причиной твоей простуды - улыбнулась она, а следом достала флягу с чистой водой. Открутив крышечку, воительница обхватила узкое горлышко алыми губами и сделала несколько глотков прохладной ключевой воды, которую собрала утром. Влага тут же ощутимо потекла по горлу, придавая сил. - Свежая вода - протянув бурдюк Стефану, Микаэла  не упустила возможности насладиться обнаженным торсом мужчины. Невольно задержав дыхание, девушка задумчиво про скользила взглядом по рельефам плеч и груди, спускаясь к самому прессу и.... насильно заставила глаза закрыться, а после и вовсе отвернулась, закапываясь в сумке.
- как же стыдно

+2



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC