Казалось она спала мирно. Ровно дышала, на лице отражалось спокойствие. Оно всегда пугало Бранэйна. Такое спокойствие дарит смерть, когда заканчивает мучения человека. Он безотрывно смотрел на Кору глубоким и печальным взглядом глаз, повидавших много горя в своей жизни и к их числу он совершенно не желал приписывать еще одну потерю. Кому молиться? – спрашивал себя Нэй. Богам? В них нет смысла, точнее нет никакого резона молиться тем, кто, создав лишь однажды способен миллионы раз уничтожать чужие жизни.
© Braneyn


сюжет | список персонажей | внешности | поиск по фандому | акции | гостевая |

правила | F.A.Q |

Эта история далеких веков, забытых цивилизаций и древних народов. Мир, полный приключений и опасностей. Жестокие войны и восстания, великие правители и завоеватели, легенды и мифы, любовь и ненависть, дружба и предательство... Здесь обыкновенный смертный, со всеми своими слабостями и недостатками, способен на захватывающий дух героизм, на благородство и самопожертвование, которые неведомы ни богам, ни другим живым существам. Это история беспримерного мужества, почти самоубийственной отваги, это история, где нет пределов достижимого...

Древний мир героев и богов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Древний мир героев и богов » Мгновения грядущего » "Break loose, begin the world. So what's the hitch?"


"Break loose, begin the world. So what's the hitch?"

Сообщений 1 страница 20 из 36

1

--
Действующие лица: Ганник, Микаэла, чуть позже Зена, Румина
Время и погода: Ближащее будущее после встречи Микаэлы и Эроны. Переменчивая
Место действия: Греция, горы Этны и далее по обстоятельствам.
События:

День за днём дочь Бога войны и Королевы Воинов проводила в борьбе с собой. В девушке сочетаются две стороны одной монеты. Одна - воительница, чьё сердце бьётся во имя правды и добра, вторая - богиня, жаждущая всевластия и господства, та, которую побоится собственный отец.
Тьма и свет существовали в одном теле, то и дело меняясь в своих проявлениях. Она то Микаэла, то Вдохновение... Жить с тьмой стало опасно. Каждая новая прогулка Вдохновения давалась Микаэле слишком дорого, поэтому девушка решает найти управу на собственную тьму.
В своих путешествиях она не раз слышала об ордене монахов и ведьмах, что могли многое. Они хранили давние знания со времён титанов, и лишь немногие из них оставались носителями этих тайн.
По одной из легенд, в горах Этны, между двумя заснеженными перевалами, есть пещера сна... В её недрах хранится древний металл, который использовался магами и монахами в различных ритуалах. Именно из этого метала, по легендам бардов, можно было выковать оружие, которое даст ему силу обуздать самих богов, заставив тех служить хозяину оружия.
Микаэла стала изучать рукописи летописцев, чтобы найти следы ордена монахов и ведьмовских кланов, что помогут сотворить из металла орудие, способное приручить тьму, а когда находит одного из них, то понимает, что в одиночку ей не справиться с задуманным.
Найти пещеру она может, но войти в неё должны разные люди, объединённые одной целью. Тот кто нуждается, тот в чей груди бьется сердце льва, тот кто победил свою тьму, и тот кто является воплощением тьмы....

Отредактировано Mikaela (2015-11-27 14:32:51)

+1

2

Ночь уже практически опустилась, когда гладиатор и его маленький сын, въехали в деревню, название которой, Ганник не успел прочесть, да и мысли бога арены были заняты совершенно другим. Ему пришлось собраться и уехать прочь из домика в котором он растил Авенира, после того, как до него дошли слухи о римских легионерах разыскивающих бывшего рада республики. Так ли это на самом деле или же слухами земля полниться, Ганник проверять не стал. Поспешно собравшись он отправился подальше от места, ставшее им домом на многие месяца. Зену он уже давно не видел, и к сожалению вестей от любимой не приходило, мужчине оставалась лишь ждать ее возвращения и надеяться на встречу, ведь мальчику нужна мать, а не отец который ничего кроме войны не умел. Хотя, время научило гладиатора некоторым необходимым вещам и все же, Богу Арены приходилось пользоваться услугами сиделок, которые качали сына, кормили и купали его. Все это было в прошлом, и теперь им предстояло найти новый дом, который убережет Авенира от преследований республики.
Погода радовала своим спокойствием, а чистое небо, переливалось тысячами ярких звезд, под песни кузнечиков, нужно было найти постоялый двор, где бы гладиатор мог остановится на ночлег, а по утру продолжить путь. Шагая по темным улицам, где практически не было жителей, кроме  пьяниц, что пошатываясь топали в сторону своих домов от трактира или же направлялись к нему за добавкой и , торговцев, что закрывали лавки на ночь. Бог арены неторопливо шел вперед, ища глазами таблички с надписями домиков которые могли приютить их, но так и не наткнулся на нужную. Сын неловко поерзав в крепких руках отца, раздался плачем, прося о еде, которой у Ганника не было, от плача не спасло даже легкое качание, это усугубляло вопрос о поиске жилья. И все же, гладиатор привлек нужное внимание, а именно услышав плач ребенка к нему подошла женщина, которая по воле судьбы искала постояльцев в свой дом. Вдова, муж погиб в сражении против богов, история как и тысяча тех, что кельт уже успел услышать от греков. Война не бывает без жертв. Старушка открыла двери своего дома, впуская отца с сыном, а после предложила свою помощь.
Домик был слегка обветшалый, но с этим справится можно, галл пообещал подлатать крышу и поставить новые дверные засовы, за доброту и внимание. Авенир налопавшись молока, крепко уснул, а кельт смог, наконец, найти пару минут и для себя, когда добрая хозяйка вызвалась по нянчить мальчика если тот проснется.
Двери трактира уверенно распахнулись от сильной толчка, твердой ладони гладиатора, вот одно из тех мест, где он предпочитал проводить вечера, а следом и ночи. Были времена когда, дочери трактирщиков обслуживали его столик с воодушевлением и мечтали о крепких объятиях самого бога арены.
Карие глаза молчаливо обвели посетителей тяжелом и уставшим взглядом, после чего гладиатор уселся за стойку, ибо свободных мест не было. Шум, ругать, смех, и бормотание тех, кто уже едва стоит на ногах.
- Кружку Эля - проговорил галл, кладя на столешницу несколько монет.
Настроения не было, и это касалось не только сегодняшнего вечера. Уже много ночей галл засыпал в одиночестве, и просыпался утром не наблюдая лица любимой рядом, с мыслями, что не давали покоя, жива ли. Ганник и сам не понял, как согласился отпустить свою королеву, но даже сейчас не жалел о своем решении. Они оба были теми людьми, кто не принадлежал самим себе, оба герои общества, те кто положил свои жизни ради благо нуждающихся. Имели ли они право на обычную жизнь? Сложный вопрос, ответа на который галл до сих пор найти не мог. Он лишь смотрел в глаза своему маленькому сыну, совершенно не зная, какое будущее он сможет ему дать. Пойти по стопам родителей и стать воином, кельт желал бы другой судьбы для своего сына. Жизни без крови и насилия, жизни без страха и вечного преследования. Ганник тяжело вздохнул на миг прикрыв глаза левой рукой. Бог Арены скучал по ней, скучал по любимой женщине, скучал по сражениям, по крови на своих руках, как бы страшно это не звучало, но он был гладиатором - бойцом, что развлекал скупых римских вельмож, был убийцей которому нравилось его ремесло.
Глубокими глотками мужчина осушил одну кружку, а за ней еще парочку, до сих пор оставаясь трезвым.

+3

3

Жизнь Микаэлы здорово поменялась с того момента, как она вошла в сокровищницу своего отца, и посмела надеть на руку его браслет. Знай она тогда, к каким последствия приведет этот на вид детский поступок, Мика никогда бы даже не шагнула в сторону хранилища Бога Войны. Воительница до сих пор пытается найти оправдание своей ошибки, что едва не стоила жизни ее матери, и стоило многих погибших в Стимфале, тех кто защищал свой город, свои семьи и детей от страшной угрозы по имени "Вдохновение".

Ночами она вздрагивает от ужаса, который охватывает тело и сковывает дыхание, заставляя нервно оглядываться по сторонам. Тьма живет в ней, живет и в любой момент найдет лазейку для очередной кровавой вылазки. Микаэла могла говорить о ней, как о инородной части, что прилипла к ней словно деготь, такой же вязкой и темной, как сама тьма, и чтобы избавиться от нее одного желания к сожалению мало.

После расставания с богиней ярости, Мика решила подумать о себе. Звучит эгоистично? Может быть, но если она найдет способ приручить своих демонов, то спасет больше жизней, нежили размахивая мечом, боясь каждый раз пролить лишнюю каплю, вражеской крови. Не раз в своих путешествиях девушка слышала рассказы, о монахах, что хранят древние знания, которые вполне могут помочь ей с образовавшейся проблемой. Туда теперь и лежал ее путь, сквозь деревни, города, реки и поля, все дальше от цивилизации.

Найти орден было трудно, и к своему сожалению воительнице пришлось воспользоваться даром отца. С помощью божественных сил браслета, Микаэла перенеслась на границу святых земель, куда могла ступить лишь нога смертного, и лишь спустя сутки, ей удалось добраться до монастыря. Несколько дней брюнетка провела среди монахов, слушая предания и легенды, внимая их словам и напутствиям, ведь эти люди не могут отказать тому, кто искренне нуждается в помощи. Теперь, когда она знает об одном из способов, ей необходимо вернуться к людям, и начать свои поиски.

Спустя неделю, Микаэла пребывает в родную деревню, именно отсюда она решает начать свой крестовый поход, и первым ее действием будет встреча с отцом, не тем что породил ее, а тем, что воспитал ее человеком. Верхом она пересекла небольшие ворот деревни, но к родному дому отправится лишь по утру. Оставив Вихря в конюшне, и заплатив за его ужин, девушка направилась в таверну, несколько дней без еды заставляли живот урчать. Как и всегда трактирщик порхал возле стойки разливая горячительные напитки местным зевакам и тем кто остановился на ночь.
- Мика? - расплылся в улыбке хозяин харчевни.
- Привет, старый ворчун Виртис - девушка распахнула объятия на встречу выходящему к ней плюшевому седовласому, но безумно харизматическому старикашке.
- А ты изменилась, окрепла. Где ты пропадала ? Отец скучает по тебе
- Всего не расскажешь Вир, - с улыбкой ответила Микаэла, - Я тоже по нему соскучилась. Приехала повидаться. Найдешь местечко для меня?
Виртис одобрительно хихикнул, почесав пухлое пузико, а после проводил девушку за лучший столик в своей таверне, разогнав с него уже напившихся торгашей.
- Все, по домам, вам хватит - смеялся он, выпроваживая своих товарищей. - Прости, не могу посидеть с тобой, заходи утром, народу не много, и ты расскажешь о своих приключениях. Что тебе принести дорогая?
- Ничего, я понимаю, спасибо за столик. Мне как обычно Виртис, спасибо

Когда горячий ужин стоял на столе, а в бокале заманчиво блестело красное вино, голубые глаза отметили вновь вошедшего мужчину. Широкие плечи, ровная осанка, светлые волосы, длиною до плеч частично забранные на затылке в худой хвостик, военные сапоги, и гладии. Пару минут она с интересом наблюдала за мужчиной, что присел возле стойки, из-за нехватки мест, и только когда тому поставили пенистый Эль перед носом, она решила подойти.

- Никогда бы не подумала, что встречу тебя вновь - проговорила она, стоя за спиной блондина - И уж тем более в родной деревне - наконец, встав сбоку, чтобы пересечься взглядами - Ганник - улыбка расплылась на ее лице. - Негоже моему другу пить за стойкой, пойдем, буду рада поужинать в твоей компании

+2

4

Бог арены уже получил новый кувшин тягучего эля, а расслабиться все не получалось, каждая мышца на его теле находилась в напряжении, впрочем внешне для окружающих он казался обычным посетителем харчевни.
- Никогда бы не подумала, что встречу тебя вновь - за спиной раздался женский голос, и галл готов был поклясться, что это знакомый для него голос. Мужчина не торопился обернуться, но карий взгляд мертво уставился сквозь бегающего перед его глазами трактирщика. Мгновенный анализ тембра выдал две возможные версии, первая была чересчур абсурдной, потому, как был похож на голос королевы воинов, но с ней он не договаривался о встречи, да и вероятность такого слишком мала, и второй был еще более абсурдным, и к своему сожалению оказался верным.
- И уж тем более в родной деревне - мелькнула она сбоку, а галл все же не торопился повернуться. - Ганник - наконец, добавила она, заставляя гладиатора повернуть голову в сторону.
Черные, густые волосы, пухлые губки, тонкий носик, и кристально голубые глаза.
- Ми . ка..Э..ла - раздельно произнес он имя девушки, которая была ему знакома по одной давней, и весьма не приятной для мужчины истории, однако только сейчас он сложил в голове все частички мозайки, сопоставив рассказы Зены о своей дочери, и вновь увидев эту девушку воочию. Ганник даже поперхнулся последним глотком, что не успел проглотить. Старая знакомая оказалась дочерью его жены, и все это он понял только что.
- Негоже моему другу пить за стойкой, пойдем, буду рада поужинать в твоей компании - приветливо предложила она.
- Ох, прости - улыбнулся в ответ галл, наконец, отойдя от неожиданной встречи. - Буду рад - мужчина схватил кувшин с элем и направился за стол давней знакомой с мыслями о том, как же он теперь будет ее называть. - Дочь? Подруга? Пффффф - галл плюхнулся на стул, отмечая про себя насколько же сильно Микаэла похожа на мать, и не только внешне. От девушки исходила, совершенно особая аура, воинственно-королевской стати, точно такая же, как и от его возлюбленной, и отличалась лишь тонким ароматом опасности, которую к слову, прежде Бог арены не ощущал.
- А ты изменилась, повзрослела, окрепла - улыбнулся он - Нашла, что искала? Точнее кого искала - он сделала очередной глоток, - Сколько времени прошло с тех пор - не смог сдержаться и усмехнулся. - Надеюсь странствующим бардам ты не поведала истории, в которой любому из мужчин не хотелось бы оказаться, верно?

Отредактировано Gannicus (2015-12-22 23:45:46)

+1

5

Реакция гладиатора была неоднозначной, с одной стороны его широкая улыбка свидетельствовала о его радости от встречи, с другой, казалось Ганник растерян. Микаэла не стала акцентировать внимание на излишней задумчивости мужчины, списав все на время, ведь они виделись лишь однажды, и с тех пор больше не пересекались, до сегодняшнего вечера. Блондин не забыл прихватить свой кувшин с терпким напитком и проследовал за стол дочери войны, со странными для Микаэлы мыслями.
- Дочь? Подруга? Пффффф
- О чем это он? - вскинув одну бровь вверх задумалась девушка.

- А ты изменилась, повзрослела, окрепла - отметил гладиатор, широко улыбнувшись.
- Время меняет всех нас - отозвалась Мика - Ты тоже не похож на того, кто повстречался мне в таверне
- Нашла, что искала? Точнее кого искала - продолжал беседу он.
- Нашла - коротко ответила она, а после сделала глоток горячего напитка - Честно сказать я уже и не помню, но судя по видимым и невидимым изменениям в каждом из нас, прошло достаточно много
- Надеюсь странствующим бардам ты не поведала истории, в которой любому из мужчин не хотелось бы оказаться, верно? - вспомнив события минувших дней, спросил галл, чем вызвал улыбку на  лице Микаэлы.
- Пожалуй из меня неважный рассказчик, да и кто поверит подобному? - она внимательно смотрела на Ганника, пытаясь уловить те изменения, что видит и ощущает. Мужчина уже не старается красоваться перед ней, да и юных красавиц вокруг него не кружит, он не пьян. - Где же обожательницы готовые стоять в очереди ради твоего внимания бог арены? Не поверю, что наша общая история настолько сильно изменила тебя - она внимательно уставилась в карие глаза гладиатора - если бы я тебя не знала раньше, то подумала бы, что любимец всех женщин перестал ими интересоваться, что же явилось причиной твоего смирительного поведения?

Отредактировано Mikaela (2015-12-29 16:48:19)

+1

6

Причина смиренного поведения Ганника в момент разговора как раз подходила к таверне. И не к какой-нибудь, а к той самой, где так уютно расположился и он, и Микаэла. Разумеется, Зена не оставляла мысли встретить их, но не сейчас и не обоих сразу. Ничего не подозревая, воительница толкнула дверь и, пригнувшись - притолоки не были рассчитаны на высокий рост - вошла внутрь. Таверна ничем не отличалась от множества других; по привычке бегло осмотрев ее, Зена подошла к стойке и заказала выпить. Но прежде чем трактирщик успел плеснуть вина с лозы этого года, женщина передумала.
- Лучше воды. И поесть что-нибудь.
Столики были заняты, поэтому она заняла высокий табурет и в ожидании заказа, покрутила на пальце кольцо. Связь с дочерью пропала еще до войны. Не то чтобы это не огорчало - Зена привыкла к молчанию артефакта - но желание узнать хоть что-то о Мике не становилось слабее. Как-то все в жизни Королевы Воинов складывалось неудачно... Со всеми в разлуке, в волнениях за посторонних, в погоне за справедливостью, пока своя жизнь проходит мимо - гречанку не отпускало ощущение, что она на пиру собственной судьбы всего лишь гость. Менялся мир, а Зена оставалась воином, одинокой волчицей, которая не могла жить иначе, кроме как путешествуя. Не устала? Устала, конечно. Люди не торопились зарывать топоры войны, то и дело происходили стычки и разборки, где подобные воительнице были необходимы. Но сколько можно спасать тех, кто вовсе не хочет быть спасенным? Нужны ли вообще герои, если злодеи вырастают, как грибы после дождя: так же много и беспорядочно, срежешь один - на его место встают трое? Боги все равно бросили вызов смертным, а смертные все равно его приняли. И выходит, на события повлиять нельзя - стоит ли пытаться тогда?
- Это по-твоему, еда? - вкрадчиво поинтересовалась Зена, когда на стойку приземлилась тарелка с серым нечто.
- Другого нет, - ответил хозяин.
- Да ладно? Неужто, все посетители принесли еду с собой? - рядом пара мужчин уплетала мясо вполне себе пристойного вида.
- Колечко у тебя на руке красивое. За него, может, и найдется что. Да и сама ты хороша, - нагло улыбнулся трактирщик.
- Я меч для красоты ношу? Дай мне нормальную еду и не провоцируй, - драться не хотелось совсем.
- Сейчас все носят мечи - время такое, - он прищелкнул языком. - Я назвал свою цену.
- Да что же за день такой! - пробормотала Зена, перегибаясь через стойку и хватая мужчину за шиворот. - А вот моя цена: ты приносишь ужин - я оставляю тебя в живых. Что скажешь?
С минуту трактирщик размышлял, но по выражению глаз гречанки понял: шутить та не намерена, и кивнул. К нему захаживали разные личности, и отличить настоящего воина от болтуна было нетрудно. Неразговорчивая брюнетка в доспехах имела довольно грозный вид - решив не связываться, мужчина подал жаркое и поскорее отошел к другому концу стойки, куда как раз подошла подвыпившая толпа. Хмыкнув, Зена подцепила вилкой кусок мяса, но донести до рта не успела: взгляд упал на кольцо. Оно светилось.
- Микаэла!.. - неловко взмахнув рукой, воительница опрокинула кружку с водой на пол, и звук бьющейся посуды на миг перекрыл шум вокруг. 

+1

7

Девушка, что сидела напротив него многим отличалась от той брюнетки, что галл некогда повстречал в одной из греческие таверен, тогда, когда его путь на это земле только начинался. Подумать только, если бы в тот вечер на его коленях не па сидела широкопопая красотка, то скрасить одинокую ночь Бога Арены вполне могла бы и Микаэла. Ганник чуть тряхнул головой выгоняя подобные мысли, случись подобное, как бы он вообще смог смотреть в глаза своей супруге? Да и с Микаэлой дальнейшее общение скорее всего было бы не возможным. Кого благодарить, за тот вечер? Богов? Или напарника по застолью Тора? Хотя это легко можно было объединить, ведь Тор был Богом Грома, правда сейчас это уже не имело никакого отношения, и Ганнику оставалось лишь поклонится судьбам за исход того злосчастного вечера.
Мужчину порадовался тому, что их общая с Микаэлой тайна осталась похоронена лишь в их памяти, потому как, Тор врят ли бы поведал миру о своем прекрасном преображении, что послужило обоим ловеласам хорошим уроком, о котором к слову говоря, спустя некоторое время они безусловно позабыли.
- Где же обожательницы готовые стоять в очереди ради твоего внимания бог арены? Не поверю, что наша общая история настолько сильно изменила тебя - поинтересовалась девушка напротив.
- Почему же? - мимолетно отозвался гладиатор, делая очередной глоток.
- если бы я тебя не знала раньше, то подумала бы, что любимец всех женщин перестал ими интересоваться, что же явилось причиной твоего смирительного поведения? - вот и прозвучал вопрос, на которые Ганник пожелал бы не отвечать, и совсем не потому, что он предпочитал скрывать изменения в своей жизни, а потому, что не понимал, как ему себя вести. Зена говорила ему о своей дочери, и даже произносила имя, но кельт и предположить не мог, что речь идет о той самой девушке, которую он однажды повстречал. Как ему сказать сейчас, своей давней знакомой, что он женат, женат на ее матери, более того, у них есть сын, который является ее братом. Ганник отвел взгляд в сторону, устало потирая переносицу большим и указательным пальцем. Мысли спутались в тугой комок, а застывшей и ожидающий ответа взгляд Микаэлы, лишь добавлял напряжения.
- Эм - неуверенно начал гладиатор - все не просто, знаешь - мужчина вновь отпил из кувшина глоток - в моей жизни и правда случились большие перемены - он улыбнулся - и главная из них - он сделал вдох, и тут, звук разбившегося стекла возле стойки трактирщика привлек взгляды всех посетителей таверны включая Ганника. Взгляд Бога Арены замер, буквально впечатавшись в спину женщины, которая разбила стакан с водой.
- Зена - волнительно подумалось блондину, но следом же, брови сошлись на переносице, а мозг неустанно твердил, что он перебрал. Сделав глубокий вдох, кельт шумно выдохнул, раздувая ноздри, увел взгляд в сторону, а затем вновь вернул к фигуре возле стойки, в очередной раз не веря своим глазам, но понимая, что любимую женщину он не спутает ни с кем. Вопрос был лишь один, реальная ли она, или же Ганнику пора заканчивать с игристым напитком.

Отредактировано Gannicus (2016-01-09 22:46:46)

+1

8

Вопросы Микаэлы явно заставили бога арены задуматься, более того, девушке на секунду показалось, что Ганнику не просто дать ответы. Голубые глаза сошлись в легком прищуре.
- Что же с тобой случилось ловелас? - думала она про себя, наблюдая за тем, как блондин пытается найти нужные ответы для давней знакомой.

- все не просто, знаешь - неуверенно начал он, делая глоток из кувшина - в моей жизни и правда случились большие перемены - наконец, улыбнулся он, но даже улыбкой Ганник не мог скрыть какой-то неловкости, и это здорово напрягало Мику. Не уж то, девушка так сильно изменилась с их встречи ? Или может быть, гладиатор не желает ее компании да и вообще предпочел бы никогда ее более не видеть, а она тут еще лезет в душу с расспросами? Но тогда, почему он молчит и не говорит ей прямо о своих мыслях? - и главная из них - ну вот, гладиатор все же решается озвучить Микаэле главную причину его смирительного поведения, как резкий звук за стойкой трактирщика привлекает внимания практически всех посетителей забегаловки. Казалось бы, обычное дело, здесь каждый день разбивается по 10 стаканов и куда больше лиц, от драк тех, кто не нащупал границ и перебрал с горячительным напитком. Взгляд гладиатора тут же устремился к источнику шума, и кажется он сейчас был шокирован тем, что увидел.

- Зена -пронеслось в его мыслях.
- Что?! - одними губами произнесла девушка, машинально наклонившись в сторону, чтобы открыть себе обзор. Внутри что-то всколыхнулось, а сердце отозвалось сильным ударом, так, что в ушах зазвенело. Микаэла не видела Зену с той самой встречи, когда впервые показалась тьма, именуемая "Вдохновением", с того дня, когда зло, едва ли не отняло у нее только, что найденную мать. Тот день Мика запомнит на всю жизнь, ведь именно он стал отправной точкой тьмы, что с каждым днем все больше и больше находит способов завладеть ситуацией, становясь сильнее от каждого нового срыва. И теперь когда сама судьба привела к ней Ганника и Зену, ей оставалось найти лишь одного необходимого человека, который замкнет цепочку о которой говорилось в монашеских книгах, и возможно тогда, дочь королевы воинов обретет долгожданную свободу и уверенность.
- Мама - тут же сорвавшись с места, Микаэла оказалась возле нее. Все еще не веря своим глазам, девушка крепко обняла ее, вдыхая родной аромат, что дарил ей невероятные чувства. Пальцы зарылись в темных волосах воительницы, а глаза на миг прикрылись, ощущая родное тепло. - я так скучала по тебе. Как ты? Где была? - наконец, отлипнув от королевы воинов, Мика вспомнила о друге. - Пойдем - она пригласила Зену за стол - Знакомься, это Ганник, - представила она гладиатора, тут же вспоминая его мысли. - ...но кажется вы знакомы...

Отредактировано Mikaela (2016-01-13 15:41:04)

+1

9

Не успела Зена моргнуть, как в нее впечаталось что-то высокое, длинноволосое и тут же заключило в объятья, едва не опрокинув с табурета.
- Дочка... - она опешила в первое мгновение, а после, опомнившись, крепко обняла Микаэлу. В уголках глаз задрожали слезы, когда, чуть отстранившись, воительница убедилась, что зрение и осязание ее не обманывают. - Но как... откуда?.. - их вопросы прозвучали одновременно, и обе улыбнулись. - Милая моя, и я соскучилась очень-очень! - не удержавшись, Зена снова прижала дочь к себе - теплую, живую, настоящую. Почему-то мысли о подвохе со стороны богов не возникло: мать всегда узнает своего ребенка из тысячи двойников. Микаэла повзрослела, волосы стали длиннее, а во взгляде появилось новое выражение, но это все равно была она. Пусть расстались они с горькими воспоминаниями у стен Стимфала, сейчас ничего ценнее этой встречи не было. Копившаяся в сердце тревога разом покинула его, уступая дорогу всепоглощающей радости - давно гречанку не охватывало состояние такого счастья. - Хвала богам, ты выжила в войне, - выдохнула Зена. - Почему ты не отвечала? Я столько раз взывала к тебе через кольцо... - вопросы сыпались, словно сухие бобы из прорехи в мешке, и посетители таверны в изумлении смотрели на женщин, что, не стесняясь, обсуждали животрепещущие темы. Наконец, Микаэла опомнилась и потянула королеву воинов к столику, за которым...
- Знакомься, это Ганник, - представила дочь Ареса светловолосого воина, застывшего над тарелкой, - но, кажется, вы знакомы...
- Нет, но теперь будем, - памятуя о способности Мики читать мысли, Зена направила всю выдержку на то, чтобы не подумать ни о чем таком, что скоро все равно придется объяснить. - Я Зена, очень приятно, - давя смех, она протянула руку Ганнику. Они любили разыгрывать попутчиков, представляясь незнакомцами, и теперь оставалось надеяться, что бьющееся, как бешеное, сердце не пробьет нагрудные латы и не выпадет на стол от эмоций. "А где же Авенир?" - все-таки мысленно спросила гречанка. Да, положение у них - обхохочешься: муж (он же отчим), жена (она же мать) и крошка-брат, о котором следовало сообщить давным-давно. Как выходить из ситуации Зена не имела ни малейшего понятия. Оставалось дождаться благоприятного момента и... Вздохнув, она села на свободный табурет и обратилась к мужчине:
- Ты ведь гладиатор, Ганник, верно? Каким образом тебя занесло так далеко от Рима?
Помнит ли он, интересно, эту фразу? Фразу, с которой все начиналось...

+2

10

И все же Гай был трезв. На громкий шум обернулась и Микаэла, а после позабыв о беседе, буквально сорвалась с места в сторону черноволосой воительницы. Гладиатор не ошибся, это была она, все так же сильна, прекрасна и к его счастью королева воинов была вполне живой. Чувства беспокойства за ее жизнь, сменились беспокойством, как теперь ему вести свою беседу с Микаэлой, что он скажет?Правду? Нееет, Ганник еще слишком мало выпил, чтобы выпалить правду в лицо дочери своей жены.  О боги, и как только судьбы отвели его от роковой ошибки несколько лет назад, а ведь на месте Тора мог оказаться Бог Арены, эти мысли не давали покоя, и все же сложившаяся ситуация была бы гораздо сложнее обернись он на Микаэлу раньше Бога Грома, хвала небесам, Юпитеру и всем остальным за то, что его колени оказались заняты другой прекрасной дамой, имя которой мужчина позабыл с рассветом нового дня.
Кельт не стал подрываться с места следом за юной воительницей, сейчас его мысли были заняты другим, а именно, как поведет себя Зена, и что говорить своей подруге когда та, начнет вновь засыпать его вопросами.
- Знакомься, это Ганник, - представила свою мать Микаэла - ...но кажется вы знакомы...
Гладиатор устремил взор карих глаз точно в глаза Зены, безмолвно обменявшись с ней теплой искоркой, которую могла заметить лишь она.
- Нет, но теперь будем, - отозвалась королева воинов, заставив галла расслабиться на несколько мгновений. - Я Зена, очень приятно - улыбнулась она, протягивая руку, для знакомства.
- Ганник - с трудом сдерживая смех, проговорил он, и тут же сделал глоток из кувшина, чтобы немного успокоить разум и прийти в чувства. Разве так должны встречаться два любящих сердца, когда разлука была столь долгой? Нет, конечно, но сейчас ситуация требовала подобного, пусть и комического, может быть где-то абсурдного решения. Бог Арены никак не мог оторвать взгляда от Зены, и в тоже время, обращая внимание на Микаэлу, теперь видел, насколько сильно они похожи между собой.
- Ты ведь гладиатор, Ганник, верно? Каким образом тебя занесло так далеко от Рима? - задала свой вопрос королева воинов присаживаясь за столик.
- Я в поисках дамы сердца - ответил он с широкой улыбкой на лице - И судьба сама привела меня на эти земли, чтобы найти ее - он вновь встретился с ней взглядом, а после перевел внимание к Мике - Аммм, вы сестры не так ли? - с улыбкой произнес он, ведь это очевидное сходство могло натолкнуть лишь на эту мысль, но или у природы был выходной и выдумывать новую внешность для одной из них было слишком лениво, так несколько других штрихов не менее изящных и уже другой человек. - Ты известность в этих землях - обратился он к Зене - - не тяжело быть живой легендой?

+2

11

Несказанно приятно было ощутите тепло родных рук, что бережно прижимают к себе, даря ощущения счастья. Никто и никогда не заменит родную мать. Ни годы разлуки, ни время, ничто не разрушит связь, которая рождается вместе с младенцем и тянется прочной ниткой всю твою жизнь. Микаэла выросла без Зены, однако каждый день своей сознательной жизни, любила ее, любила совершенно не зная, что значит для матери, что оставила ее у кузнеца. Ей наплевать было на причины, и все равно, что говорили соседские дети и бабки на скамейках, она любила ее, потому что Зена была ее матерью, женщиной, носившее дитя под сердцем и подарившее ей самый драгоценный дар на свете, жизнь.

К сожалению спустя время и годы, после встречи с настоящим отцом Мика забыла, какого это, жить полноценно, без страха без тьмы, что томиться внутри твоей души, в бесконечных поисках лазейки.
- Почему ты не отвечала? Я столько раз взывала к тебе через кольцо... -поинтересовалась она.
- Прости, я - девушка пыталась подобрать слова, но так и не смогла найти ничего вразумительного, а признаться матери в том, что ей не всегда удается сдержать тьму, дочь войны пока была не готова. Не стоило омрачать радужную встречу подобными новостями. - наверное из-за войны связь была потеряна - она пожала плечами.

Как только Мика представила Ганника своей матери, та уверила дочь, это их первая встреча.
- Нет, но теперь будем - протягивая руку для знакомства отозвалась королева воинов, но тем не лишила дочь вопросов, которые невольно возникли в ее голове.
- Возможно Ганник слышал о ней... - на миг задумалась девушка, а после присела на свой стул, наблюдая за знакомством гладиатора и королевы воинов.

- Я Зена, очень приятно
- Ганник - представились они друг другу, но от зоркого глаза девушки не скрылись легкие улыбки на лицах обоих, однако и это Микаэла списала на хорошее настроение обоих.

Каким образом тебя занесло так далеко от Рима?
- Я в поисках дамы сердца. И судьба сама привела меня на эти земли, чтобы найти ее
- Знала бы ты сколько пришлось ему пережить на этих землях - невзначай пробурчала девушка, отпивая из кружки.
- Аммм, вы сестры не так ли? - тут же спросил Ганник, уводя разговор в другое русло.
- Не совсем - с улыбкой ответила девушка, не вдаваясь в подробности, возможно Зене удастся более лояльно объяснить Богу Арены, кем они приходятся друг другу и почему разница в возрасте не многим больше 10 лет. Воспринять такое довольно трудно.

+1

12

Сидеть за маленьким столиком, почти касаясь Ганника локтем и коленом, оказалось еще тяжелее, чем посчитала Зена поначалу. По меркам суровых воинов их расставание было ничтожным - подумаешь, месяц! - но для любящих сердец и неделя порознь влечет за собой ураган эмоций и бессонных ночей. Привыкнув засыпать в объятьях своего мужчины, а, просыпаясь, видеть его сонную улыбку, воительница подолгу ворочалась на походной постели, чаще всего сооруженной из веток и мехового одеяла, - таверны не так часто попадались на пути, как хотелось бы - и гнала прочь крутившиеся в голове воспоминания. О знакомстве, о Капуе, о Галлии; о том, как нежны могут быть загрубевшие от оружия руки, как щетина покалывает щеки при поцелуях... Зена помнила каждый шрам на теле гладиатора, знала наизусть каждую его привычку: вот он хмурится, а вот потирает подбородок...
На помощь, как правило, приходила сила воли, и заснуть все же удавалось, но бывали случаи, когда сон не шел - тогда женщина бездумно смотрела в небо и гадала, когда Судьбы наконец перестанут разводить их даже ненадолго. Не везде галл и гречанка могли появляться вместе - это повлекло бы неуместные пересуды, дало оружие врагам, коих после войны не стало меньше.  Приходилось расставаться, чтобы встретиться в условленный срок в ином месте. В такой жизни были и преимущества: разделившись, Ганник и Зена могли быстрее найти друзей и близких. До нынешнего вечера Королеве Воинов не везло - возможно, поиски димахера оказались удачнее. И они обсудят это позже, но прежде брюнетке хотелось прижаться к мужу, поцеловать его, забыв обо всем, почувствовать биение сердца в широкой груди - иными словами, побыть женщиной без доспехов и прочих статусных ярлыков.
Но игра продолжалась - за знакомым паролем последовал знакомый отзыв, и Зена не могла не улыбнуться.
- Надеюсь, твои поиски увенчались успехом? Греция всегда слыла образцом красоты и учености, - в синих глазах ее мелькали те же искорки, что и во взгляде Гая. - А ты знаешь? Вы ведь не сегодня познакомились? - проницательности брюнетке было не занимать. Она смотрела по очереди на обоих, когда Ганник спросил про сходство - оно и впрямь было ошеломляющим.
- Нет. Микаэла - моя дочь. Долгая история, на самом деле. К ней приложил руку Арес, - фраза прозвучала двусмысленно, и Зена поправилась: - Я имею в виду, он неплохо продлил мне жизнь, похоронив во льдах. Глупое недоразумение, ничего интересного, - она отмахнулась.
- Ты известна в этих землях. Не тяжело быть живой легендой? - усмехнулся гладиатор.
- Иногда тяжело. Но сейчас люди уже привыкли, что я не насаживаю головы на пики ради забавы. Отрадно знать, что моя слава доходит и до Рима, раз даже ты обо мне слышал, Ганник. Кстати, - Зена повернулась к Микаэле, - по пути сюда я наткнулась на Эрону и ее папочку. Она про тебя спрашивала, - сняв кружку с подноса пробегавшего мимо трактирщика, женщина потянулась к кувшину вина и налила себе немного. - Когда вы успели познакомиться? 

+1

13

Она сидела так близко, что при каждом новом вздохе, гладиатор машинально неторопливо и глубоко втягивал ноздрями,  аромат любимой женщины. Он скучал по ней, действительно скучал, хотя многие скорее всего спросили, откуда время на подробное, когда рядом маленький ребенок. Ганник не любил привязанносей, обязанностей, особенно когда это касалось женщин. Именно таким помнит его Микаэла, однако все изменилось с появлением в жизни бога арены, королевы воинов, что перевернула сознания мужчины с ног на голову, заставив его сердце биться только для нее, для нее и для сына, который сейчас скорее всего уже спит, на сморщенных руках доброй женщины, что приютила одинокого папашу.
- Знала бы ты сколько пришлось ему пережить на этих землях - мимолетно пронеслось возле уха Гая, и тот взглянул на Мику с легким прищуром, не хватало еще узнать его жене, как он щеголял по Греции в платье, пытаясь отбиться от назойливых кавалеров. Ох, ведьма потрудилась на слову, создав из него и Тора не просто женщин, а таких, на которых они были падки сами, а вкусы о богов были великолепными, да и кто откажет себе в удовольствии по ухлестывать за длинноногими блондинками и шикарной брюнеткой. Микаэла тогда здорово помогла несчастным, в том числе и в возвращении им их привычного облика. Вот только урон ведьмы они запомнили не так надолго, как ей бы хотелось. Женщины вновь стали лакомством для гладиатора, а с Тором он больше не пересекался. Хвала Юпитеру, история закончилась, а вот воспоминаниями кельт делиться бы не хотел.
Невольно, на его лице промелькнула кривая улыбка, когда образно он представил выражения лица Зены, узнай она о подобном.
- Надеюсь, твои поиски увенчались успехом? Греция всегда слыла образцом красоты и учености
- Не могу не согласится - с улыбкой ответил он. - Мика, твоя мама всегда такая любопытная? - обратился он к подруге, снимая с себя ответ на вопрос Зены. Играет с ним, ох, напрашивается.
- Судьба интересная штука не правда ли? - ответил он на взгляд Зены, когда та поинтересовалась о знакомстве своего нынешнего супруга и дочери. Удивительно, как галл мог не вспомнить о Микаэле, когда королева воинов рассказывала о ней.
- Нет. Микаэла - моя дочь. Долгая история, на самом деле. К ней приложил руку Арес, - ответила она на вопрос кельта, а после добавила - - Я имею в виду, он неплохо продлил мне жизнь, похоронив во льдах. Глупое недоразумение, ничего интересного
- Действительно ничего интересного в том, что ее отец бог войны, нюансы, кому они нужны - усмехнулся Гай отмечая про себя, что мать Микаэлы не спешит рассказывать в слух о происхождении дочери, и это было правильно, любопытных кругом полно, а подобное услышанное чужими ушами, может заметно усложнить их жизнь.
- Иногда тяжело. Но сейчас люди уже привыкли, что я не насаживаю головы на пики ради забавы. Отрадно знать, что моя слава доходит и до Рима, раз даже ты обо мне слышал, Ганник. - ответила она на вопрос о легенде.
- Для меня честь сидеть за одним столом с королевой воинов - слегка кивнул он головой, а после сделал пару глотков эля, сегодня он был особенно легким.
- Так, какими судьбами девушки вы тут оказались?

Отредактировано Gannicus (2016-02-23 19:22:33)

+1

14

Микаэла хоть и была молода, но она не дурочка, и нельзя не заметить те вещи, которые бросаются в глаза. С первого взгляда вся беседа выглядела совершенно обычно, однако мысли, что посещали головы ее матери и друга, создавали смуту и не понимание. Сначала она думает про Авенира, затем галл, выдает весьма интересные мысли. Мика невольно прищурилась, продолжая свои наблюдения за собеседниками.

- Мика, твоя мама всегда такая любопытная? - поинтересовался галл, когда Зена, задала ему интересующий и саму Микаэлу вопрос, нашел ли от ту самую. Ведь поведение гладиатора с самых первых минут показалось ей очень странным, словно перед ней другой человек, а не тот ловелас которого она когда-то встретила в одной из таверн Греции.

- А ты знаешь? Вы ведь не сегодня познакомились? - поинтересовалась королева воинов.
- Эта очень давняя история, я тогда только отправилась на поиски...тебя - улыбнулась девушка - но думаю Ганник лучше тебе расскажет о нашем знакомстве, из меня не важный рассказчик, ты ведь знаешь.- Мика предпочла скинуть историю их знакомства с гладиатором, на его широкие мужские плечи, дабы не ляпнуть чего лишнего, если захочет сам поведает об их приключениях.

Микаэла - моя дочь. Долгая история, на самом деле. К ней приложил руку Арес
- И не только руку - улыбнулась сама себе девушка, но тут же ее мысли перебили мысли Ганника. - Действительно ничего интересного в том, что ее отец бог войны, нюансы, кому они нужны
- А ты откуда знаешь? - одна бровь Микаэлы чуть взлетела вверх, выражая ее негодование.

Кстати, по пути сюда я наткнулась на Эрону и ее папочку. Она про тебя спрашивала
- Эрону.. - отвлекла от размышлений ее Зена - - Когда вы успели познакомиться?
- Пришлось пересечься по воле судеб, словом я решила отдать давний долг богу войны, и наши пути с богиней ярости пересеклись. Поменьше бы таких встреч - последняя фраза скорее была мыслью вслух, нежили чем-то значимым, но Микаэла была уверена, Зена поймет, почему встреч с Эроной, ее дочь предпочла бы избегать. - Но главным стало то, что очевидное для меня стало ясным, и - она посмотрела сначала на Зену, затем перевела взгляд на Ганника - об этом поговорим утром, на свежую голову, а сейчас не хотелось бы портить столь прекрасный вечер.

-  Так, какими судьбами девушки вы тут оказались? - поинтересовался гладиатор.
- Я выросла в этой деревне, и за долгие странствия, успела соскучится. Говорят родные стены могут излечить любые раны, даже душевные. Правда до родного дома я пока так и не дошла - улыбнулась она. - Надо собраться с духом, чтобы явится к отцу, боюсь как бы наковальней не придавил, за долгое молчание - неловко поежилась она на стуле. - Но теперь, - радостно она улыбнулась - Барка не будет так суров, когда я зайду в дом с родной матерью, правда? - воодушевленно обратилась она к матери, а затем взглянула на Ганника. - А ты успел где-нибудь остановиться?

+2

15

Ганник ловко ушел от ответа, перебросив мяч Микаэле, но та в следующей фразе вернула его гладиатору. Поняв, что не добьется сейчас деталей, Зена пообещала себе поговорить с каждым по отдельности - история, видать, занимательная, раз и муж, и дочь о ней столько времени умалчивали. Как все женщины, брюнетка была любопытной, но как воин качество это ненавидела - чаще, конечно, когда его направляли против нее же.
- Да уж, изобретательности судьбе не занимать, - Зена хмыкнула: встреча привела ее в хорошее расположение духа, которое не омрачало даже предстоящее объяснение. - А для меня честь - пожать руку тому, кто прославил лудусы Рима победами. Хоть я Республику и не жалую, - есть, с чего. Сколько бы раз Королеву Воинов не приводили дороги в Вечный город, покидала она его с очередными ранами. И хорошо, если они были только физические. Интересно, что стало бы, если бы Ганник не успел на тот корабль? Сумели бы они встретиться снова и продолжить отношения с прерванной строки? Говорят, чему суждено случиться - то произойдет, но так ли это, не знает доподлинно никто... Мысли скользили подобно судну, уносившему воительницу прочь от проклятого города, что подарил надежду и отнял ее, разбил сердце вдребезги - пусть и было это в самых страшных фантазиях. Человеку свойственно предполагать худшее, а потом рвать на себе волосы, когда это худшее обретало плоть. И все же Ганник с ней, живой и невредимый. "Пожалуй, принесу жертву Гермесу и Аресу. Нет, Арес обойдется, - подумав, заключила женщина. - Да и Гермес, в сущности, бог бесполезный... Никому не буду ничего жертвовать, так лучше, - и правда, с каких пор она сменила доспехи на жреческий балахон? - Из-за таких вот колеблющихся убеждений и разгорелась война".
Микаэла заговорила об Эроне, и на словах о долге Аресу брови Зены взлетели вверх. "Не отомстить ли ты ему собиралась, дочка?". После Стимфала можно было этого ожидать, так как поступок бога войны был, мягко скажем, не из геройских. 
- Поменьше бы таких встреч.
- Согласна, - женщины обменялись понимающе-сочувственными взглядами.
- Но главным стало то, что очевидное для меня стало ясным, - закончила мысль Мика, и Зена, которая в витиеватой реплике дочери не нашла ничего очевидного или ясного, кивнула: отложить так отложить.
- Я отдала ей твой долг, - сообщила она, вновь переключаясь на Ганника, вовремя задавшего отвлеченный вопрос.
Ответ Микаэлы заставил гречанку тихо ахнуть: она не узнала деревню, куда, едва оправившись от родов, двадцать пять лет назад пришла с сопящим свертком.
- Я и забыла, как выглядит твой дом. А ведь точно, и трактирщик прежний... Думаю, лучше тебе пойти к Барке одной, все-таки я... - "бросила тебя". - Не очень он будет рад видеть меня, вот.
"Надеюсь, он жив", - портить вечер известием о смерти было бы преступлением.   

+2

16

С каждой новой секундой, гладиатор чувствовал себя словно актер в спектакле, действия которого невозможно предсказать. Он был знаком с обеими, с Микой чуть раньше, но поразительным было другое. Ганник до сих пор не понимал, почему не сопоставил рассказ Зены о своей дочери с той темноволосой воительницей, что спасла их мужские задницы от юбок? Ответ у кельта был лишь один, тогда Микаэла была для него одной из тех, кто просто прошли мимо его жарких объятий, ведь Гай не запоминал их лиц и имен, да и не к чему это было, вырвавшемуся на свободу гладиатору, что смог сбежать не только от Рима, но и от самой смерти.
- Эта очень давняя история, я тогда только отправилась на поиски...тебя , но думаю Ганник лучше тебе расскажет о нашем знакомстве, из меня не важный рассказчик, ты ведь знаешь. - ловко перебросив ответ на вопрос на плечи кельта, проговорила дочь Зены. Что ж смекалки ей не занимать, как и ее мать она отлично умеет выкручиваться из щекотливый ситуаций, вот только сейчас когда ответа королева воинов будет ждать от него, он не сможет отвертеться, хотя очень бы хотел, чтобы эта тема так и оставалась закрытой для его супруги. Ему было стыдно признаться в том, что за свою любовь к женщинам он однажды поплатился, а когда Микаэла помогла им с Тором вернуть свои тела, галл недолго думая, продолжил себя вести так, как и прежде. Ничто не могло изменить нрав похотливого гладиатора, по которому сохли не только служанки Батиата, но и дамы из высокопоставленных слоев Римского общества, дочери и жены сенаторов Капуи, и ему это льстило. Бог арены должен был быть богом во всем, и только лишь Зене удалось показать Ганнику, что он еще способен на высокие чувства, за, что кельт вечно будет благодарен ей.
- А для меня честь - пожать руку тому, кто прославил лудусы Рима победами. Хоть я Республику и не жалую - отозвалась воительница, и к счастью галла не стала выпытывать из него ответ на вопрос, пока не стала.
- надеюсь ты не станешь вспоминать об этом позже дорогая - подумал он, взглянув на супругу с тонким прищуром.
Разговор плавно перетек в другое русло, и теперь уже речь шла о некой Эроне и Аресе, последнего Ганник знал, как отца Микаэлы и греческого бога войны, а вот кто такая Эрона кельт даже не догадывался.
- Я отдала ей твой долг
- Долг? - невольно нахмурился он, а после сделал глоток Эля.
- Я выросла в этой деревне, и за долгие странствия, успела соскучится. Говорят родные стены могут излечить любые раны, даже душевные. Правда до родного дома я пока так и не дошла - ответила Микаэла на его вопрос.
- Оу, так мы на твоей земле, если можно так выразиться - улыбнулся гладиатор, сложив руки на груди и чуть опрокинувшись на спинку стула.
Надо собраться с духом, чтобы явится к отцу, боюсь как бы наковальней не придавил, за долгое молчание. Барка не будет так суров, когда я зайду в дом с родной матерью, правда? 
- Барка?!Ее приемного отца зовут Барка? - бог арены заметно напрягся, и дальнейшие пару фраз просто не слышал. Внутри все сжалось в тугой комок, а воспоминания моментально вернули его в те дни, когда он был рабом Лентула Батиата. Каменные стены лудуса, комната чемпиона, в которой Ганник проводил свои вечера, тусклый свет свечей, бара кувшинов с вином и он в окружении прекрасных блудниц. Хозяин вновь наградил своего бойца за победу на играх. В те дни, казалось ничего лучше этих даров нет. Быть чемпионом дома Батиата, Богом Арены, любимцем Капуи и Рима. Ганник принимал свою судьбу и относился к ней с юмором, всегда спорил с Аномаем по вопросам свободы и рабства, призывая того отмести мысли о свободе и наслаждаться невидимыми кандалами, радоваться новому дню и объятиям любимой жены.
- Мелита.. - образ первой возлюбленной мелькнул в памяти, заставляя взгляд мужчины заметно потускнеть. Следом воспоминания перенесли его в день, когда в их Лудусу появились новички. Позже они станут гладиаторами, а пока Бог Арены, его братья, включая Барку, который был известен Риму, как "чудовище Карфагена", будут заставлять их есть песок и валяться в грязи, учиться выживать на арене, и когда-то наступит день, когда они назовут достойнейших из новичков братьями. Воспоминания настолько сильно захлестнули кельта, что пальцы невольно коснулись клейма.
- Спите спокойно братья мои - с болью в сердце пронеслось в голове Ганника, а после он вновь вернулся в реальность.
А ты успел где-нибудь остановиться?
- М!? - поднял он свой взор на Мику - я, да - Ганнику с трудом удалось - здесь неподалеку добрая старушка приютила меня в замен на починку крыши - он улыбнулся.- Простите, просто твоего отца зовут так же, как звали моего брата, и воспоминания о прошлом невольно дали о себе знать - объяснился галл, прежде чем дамы засыплют его новыми вопросами. - возможно ты ошибаешься - добавил он, относительно слов Зены,  о том, что приемный отец Мики не захочет ее видеть. Ведь если бы не она, у этого мужчины не было бы столь прекрасной дочери. - Но думаю, сначала лучше сходить к отцу самой. Он наверное соскучился по тебе

+1

17

Чем дольше троица сидела за столом и общалась, тем больше вопросов возникало в голове Микаэла. Девушка не была из тех, кто не умеет сопоставлять детали, наоборот она всегда обращает на них внимание, даже если на первый взгляд они не представляют из себя большой ценности, в итоге именно из мелочей складывается нечто основательное. И сейчас, воительнице казалось, что и мать и давний знакомый, разыгрывают перед ней нечто вроде сценки под названием " мы друг друга видим впервые". Зена знала о способности Микаэлы, а вот с гладиатором девушка не делилась своими силами, поэтому мужчина не стеснялся думать о том, что не мог сказать, собственно говоря мысли королевы воинов тоже давали весьма интересную почву для размышлений, возможно мать просто забыла о способности Мики.

- А для меня честь - пожать руку тому, кто прославил лудусы Рима победами. Хоть я Республику и не жалую. Интересно, что стало бы, если бы Ганник не успел на тот корабль? Сумели бы они встретиться снова и продолжить отношения с прерванной строки? Говорят, чему суждено случиться - то произойдет, но так ли это, не знает доподлинно никто... - дочь войны молча перевела взгляд с Ганника на Зену, а затем обратно.
- надеюсь ты не станешь вспоминать об этом позже дорогая - наперебой звучали мысли гладиатора.
- Так значит да?! - подумала она, наконец, собрав кусочки мозаики, и теперь девушка была на 100% уверенна, что эти двое разыгрывают перед ней театральное зрелище. Весьма не плохо, - призналась себе Микаэла, сложив руки на груди и молча наблюдая за представлением.

"Пожалуй, принесу жертву Гермесу и Аресу. Нет, Арес обойдется.  Да и Гермес, в сущности, бог бесполезный... Никому не буду ничего жертвовать, так лучше, - брюнетка лишь едва заметно улыбнулась краешком губы.  "Не отомстить ли ты ему собиралась, дочка?" - мысленно поинтересовалась мать, а в ответ девушка чуть мотнула головой. Мстить, нет, Арес не стоит этого. Глаза девушки на миг потускнели, воспоминания об отце невольно приводили ее к мыслям о Вдохновении, которая все еще была сильна, хоть и давно не показывалась. Микаэла усердно старалась не давай той возможности. Ей приходилось тратить энергию браслета понемногу и не позволять тому доходить до полного заряда, потому, как мощь богов, была ключом к освобождению ее кровожадного ЭГО, что не упустит шанса вновь попытать счастье и задавить светлую сторону по имени Микаэла.

- Я отдала ей твой долг - ответила Зена.
- Надеюсь, он был не велик... - едва слышно отозвалась девушка, делая глоток.
Упоминания об отце, заставили гладиатора уйти "в себя", лицо его стало задумчивым, а с губ исчезла мягкая улыбка, что все это время красовалась перед дамами. Мысли бога арены только подтверждали очевидное, с именем "Барка" связанно нечто дорогое для Ганника. Упоминание имени какой-то женщины, и братьев. Все это была некая тоска и сожаление, словно бы он виноват перед ними, но за что? Блондин не делился своей историей жизни с дочерью войны в их первую встречу, не будет этого делать и сейчас, потому что, как правило события ранившей нашу душу, всегда останутся для нас запретной темой, дабы не вскрыть заштопанные грубыми нитками кровоточащие раны.

- Я и забыла, как выглядит твой дом. А ведь точно, и трактирщик прежний... Думаю, лучше тебе пойти к Барке одной, все-таки я... - "бросила тебя". - Не очень он будет рад видеть меня, вот.
"Надеюсь, он жив"

- Все в порядке.. правда - она ободряюще коснулась руки матери своей.
- Но думаю, сначала лучше сходить к отцу самой. Он наверное соскучился по тебе - вторил королеве воинов Ганник.
- Что ж.... - Мика чуть наклонилась вперед, взглянув с сначала на старого знакомого затем на мать - пожалуй вы правы, сначала мне стоит встретится с ним самой, а пока ... - она встала из-за стола, оставив несколько монет трактирщику - ты сможешь спросить у Ганника, где Авенир - Мика схватила яблоко с тарелки, игриво подкинув того в руках. - Кстати , отличная игра, я даже поверила, что оба не знакомы, но .... - она взглянула на мать - думаю ты знаешь, что подвело ваш чудный спектакль. Сейчас я пойду к отцу, а завтра, завтра вы мне все расскажете - прищурив глаза в игривой угрозе, девушка широко улыбнулась, покидая столик. - Встретимся утром, здесь же. Отличной ночи - попрощалась она, а после покинула таверну.

Свежий, прохладный ночной воздух тут же всколыхнул густую копну волос. Снаружи было тихо и спокойно, только иногда хлопали двери харчевни, впуская и выпуская посетителей. Микаэла простояла возле входа несколько минут. Ее мысли смешались в кучу, не говоря уже о мыслях матери и Ганника, что по каким-то своим соображениям решили разыграть перед ней сцену. Актерская игра была на высшем уровне, и если бы девушка не читала мысли, то врят ли догадалась о том, что эта пара знакома, ох, но это ведь только часть айсберга, который Мике лишь предстоит разгадать. Ладони легли на лоб, неторопливо проводя по нему вверх и назад, убирая назойливые волосы назад, необходимо было собраться и отбросить ненужные мысли, завтра она потребует объяснений, и получит их, ведь девушка дала ясно понять, что их обман раскрыт, а сейчас ей надо к отцу.

+2

18

Комедию пора было прекращать. Зена с трудом сдерживала смех, но слова дочери выбили из-под ног почву - настолько неожиданно они прозвучали. Уверенная, что удалось провести проницательную девушку, она в первое мгновение смешалась, соображая, как ответить на прямой вопрос, который не замедлит последовать, но Микаэла и так обо всем догадалась.
- А кто это? - попыталась сыграть непонимание супруга гладиатора. Однако следующая реплика заставила ее отказаться от этой затеи. - Могу лишь предполагать, - осторожно произнесла она, отпивая вина - в горле резко пересохло.
- Доброй ночи.
"Да, попали мы. А ты молодец, дочка, горжусь тобой!" - гречанка ни секунды не сомневалась, что Микаэла слышит ее мысли. Даже отсалютовала кружкой, после чего со вздохом повернулась к Ганнику.
- Забыла тебе сказать, Микаэла читает мысли. Я подумала про Авенира, а ты? - запустив руки в волосы, Зена вдруг громко расхохоталась, привлекая удивленные взгляды посетителей. - Пора вносить коррективы в представление, не думаешь? - несмотря на явно обозначенную угрозу, настроение у нее было хорошее. - Я соскучилась, любимый, - тихо добавила она, находя на столе руку Ганника и переплетая с ней пальцы. - Очень... - потерявшись в теплом взгляде, воительница долго-долго смотрела на родные черты и спрашивала себя, как могла дышать, жить без своего бога Арены. Когда они разошлись на перепутье с обещанием скорой встречи, галл будто забрал часть ее сердца - лишь соединив сейчас обе половинки, Зена ощутила всю силу напряжения, тянувшего их друг к другу сквозь любое расстояние.
- У кого ты оставил нашего сына, Ганник? - за улыбкой читалось беспокойство. Как любая мать, она волновалась за Авенира, даже зная, что в надежных руках гладиатора тому ничего не грозит. - Я бы хотела его увидеть, но прежде... - перегнувшись через стол, Зена оставила быстрый поцелуй на губах мужчины. - Если ты закончил ужин, предлагаю навестить Авенира. А по пути расскажешь о своих приключениях. Не верю, что их не было. И кстати, о какой истории говорила Микаэла?   

+2

19

Микаэла была дочерью своей матери, те же кристально голубые глаза, тот же взгляд, и тот же ум, который не перестает удивлять. Как только юная воительница, хотя нет, юной она была при их первой встречи, сейчас же перед ним сидела опытная в своем ремесле девушка, которая могла дать жару многим из тех, кто носит гордое название "воин".  Еще тогда Ганник отметил ее весьма неплохое владение мечом, весьма! Девушка орудовала им так, словно с пеленок обучалась, так чувствовать противника, и угадывать его шаги, так легко парировать удары и с такой яростью атаковать, может лишь истинный боец, а Мика была бойцом. Не каждая женщина будет готова помогать двум мужикам, что поплатились за свою дерзость в отношении ЖЕНЩИНЫ. Другая бы развернулась и пошла прочь, со словами "поделом вам", а она, осталась, осталась и помогла героям вернуть свои тела обратно. Но, как уже говорилось ранее, гладиатор быстро позабыл о жестоком уроке, и вновь принялся за старое. Ничто не могло изменить отношения Гая к женщинам и тем наслаждениям которые они ему давали, ничто и никто, пока он не повстречал женщину, что сейчас сидела напротив, с которой только, что на глазах ее дочери они разыграли спектакль.
- Что ж....  пожалуй вы правы, сначала мне стоит встретится с ним самой, а пока ... ты сможешь спросить у Ганника, где Авенир - сначала подозрительный взгляд, затем сменившийся голос, и фраза которая привела бога арены в ступор.
- А кто это? - спешила продолжить игру Зена, но кажется это не имело никакого смысла.
Ганник ничего не понимал, он не говорил Микаэле про Авенира, и даже имени того не упоминал, да и Зена явно не виделась с дочерью, зачем тогда разыгрывать бы эту комедию если полубогиня все знает. Брови машинально сошлись на переносице.
- Кстати , отличная игра, я даже поверила, что оба не знакомы, но .... думаю ты знаешь, что подвело ваш чудный спектакль.
- Ты о чем ? - искренне непонимающе спросил галл, глядя на Мику, что оставив монеты для трактирщика, собиралась покинуть таверну.
- Могу лишь предполагать - отозвалась супруга, делая глоток вина - Доброй ночи
- Доброй... - успел лишь добавить мужчина, все еще находясь в неком шоке.
Сейчас я пойду к отцу, а завтра, завтра вы мне все расскажете. Встретимся утром, здесь же. Отличной ночи - Мика была настроена решительно, и врят ли Ганнику и Зене удастся избежать ее допроса с пристрастием. Взгляд голубых глаз все сказал.
Едва девушка покинула парочку, воительница, наконец разъяснила в чем дело.
- Забыла тебе сказать, Микаэла читает мысли. Я подумала про Авенира, а ты? - эта фраза была последней каплей, для того, чтобы карие глаза распахнулись.
- И ты мне говоришь об этом только сейчас?! - он всплеснул руками, одновременно благодаря судьбу, что не подумал ничего лишнего, за, что утром было бы стыдно. - долбаный Юпитер, Зена... - на выдохе произнес он, схватившись за кружку, и сделав пару больших глотков, чтобы хоть, как -то очнуться.
- Пора вносить коррективы в представление, не думаешь?
- Боюсь мы так легко не отделаемся, учитывая, что Мике есть в кого быть настойчивой - чуть мотнул он головой, а затем устремил взгляд в глаза жены, по которой скучал много дней и ночей.
- Я соскучилась, любимый - произнесла она, дотрагиваясь до руки гладиатора. По телу пробежался легкий ток, их пальцы переплелись в замок, словно пытаясь слиться друг с другом, а взгляды смешались в один. - Очень... - добавила она, срывая с его губ легкую улыбку, полную нежности. Ее голос звучал так мелодично, что эти слова показались богу арены песней Серены, что зовет в свои объятия очередную жертву. Свободной рукой Ганник, ласково дотронулся до ее лице, скользнув по скуле, и ласково погладив ее по щеке. - Теперь мое сердце снова бьется - улыбнулся он.
- У кого ты оставил нашего сына, Ганник? - обеспокоенно поинтересовалась королева воинов.
- Он в надежных руках, женщины, у которой я остановился на ночь. Ему необходимо молоко и колыбельная, ни того ни другого у меня к сожалению нет, а ее опытные руки, смогут успокоить дитя, лучше тех ладоней, что знают лишь кровь да гладии. - с толикой грусти и радости ответил кельт. Грусти потому, что ни один отец никогда не заменит мать, а с радостью потому, что Зена снова рядом, и Авенир, наконец сможет вновь ощутить вкус ее молока, и услышать приятный голос родной матери, что споет ему колыбельную, крепко прижимая к сердцу, стук которого для ребенка является лучшей музыкой.
- Я бы хотела его увидеть, но прежде...
- Он будет рад - улыбнулся галл - М?! - она чуть потянулась к нему, а после коснулась губами в легком поцелуи, заставляя кровь в венах бога арены бежать сильнее прежнего. - Если ты закончил ужин, предлагаю навестить Авенира. А по пути расскажешь о своих приключениях. Не верю, что их не было. И кстати, о какой истории говорила Микаэла?
- Мой ужин будет закончен, надеюсь не в таверне за столом - мягко намекнул Ганник своей супруге - Приключения? - кельт поднялся из-за стола, подав руку даме, а после они, наконец вышли на свежий воздух. На миг мужчина прикрыл глаза, вдыхая полной грудью прохладный ночной воздух. - мои приключения предельно просты, накупать сына, накормить, уложить, обеспечить безопасность и по возможности не попадать в приключения. Надеюсь я справился с ролью отца, в твое отсутствие - улыбнулся он, а после замолчал, серьезно взглянув на Зену. - Твоя дочь, иногда бывает слишком странной. Одной ей известно о чем она думала на тот момент. Мы познакомились едва я покинул Рим в одной из таверен - они неторопливо двинулись в сторону домика старушки, галл держал свою королеву за руку, боясь вновь отпустить. - О , нет ... - поспешил Гай оговорить тот, факт, что ничего у него с дочерью супруги не было - она только отправилась на твои поиски, я только вырвался из лап республики,  и Бог грома, что радовал себя прелестями Греческой харчевни и ее девицами. Впрочем в последнем я себе тоже не отказывал - чуть скосив рот на бок замолчал гладиатор. - просто мы оказались все в одном месте и весьма неплохо отдохнули той ночью, эммм, ничего интересного правда. Расскажи где ты была? И кстати мы больше тебя не отпустим, Авенир мне прогугулил, что это был последний твой поход в одиночестве.  - театрально нахмурился Ганник, а едва они зашли во дворик, и за их спинами закрылась калитка, мужчина не удержался. Его рука потянула женщину к себе поближе, свободная ладонь скользнула по спине, прижимая супругу к ближе. Лишь на миг, он взглянул в ее глаза ,что даже при свете луны все так же сияли своей чистотой, а после вцепился в алые губы горячим поцелуем, сладость которого дурманила рассудок, и все же, бог арены нашел в себе силы оторваться от столь сладкого наслаждения. - Пойдем в дом - он осторожно открыл дверь, пропуская Зену вперед. На встречу к ним вышла хозяйка дома, держа младенца на руках. Авенир не спал, словно предчувствовал скорое появление матери, и вот едва они оказались рядом, младенец раздался плачем, требуя по праву принадлежащее ему.
- Думаю он хочет есть - прошептал Ганник ей на ушко.
- А вот и мама - не задавая лишних вопросов женщина осторожно передала малыша в руки Зены.
- Простите я - хотел извинится галл за то, что не сообщил о супруге, да и признаться не знал он, что их встреча произойдет сегодня, однако старушка перебила его - ваша комната наверху - указала она на лестницу, а после поспешила уйти во двор.  - пойдем, сейчас мой родной, сейчас мама покормит тебя, это конечно не эль, но думаю ничем не хуже - смеялся гладиатор, пока пора поднималась наверх.

+1

20

- Ганник, между мной и дочерью восемь лет разницы в возрасте, она полубогиня, - мягко заметила Зена, понимая раздражение своего мужчины. - Ты бы принял еще и чтение мыслей, скажи я обо всем сразу? К тому же я не предполагала, что вы встретитесь так скоро... - за соседним столом начали партию в кости. Понаблюдав за игроками, женщина определила, что двое жульничают, но решила пока не вмешиваться. - Что-нибудь придумаем. Скажем правду, например. Лучше пусть от нас узнает, чем от отца, - который имел привычку портить планы Зены откровениями из прошлого.
Рука гладиатора обрисовала линию скул брюнетки, и та с удовольствием потерлась щекой о широкую ладонь. Ганник улыбался - в его улыбке был домик у водопада, корабль на маршруте Пиреи-Капуя, снегопад у стен Герговии - все путевые вехи воинов, нашедших счастье на чужбине. Глаза мужчины говорили о сыне: о том, как плакал он без мамы, как тосковал отец, укачивая его беззвездной ночью, как волновался за супругу и просил богов вернуть ее ему. Их история писалась стремительно, словно оба торопились наверстать упущенное. Случайные свидетели качали головами: торопятся, забыли о себе - наоборот, не думали ни о ком другом, лишь о себе и своем счастье. Всю жизнь сражаясь за других, они имели право на него и отдавать никому не собирались.
- Как и мое, - теперь сердца снова бились одним, остался маленький кусочек - Авенир - который тоже скоро встанет на место.
- Он в надежных руках, - ответил Гай на вопрос о сыне. - Женщины, у которой я остановился на ночь. Ему необходимо молоко и колыбельная, ни того ни другого у меня, к сожалению, нет, а ее опытные руки смогут успокоить дитя лучше тех ладоней, что знают лишь кровь да гладии.
- Чем же ты кормил его два месяца? - удивилась Зена. - Надежнее отцовских рук нет и не было, мой дорогой димахер. Мои ладони тоже знают меч, а не прялку; дети выросли вдали от меня, но я, наверное, не худшая мать из существующих: по крайней мере, могу защитить семью. Почти всегда, - память настойчиво утверждала обратное, но женщине не хотелось сейчас думать об этом. Она ни на миг не забывала Солана, убитого злейшим врагом, мать, сожженную по ложному обвинению в колдовстве, дочь, воспитанную Римом в лучших традициях жанра - не комедии, к сожалению - и поневоле смирилась за столько лет с мыслью об одиночестве. Семья - роскошь для воина. Ганник сумел убедить ее в обратном, но бояться потерять его Зена не перестала. И не перестанет никогда - в такое-то опасное время.
- Это зависит от того, если у женщины, приютившей тебя, лишняя комната, - гречанка подмигнула, угадывая и разделяя всецело намерения мужа. Игроки за соседним столом уже успели уйти, и воины тоже направились к выходу. 
- Твоя дочь, иногда бывает слишком странной, - осторожно заметил Ганник, и Зена кивнула.
- От отца ей досталась сила, справиться с которой неимоверно трудно. Под Стимфалом она вынудила Микаэлу выйти со мной на бой. Если бы дочь не поборола в себе Вдохновение - так мы называем божественное "наследие", - пояснила брюнетка, - я бы не стояла сейчас здесь с тобой. Я оставила Мику в этой деревне, чтобы Арес не узнал о ее существовании и не сумел навредить, но это все равно произошло, - она помолчала, глядя на показавшийся из-за крыши краешек месяца. - Мы не виделись с тех пор. За это время сила могла выйти из-под контроля не один раз... Ну да ладно, расскажи о вашем с ней знакомстве.
- Мы познакомились, едва я покинул Рим, в одной из таверн.., - бровь Зены взлетела вверх: она знала любвеобильность Гая, и от предчувствия неприятно заныло внутри.
- О нет, - видя ее реакцию, мужчина поспешил объясниться, - она только отправилась на твои поиски, я только вырвался из лап республики, и Бог грома, что радовал себя прелестями греческой харчевни и ее девицами. Впрочем, в последнем я себе тоже не отказывал. Просто мы оказались все в одном месте и весьма неплохо отдохнули той ночью, эммм, ничего интересного, правда. Расскажи, где ты была? И, кстати, мы больше тебя не отпустим, Авенир мне прогугулил, что это был последний твой поход в одиночестве.
- Он был прав. Я сама от вас никуда не уйду, - Зена поцеловала гладиатора в щеку. - Но прежде, чем я расскажу о себе, давай вернемся к истории. Значит, ты, Микаэла и Тор встретились в таверне, напились, а что было потом? Ганник, я все равно выясню, так что лучше по-хорошему выкладывай, - в голосе ее прозвучали строгие нотки. Но вместо ответа гладиатор, стоило им оказаться в тени, притянул брюнетку к себе и поцеловал ее так, что подкосились ноги - к счастью, до дома было рукой подать. - Не надейся, что я забуду, - слегка пихнув мужа локтем в бок, Зена шагнула к двери.
- Добрый вечер, - на пороге показалась пожилая селянка с Авениром на руках - тот будто знал, что родители за дверью и заходился громком в плаче, разносившемся сиреной по пустой улице. - Шшш, тише, мой сладкий, мама здесь, - воительница спешно забрала сына и склонилась к маленькому личику, целуя его в щеки и лоб. - Все хорошо, я рядом.
- Ваша комната наверху, - не дожидаясь объяснений, женщина указала наверх и пошла во двор. Зена едва успела поблагодарить ее и удивиться отсутствию любопытства - не каждый день в дом стучатся герои! - как успокоившийся Авенир вновь заплакал.
- Пойдем, сейчас, мой родной, сейчас мама покормит тебя, это конечно не эль, но думаю ничем не хуже, - забавлялся Ганник, пока они поднимались по лестнице в комнату, которая оказалась весьма уютной: столик, табуреты, кровать и большой кувшин с водой. Окно выходило в палисад - сквозь темноту можно было разглядеть душистые гроздья жимолости.
- Надо отблагодарить ее за гостеприимство. Неудобно вышло, - размышляла вслух Зена, пока Авенир ел. Выглядел он здоровым, как успела она заметить, и от сердца отлегло: Ганник справился. - Не болел ничем? Не было аллергии? Расскажи, как кормил, чем... - вопросы посыпались один за другим. Воительница должна была еще раз убедиться, что с сыном все хорошо и что отец не поил его элем или чем иным - шутки шутками, а мужчины - они такие. - Так что там с Микаэлой? - вернулась она к начатой во дворе теме.       

+2


Вы здесь » Древний мир героев и богов » Мгновения грядущего » "Break loose, begin the world. So what's the hitch?"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC