Он позволил крохотным капелькам проникнуть в его черную душу и посеять рассаду тепла и добра, превращая его извращенный разум в светлый и отчищенный от зла и ненависти. На это способна любовь? Или бог просто повстречал девушку, которая не испугалась его, девушку, которая поцеловала его, манила его и заставляла дрожать от собственного холода в страхе потерять свою маску, которую он годами старательно лепил подобно величайшему мастеру. И теперь, когда результат на лицо, в какие-то легкие мгновения эта маска даёт трещину обнажая человека, желающего любви. Или монстра, коим он родился.
© Loki


сюжет | список персонажей | внешности | поиск по фандому | акции | гостевая |

правила | F.A.Q |

Эта история далеких веков, забытых цивилизаций и древних народов. Мир, полный приключений и опасностей. Жестокие войны и восстания, великие правители и завоеватели, легенды и мифы, любовь и ненависть, дружба и предательство... Здесь обыкновенный смертный, со всеми своими слабостями и недостатками, способен на захватывающий дух героизм, на благородство и самопожертвование, которые неведомы ни богам, ни другим живым существам. Это история беспримерного мужества, почти самоубийственной отваги, это история, где нет пределов достижимого...

Древний мир героев и богов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Древний мир героев и богов » Взгляд в прошлое » Золотые пески опасных амбиций


Золотые пески опасных амбиций

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Действующие лица: Румина, Сет
Время и погода: Много лет назад, за несколько веков до начала войны смертных против богов
Место действия: Египет
События:

После неудачных попыток воскресить любимого, Румина, полностью разочаровавшись в олимпийцах, отправляется в Египет, дабы найти ответ там. На её пути стоит непростая задача, ведь её цель - найти Осириса, а, как известно ведьме, теперь он не покидает царства мёртвых и пересечься с ним можно лишь умерев. Подобный вариант ей явно не по нраву, поэтому она решает действовать иначе. Собрав сотню невинных людей, девица планирует принести их в жертву Осирису. Да и выбирает для этого особенный день - 10 лет с момента Суда Богов, где Осирис одержал победу над Сетом и посадил своего сына на трон Мира живых. Не придумав, как избавить их жизни не прибегая к привычному насилию, Румина слышит от одного торговца, что в пустыне сейчас настоящий ад и туда лучше не соваться. Сет негодует и за последнее время ни один караван не достиг точки назначения. Идея в голове ведьмы рождается сама собой. Она выводит это человеческое стадо в пустыню и, предсказуемо, их настигает ужасная песчаная буря. Когда все бедолаги отдают богам души, Румина останавливает бушующую силу песков. В итоге, желая привлечь внимание одного бога, она натыкается на совсем другого, который явно не потерпит вмешательства в его стихию. Чем же обернётся эта встреча? Сможет ли ведьма достичь желанного и вернуть своего любимого с того света? Пожалуй, даже богам неизвестно.

Отредактировано Seth (2015-07-13 23:50:39)

+2

2

выглядит так

https://cs7064.vk.me/c540104/v540104569/fca9/ttx1eJ1QlJc.jpg https://cs7064.vk.me/c540104/v540104569/fcc1/4z7ocGighYM.jpg https://cs7064.vk.me/c540104/v540104569/fcd9/SFYP4xnt93E.jpg
https://cs7064.vk.me/c540104/v540104350/89a4/FFh-15gcXxg.jpg https://cs7064.vk.me/c540104/v540104569/fce0/TNFL8mSN0w0.jpg

С собой: мешочек с магической пылью

- Выходит, Осириса не так уж просто вызвать?

Поинтересовалась Румина, после небольшого диалога с ведьмой, которая могла помочь ей в том, чего хотела греческая колдунья. А именно предоставить необходимую ей информацию. Румина знала всё о восточной культуре, увлекалась ею, боготворила Восток. Но Египет, увы в список того, что интересовало древнюю никак не попадал. Зачем же она здесь? В поисках знаний, необходимых для того, что бы унять боль в душе, возродить свою жизнь.
- Не так уж просто? Душенька моя, его никто не в состоянии вызвать. Он из тех, кто не является на зов смертных. Осирис властвует над мёртвыми, и ему нет нужды опекаться живыми, - Румине не понравился ответ египтянки. Женщина сжала пальцы в кулачки и отвела взгляд в сторону. Чародейка осматривала людей, то и дело сетовавших туда-сюда в работе, но не видела никого, пыталась собраться с мыслями.

- Значит…?

- Значит, если ты желаешь видеть его, тебе нужно умереть, - завершила вместо Румины Манфрет. Египетская ведьма хищно улыбалась, пожирая колдунью своими черными глазами, устрашающий взор, которых только подчеркивали характерные египтянам стрелки. Если бы Румина пожелала умереть, она бы сгорела на костре вместе с Ноа, но ей было мало той жизни. Мало лет проведенных вместе. А ведь они даже не успели родить дитя. Сердце женщины болезненно сжалось, только мыслями она вновь вернулась к тому дню, когда потеряла всё и заодно предала свою любовь. Он хотел, что бы ведьма прекратила, принесла себя в жертву и даровала людям веру в магию, как добродетель, но Румина не смогла. Слишком сильно её мучила мысль, что не быть им больше вместе, она не готова была умереть. Ни тогда – ни сейчас. – Я могу тебе помочь с этим. Сделаю всё без боли, ты даже не почувствуешь.
Манфрет показала Румине иглу с каплей черного ядовитого зелья на её конце. Изящная рука гречанки взмахнула в едва заметном жесте и чудаковатая игла исчезла из рук египетской ведьмы.

- Всегда есть что-то еще кроме смерти.

Манфрет, кажется, разочаровалась, что собеседница не оценила по достоинству её изящное оружие смерти. Она откинулась на спинку плетенного стула, звякнув своими побрякушками. Её надменная улыбка очень раздражала Румину.
- Верно, дорогая. Есть, - египетская колдунья улыбнулась, обнажив белые зубы, которые ярко выделялись в сравнении с цветом её кожи. – Подарить Осирису сто душ, что бы он обратил на тебя внимание. Тогда встреча неизбежна. Правда, реальней умереть. Сто смертников и за всю жизнь не собрать.
Румина приподняла бровь, коварно улыбнувшись.

- Так ли ты уверенна?

Древняя резко поднялась, молниеносно извлекла из мешочка магическую пыль. Румина изящно взмахнула рукой, и блестящие песчинки разлетелись по всей округе, попадая людям в глаза, проникая в головы. Манфрет вовремя успела блокировать подступающую пыль к ней. Египетская ведьма пришла в ярость такому преступлению.. Гречанка перешла все границы, никто не вправе так губить людей.
- Ты… ты! – египтянка вскочила, опрокинув стул. – Как ты посмела на моей земле?! Это не останется незамеченным. Я предупрежу Осириса и он не примет все эти души.

- О, дорогая…

Передразнила ведьму Румина.

- Я бы не стала этого делать.

Древняя издевательски улыбнулась и теперь она всем видом пыталась проявить сарказм и превосходство, которое только что демонстрировала Манфрет.
- Я предупреждала, - Манфрет взмахнула руками, её глаза засияли красным цветом, а татуировки на теле, словно ожили. Египтянка пыталась спасти людей, оставив на каждом из них послание Осирису. Румина забавно поджала губки, затем мило улыбнулась. Она выставила перед собой ладонь и в воздухе появилась та самая игла с отравой собственноручно изобретённой Манфрет. Древняя спокойно глянула на иглу и улыбнулась правым уголком губ. Она перевела взгляд на египтянку, после чего эта самая игла полетела прямиком к своей хозяйке, которая пыталась отметить людей. Она была так увлечена этим процессом, руки ведьма возвела к небу, следом упала на землю и черпала силу из сухого песка, пока игла не угодила ей в шею. Тогда-то Манфрет вернулась в действительность. Она ощутила на себе сладость собственного яда. Египтянка всего-то успела удивиться. Она вытянула ядовитый дротик и кажется, умерла с проклятьем на устах. Только Румина не обратила на это внимания. Столько проклятий уже летело в её сторону, но ни одно не настигло. Ведьма удовлетворенно улыбнулась.

- Нет, это я предупреждала.

Еще один изящный взмах руки и тело ведьмы растворилось в языках магического пламени. Может, Румина чего-то и не знала. Но то, что Манфрет не вернется, она была уверенна. Ибо тело сожжено. После убийства, женщина обернулась и посмотрела на людей. Сотни глаз уставились на неё, в ожидании. Манфрет не успела поставить свою метку. Румина обвела египтян взглядом, но откровенно говоря, что с ними делать – не знала. Она не могла вот так просто своими руками убить сотню. Даже такая хладнокровная ведьма, как она. Древняя привыкла убивать людей не своими руками. Массовое убийство Румина могла совершить только в порыве невиданной ярости, боли и гнева. Хотя, в те далёкие времена до встречи с Ноа, ведьма любила промышлять войнами и геноцидом.

- Живите пока.

Отмахнулась от них колдунья.  Все сто человек, которые только что были готовы беспрекословно подчиниться ведьме пришли в себя и каждый продолжил заниматься своим делом. Чуть погодя дряхлая старуха подмела пепел, который остался от египетской ведьмы. Румина только хмыкнула, глянув на это и растворилась. Ей захотелось посмотреть, какие украшения продают торговцы, поэтому теперь ведьма совершенно беззаботно бродила между торговых лавок, с легкой улыбкой изучая товары. Украшения, бусы, златые серьги, наручи, браслеты. Это всё прекрасно, но как убить злосчастную сотню? Вот, что сейчас волновало чародейку в первую очередь.
- Не удивительно, что его караван затерялся в пустыне. Неспокойные времена сейчас. Сет негодует, страшные песчаные бури не прекращаются. Перевозить товар сейчас лучше по Нилу.
- По Нилу дороже, товар может не окупиться, только деньги потеряем.
Дальше Румина не слушала. «Песчаные бури. То, что нужно!» Ответ на её вопрос нашелся сам по себе. Безделушки уже не так интересовали её. Совсем скоро на рассвете нового дня, ведьма привела сотню людей прямиком в пустыню. Совсем чуть-чуть и из недр земли поднялся сильный вихрь, пески словно воспротивились духу человечества, повсюду заплясала буря. Люди ждали её. Она унесла жизни всех и каждого. Ведьма любовалась зрелищем неподалеку, как она для себя решила – в безопасности. Но оказалось, что сто душ не укротили голода песков. Буря мгновенно готова была сожрать и её. Вихри песков закружись вокруг. Но умирать вместе с сотней и стать сто первой в планы Румины не входило. Колдунья расставила руки в сторону, прикрыла веки, сосредоточившись на заклинании, которое кричала про себя. Когда она раскрыла глаза, они были огненно красными, а пески моментально легли, словно укрощенный зверь. Пустыня смолкла. Древняя ведьма опустила руки, прикрыла глаза и когда открыла, они вновь приобрели привычный для неё серо-зеленый оттенок. Ведьма так и застыла посреди укрощенной пустыни в надежде, что Осирис получил её красноречивое послание.

+3

3

офф:

Как же мне неудобно... Этого больше не повторится. Я весь в игре и готов оперативно отвечать на посты)

Жизнь жестока. Так всегда было и так всегда будет, что бы не глаголили ярые оптимисты и наивные дураки, выросшие на сказках с несомненной конечной победой добра над злом. Но так не бывает, ибо жизнь не сказка и никогда ею не станет. Добро не победит лишь потому, что оно добро, справедливость не проснётся после длительного и беспробудного сна, начав наказывать всех провинившихся, а жестокий убийца не остановится перед своей очередной жертвой, вдруг почувствовав угрызения совести и поддавшись на мольбу о милости. Мир жесток и это факт. Кто не принимает этой истины, а наивно продолжает верить в чудеса и вынашивать в себе безосновательную надежду на позитивные изменения, тот дурак, а дни его сочтены, ибо жизнь раздавит его.
Каждый день люди, да и боги, за редким исключением, живут в неведении о том, что произойдёт с ними завтра, послезавтра, через год или десяток годов. Но так и должно быть, таков замысел Судьбы, верно? Ведь это и делает нашу жизнь столь интересной и прекрасной. Впрочем, как бы кто не любил этот мир и не хвалил Судьбу, даровавшую ему те или иные блага, не признавать того факта, что есть и обратная сторона медали, просто нельзя. Это, как минимум, глупо, ибо её стоит не только признавать, но и боятся, ибо жизнь наделена не просто жестокостью, но и очень интересным и своеобразным чувством юмора, чёрного юмора. Давая одним людям все блага и богатства, делая из них почти что богов среди смертных, она делает других нищими до невозможности. Рабами,  бездомными, гонимыми...  Так, что каждый день своей жизни они проводят в сплошных муках и страданиях, проклиная не только лишь Судьбу, но и всех известных им богов из любых исследованных и неисследованных уголков сего мира. Баланс, да? Коль кто-то живёт при всех благах, другой должен страдать, дабы не нарушать равенство в мире? Ох, отнюдь. Достаточно лишь сравнить количество довольных жизнью и тех, кто обречён на страдания, дабы понять, что Судьба не только жестока, но и склонна к садизму и ни во что не ставит человеческие жизни. А тут ещё и всякие Сеты, Аресы, Локи, Осирисы, Геры и прочие любители "поразвлечься" с несчастными смертными, подбросить дров в костёр... В общем, жизнь у человечков не слишком весёлая. Но, к их сожалению, это только вершина айсберга. Всё становится значительно хуже, когда Судьба решает сделать некоторые "правки", пустив в ход крайне нелепые и невообразимые совпадения, приправив их ещё и интересными сюрпризами. И вот, уже вчерашний лорд лишается всей своей власти, своего титула, замка, денег, своих близких, а в последствии ещё и собственной головы. В то же время бедный бездомный внезапно оказывается наследником древнего аристократического рода, его последним представителем. Его ждут деньги, замки, власть, титулы... А нет. Ночью ему перерезает горло лорд-наместник, следующий, после бедолаги, претендент на имущество угасшего рода. Разве не забавно? Ох уж эта Судьба с её чувством юмора.. Впрочем, ладно уж с этими смертными, но иногда она берётся и за богов...
Случилась подобная неприятность и с великим владыкой Сетом, лучшим среди богов Египта. Когда их с Осирисом отец ушел на покой, то, к огромному удивлению младшего сына, он отдал всё своё наследство старшему отпрыску. Всё, до последней капли. Сет, с детства привыкший к власти и повиновению, не смог стерпеть подобного. К тому же, он, вполне обоснованно, считал, что является куда умнее и сильнее своего брата. Долгие годы бог пустыни терпел власть своего брата, долго он вынашивал неизмеримую ненависть к нему, строя планы по его устранению. И в один прекрасный день он нанёс удар. Жестокий и фатальный для Осириса удар. Пригласив всех богов к себе в гости, Сет представил им невообразимой красоты саркофаг, лучший их тех, что видел мир. Он пообещал отдать его тому, кому он придётся как раз в пору. По невероятному стечению обстоятельств, или, вернее, недоброму замыслу, подошел саркофаг владыке Осирису. Уложившись в него, старший сын Геба подписал себе смертный приговор. Сет запечатал дорогой подарок вместе с его владельцем и бросил в Нил. Впрочем, радоваться богу пустыни пришлось совсем недолго. Исида отыскала своего мужа и спасла его. Она приютила Осириса, пока тот восстанавливал свои силы, дабы нанести ответный сокрушительный удар. Но не судилось. Сет нашел брата и убил его, разрубив на части. Казалось, вот он - конец. Младший сын Геба стал полноправным владыкой мира живых, получив едва не безграничную власть, сравнимую лишь с силой главы пантеона - Ра. Однако, Судьба лишь начала свою игру...
В тайне от других богов, вынашивала Исида сына Осириса - Геба. И призван он был вернуть трон своего отца. Более того - он вернул ещё и своего отца, пользуясь помощью мудрого Тота. Это было худшее, что могло случиться с Сетом, его злость не знала границ, ибо выстоять против двоих одновременно будет куда сложнее, и трон, добытый столь великими усилиями, пошатнулся под ним. Отец и сын не дали нынешнему владыке Мира живых времени прийти в себя, созвав Суд Богов и потребовав у Сета вернуть трон его, якобы, законному владельцу - Гору. Разумеется, соглашаться младший сын Геба и не планировал. Сет возразил, что не может быть Гор законным наследником Осириса, так как родился он после смерти отца. И нельзя отдавать трон Осириса сыну, если есть его брат. А он, Сет, борется против врагов Ра, защищая его власть от посягательств Апофиса. Испугавшись, что, в случае победы Гора, Сет откажется быть щитом верховного бога, Суд был готов признать его правоту. Но тут явился Осирис... Ему удалось удалось убедить присутствующих в противоположенном, на что у Сета был весьма однозначный ответ: "Если Суд примет решение без суда, каждый день я буду убивать по одному богу из тех, кто сейчас сидит здесь, пока не останусь единственным." Это было бы сочтено за дерзость, если бы не один простой факт - Сет мог выполнить своё обещание. На тот момент его сила достигла своего апогея, и лишь Ра был способен остановить младшего сына Геба. Так и произошло. Явившись на Суд, верховный бог потребовал, дабы доводы всех сторон были выслушаны, а решение было правильным и хорошо обдуманным.
Восемьдесят лет понадобилось, дабы Суд вынес свой вердикт. Причиной этому был страх. Каждый из присутствующих желал лишить Сета его власти, но, в то же время, все они боялись его, ибо знали - сила его велика, он ничего не забывает и ничего не прощает. Более того - под конец процесса, судьи даже были готовы признать Сета победителем, но заговор других влиятельных членов Пантеона не позволил этому случиться. А главный заговорщик и виновник сего решения стоял сейчас перед богом пустыни.

- И долго ты ещё будешь валяться здесь, ничего не делая? - молвил Ра, глядя на Сета сверху вниз.
Сын Геба лежал на песке посреди пустыни, сложив руки за головой и молча наслаждаясь одиночеством. До этого момента. Лениво приоткрыв глаза, он взглянул на верховного бога, тенью нависшего над ним. На лице промелькнула недовольная ухмылка.
- Что ты, друг мой, разве я ничего не делаю? Обижаешь... Я лежу здесь, смотрю на солнце и думаю о тебе, - издевательским тоном молвил Сет. - Ладно, шучу. Я просто праздную величайший праздник в истории - десять лет со дня Суда Богов, десять лет со дня, когда великий и добрый Ра взял меня к себе на Небеса, - с нескрываемой иронией добавил брюнет. - А ещё я отправляю небольшие подарочки своему любимому брату, ведь этот день является праздником не только в моём календаре.
- Я уже устал от ваших с Осирисом игр, - недовольно ответил Ра, продолжая сверлить Сета недобрым взглядом. - Ты ведёшь себя как ребёнок. Ребёнок, который губит тысячи невинных душ, ради удовлетворения собственного желания мести. Суд вынес своё решение, пора бы уже с ним смириться. К тому же, твоему положению после поражения сейчас любой бог позавидует.
- Стоп, погоди секундочку. Тысячи невинных душ, да? Забавно... - Сет закинул ногу на ногу, даже не собираясь вставать. - Совсем как ты, не так уж и давно. Правда?
- О чём это ты? - слегка удивлённо спросил Ра.
- И потерял великий Ра власть свою над миром, - начал цитатой Сет, сохраняя торжественный тон и не спеша проговаривая каждое слово. - Люди уже не почитали его как бога. Опустели храмы, никто не приносил больше ему жертвоприношений. Рассердился тогда Ра и решил уничтожить весь род человеческий. Послал он на Землю свою ужасную дочь Сохмет. Уничтожала она все на Земле, словно огненная стихия. Наступил повсюду мор, слышались на Земле только плач и стенания. Вспомнили тогда люди о боге Ра и стали посылать ему свои горячие молитвы, чтобы он избавил их от неминуемой гибели. Сжалился добрый Ра над людьми и укротил он страшную Сохмет, погубившую тысячи невинных душ. Кажется, так это было. Верно?
С каждым услышанным словом, Ра становился всё злее и злее, чем Сет довольно смаковал. Он нанёс точечный удар по больному месту, по тому, что глава Пантеона желал не вспоминать.
- Или тех, кто погиб от рук Сохмет, действующей по твоему приказу, ты не относишь к своим жертвам? Хотя, может, все они были в чём-то виновными? Например, Басем - сын кузнеца из Мемфиса, делавший лучшие щиты во всём Египте. Или пятнадцатилетняя Мерит из Абидоса, с детства прекрасно воспитанная, которая за всю свою короткую жизнь не только не сделала ничего плохого, но даже и не подумала, - продолжая лежать на песке, молвил египтянин.
Конечно, Сету было плевать на всех этих смертных, но, на всякий случай, он ознакомился с парочкой жизненных историй людей, погибших от руки Сохмет, дабы, в удобный момент, пустить их в ход, воздействуя на Ра. Никогда не знаешь, что пригодиться тебе в будущем...
- Или Шамиз...
- Хватит! - раздраженно прервал Сета Ра. - Хватит сравнивать то, что сделал я для сохранения нашей власти, с тем, что делаешь ты для собственного развлечения. Тогда человечество поддало сомнению силу богов и это грозило нам потерей всего, поэтому мой шаг был вынужденным. К тому же, я не для того взял тебя на Небо, чтобы ты бездельничал целыми днями, при этом критикуя мои решения, благодаря которым мы всё ещё существуем.
Зря он это сказал, ой зря... Недобрые огоньки мелькнули в глаза Сета. Он, наконец, поднялся, поравнявшись с Ра, и, коварно улыбнувшись, молвил:
- Не для этого? Хм... А для чего же тогда? Давай подумаем вместе, - бог пустыни поднял правую руку, сжатую в кулак, вверх, после чего разогнул большой палец. - Великий Ра взял меня на Небеса, дабы проявить милость и показать, что он может быть добрым ко всем, - Сет изобразил на лице мыслительный процесс. - Нет, не то, - египтянин слегка помотал головой. - Тогда, он взял меня к себе, дабы я вселял страх в души людей и других богов, - брюнет разогнул указательный палец. - Близко, но нет. Хм... А, может, потому, что он тряпка и немощный слабак, которому нужно, чтобы кто-то защитил его задницу от недоброжелателей, в частности Апофиса, ведь тот набирает силу, со временем становиться всё сильнее и, возможно, вскоре вполне сможет поджать трон под себя? - брюнет разогнул средний палец. - Хм, вот же ж оно. Точно! Надо же, нам понадобилось всего три попытки, дабы разгадать эту непростую загадку, - он бросил взгляд на три разогнутых пальца, после чего опустил руку.
Сет позволял себе обращаться к Ра подобным тоном, ибо прекрасно понимал, что нужен ему. Да, у главы Пантеона есть его дочь - великая и ужасная Сохмет, вселяющая страх в других богов лишь одним своим взглядом, но этого мало. Она, несомненно, очень сильна и жестока, не поддающаяся контролю со стороны, верна лишь Ра, но есть у неё свои слабости. Сохмет оружие, которому нужен контроль. Она слишком прямолинейна. В лобовой стычке она, разумеется, сотрёт любого, в этом вся её сила - она видит врага и уничтожает его. Но что делать, если врага не видно? Что, если игра идёт на уровне интриг и заговоров? Увы, Сохмет в таких делах не сильна, для этого Ра и нужен Сет. Ведь кто, лучше него, знается на подобном? Пока дочь бога солнца бьет в лицо, бог пустыни, мило улыбаясь, засовывает кинжал в спину. Вместе эта парочка способна творить невообразимое. Да и, если каким-то образом врагам удастся одолеть Сохмет, кто, лучше Сета, сможет выполнить её работу? Никто. Именно в этом причина выбора Ра. Желая сохранить свой трон, он должен был позаботиться о хорошей обороне, какой бы ценой её не пришлось строить.
Сет тоже понимал это. Ещё до конца Суда Богов он знал, чем всё завершится. Ра не мог позволить ему сохранить свою власть, ибо знал, что бог пустыни коварен и, в конце концов, сам может положить глаз на трон Пантеона, но, в то же время, бог солнца не желал потерять столь сильную защиту от Апофиса, которой Сет и являлся. Решение пришло со временем. Договорившись с Осирисом и Великой Девяткой, Ра нашел выход. Решением Суда, Сет был лишён власти в пользу Гора, в то же время Ра пообещал взять его на Небеса, если младший сын Геба даст слово остаться на защите его престола от посягательства Апофиса. У Сета не было выбора, его вынудили пристать на эти унизительные условия и дать клятву оберегать Ра. До поры до времени, ибо не в стиле бога пустыни ввязываться в подобные игры, не имея запасного варианта на случай непредвиденных обстоятельств.
- Ты забываешься, Сет. Всё, что у тебя сейчас есть, дал я, и я же могу это забрать, - сквозь зубы молвил Ра, кое-как сдержав эмоции.
- Давай, забирай, - дерзко ответил брюнет, заглянув в глаза собеседнику.
- Ты сейчас не способен мыслить трезво. А мне пора. Но мы обязательно завершим нашу занимательную беседу в другой раз. Когда ты, наконец, возьмёшь себя в руки и включишь голову, - бог солнца исчез, оставляя бога пустыни наедине.
- Один-один, - уже сам себе молвил египтянин, улыбнувшись. - Слабак...
Сет не спеша развернулся и без труда взобрался на ближайшую песчаную дюну, планируя заняться тем, для чего он, собственно, тут - отправить очередную партию несчастных смертных к своему братику в Аменти. Сто одна душа... Не слишком много, но и не мало.
Бросив безразличный взгляд в сторону путников, виднеющихся вдалеке, Сет сделал глубокий вдох, после чего подул в их сторону. По столь символичной команде, пустыня вокруг них будто ожила, рождая бурю из ниоткуда, к тому же царящую лишь вокруг бедолаг. Песчаные вихри невероятной силы быстро делали свою работу, отправляя смертных друг за другом в объятия Анубиса и Осирису. При других обстоятельствах и будучи в ином расположении духа, Сет, несомненно, не пропустил бы мимо глаз тот факт, что шли эти люди совершенно бездумно, следуя за одной экстравагантно одетой дамой, которая, при начале бури, отошла на некоторое расстояние, да и то, что смертные даже не пытались бороться за свою жизнь, покорно отдаваясь на волю стихии. Но сейчас богу пустыни было плевать на все эти детали, он попросту развернулся и зашагал в обратную сторону, намереваясь провернуть ещё немало дел до конца этого дня, ведь подобные "даты" достойны того, дабы их хорошо отметили.
Пройдя небольшое расстояние, Сет уже мысленно изучал очередных смертников, решивших на свой страх и риск преодолеть пустыню в столь знаменательный для её покровителя день, но тут случилось кое-что крайне необычное и неожиданное. Египтянин удивлённо и неуверенно замер на месте, предположив, что ему показалось, но нет, он не ошибся. Буря, созданная им только что, угасла без его на то воли. Неужели Ра оказался не такой уж тряпкой? Хотя нет, силы были на месте, Сет чувствовал их, как и чувствовал то, что один из людей, которые должны были погибнуть, жив. Или, вернее, жива. Невозможно... Чтобы кто-то смог остановить бурю, созданную богом пустыни, без его разрешения? Это не укладывалось в голове, ибо среди бесконечных песков был лишь один владыка - Сет. Это его территория, здесь он единственный царь и бог, ни у кого в этом мире нет власти над его стихией. Разве что... Интересная догадка пришла в голову египтянина, заставив его улыбнуться. Есть в этом мире древние ведьмы и колдуны, существующие с начал времён. Их число очень мало, они загадочны и скрытны, но сила их велика, порой сравнима с силой богов. Коль эта выжившая дама принадлежит к ним, то Сет попросту не может упустить столь манящей возможности познакомиться, он этого себе не простит. К тому же, Судьба наградила его всего лишь одним подобным знакомством, да и тот колдун неожиданно "откинулся", но Сет в этом ни капли не виноват, разумеется. Просто так вышло... Что поделаешь, бывает.
В мгновение переместившись к месту событий, прямо напротив девушки, египтянин слегка присвистнул от увиденного. Шикарная брюнетка с прекраснейшим телом и в откровенном до неприличия наряде... Лишь один её внешний вид явно способствовал знакомству. К тому же, все сомнения в момент растворились. Сет почувствовал её силу, да и один лишь взгляд женщины уже говорил о многом, ибо читалась в нём мудрость многих веков. Оставался лишь один вопрос - что она здесь делает? Обычная логика и математика наталкивали на весьма простые выводы, то бишь жертвоприношение Осирису. Как же ещё расценивать отправку сотни человек на тот свет, в день десятилетия Суда Богов, на котором владыка Аменти вроде как одержал победу над Сетом. Но делать это в пустыне... У этой дамы столь изощрённое чувство юмора, или сын Геба допустил ошибку в своих рассуждениях? Это легко выяснить.
- Примите мои глубочайшие извинения, коль я побеспокоил Вас, помешав этому жертвоприношению, или как это ещё назвать, - Сет приветливо улыбнулся. - Уж больно мне интересно стало, чем же занимается посреди пустыни столь прекрасная дама. Не хотел бы показаться негостеприимным, но я ужасно ранимый и очень не люблю, когда кто-то хозяйничает на моей кухне без моего ведома, это причиняет мне сильную душевную боль... - выражение лица египтянина стало грустным. - Но Вам я готов простить это, ибо, волей жестокой Судьбы, уж больно редко мне доводиться принимать у себя столь привлекательных и интересных гостей. Между тем, позвольте представиться, - мужчина приложил правую руку к груди. - Меня зовут Сет, я сын Геба и небесной богини Нут. Являюсь богом пустыни и войны, воплощением мирового зла, разрушения, хаоса и смерти, владыкой воинской чести и доблести, покровителем Верхнего Египта, а также далёких стран и чужеземцев, защитником солнца-Ра и просто добрейшей душой. К вашим услугам, - Сет глубоко поклонился, сделав широкий показательный жест правой рукой.

Отредактировано Seth (2015-11-01 16:20:15)

+2

4

Румина прекрасно осознавала, что отправляет ни в чем не повинных людей насмерть. Ноа не одобрил бы такой поступок. Но его здесь нет. Любимого нет нигде больше. Он остался лишь в её памяти и её сердце. А ведь не  она настолько сильна, что бы хранить веру в добро и в то, во что верил её муж в одиночку. Она, привыкшая к злу и жестокости, к тьме в собственной душе не могла в одиночку оправиться от зла, которое корнем сидело внутри. Теперь не хотелось. На коленях со слезами женщина умоляла великих богов вернуть возлюбленного. В ответ лишь насмешка над её горем. Она этого не забыла, путь жестокой ненависти и мести привёл её сюда. Боги отказались вернуть Ноа, значит ведьма сама постигнет те же знания и вернет своего мужа. В Греции её никто этому не научит, но почему бы не попробовать поучиться у египетского бога? После немалого жертвоприношения она не почувствовала никакого укола совести. Ни капельки сожаления, что в один миг уничтожила жизни стольких людей. Когда пески улеглись, колдунья осталась на прежнем месте, она ощущала облегчение, потому что, убив столько народу, получила легкую дозу маленькой мести. О да. Люди, именно они повинны в смерти мужа. Их злоба, недоверие и страх привели к этому. Взамен ведьма дарует им смерть. Всем им, если ей не удастся возобновить своё счастье. Солнце здесь было еще беспощадней, нежели в Греции. Воздух казался слишком горячим и голову неприятно пекло. Румина ощущала, как её бесценная белоснежная кожа постепенно теряет свой оттенок под воздействием солнечных лучей. Несмотря на то, что она практически раздета, ведьме всё равно было неимоверно жарко. Она сглотнула, захотелось воды. И только чародейка решила наколдовать себе воды, что бы попить, среди пустыни появился мужчина. Все мысли о жажде, как рукой сняло. Румина с интересом изучала взглядом красивого смуглокожего мужчину. Полуобнажён и прекрасен, его могучий торс и прекрасно отточенные боями руки не оставят равнодушной ни единую женщину. Легкая улыбка коснулась губ ведьмы. Она не ожидала, что Осирис настолько привлекательный.
- Примите мои глубочайшие извинения, коль я побеспокоил Вас, помешав этому жертвоприношению, или как это ещё назвать, - Румина приподняла бровь и сложила руки на груди. Ведьма обворожительно улыбнулась, блуждая горящими глазами, изучая бога от макушки до пят.

- Помешав?

Румина пожала плечами.

- Пустыня забрала людей. Дело сделано, жертва принята. Почему же вы помешали?

- Уж больно мне интересно стало, чем же занимается посреди пустыни столь прекрасная дама. Не хотел бы показаться негостеприимным, но я ужасно ранимый и очень не люблю, когда кто-то хозяйничает на моей кухне без моего ведома, это причиняет мне сильную душевную боль...
Улыбка явно спала с лица, но задорный и хитрый огонек по-прежнему горел во взгляде. На этот раз колдунья не торопилась отвечать. Она находилась в чужих краях. Румина не любила песок, пятки неприятно жгло. Ей по нраву был легкий восточный бриз и ласковое солнышко, но не настолько беспощадно, каким оно казалось здесь. Женщине виделось, будто образ мужчины вот-вот пропадёт, но он оставался здесь, подходил всё ближе. Румина приподняла бровь, улыбнувшись уголком рта, когда египтянин стал говорить о её красоте. Ведьме это понравилось, но не без умысла ведь?
- Меня зовут Сет.
Внутри всё оборвалось. Да, Румина выслушала бога пустыни до конца и не стала перебивать. Но разочарование было так велико, что, он, наверное, мог увидеть это. Глаза перестали гореть задорными огоньками. Зачем ей нужен Сет? Никчему. Пустая трата времени и человеческих жизней. О нет, за них колдунья не переживала ни капли. Но вторую сотню в жертву вести не собиралась. Может, место выбрала неудачное? Румина вдохнула горячий воздух, пытаясь сохранить в себе терпение перед собственной неудачей.
- К вашим услугам.

- Не ваши услуги мне нужны.

Разочарованно ответила Румина, затем ей подумалось, что он ей кого-то очень напоминает. Тогда ведьма улыбнулась. Что-то было у них общее с Аресом, кроме того, что оба боги войны. Наверное, оба также сильно себя обожают. А впрочем, зачем уходить? Знакомство с Аресом однажды сослужило ей не плохую службу. Ведь это он был одним из тех олимпийцев, который сдался и выпустил могущественную ведьму, угрозу спокойствию богов на свободу. Хотя с каждого бога Зевс взял твердое обещание. Может, знакомство с Сетом также не будет напрасным. Отвернувшись от него с намерением уйти, женщина вдруг грациозно повернулась.

- Румина.

Ведьма подошла ближе, заглянув в карие тёмные, как тлеющие угли глаза Сета.

- Приношу свои извинения за то, что помешала твоему веселью, но ступать вслед за теми малодушными в объятия смерти не входило в мои планы. Пришлось похозяйничать.

Румина соблазнительно улыбнулась.

+1

5

- Мне это нужно. Всё просто, - сын Геба развалился на троне, закинув ногу на ногу.
- Ты что-то не понял. Договор выполнен, все получили, что хотели. На этом наше сотрудничество заканчивается. Я не намерен удовлетворять твои прихоти.
Высокий зеленоглазый брюнет хозяйственно расхаживал по храму египетского бога, без разрешения взяв себе бокал вина со стола. Он был древним магом, первым, на кого наткнулся Сет за столько лет. Они довольно быстро нашли общий язык, договорившись о взаимовыгодном, но не долгосрочном сотрудничестве. Такие личности не способны долго терпеть компанию себе подобных.
- Нет, это ты что-то не понял, друг мой. Это не прихоть. И я не прошу, я сообщаю тебе, что ты должен сделать, - уточнил сын Геба, не спуская глаз с наглого гостя.
- Допустим, я откажусь. Что дальше? - маг, осушив бокал, подошел к столу, выбирая себе фрукты.
- Я убью тебя, - невозмутимо ответил Сет.
- Ой, не смеши. Какой грозный божок... Ты себя переоцениваешь, - даже не поведя глазом, парировал собеседник, взяв яблоко из вазы для фруктов.
- Да, это я умею. Но в моем запасе есть ещё парочка фокусов. Совсем маленьких, простеньких, вроде и не страшненьких вовсе, если бы не один нюанс, - лицо египтянина украсила самодовольная улыбка. - Ты на моей земле, пупсик.
Мужчина мгновенно спохватился, понимая, чем это может ему грозить, но было уже поздно. Сет поставил жирную точку в их сотрудничестве, избавившись от коллеги, который больше был ему не нужен. Возможно, это было слегка опрометчивое решение, но что поделаешь? Прошлого уже не вернуть. Относительно.

История, похоже, решила дать египтянину второй шанс, вновь сведя его с представителем столь немногочисленной касты. Вернее, с представительницей. Ведьм и колдунов в этом мире хватает, конечно, но большинство из них способно лишь на мелкие проделки и примитивные фокусы, способные удивить только смертных, не видавших ничего в этой жизни. Правда, есть среди них очень маленькая кучка персон, знания и могущество которых порой сравнимы с силой богов, да и в возрасте они не особо отстают, но количество их настолько мало, что хватит пальцев двух рук, дабы, попивая вино, сосчитать всех представителей этой привилегированной группы. Поэтому встретить одного из них - счастье. Эта сотня погибших людей могла бы не согласиться с подобным высказыванием, но для Сета всё было именно так.

Глаза египтянина нагло изучали гостью его владений. Она выглядела просто прекрасно. Но, с другой стороны, какая ведьма, имея её возможности, будет выглядеть плохо? Внешность обманчива. Гораздо важнее, что у этой дамы в голове, ведь не просто так она тут расхаживает, устраивая жертвоприношения. Ей что-то нужно. И Сет намеревался узнать, что именно.

А грудь, как не крути, отличная. И талия. И... Так, стоп. Делу время, потехе час. Сперва главное.

- Не ваши услуги мне нужны.
Реакция ведьмы на услышанное имя была крайне многозначительной. С одной стороны, Сет был разочарован. Он до последнего надеялся, что эта импровизированное представление предназначено для него, что цель женщины - привлечь его внимания. А тут такой обидный облом... Но, с другой стороны, египтянин получил ответ на первый из вопросов, которые возникли в его коварной головушке. Ей нужен Осирис. Это очевидно. Дата, количество жертв... Всё логично. Но для чего древней ведьме понадобился бог мёртвых? Ещё и египетский. Загадка. А брюнет очень любил разгадывать загадки. Вот только тут появлялась одна дополнительная проблема. Немного поторговаться с этой дамой навряд получится, ведь если дело касается Осириса, то Сет тут явно не помощник. Сам бог мёртвых не покидает своих владений. Он и раньше был со странностями, но после непродолжительной смерти окончательно потерял связь с реальностью, исключив из списка своих интересов всё, что ещё дышит. А ненависть между двумя братьями настолько велика, что богу пустыни и войны путь в Мир мёртвых закрыт - он ещё не успеет подумать о том, чтобы туда переместиться, как владыка загробного мира уже будет знать об этом и примет соответствующие меры. Разумеется, это не касается случая, когда младший сын Геба отправиться туда в качестве мертвяка. Этого его братец ждёт больше всего, он даже уже подготовил целый набор "развлечений", длинною в бесконечность. Но подобного в планах Сета нет. И не будет ещё очень долго. В общем, устроить свидание с Осирисом крайне не просто, но когда трудности останавливали бога пустыни? Если это будет нужно для достижения определённых целей, то он всегда сумеет что-то придумать. Осталось лишь узнать, на кой он понадобился этой....Румине.
- Румина.
Улыбка украсила лицо женщины, сменив разочарованное выражение лица. То, что она представилась и всё ещё стоит здесь, уже говорило о том, что ведьма совсем не прочь познакомиться. Причина такой быстрой перемены настроения осталась для Сета загадкой. но его устраивал подобный исход. Он, конечно, понимал, что от такой гости можно ожидать чего угодно, но это лишь подогревало интерес бога.
- Приношу свои извинения за то, что помешала твоему веселью, но ступать вслед за теми малодушными в объятия смерти не входило в мои планы. Пришлось похозяйничать.

- Конечно, я понимаю. Извинения приняты, - египтянин чуть улыбнулся. - Я бы не простил себе, если бы с Вами что-либо случилось. Мне крайне неудобно за то, что произошло, - выражение лица брюнета изменилось, сейчас отражая покаяние, разумеется наигранное. - Надеюсь, что моя невнимательность не произвела плохое впечатление, этого больше не повторится, обещаю. Тем не менее, я, с Вашего позволения, выражу своё возмущение. Я понимаю Ваше разочарование тем, что жертвоприношение привлекло моё внимание, а не внимание моего любимого брата Осириса, который, по всей видимости, Вам и нужен, - Сет медленно зашагал вокруг Румины, даже и не думая скрывать свой взгляд, заинтересованно изучающий женщину с ног до головы, - но не стоит делать поспешных выводов. Вполне вероятно, что я смогу Вам помочь. Возможность встретить столь очаровательную и могущественную даму представляется лишь раз в жизни, с моей стороны будет очень глупо не уделить Вам времени, и ещё глупее - не подсобить в трудную минуту, - египтянин вернулся на исходную позицию, заглянув в глаза ведьмы. - Коль расскажете мне, с какой целью Вы прибыли в Египет и в чём мой братец должен был Вам посодействовать, то я, так уж и быть, постараюсь помочь Вам. Если это мне по силам, разумеется. Поверьте, если смерть не входит в Ваши планы, то это лучший вариант, ибо Осирис не откликнется на Ваш призыв. Ему теперь глубоко наплевать на всех живых и на их проблем. Он всегда немного не дружил с головушкой, но последнее время его состояние ухудшилось, - тон Сета был такой, что можно было подумать, будто он проявляет заботу о своем братике. - Теперь он не высовывается из Аменти. Бедняга помешался на мертвяках, уже десять лет сидит там с ними, вместе со своим сыночком, о делах их земных рассуждает, приговоры выносит... Но, в отличии от того же Анубиса, за двери своего царства он не выходит. Боюсь, вскоре он даже забудет, как солнце выглядит, - вздохнул Сет. - Это грустно...

Отредактировано Seth (2016-01-20 18:31:37)

+2

6

Она внимательно слушала Сета, гордо и с удовольствием сносила, как он обходил её вокруг, совершенно не обременяя себя лишними шагами или дистанцией, которая считается приличной для разговора двоих незнакомцев. Ничего страшного, что она не смогла встретить Осириса сейчас. Свою досаду ведьма попробовала спрятать куда подальше. С любой встречи можно выгоду извлечь, но, похоже, бог пустыни также не желает упускать представившейся ему возможности. Интересно, кто из них станет куклой, кто будет кукловод? Пока это не важно, Румина хотела попасть к Осирису, как можно скорее, но он не отозвался.  Слов Сета было достаточно, что бы понять, как он презирал своего брата. Такие взаимоотношения между богами не стали новостью для Румины. Греки страдали тем же - алчность, зависть, желание владеть и обладать всем. Как это банально. Вот у неё совершенно другие мотивы. Это только пока. Всё может измениться в мгновение ока, ведь ненависть внутри и без того тёмной души возрастала с каждым днём всё больше.
- Вполне вероятно, что я смогу Вам помочь. Возможность встретить столь очаровательную и могущественную даму представляется лишь раз в жизни, с моей стороны будет очень глупо не уделить Вам времени, и ещё глупее - не подсобить в трудную минуту, - сладкие речи из уст красивого и обаятельного мужчины. Сложно было не растаять. Румина уверенна, что любая дева уже лежала бы у ног великолепного бога, но, увы, она необыкновенная девушка и прибыла в Египет не для того, что бы развлекать себя и удовлетворится вместе с богом. Хотя и ему явно не это нужно было. Он чего-то хотел, всеми фибрами души ведьма ощущала это. Дальнейшие слова египтянина только подтвердили догадки могущественной колдуньи.

- Хм. Приятно слышать.

Улыбнулась Румина, а глаза её горели игривыми огоньками. Наконец-то Сет стоял перед ней и смотрел в глаза. Ведьма была оценена со всем сторон и, судя по всему, получила весьма высокую оценку. Ой, в этом даже не стоило сомневаться. Она могла получить любого мужчину и бог не был тому исключением.

- Вы очень печетесь о брате. Слова так и горят нежной заботой.

Произнесла ведьма, с иронией приподняв бровь. Она сложила руки на груди.

- Я ищу знание, которым обладает только ваш брат. Всего-то. Надеюсь, я удовлетворила ваш интерес?

Рассказывать Сету свою историю не хотелось. Вообще никому. Любовь, так банально с одной стороны, но с другой это чувство настолько сильно полыхает в груди, что не даёт покоя. Поэтому она здесь. Вряд ли Сет оценит её мотивы, ведь всё так просто. Румина сделала шаг по направлению к нему и оказалась очень близко. Ведьма привстала на цыпочки, и едва касаясь мочки  уха бога пустыни, шепнула:

- Пригласите меня куда-то, и мы всё обсудим.

Румина отстранилась, заманчиво улыбаясь.

- Здесь так жарко.

Действительно место было не очень подходящее для подобных обсуждений. Самое забавное, что они здесь были не одни. Сто душ за один раз и с одного места  прибыли по ту сторону. Это не осталось незамеченное богом подземного царства Египта. Он послал своего шпиона. Кто обратит внимание на человеческие останки? Одинокий череп лежавший неподалеку, неподвижный, мертвый, но живой…

+3

7

Всё в этом мире имеет своё начало и свой конец. Кроме, разве что, троих вещей: Вселенной, человеческой тупости и ненависти Сета к его брату. Можно подбирать сколько угодно слов, можно написать десятки рукописей, сочинить сотни стихов, но ничто из этого не опишет в полной мере то, что чувствовал бог пустыни по отношению к своему родному брату. Если бы у него была такая возможность, то он бы до конца дней сего мира убивал Осириса, затем возвращал к жизни, затем опять убивал, и так до бесконечности. Причина такой "любви" тянулась ещё из далёкого прошлого, когда был жив их отец, а нынешние великие боги походили на детей. С малых лет Сет был лишен родительской любви. Лучшее досталось Осирису. Геб обожал своего старшего сыночка, отдавая ему всё, что мог, в то время, как младшего, будущего бога пустыни и защитника Ра, не ставил ни во что. Очередной отпрыск, вот и всё. С каждой секундой, с каждым днём и с каждым годом ненависть Сета, направленная на отца и старшего брата, лишь увеличивалась. Он хотел убить их обоих. Навсегда. Навек. Полностью стереть из всех миров. Не сосчитать, сколько раз брюнет, от бессильной злобы, разносил всё, что попадалось ему под руку. Это сводило его с ума. Но худшее, оказывается, было ещё впереди.

Настал день, когда отец должен был распределить своё Царство, то бишь весь Египет, весь мир живых, между своими сынами. Сет, не смотря на всё, надеялся получить хоть кусочек земли в своё распоряжение, хоть мелкую часть, где он бы мог вершить свою волю, но он не удостоился ничего. Старший брат получил Египет в своё распоряжение. То, что испытывал в этот момент брюнет, не описать словами. Никакие символы на это не способны. Желание уничтожить брата было настолько сильно, что опираться ему было невозможно. Наверное, Сет бы ещё тогда прибил своего родственничка, если бы не Хатхор. Неизвестно как, но она нашла путь к разуму бога пустыни, заставив его умерить свой пыл и не совершить глупейшей ошибки в его жизни. Она пообещала младшему сыну Геба, что в будущем он не только отомстит Осирису, но и добьется такого положения, которому будут завидовать все боги Египта. Может, это было лишь сказкой, но Сет взял себя в руки. На трезвую голову он проанализировал ситуацию, признав, что Хатхор таки права. Впрочем, злоба и желание убивать никуда не делись. Именно в тот час на Сета обратил свое внимание Ра – верховный бог Египта. Он увидел в сыне Геба большую силу и потенциал, которые следовало бы направить в нужное русло, пока он не натворил дел. И бог солнца нашел применение таланту бога пустыни, сделав его своим защитником и возложив на его плечи миссию борьбы с Апофисом – олицетворением Хаоса и вечным врагом Ра, который на тот момент настолько сильно укрепился, что даже сам глава Пантеона уже не мог давать ему отпор.

Как показали дальнейшие события, лучшей кандидатуры было не найти. В первой же схватке Сет, переполненный желанием убивать, плевать кого, просто разгромил своего оппонента в пух и прах, вынудив бежать и прятаться. Это и порадовало Ра, и насторожило его. Разумеется, боятся того, что брюнет объединиться с Апофисом, не стоило, уж слишком у них разные взгляды и одинаковые амбиции, но вот сила Сета беспокоила верховного бога, ведь в один момент она, учитывая жажду власти нового защитника, могла бы обернутся и против него. Сын Геба, впрочем, о подобном тогда не задумывался. Он был доволен своим местечком и своей работой, которая позволяла ему дать себе волю. Но желание уничтожить братца никуда не делось, Сет просто ждал момента. Чуть больше десяти лет назад этот момент и наступил. А что произошло дальше, уже знает весь Египет. Суд. Сговор богов. Поражение. Гор – владыка Египта. Вот только не все знали, что бог солнца приложил к этому свою руку. А младший сын Геба знал. Поэтому его чёрный список слегка обновился. Теперь на втором месте было аккуратным почерком написано две буквы – Ра. Конечно, сперва стоило разобраться с первым пунктиком в вечернем меню, а только потом приступать ко второму, но Сет никуда не торопиться, он очень терпелив. И эту партию он уже не проиграет, ведь Ра не так силён, как думает, а Осириса коварный египтянин и в аду достанет. Возможно, это произойдёт уже в ближайшее время. Ведь кто знает, какие секреты таит в себе эта Румина и какие возможности может предоставить эта приятнейшая встреча...

Реакция ведьмы на слова Сета чётко дала египтянину понять, что манипулировать ею навряд получится. У неё за плечами тонны опыта и она явно ему не доверяет. Впрочем, как и он ей. Но разве отсутствие доверия может стать на пути взаимовыгодного соглашения? Очень навряд. А интуиция и опыт бога пустыни подсказывали ему, что он найдёт, что предложить этой красавице. Да и у неё наверняка найдётся кое-что полезное...
– Хм. Приятно слышать.
Разумеется, приятно. Сет был уверен, что Румина осталась довольна подобным вниманием к её личности, пусть даже она и ожидала увидеть кое-кого другого. Брюнету ведьма понравилась, чего он вовсе не планировал скрывать. Да и он ей, скорее всего, пришелся по вкусу. Подобных персон всегда тянет друг другу. По разным причинам.
– Вы очень печетесь о брате. Слова так и горят нежной заботой, – молвила дама, сложив руки на груди и наградив собеседника ироническим взглядом.
Египтянин не сдержал сияющей улыбки в ответ. Разумеется, она уловила его сарказм, слишком уж он был очевиден, но ведь знание правды вовсе не мешает немного поиграть в откровения, в этом даже есть своеобразная изюминка, не так ли? Оба лгут, оба знают это, даже не скрывают, но делают вид, что верят друг другу. Забавно ведь, согласитесь.
– Да, я люблю его всей своей душой, ведь дороже него у меня нет никого, – даже не маскируя адской улыбки, ответил Сет.
– Я ищу знание, которым обладает только ваш брат. Всего-то. Надеюсь, я удовлетворила ваш интерес? – невозмутимо ответила ведьма.
Бога подобный ответ вовсе не порадовал. Но он подсказал ему, что дело, скорее всего, касается мёртвых. Это действительно небольшая проблемка, ибо делами усопших Сет не заведует и, учитывая их с Осирисом "тёплые" отношения, навряд сможет чем-то подсобить в этом деле. Впрочем, это ещё не факт, ведь больная фантазия бога пустыни на многое способна...
– Вы меня недооцениваете, – бросил Сет в ответ, обратно натянув на лицо улыбку, исчезнувшую после последней фразы собеседницы.
В следующее мгновение Румина сделала шаг в сторону египтянина, оказавшись очень близко к нему. Мужчина не сводил глаз с дамы, ожидая её дальнейших действий. Она была столь красива и сексуальна, что Сет не простил бы себе, если бы не попытался затянуть её в своё ложе. А это будет ой как не просто, ибо ведьма эта далеко не дурочка и легко раскусит бога. Иное дело, если желание будет обоюдным. Тогда можно будет обойтись и без фирменного шарма, который сражает наповал менее устойчивых представительниц прекрасного пола.
Красавица, привстав на цыпочки, прошептала на ухо богу пустыни:
– Пригласите меня куда-то, и мы всё обсудим, – она немного отстранилась, соблазнительно улыбнувшись. – Здесь так жарко.
– Ой, простите мне мою невоспитанность. Ваша красота попросту сбивает меня с ног, ничего не могу с собой поделать, – Сет довольно улыбнулся.
Что-то было не так. Странное ощущение прикоснулось к его душе, заставив подозрительно осмотреться вокруг. Кроме них с Руминой, здесь было пусто. Но это только на первый взгляд. Чувства никогда не подводили сына Геба. К тому же, он уже стыкался с подобным. Взгляд скользнул по человеческим останкам, за столь короткое время почти исчезнувшим под песками. Довольная улыбка сменилась на лёгкую ироническую. Ну разумеется, разве могло быть иначе?
– Вы полностью правы, мы действительно задержались здесь, – взгляд Сета вернулся к его новой знакомой. – Местное солнце, полагаю, слишком жаркое для Вас. К тому же, даже у мёртвых есть глаза, а мне бы не хотелось, дабы нас побеспокоили, – он слегка улыбнулся, после чего резко щёлкнул пальцами и окружение мгновенно изменилось.

Парочка оказалась в куда более тёмном и прохладном месте, нежели пустыня. Это был тронный зал главного храмового комплекса Сета в городе Мемфисе. Размеры его, подкреплённые полутемнотой, что не позволяла рассмотреть помещение полностью, были действительно впечатляющими. По бокам от широкого центрального коридора размещались ряды колонн, расписанных египетскими символами и изображениями. Мраморный пол отбивал свет, исходящий от факелов на стенах и подсвечников, изредка стоящих возле колонн вдоль центрального прохода. Между колоннами и стенами было много свободного пространства, где периодически, при чём строго симметрично, размещались элементы мебели. Широкий трон размещался в конце зала на полутораметровом возвышении, он был украшен золотом и рельефной резьбой. По бокам трона размещались две пятиметровые статуи Сета в полный рост. Стены, также как колонны и потолок, были украшены различными символами, картинками и прочими элементами декора. Были здесь и два жреца, которые, при появлении их бога в сопровождении незнакомой дамы, вежливо откланялись и поспешили удалиться.
– Чувствуйте себя как дома, – бог пустыни слегка развёл руки в стороны. – Прошу, присаживайтесь, – он жестом указал на парочку диванчиков между двумя колоннами справа, расположенных как раз рядом со столом, украшенным различными блюдами и напитками. – Желаете пива, вина или, может, молока? – египтянин слегка улыбнулся, добавив: – Любой каприз за мой счёт, – мужчина дождался, пока Румина удобно устроилась, после чего уселся на соседнем диванчике. – Так на чём мы остановились? Кажется, Вы хотели рассказать, что же привело Вас в Египет. Я весь во внимании.

+3

8

Человек совершает каждый шаг с надеждой на что-то. Не бывает простых способов достичь того, чего хочешь. К этому нужно идти постепенно, приложив достаточно много усилий. Но не для Румины. Всё, чего она хотела буквально сыпалось в её нежные ладони. Великая сила магии, что протекала по её венам позволяла женщине иметь всё, что она только пожелает. Но не сейчас – не в этот раз. Никакая магия не способна вернуть возлюбленного с того света, вырвать из лап смерти. Но боги умеют. Если им очень хочется они возвращают умершего обратно. Румина всегда тянулась к могуществу и когда постигла его, ей и этого было мало. Боги могли вернуть погибшего, Румина со всей своей силой, коллекцией знаний тёмной и светлой магии, ведьмовских обрядов, колдовства и волшебства не могла вернуть любимого. Тело сожжено. Но это не конец! Главное вернуть его дух обратно, не важно в чье тело, а дальше Румина позаботиться, что бы из праха, который она похоронила в том лесу восстал Ноа подобно фениксу. Сет перенес их к себе в храм. Здесь было просторно и прохладно. Сначала ведьма осмотрелась. Ей еще не доводилось бывать в Египте, и она не видела здешних храмов, но могла сопоставить с храмами греческих богов. Здесь было своеобразно красиво. Сюда не проникали лучи жаркого солнца. Здесь было прохладно и приятно пахло. После приглашения чародейка мягко опустилась на один из диванчиков, удобно откинулась на спинку и запрокинула ногу на ногу. Ведьма глаз не спускала с хозяина храма.
– Желаете пива, вина или, может, молока?

- Вина, если вас не затруднит.

Губ женщины коснулась мягкая и обворожительная улыбка.
Любой каприз за мой счёт.
Румина сделала глоток, нетерпеливая улыбка не покидала её. Ведьма лишь на мгновение посмотрела на стол с угощениями перед собой, а потом вновь вернула взгляд на бога. Он сел на диванчик напротив. Ведьма постаралась принять самую соблазнительную в разумных пределах позу.
– Так на чём мы остановились? Кажется, Вы хотели рассказать, что же привело Вас в Египет. Я весь во внимании.
Румина поставила бокал вина на столик перед собой и снова откинулась на спинку дивана. Правый локоть женщины покоился на мягкой спинке, рукой она подперла голову.

- Нет. Не хотела.

Ведьма снова улыбнулась, облизнув губы. Она умела играть мужчинами, но понимала, что перед ней сейчас мужчина, умеющий задурить голову женщине и почему-то ей казалось, что они друг друга стоят. Играть нужно осторожно, ведь можно и заиграться.

- Не обессудьте, я ничего о вас не знаю, мы встретились всего несколько часов назад. Разумно ли выкладывать незнакомцу свои планы?

На последней фразе Румина акцентировала внимание, приподняв бровь. Рукой она потянулась к еде и оторвала виноградинку.

- Ничего опасного для вас или вашей страны.

В итоге добавила ведьма, невинно пожав плечами.

- Мне нужен ваш брат. И я откровенно разочарована, что он не отреагировал на мой зов.

Румина опустила взгляд. Она задумалась не теряет ли времени здесь? Но что ей делать дальше? Как ступать по раскаленному песку чужой страны, ничего не зная о здешних законах и порядках? Ведьму, что поддерживала её – она убила вместе с теми несчастными людьми. Это привело Румину к Сету. Возможно, самому опасному из богов Египта. Или самому амбициозному. Ведьма ощущала, как от него исходит та же аура, которая когда-то наполняла и её душу. Желание полной и беспрекословной власти. Желание, что бы тебе все подчинялись, перед тобой в страхе и восхищении склоняли головы. До встречи с Ноа Румина тоже шла по этому пути. После смерти мужа она избрала дорогу мести. Жестокую дорогу, но, когда в сердце женщины появилась надежда, что привела её сюда - все прочие желания казались не существенными. В итоге, Румина беспомощно посмотрела на Сета.

- Теперь не знаю, что делать. Или я слишком мало людей убила, что бы на меня обратил внимание великий Осирис?

С некой издевкой и нотками наигранной иронии, что звучала так искренне сказала Румина. Но правда, она хотела попасть к нему. Ей нужен был Осирис, он был её последней надеждой. Убить больше людей она не могла. Её начнет искать мировой суд магов. Румина не боится их. Женщина способна с ними справится. Но не хочется привлекать к себе их внимание.

- И вместо того, что бы говорить с ним. Я здесь сейчас, с вами.

Чародейка встала и пересела к Сету. Она посмотрела прямиком в его черные глаза, в которых отображалось всё, чем она восхищалась и чего некогда жаждала. Её глаза говорили о том же.

- Так скажите, кто вы. Друг, или враг?

Нежные ладони женщины коснулись горячей руки Сета, а взгляд требовал ответа на вопрос. Ей нужно было знать, что делать дальше.

В это время в тронный зал подземного царства, где восседал Осирис вошел слуга. Высокий, иссушенный в буквальном смысле мужчина был одним из агентов бога. На поверхности он появлялся, окутанный в темные плащи из подранной ткани и был похож скорее на немощного старика, чьи кости уже беспощадное солнце пустыни не греет, чем на живую мумию. Его глаза блестели жизнью, когда он говорил со своим богом.
- Есть новости касательно тех сто душ, чья смерть не была отмечена на скрижалях судеб, о великий!
- Говори, - спокойно ответил Осирис.
- В пустыне был замечен ваше брат Сет с какой-то женщиной. Мы допускаем, что это он причастен к убийству тех людей.
- Нет. Мой брат не управляем и себе на уме это всем известно. Но он предпочитает убивать людей войной. Кто та женщина?
- Она не египтянка, о великий, - мертвый человек склонил голову. – Мы ничего не знаем о ней.
Осирис задумался. Доносчик покинул его. Не стоило мешать великому богу, когда он думает. И сколько бы не прибывал в думах Осирис, он не смог ни к чему прийти. Но таинственная не египтянка заинтересовала его. А главное то, что она делает с его братом? Спустя некоторое время Осирис вызвал доносчика.
- Отправь своих наблюдателей. Пусть проследят за каждым шагом моего брата. Я хочу всё знать, что он задумал с этой женщиной.
Мертвый человек склонил голову и скрылся.

+2

9

Живёшь ты себе спокойно, бед не зная. Всё у тебя в порядке, ни на что не жалуешься, ничего не требуешь... Но в один момент Судьба решает, что у тебя очень уж хорошо всё идёт. Что на твоей роже слишком часто мелькает довольная улыбка. И она непременно решает это исправить. Сперва мелкие неприятности. Затем эта дамочка начинает строить более опасные козни. А потом и вовсе пинает тебя ногами, с удовольствием наблюдая за тем, как твоя жизнь превращается во что-то ужасное. Ей всё мало и мало. Она продолжает пинать. И ещё раз. И ещё. И... Тишина. Внезапно наступает полное затишье. Судьба наигралась и ей надоело. Бросив тебя, сия барышня отправилась восвояси. Ты поднимаешься на ноги, не сразу понимая, что же случилось и почему вокруг стало так спокойно и тихо. Окончательно укрепившись на земле, ты продолжаешь свой путь. Не счастливый, но и не полный горя. Так проходит определённое время. Пока Судьбушка вновь не вспоминает о тебе. Но ведь пинать твою беспомощную жизнь уже не так интересно, поэтому она находит увлечение поинтереснее... На своей дороге ты вдруг обнаруживаешь косточку. Затем кусочек хлеба. Потом ещё что-то, ещё и ещё. На удивление, жизнь помаленьку начинает налаживаться. Подарочков теперь всё больше и они всё приятнее. Но Судьбе этого мало, она всё ещё сгорает от скуки, поэтому в один приятный момент ты находишь на своём пути сундучок. Маленький и красивый сундучок. Но без ключика, ибо так было бы не интересно. Сможешь ли ты его открыть? Если да, то каким способом? И что же ждёт тебя внутри? Госпожа Судьба с нетерпением потирает ручки, наблюдая за твоими попытками. Не разочаруй её.

Забавно, но в такие игры эта сударыня играет не только с людьми. Смертные не так интересны. А вот боги.... Тут уже совсем другой разговор. И Сет явно один из её любимчиков. Почему? Да она сама ему об этом сказала. Долго время эта барышня, отвечающая за наши жизни, пинала бедного египтянина, издеваясь над ним всеми возможными способами. Впрочем, есть тут и доля его вины, поэтому бог пустыни не держал зла на сию госпожу. Это всё равно бессмысленно. Достаточно наигравшись и загнав Сета в ту самую задницу, где он пребывал сейчас, будучи на побегушках у Ра, она потеряла к нему интерес и оставила в покое. До недавнего времени. Это стало очевидным по тому факту, что помаленьку положение египтянина становилось всё уютнее и уютнее. Он мог даже спокойно хамить верховному богу, не боясь быть за это наказанным. Пожалуй, это были те самые косточки, что Судьба подкинула на его жизненный путь. Но где косточки, там и сундук. Где же эта хитрая красавица припрятала это маленькое сокровище? До сегодня этот вопрос оставался без ответа. А сейчас... Сейчас перед богом пустыни, возможно, сидел тот самый милый и красивый сундучок, к которому следует подобрать ключик. Может, это всего лишь фантазия и Румина вовсе не то, что нужно властному брюнету, но как можно узнать это, не попробовав?

Сет не сводил глаз с Румины, всё время поддерживая зрительный контакт. Бог пытался раскусить её намерения, понять планы. И, по правде, пока никаких конкретных идей у него не было. Можно выдвинуть едва ли не сотни теорий, зачем такая древняя и могущественная ведьма, которой эта дева несомненно являлась, могла бы искать египетского бога мёртвых. Наиболее вероятным, разумеется, являлась теория о том, что Румине нужен кто-то, кто уже мёртвый. Может, воскресить. А может и допросить. Или ей нужны души. Слишком много теорий и слишком мало информации. Возможно, это и вовсе не связано со специализацией Осириса, то бишь Миром мёртвых, но это маловероятно, ибо тогда заявление ведьмы о том, что Сет ей не поможет, звучит слегка глупо. У бога пустыни длинные руки и только врата Аменти, где царит его брат, для него закрыты. Впрочем, лазейки есть везде. Нужно только знать, что искать. Именно это Сету и предстояло выяснить. К его счастью, отсутствие реакции со стороны Осириса, по крайней мере видимой, не оставляет перед Руминой особого выбора. Ей придётся либо искать другие пути, что уже проблематично, либо посвятить в свой план того единственного бога, что оказался рядом, и надеяться на то, что он сможет помочь. И второй вариант, с точки зрения Сета, именно то, что нужно. Ему.

- Нет. Не хотела, - с улыбкой ответила Румина.
Уголки губ египтянина слегка приподнялись. Она играла с ним. И это хорошо. Даже отлично. Сет сам был очень хорошим игроком, во всех смыслах этого слова, поэтому для него было радостью встретить кого-то, кто наделён этим искусством в достаточной мере, чтобы привлечь его внимание и быть интересным партнёром. Или противником. Пожалуй, Румина хорошо подходила на одну из этих ролей. С каждым её словом Сет убеждался в том, что матушка природа таки наградила её любовью к играм и хорошим талантом в этом деле. Помимо всего прочего, конечно. А таланты там были явно выдающиеся... Речь сейчас не о внешности и формах, ибо тут комментарии и вовсе излишни. Сет уже давно мысленно избавил ведьму от этих ненужных элементов одежды. Тем не менее, при наличии желания такие могущественные колдуньи никогда не будут выглядеть плохо, поэтому более интересным был "внутренний мир" Румины. Египтянин очень хорошо разбирался в людях, да и бессмертных тоже, поэтому без труда определил, что заморская гостья из той же категории личностей, что и он. Она хитра, опасна, умна и с огромным багажом опыта за спиной. Для Сета это как приманка, на которую он непременно клюнет, ибо к таким дамам его тянуло, тянет и всегда будет тянуть.

- Не обессудьте, я ничего о вас не знаю, мы встретились всего несколько часов назад. Разумно ли выкладывать незнакомцу свои планы?
А если этот незнакомец единственный, кто может Вам помочь? Именно это Сет и должен был сказать, но он решил не прерывать сладкие речи красавицы, поэтому лишь промолчал в ответ. Пусть говорит дальше.
- Ничего опасного для вас или вашей страны, - добавила красавица.
- Жаль. Плевать я хотел на свою страну. Убил бы тут каждого, - спокойно ответил египтянин. - Простите, что прервал. Продолжайте.
- Теперь не знаю, что делать. Или я слишком мало людей убила, что бы на меня обратил внимание великий Осирис?
Сет не сдержал улыбку в ответ. Знала бы Румина, скольких людей положил бог пустыни ради того, чтобы привлечь внимание Осириса, заставить его вытащить задницу из Мира мёртвых и испортить его мертвецкое личико. Ну или уничтожить словесно. Это было не так приятно, конечно, но тоже вполне неплохо. Вот только сегодня брюнет отправил на тот свет тысячи три людей, но реакции не последовало никакой, тогда чего же можно ждать от сотни трупов? Конечно, владыка мёртвых мог и что-то заподозрить, но навряд это заставило бы явить свою задницу солнцу. Так что ждать его визита не стоит. Но быть внимательным таки стоит. У Осириса полно глаз среди живых.
- И вместо того, что бы говорить с ним. Я здесь сейчас, с вами.
- К моему счастью, - ответил египтянин, довольно улыбнувшись.
В это время Румина поднялась со своего места и присела рядом с Сетом. С лица брюнета не сходила та самая фирменная улыбка. Его вполне устраивало текущее развитие событий.
- Так скажите, кто вы. Друг, или враг? - нежная ладонь ведьмы прикоснулась к руке Сета, а глаза неутомимо заглядывали ему в душу. Пытались, как минимум.
- Друг. Любовник. Кто угодно, но уж точно не враг, - почти прошептал в ответ египтянин.

И он говорил правду. Вступать в конфликт с Руминой было не в его планах. Это было самым глупым, что только можно сотворить в ответ на такой подарок Судьбы. Столь древние и могущественные ведьмы редкость, чтобы их сосчитать достаточно пальцев одной руки, поэтому её появление в пустыне смело можно назвать праздником для Сета. Белой полосой в его списке последних неудач. Пусть он пока и не представлял, для чего в будущем ему может пригодиться Румина, но иметь в должниках такую дамочку определённо приятно. Никогда не знаешь, когда попадёшь в очередную западню... В любом случае, в критической ситуации помощь такой ведьмы может быть просто неоценимой. Поэтому Сет намеревался подсобить ей, что бы она не замышляла. Неприятным фактом было то, что дело касалось Осириса. Но если оно того стоит, то можно временно потерпеть неудобства, даже такие существенные. Для начала, впрочем, следует уяснить детали...

- Буду с Вами откровенным, Румина, - Сет не сводил глаз с девушки. - Если сравнивать мир с пустыней, то вы один единственный бриллиант среди бесконечного песка. Я счастлив, что нашел Вас. И я бы очень, очень хотел, - он подался вперёд, перейдя на шепот, - чтобы мы... - лицо брюнета остановился всего за каких-то пару сантиметров от лица ведьмы, позволяя ему почувствовать её дыхание. - с Вами... Выпили за это, - египтянин вручил даме её бокал, ранее оставленный ею на столе, после чего наклонился назад, вернув прошлую дистанцию между ними. В это же время в руке сына Геба появился другой. - За судьбоносное знакомство, - Сет, усмехнувшись, поднял бокал, после чего сделал пару глотков, оставив его в руке. Он умел играть со своими находками. - А теперь продолжим... - египтянин с любопытством заглянул в глаза женщины, слегка прищурившись. - Вы мне очень интересны, Румина. Очень. Во всех смыслах этого слова, - фирменная улыбка мелькнула на лице бога. - Мне ещё не приходилось встречать столь могущественную и сексуальную ведьму в своих краях, поэтому я слегка переживаю... Это такой волнующий момент, - Сет сделал короткую паузу, глотнув вина и наконец отложив бокал на стол. - И я хочу Вам помочь. Честно. Конечно, я скромная персона и далеко не всесилен, но таки парочку трюков знаю. Уверен, я Вас не разочарую, - брюнет немного сократил дистанцию, пододвинувшись ближе к своей гостье. - Но как я могу оказать Вам содействие, если даже не знаю, что Вам нужно? - он вопросительно заглянул в глаза ведьмы. - Уверяю Вас, этот разговор останется исключительно между нами, - Сет сделал паузу в своей речи. Лёгким и ненавязчивым движением левой руки он прикоснулся к правому плечу дамы, после чего медленно провёл ладонью вниз, едва касаясь её руки. - И если Вы не против, то мы могли бы перейти на "ты", - египтянин понизил тон. - Не люблю, когда столь красивые дамы обращаются ко мне на "Вы". Чувствую себя старым...

+4

10

Нежелание смириться со своей потерей привело ведьму в самое сердце Египта. Что она станет делать дальше? Какие мотивы преследует? Ей просто больно и уже очень долгое время боль съедает её душу. Она желает отомстить всему миру, уничтожить всех, кто причастен к смерти возлюбленного. Проклятое человечество, скудные умы и жадность которых погубила её счастливую жизнь. Зачем существовать такому миру, в которому нет места любви, зато зависть, кровожадность, ненависть и злоба размножаются с завидной скоростью? Она сама родилась в светлом девственном мире и даже в нём смогла испортить саму себя, а следом и сам мир каждым своим поступком. Жажда власти остро существовала в ней вместе с хладнокровной злобой. До тех пор, пока Румина не встретила своего будущего мужа. Он единственный смог открыть её сердце и заставил сбросить черную пыль тьмы наводнившую её душу. Но этого человека отняли. На коленях, взывая к богам с помощью своих чар, Румина молила вернуть его, но боги высмеяли её. Небесные ничтожества, способны только отлеживаться на кушетках и пировать. Раньше, до встречи с Ноа ведьма хотела стать одной из них. Теперь она желает уничтожить каждого из них. И в перерывах между желанием мести и уничтожением этого мира, колдунья пыталась вернуть возлюбленного, с которым и вечности было мало. Румина не могла смириться с тем, что способна за раз уничтожить сотню человек, что могла с помощью своей магии практически всё, но не была способна вернуть Ноа из загробного мира. Ей еще многому предстоит учиться. И она готова.
Рядом с этим богом чувствовалась особая атмосфера, возможно, дело в его энергетике или угольных глазах, которые нагло пытались пробить себе путь в таинственную душу ведьмы. Судя по словам бога, он не из праведников благодетелей. Сет относится к своей стране с таким же терпением, какое Румине приходится отдавать своей. Две души, у которых что-то отняли. Возможно, у Сета власть, а у женщины – банально, её сердце.
- Друг. Любовник. Кто угодно, но уж точно не враг, - при слове «любовник» ведьма улыбнулась и приподняла бровь. «Сейчас не враг, но что будет потом?» - подумала Румина. Хотя, стоит ли волноваться о потом, когда есть здесь и сейчас. По крайней мере, если от Сета могла исходить какая-то угроза, колдунья её не ощущала. Она не желала иметь этого божественного мужчину в списке своих врагов. Нельзя быть в мире одной против всех. Невозможно сделать всех своими врагами, нужен кто-то, кто будет поддерживать, к кому можно будет обратиться. Конечно, Сет не из тех богов, кто станет помогать безвозмездно, а в должниках ведьма ходить страшно не любила. Вопрос стоит в другом – стоит ли из неё делать должницу? Она долги умеет отдавать, но отдаёт их с характером. В разговоре с египетским богом, Румина поняла одно. Она совершила ошибку, когда решила убить именно в пустынях по совету ведьмы и, доверяя слухам. Эти земли были для неё дикими необузданными, про Египет она не знала практически ничего, в отличии от восточных стран. Возможно, стоило сотню убить в другом месте. Осирис наверно принял это за очередные шалости Сета и не придал сотне смертей значения. Вот она божественная сущность во плоти. На их земле гибнет моментально сто человек, а боги позволяют себе не придать этому значения. Не все. Сет обратил на ведьму внимание. Она посмела обагрить кровью его пески и поразвлекаться на его территории.
- Буду с Вами откровенным, Румина. Если сравнивать мир с пустыней, то вы один единственный бриллиант среди бесконечного песка. Я счастлив, что нашел Вас. И я бы очень, очень хотел... - он находился так близко. Его завораживающий взгляд, божественная привлекательность и невероятная харизма… Какая девушка устоит? Ни одна не способна, сердце начинало отбивать влюбленную чечетку, а тело готово отдаться в божественные руки мужчины. Глаза Румина блеснули азартным огоньком, а губ коснулась привлекательная улыбка. Сердце отбивало ритм спокойно, ведь рядом с ней мужчины чувствовали тоже, что ощущали женщины рядом с великим Сетом. Румина взяла бокал, поданный ей богом.
- За судьбоносное знакомство, - девушка красиво кивнула и сделала несколько маленьких глотков.

- За приятное знакомство.

На втором слове Румина сделала ударение, одарив бога улыбкой. Сет продолжил говорить. Его речи лились сладкой рекой. Так сложно было не купиться на них, тяжело было сохранять здравый рассудок, когда слова льются так искусно, что способны захватить чей угодно разум. Удивительно, почему он еще не на троне Египта? Люди, боги, обладающие хитростью, умеющие говорить, вталкивать свои истины в головы остальных определенно могут пробить себе путь на верхушку. Чего не хватило Сету для этого? Или боги его слишком хорошо знали?
- И я хочу Вам помочь. Честно. Конечно, я скромная персона и далеко не всесилен, но таки парочку трюков знаю. Уверен, я Вас не разочарую, - Румина склонила голову на бок и отставила стакан на столик, а сама откинулась на спинку дивана. Ведьма поменяла положение ног. Перекинула одну на другую, поддерживая левой рукой голову. Слишком вальяжная поза для гостьи в чужих краях и обители бога, которого слишком мало знает, чтобы доверять. - Но как я могу оказать Вам содействие, если даже не знаю, что Вам нужно?
Расстояние между ведьмой и богом вновь сократилось. Она сама выпрямилась сидя якобы ему в ответ. Зеленые глаза внимательно изучали Сета. Одно стало ясно, ему нужны её мотивы, он хочет знать, зачем Румина здесь. Но разве ведьма не ясно дала понять, что не стремиться раскрывать своих планов? Кого тронет история о бедной женщине, потерявшей мужа? О могущественной ведьме, которая не в силах справиться с горем. Чародейка, которая жадно охотится за знаниями недоступными обыкновенному человеку будь то маг, ведьма или просто кухарка.
- Уверяю Вас, этот разговор останется исключительно между нами, - Румина ощутила на плече прикосновение, жаркое и манящее. От неожиданности ведьма вздрогнула и начинала ненавидеть себя за это. Но его руки, словно обладали волшебной силой. Тело начинало ощущать возбуждающий жар и тебе хотелось отдаться этому огню. Затем он провел ладонью вниз по руке. Румина ощутила, как начинает расслабляться, словно поддаётся таким легким и ненавязчивым ласкам.
- И если Вы не против, то мы могли бы перейти на "ты". Не люблю, когда столь красивые дамы обращаются ко мне на "Вы". Чувствую себя старым...
Румина безмолвно усмехнулась, облизнув губы. Соблазненная, или соблазняющая?

- Ты победил.

Прошептала она, прежде чем аккуратно отняла его ладонь от своей. Окутывающая нега расслабления и предвкушающего удовольствия на мгновение спала вместе с тем, как ведьма поднялась с дивана, прихватив за собой бокал. Она стояла спиной к богу и поймала себя на мысли, что хочет его объятий. Магия, или обыкновенное желание мимолетной интриги? Или вот какие они боги? Поговаривали, что еще ни одна женщина, если желала, не могла устоять перед Зевсом.

- Мертвые… Говорят, судьбы решают и дают каждому свой срок. Я вычеркнула себя из их полотна, вычеркнула еще одного человека, но они добрались до него!

Ведьма так крепко сжала бокал, что в хрупких пальцах девушки он треснул на тысячи мелких осколков. Румина взмахнула рукой, и разбитый стакан появился на том самом столике, будто с ним ничего не происходило. Дешевый фокус.

- Я многое могу, подобно богам. Я говорю о своих богах.

Улыбнулась Румина.

- Не могу смириться, что в мире есть что-то недоступное мне. Звучит глупо, верно? Желать всего на свете.

После небольшой паузы ведьма продолжила.

- Мне нужно встретиться с Осирисом. Для этого я убила сотню и какую-то вашу ведьму. Ты способен мне помочь?

Румина обернулась и серьезно посмотрела Сету в глаза. Она давно поняла, что отношения между богами не так просты, по первой реакции на это имя, по легким телодвижениям. Внимательность ведьмы помогала ей во многом. И она поняла одно: взаимоотношения между Осирисом и Сетом не лучшие. Хотя в голове ведьмы уже назревал небольшой план по привлечению внимания бога мертвых. И Сет ей действительно с этим сможет помочь.

- Сколько у тебя последователей?

Коварная улыбка ведьмы говорила о многом, глаза горели азартом. Она готова была выманить Осириса из царства мертвых любыми путями. Но захочет ли Сет жертвовать своими людьми, ради её желаний? Румина готова сделать всё, чтобы он захотел…

+4

11

- Ты победил.

Ох, какие это были приятные слова для ушей Сета... Он любил побеждать. Любил больше всего на свете. По своему характеру, бог был игроком и вся его жизнь была сплошной игрой. Каждое её мгновение. И он умел наслаждаться победами даже в самых малых и незначительных моментах. А в виду последнего крупного поражения в схватке с Осирисом и Гором, египтянин особенно нуждался в позитивных мгновениях, дабы выйти из этого ужасного состояния полной прострации. Румина была как раз подходящим вариантом. С ней хотелось побеждать. Её хотелось побеждать. Абсолютно во всех смыслах.
Ведьма осторожно убрала ладонь египтянина от себя, хоть её выражение лица и взгляд ясно давали Сету понять, что ей очень даже по нраву его прикосновения. Это тоже была важная победа. В следующую секунду она поднялась с дивана, сделав шаг в сторону и став спиной к богу пустыни. Брюнет не упустил возможность насладиться видом сзади, слегка наклонив голову вправо и не выпуская из рук бокала. Он медленно прошелся взглядом по всему телу своей новой знакомой, не пропустив ничего и особенно задержавшись на наиболее привлекательных частях. Лёгкая улыбка коснулась его губ. Мужчине очень нравилось то, что он имел удовольствие видеть.

Румина первой прервала короткое молчание.
- Мертвые… Говорят, судьбы решают и дают каждому свой срок. Я вычеркнула себя из их полотна, вычеркнула еще одного человека, но они добрались до него! - молвила она, всё ещё стоя спиной к сыну Геба.

Ситуация прояснилась. Это уже было похожим на маленькое поражение на одном из фронтов. Но Сет не торопился с поспешными выводами, ибо разум его сейчас был занят другими размышлениями. Его изначальные подозрения оправдались. Румине нужно кого-то воскресить. По сути, это и была наиболее вероятная причина её желания добиться внимания Осириса, но теперь сомнения окончательно развеялись. Как и надежда на более лёгкое занятие, чем попытки добиться от бога мёртвых воскрешения ушедшего смертного. Можно было сосчитать на пальцах одной руки те случаи, когда кто-то из людей возвращался из египетского Царства мёртвых, да и то не надолго и лишь для важных целей. Не обошлось это и без участия Ра. Учитывая всё это, а также ужасную непреклонность Осириса и его чёткое следование каждому правилу загробного мира, бог пустыни очень хорошо понимал, что оказать помощь Румине будет ой как нелегко. Но когда трудности останавливали Сета? Никогда, разумеется. Они лишь предавали игре интереса, повышая ставки и, соответственно, наслаждение от победы. Да и вознаграждение за усилия обещало быть очень щедрым. От такого не отказываются.
Прервал мысли бога звук разбитого бокала. Ведьма так сильно сжала его, что он попросту развалился на кусочки. Очередное подтверждение того, что человек, о жизни которого она так заботилась, был ей очень и очень небезразличным. Скорее всего, он смог овладеть сердцем ведьмы. Это было наиболее простое и логичное объяснение. Ради кого же ещё, если не любимого, она пошла бы на подобное?
Уже в следующее мгновение бокал был как новый, появившись на столике. Ничего необычного, египтянин даже не обратил внимание на этот простой трюк.

- Я многое могу, подобно богам. Я говорю о своих богах.
Греческих богах. Речь сейчас шла именно о них. Сложив детали вместе, Сет быстро сделал вывод о том, откуда его новая знакомая. Наибольшую роль тут сыграло одно простое слово - "судьбы". Уж кто, если не Мойры? Общая картина медленно складывалась воедино. Ведьма потеряла близкого человека, но умер он не в Египте, а в Греции. Она, очевидно, всяческими способами попыталась обратить необратимое, но не вышло. Похоже, Аид не из сговорчивых. Сет был смутно знаком с владыкой Тартара, поэтому не мог быть абсолютно уверенным. И вот Румина прибыла в Египет с надеждой встретиться с Осирисом и добиться от него того, чего не смогла добиться от Аида. Загнанная в угол женщина шла на крайние меры... Но в этом был один очевидный плюс - ведьма пойдёт на всё, чтобы добиться своего. Египтянину это определённо нравилось. Плюс, тем не менее, не обходится без минуса. Раз уж тот человек умер в Греции, то его душа принадлежала владыке Тартара, а не хозяину Аменти. Следовательно, насколько Сет знал, освободить его можно было только с разрешения Аида. В принципе, можно было бы и без него, но это не обошлось бы без существенных последствий в отношениях между двумя Пантеонами. На Ра в этом вопросу уж точно можно было не рассчитывать. Оставалось договориться с Осирисом и Анубисом, или напрямую с Аидом. И пока египтянину было не ясно, какой из этих вариантов имеет большие шансы на успех.

- Не могу смириться, что в мире есть что-то недоступное мне. Звучит глупо, верно? Желать всего на свете.
- Тут я тебя понимаю как никто, уж поверь, - ответил брюнет, слегка улыбнувшись.
Именно его желание "всего на свете" и привело сына Геба к тому, что он имел сейчас. Сделало из него не владыку половины мира живых, а хозяина безжизненной пустыни и личного охранника великого бога солнца - Ра. Амбиции и желание безграничной власти на время ослепили здравый ум Сета и не позволили ему просчитать все возможные ходы своего соперника. Впрочем, если бы не вмешательство того самого верховного бога, он, скорее всего, восседал бы сейчас не Престоле мира живых, а Осирис гнил бы в саркофаге. "Бы", "если"... Теперь об этом уже поздно вспоминать.

- Мне нужно встретиться с Осирисом. Для этого я убила сотню и какую-то вашу ведьму. Ты способен мне помочь? - ведьма развернулась лицом к Сету, серьёзно заглянув ему в глаза. Но египтянин не долго выдержал зрительный контакт, опустив взгляд ниже и на несколько секунд залюбовавшись превосходным телом ведьмы. Вид сзади был хорош, разумеется, но и спереди ни капли не хуже. Да ещё и эти глаза... - Сколько у тебя последователей? - добавила она, хитро улыбнувшись и оторвав Сета от "пожирания" её тела взглядом.

Ход мыслей ведьмы был ясен, как египетские дни. Она хотела угробить ещё несколько тысяч людей в надежде таки достучаться до бога мёртвых, но владыка пустыни вовсе не разделял такое её стремление. Разумеется, он бы без проблем угробил сколько угодно своих последователей ради благой цели, но тут успех подобной затеи был крайне сомнительным. Следовало действовать немного иначе. Но как...? Пока этот вопрос всё ещё оставался открытым.

- К сожалению, это так не работает, - египтянин улыбнулся, отложив бокал на столик. - Уж поверь мне, Осирис отлично знает, кто к нему отправляется. Узнав моих последователей, он тут же решит, что я затеял что-то ужасно коварное с целью выманить его из мира мёртвых, дабы помять ему лицо. Я уже не раз так пытался сделать, - брюнет слегка пожал плечами. - Это только снижает шансы на успех, уверяю тебя. Здесь нужен другой подход. Но сперва следует кое в чём разобраться, - мужчина встал на ноги, сделав шаг навстречу Румине, но всё ещё сохраняя приличное расстояние.

Она так и манила к себе... Не будь Сет богом, он, наверное, уже стоял бы перед ней на коленях, целуя её ноги. Вероятно, на смертных мужчин ведьма так и влияла, с лёгкостью заставляя их делать всё, что им угодно. Да и не только мужчин... Но бог пустыни и сам был из той же категории соблазнительных особ. И дело тут вовсе не в божественной силе, ибо египтянин не пользовался ею для того, чтобы околдовать представительниц прекрасного пола, ему хватало собственного шарма и искусного умения читать людей, подбирать нужные слова к каждому из них, угадывать их самые потайные желания и чувства... Именно поэтому их тандем с Руминой был очень уж интересен для бога. Взглядами, движениями и словами они соблазняли друг друга, искушали, но один вопрос оставался открытым - кто из них больше преуспевает в этом деле? Египетский бог соблазняет греческую ведьму, или греческая ведьма соблазняет египетского бога? Самолюбие Сета убеждало его в первом варианте, но было ли так на самом деле?

- Значит, тебе нужно, чтобы Осирис вернул к жизни одного человека... Человека, который умер не в Египте, а в Греции, - Сет приблизился к Румине, заглянув ей в глаза. - В этом деле есть несколько трудностей. Во-первых, насколько я знаю, конечно, душа смертного, погибшего в Греции, принадлежит Аиду и вытащить её из Тартара можно лишь с его разрешения. Или обходными методами, которые, впрочем, навряд доведут до добра, ибо он легко сможет вернуть душу обратно, - бог пустыни сделал короткую паузу, очень медленно зашагав вокруг ведьмы. - Вторая проблема заключается в том, что мой братик слишком правильный и обладает заоблачным самолюбием. Даже сам Ра в этом плане на уровень ниже него, не говоря уже о такой скромной персоне, как я, - лёгкая улыбка коснулась лица Сета. - Осирис не терпит, когда его беспокоят по таким пустякам, как одна душа смертного. Он навряд станет обходить свои же правила и воскрешать какого-то человека без неимоверно веских причин, достигающих мировых масштабов. Уж поверь мне, такие случаи уже имели место быть. Не зря он даже не явился к тебе, хотя, вероятно, он знает, кто ты, - Сет остановился позади ведьмы, чуть приблизившись к ней и снизив тон. - Но я помогу тебе. К счастью, я вижу здесь даже несколько выходов, - египтянин сделал ещё один шаг вперёд, его руки легко коснулись талии ведьмы. Понизив тон, он продолжил: - Мы можем договориться напрямую с Аидом. Возможно, я смогу ему что-то предложить, склонив к сделке. Но не уверен, я не особо с ним знаком, - руки египтянина медленно обнимали красавицу за талию, он немного прижался к ней сзади, шепча уже на ухо: - Второй вариант - встретиться с Анубисом. Это можно сделать и одновременно с любым другим способом. Он более сговорчивый, чем его отец. Напрямую с воскрешением он не поможет, ибо лишь служит проводником душ и принимает участие в суде, но уж подсказать что-то явно в его силах. Да и он меня ненавидит не так сильно, - вновь короткая пауза, дабы насладиться мгновением. Сет даже на секунду прикрыл глаза, упиваясь прикосновениями к тёплой и очень нежной коже Румины, но тут же продолжил: - Третий вариант - личная встреча с Осирисом. Думаю, я смогу её организовать. Возможно, я тебя недооцениваю и ты таки способна что-то придумать, убедить его, - руки египтянина нежно поглаживали талию и живот его новой знакомой, заставляя сердце стучать немного быстрее. Лёгкие мурашки пробежали по телу, а уголки губ приподнялись в коварной улыбке. - И последний - самый интересный. Мы можем отправиться в Грецию, немного там пошалить и вытащить душу из Тартара без разрешения злого дяди Аида. Сложно, разумеется, но я уверен, что в наших силах что-то придумать, - губы египтянина едва не касались уха Румины, когда он прекратил шептать ей сладкие речи и предлагать разные выходы из ситуации. - Выбор за тобой, дорогая.

Отредактировано Seth (2017-03-25 00:01:10)

+3

12

А что если прекратить желать недостижимого? Что если просто смириться и пережить? Хм, зачем тогда дальше жить, ведь в вечности не будет смысла. Всего лишь один человеческий голос способен погубить жизнь, потому как сильному голосу следует вменяемая толпа. Пороки человечества – все люди ходят в оковах чужих размышлений и взглядов, только единицы способны трезво смотреть на мир. Обычно эти единицы начинают ненавидеть его, поскольку иногда тяжело что-либо изменить.  А Румина не хотела ничего. Сейчас ей не нужна была власть, она уже испытывала её и обрела огромное могущество. Но что же тогда нужно всесильной женщине? Элементарно – любовь. Банально и слезливо для тех, кто никогда не чувствовал по-настоящему. Кто никогда не любил искренне и так сильно, как полюбила она. Ведьма умела потрясающе ненавидеть и ненависти её нет пределов, нет границ и времени. Но также отчаянно и сильно, оказалось, она умеет любить. И любовь смогла воплотить в жизнь еще одно чудо - из жадной к власти, эгоистичной злой женщины, угрозы мирной жизни человечества, она превратила Румину в добрую и заботливую колдунью, способную не только уничтожать, но и творить. Только к дурным привычкам вернуться легко, особенно если отняли того, кто сеял в темной душе ведьмы непобедимый свет. И тропа судьбы привела её сюда, к храму бога, но не того, которого она хотела лицезреть.
- К сожалению, это так не работает, - ответил Сет на вопрос ведьмы. Румина удивленно вскинула бровь. - Здесь нужен другой подход. Но сперва следует кое в чём разобраться.

- Хм.

Хмыкнула колдунья и кротко улыбнулась. Бог сделал шаг по направлению к ней. Он был красив, притягателен. Слова его звучали, как песня для успокоения души. Его можно было слушать и слушать, а главное рядом с ним появлялось ощущение расслабленности и странно, но единства. Возможно, где-то внутри них теплилась одна и та же тьма, которая сразу ощутила родственную душу. Но не за этим ведьма сюда явилась. - Значит, тебе нужно, чтобы Осирис вернул к жизни одного человека... Человека, который умер не в Египте, а в Греции, - Румина согласно кивнула. Сет верно размышлял. Мужчина стал думать, каким образом можно с этим помочь ведьме. Честно признаться, это показалось ведьме очень мило. Но назревал один вопрос, почему он так заинтересован в помощи ей? Сотрудничество, взаимная выгода – это уже проходили. Точнее обсудили. Но откуда взялся энтузиазм? Неужели её красота так повлияла на бога? О нет, тут явно кроется что-то иное, куда глубже, чем просто желание обладать телом смертной ведьмы. Сет не из тех идиотов, готовых купиться на хитрости первой красотки.
- Осирис не терпит, когда его беспокоят по таким пустякам, как одна душа смертного. Он навряд станет обходить свои же правила и воскрешать какого-то человека без неимоверно веских причин, достигающих мировых масштабов. Уж поверь мне, такие случаи уже имели место быть. Не зря он даже не явился к тебе, хотя, вероятно, он знает, кто ты.

- Несомненно, именно ради этого я убила сотню людей. Я хотела, чтобы твой брат узнал про меня и не сидел там у себя, как трус, в каморке своей, а показал нос и поговорил со мной, как настоящий владыка. Что ему одна ведьма?

Румина приподняла правое плечико и игриво улыбнулась.

- Но я помогу тебе. К счастью, я вижу здесь даже несколько выходов, - сказал красавец, он подошел близко и положил руки ей на талию. Ведьма колким заинтересованным взглядом посмотрела на Сета. Всем своим видом она дала знать, что готова внимательно слушать бога пустыни и его прикосновения ничуть её не смущают, только подогревают интерес. – Мы можем договориться напрямую с Аидом. Возможно, я смогу ему что-то предложить, склонив к сделке. Но не уверен, я не особо с ним знаком.

- Нет!

С раздражением и невиданной злостью Румина отвергла это предложение. Тут же в голове предательским образом возникли воспоминания, как она падала на колени перед владыкой Тартара, умоляла вернуть мужа, рыдала, словно нищенка у пят богача. А он просто улыбнулся и ответил – нет. Аид последний, с кем она бы хотела видеться на пути к реализации своих замыслов. Похоже, Сет понял, насколько греческий владыка Подземного мира противен ведьме и не стал настаивать, мгновенно предложил следующий вариант.
- Второй вариант - встретиться с Анубисом. Это можно сделать и одновременно с любым другим способом. Он более сговорчивый, чем его отец. Напрямую с воскрешением он не поможет, ибо лишь служит проводником душ и принимает участие в суде, но уж подсказать что-то явно в его силах. Да и он меня ненавидит не так сильно, -  шептал Сет. На этот раз колдунья промолчала, её голос мог выдать внутреннюю дрожь и легкое наваждение, которое словно одеяло окутывало тело женщины. -  Третий вариант - личная встреча с Осирисом. Думаю, я смогу её организовать. Возможно, я тебя недооцениваю и ты таки способна что-то придумать, убедить его.
Колдунья все еще молчала, она почувствовала расслабление и на мгновение забыла о том, зачем она пришла сюда. Не зря говорили, что смертным сложно устоять перед богом. Румина улыбнулась, мурашки предательски выдавали её ощущения.
- Выбор за тобой, дорогая.

Ведьма томно вздохнула, коварно улыбнулась. Нет, она не забыла, зачем явилась в Египет, но Сет оказался неповторим. Она резко обернулась.

- Тогда.

Румина горящими глазами смотрела на бога.

- Я выбираю это…

Ведьма прикоснулась руками к лицу Сета и с жадной страстью его поцеловала. Она ощущала, как внутри всё начинает закипать. Постепенно рука чародейки с щеки бога опустилась на его шею, а далее поползла вниз, изучая его сильные руки, затем переместилась на могучий торс и опустилась вниз. Румина нагло коснулась мужчины и прервала длинный страстный поцелуй одновременно с жаркими прикосновениями, затем слегка отстранилась от Сета.

- Ты не до конца меня понял.

Надменно улыбнулась ведьма.

- Касательно твоих последователей. Я никогда не ступаю дважды на одну и ту же тропу. Сто убитых не убедили Осириса выйти ко мне навстречу. Что ж, позволь я тоже предложу тебе вариант. Не хочешь поиграть в войну?

Коварная улыбка украшала ведьму,и она смотрела в глаза Сету поглощенная темнотой его очей и не исчезнувшими впечатлениями от прикосновений и поцелуя.

+4


Вы здесь » Древний мир героев и богов » Взгляд в прошлое » Золотые пески опасных амбиций


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC